суббота, 20 декабря 2014 г.

ПЯТЫЙ РАЗ СМОТРЮ!

Стоит  посмотреть - Х.С.
  
Короткометражныlй фильм "Талант" (Франция)  

http://www.liveinternet.ru/users/seniorin/post335086951/

"СУКА" ФИЛЬМ


"Сука" короткометражный фильм. (bitch)
 

КРИЗИС ЕВРЕЙСКОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ В США


Питер Байнерт

    На прошлой неделе распалась редакция журнала New Republic, в которой я когда-то работал. Владелец уволил двух ведущих редакторов и большинство старых сотрудников. Даже если название сохранится, у издания больше не будет ничего общего с воинственным еженедельником, основанным Уолтером Липманом (Walter Lippmann)   около ста лет назад.    Это событие большой важности не только для американской журналистики, но и для американских евреев, потому что New Republic в течение последних сорока лет был еврейским культурным еженедельником. Да, в журнале всегда работали евреи, к тому же, это издание основал ассимилировавшийся еврей из Германии Уолтер Липпман. Но только когда в 1974 году владельцем New Republic стал Мартин Перец (Martin Peretz), еженедельник начал открыто демонстрировать свой еврейский характер. Издание было уникальным в своем роде — политический влиятельный журнал либеральной направленности, который очевидным образом отражал чувства и настроения еврейской общины.

    Наиболее ярко это проявлялось в освещении Израиля. Перец был убежденным сионистом, и защита "еврейского "государства" стала одной из главных задач журнала. Но и после того, как в 2010 году Перец ушел с поста главного редактора, еврейский характер New Republic сохранился. Под руководством литературного редактора Леона Визелтьера (Leon Wieseltier) он остался важным источником анализа еврейской истории и культуры. Я помню, как Визелтьер просил писателей присылать на рецензии книги до начала нового месяца по еврейскому календарю. «Так поступал Малкольм Коули (Malcolm Cowley)», — говорил он. Намек был очевиден, Коули занимал пост литературного редактора издания в 1930-х годах, когда евреи еще считались аутсайдерами в США. Его преемник был выпускником ешивы из Флэтбуша.

     Действительно, мы добились многого, и приобрели большой вес в американской журналистике. Евреи занимают редакторские посты в New York Times Review of Books, New Yorker, Weekly Standard, Atlantic, Foreign Affairs, Politico, BuzzFeed, а также ведут колонки в New York Times и Washington Post.

    Но долго это продолжаться не будет. Хотя увольнение Визелтьера и редактора Франклина Фоэра (Franklin Foer) не связано с их этническим происхождением, ожидаемый отход от традиционной еврейской направленности New Republic может свидетельствовать об ослаблении влияния еврейской культуры на интеллектуальную жизнь США. Одно из причин стала ассимиляция. Доля смешанных браков среди американских евреев превысила 70%, и понятие еврейской идентичности становится все менее определенным.

    Через несколько десятков лет среди журналистов, публикующих заметки на актуальные темы, очень многие будут иметь еврейские корни, но для них это ничего не будет значить. В их работе происхождение никак не будет отражено, как не отражено оно в работе их коллег, потомков выходцев из Италии или Ирландии.

    Одним из последствий станет снижение интереса к "Израилю". Самые известные еврейские журналисты в возрасте от 40 до 60 лет, такие, как Визелтьер, Томас Фридман (Thomas Friedman), Джеффри Гольдберг (Jeffrey Goldberg), Чарльз Краутхаммер (Charles Krauthammer), Дэвид Ремник ( David Remnick), Роджер Коэн (Roger Cohen), Уильям Кристол (William Kristol), Дженнифер Рубин (Jennifer Rubin), немало пишут об "Израиле". Журналисты помоложе, Эзра Кляйн (Ezra Klein), Мэтью Иглесиас (Matthew Yglesias), Бен Смит (Ben Smith), Дана Гольдстейн (Dana Goldstein), Спенсер Акерман (Spencer Ackerman), уделяют "израильской" тематике гораздо меньше внимания.

    Другая причина, ослабляющее влияние еврейских журналистов, связана с демографией. За минувшие несколько десятилетий доля евреев в общем населении США сократилась, а доля латиноамериканцев и азиатов резко выросла. Числа пока еще не трансформировались во влияние. Но авторы из Юго-Восточной Азии, иммигранты или дети иммигрантов, прекрасно владеющие английским языком, уже стали достаточно популярны. Индия и Китай набирают силу, США укрепляют связи с ними за счет ослабления связей с Европой и Ближним Востоком, и те, кто разбирается в индийской и китайской проблематике, получают все больше внимания и уважения. Сегодня среди 11 колумнистов New York Times четыре еврея и ни одного азиата или латиноамериканца, но довольно скоро это изменится.

    В США так было всегда. На момент основания New Republic евреи были на подъеме, как с точки зрения численности, так и с точки зрения роста влияния. Сейчас мы вступаем в период упадка. Это естественный процесс для страны, открытой для иммигрантов самого разного происхождения и позволяющей им отказаться от культурно-религиозного наследия, если они хотят этого.

    Когда я начал работать в New Republic на полную ставку, я буквально наслаждался возможностью сочетать еврейство с работой. После двух лет в Оксфорде, где иудаизм лучше держать при себе, я почувствовал, что могу, наконец, дышать свободно. Мне грустно, что в ближайшие десятилетия американские еврейские журналисты лишатся этого опыта, да и, возможно, не будут в нем нуждаться.  

БИРМА АТАКУЕТ ИСЛАМ





Мьянма и мусульмане: процесс пошёл?

Недавно слушал по СNN интервью с молодым буддистским монахом из Бирмы. И этот молодой и симпатичный монах в оранжевом халате, босой, с бритой головой прямо излагал примерно следующее. Мусульмане ведут себя прилично только, пока они слабы. Вот мы и стараемся сделать их слабыми. Как такое могло попасть на политкорректное СNN, до сих пор удивляюсь.

В Мьянме, бывшей Бирме, неспокойно. Неспокойно для муслимов. Звучит необычно, ибо, как правило, бывает наоборот. Я никогда всерьез не интересовался исламом, в конце концов, одним заблуждением на Земле больше, одним меньше – что это меняет? Оказывается, меняет. Одно дело заблуждения безобидные, вроде тихого помешательства, совсем иное – буйства на почве массового психического расстройства. О чем я говорю?

Об исламе, конечно. Помнится, когда я сдавал комнату жителям Средней Азии, один из съемщиков, повар, в свободное время постоянно читал весьма своеобразную книгу – написанный практически русским алфавитом перевод корана на киргизский. Дело в том, что до вхождения в состав Российской империи письменного языка у киргизов не наблюдалось. Отсюда и "русский" алфавит. Про то, что это перевод корана, я узнал от самого чтеца, который настойчиво рекомендовал мне присоединиться к чтению. На вопрос, зачем мне читать непонятный в принципе текст, вразумительного ответа я не получил.

Тогда я наивно полагал, что коран – это что-то вроде арабского подобия Библии – немного нелепых сказок, немного исторических фактов и довольно много поэзии.

Ничего подобного! Коран – это изречения Мухаммеда, причем изречения поздние – мединского периода, когда основателю ислама удалось наконец создать военизированную общину, и он почувствовал себя на коне в прямом и переносном смысле.

Так вот, эти мединские изречения совсем не похожи на изречения мекканского периода, когда Мухаммед был еще, что называется, в опале. Мекканские изречения мягкие и пушистые, а мединские твердые и колючие.

Как говорится, почувствуй разницу. Причем, согласно исламским авторитетам, более поздние мединские изречения отменяют ранние мекканские. То есть ничего пушистого в современном исламе нет. Остались одни колючки. Что же это за колючки и почему ислам неспроста получает в Мьянме по рогам?

Ислам претендует на некое откровение, причем откровение окончательное и бесповоротное, ибо Мухаммед считается последним из пророков. В чем суть этого откровения? Да собственно, ни в чем. Как это не удивительно, но ислам не привнес в, так сказать, процесс богопознания абсолютно ничего. Ну, просто совершенно ничего!

Все его откровение сводится к тому, что его основатель провозглашает себя посланником Бога, по-арабски: Аллаха, а с теми, кто недостаточно сильно верит в это, предлагает разобраться по-свойски. Как это? Ну, примерно так, как фашисты разбирались с теми, у кого профиль был недостаточно нордическим. Кафирам или неверным Мухаммед предлагает перейти в ислам, то есть признать его самым-самым главным среди всех, ну и выполнять, конечно, определенные религиозные ритуалы.

Но суть не в ритуальном ницопадении пять раз на дню. Суть в строгом исполнении законов, придуманных неграмотным погонщиком верблюдов ни много, ни мало аж для всего человечества. Название этим законам – шариат.

Шариат – это главное в исламе, ибо его единственная и неоспоримая цель заключается в том, чтобы распространить этот шариат на весь земной шарик. Любая церковь – политическая организация, но ислам – это политика прежде всего, это – политика в квадрате.

Шариат – это очень такая замечательная правовая система, с публичными казнями, безраздельной теократической властью муслимской верхушки и постоянным нагнетанием сексуального напряжения путем сокрытия возможности созерцания малейших частей женского тела для мужчины и вообще детальной проработкой неравенства мужчины и женщины путем банального женского унижения во всем.

Итак, если неверные переходят в ислам и соблюдают шариат, им можно предложить стать,так сказать, ступенькой выше – принять участие в джихаде -насильственном распространении ислама среди остальных людей. Воин джихада – это муслимская элита. Ну, а те, кто не захочет войти в эту элиту, останутся рядовыми муслимами, платящими регулярную дань – закят – муслимской общине.

Что делать с кафирами, не спешащими принимать Мухаммеда в качестве своего фюрера? Они могут отделаться выплатой бооольшой дани, особенно если это христиане или иудеи, согласно исламу, "люди писания", могущие в какой-то степени рассчитывать на снисхождение. Ну, а с теми, кто и дань платить не собирается, следует поступать по законам военного времени, либо превращать в бесплатных рабов, либо по-большевистски просто уничтожать.

При этом народная арабская традиция обезглавливать врага или друга стала прямо-таки настоящей муслимской фишкой. Большевики до этого не додумались, тупо расстреливали вместо того, чтобы медленно отрезать чужую голову, наслаждаясь предсмертными воплями кафира. Впрочем, по сравнению с тем, что делали муслимы со времен первых удачных грабительских рейдов со своими пленниками, отрезание головы, даже медленное, это почти проявление гуманизма.Что касается рабства, то Мухаммед считал его вполне нормальным состоянием человечества, состоянием безусловно должным сохранится, пока люди вообще живут на Земле.

Коран, согласно Мухаммеду, есть переданное ему архангелом Джабраилом, то бишь Гавриилом у христиан, откровение Аллаха.

Разумеется откровение на арабском. Все остальное не коран, а так – фигня, жалкий перевод. Правда не совсем понятно, почему Аллах разоткровенничался в виде самых нелепых противоречий и просто чухни, которыми сей коран напичкан буквально под завязку. Например, в одном месте он объяснил Мухаммеду, что создал этот мир, как и полагается, за шесть дней, а в другом этих самых дней оказывается уже восемь.

Звезды, согласно корану, находятся ближе к Земле, чем Луна, ну и т.д. и т. п.

Коран буквально переполнен подобной чепухой, в связи с чем авторитетные муслимские богословы придумали хитрый ход. Заключается он в том, что толкование корана не для средних умов, а только для ученых богословов. Их чрезвычайно ученое толкование сей мутотени всегда, впрочем, cводится к тому, что кафирам понимание корана недоступно, а остальным и объяснять нечего.

Сам основатель ислама лично отдавал приказания убить тех, кто не сильно под него прогибался, например, богатого еврея или двух женщин, совершивших поистине страшное деяние – певших насмешливые песенки о самом Мухаммеде! Одобрил он и убийство поэтессы, призывавшей соплеменников сопротивляться. Один из его воинов даже опередил быстрое приказание пророка и убил ее загодя, проникнув в дом и гуманно проткнув мечом насквозь, в то время, как женщина кормила грудью своего младенца. Мухаммед похвалил догадливого киллера.

Как нетрудно догадаться, евреи Мухаммеду не нравились. Ну просто очень не нравились.Они не были тупым скотом, готовым пить мочу пророка и закусывать, извиняюсь за подробности, говном пророка. Это не выдумки, а исторические факты, которые можно уточнить, прослушав или прочитав Захарию Ботроса, священника-копта и бывшего муслима. Захария, родившийся в Египте, ныне проживает в США, причем точное место проживания скрывает, ибо за голову этого кафира назначена кое-какая цена, а именно, 60 миллионов долларов.

Неважно, что он говорит правду, важно, что эта правда не по нраву муллам, имамам, улемам и прочим детям шайтана, то есть, спаси Аллах, ученым богословам ислама. По традиции, ни одна богословская передача в странах победившего ислама не проходит без изрядной антисемитской истерии. Традиция эта давняя – сам Мухаммед, ее основатель, называл евреев "собаками и свиньями", то есть животными, которых пророк не очень любил. Правда, кошки Мухаммеду нравились. Ну, что ж, даже у отпетых злодеев бывают одна-две положительных черты характера.

Пророк любил не только кошек. Свою любимую жену Аишу пятидесятилетний Мухаммед попользовал, как только ей исполнилось девять. А что? Девять лет – нормальный возраст согласия, разве не так?

Но вернемся к нашим баранам, то есть муслимам. Что им делать, если кафиры, что называется, заели, а вот сила, увы, не на их стороне? Для такой ситуации есть два волшебных слова. Вот они-"такия" – это раз, и "китан" – это два. Первое, то есть такия – это ложь ради муслимской выгоды в чистом виде. Кафирам лгать не только можно, но и нужно. Это просто-таки краеугольный камень муслимской политики взаимоотношений и тем более дискуссий об особенных прелестях ислама. Лгать надо всегда и во всем, помня о главном – шариате во всем мире.
Ради такой цели любая ложь в устах муслима сразу становится святой правдой. Китан – это более мягкий вариант такии, этакая полуправда с преобладанием лжи, конечно. Например, надо уверять кафиров, что ислам самая мирная религия на свете, а джихад – это война с собственными страстями. Ну, а то, что пророк как-то раз обмолвился, что мол муслим за всю жизнь ни разу не джихадствующий по отношению к кафирам, прожил жизнь лицемера, об этом сильно распространяться не стоит. Пророк вообще однажды говорил, что неверных следует убивать везде, где вы этих кафиров застанете, увидите и услышите. Ну и что, собственно, такого?

Среди 213 призывов к убийствам в коране это изречение всего лишь капля в море. Например, муслим, не хотящий больше быть муслимом, конечно же, должен быть убит. Нет человека – нет проблемы. Это – китан. Ну, а такия, это еще проще. Например, существуют исторические документы, говорящие о том, что муслимы суть говноеды. Не в переносном, а в прямом смысле, то есть кое-кто из современников Мухаммеда умудрялся ради особого благословения, надо полагать, доставать и поедать его испражнения. На это следует говорить, что мол неправдочка ваша, не говноеды мы. Уринотерапией баловались, не отрицаем, но говноедство – это кафирский поклеп. Это и будет такия.

Учитывая любовь муслимов к подобным такиям с китанами, следует правильно оценивать любые муслимские попытки рассказывать о собственных прелестях. Никакой нормальной честной дискуссии тут, в принципе, случиться не может, ибо вешая вам на уши такию, муслим будет мысленно прикидывать, как удобнее вас обезглавить, когда подобная возможность представится. Спасти вас может только переход в ислам или переход в состояние раба муслима. В редких случаях можно отделаться большим регулярным выкупом, но такое бывает нечасто, для этакого благорасположения к кафиру муслим должен быть прямо-таки влюблен в вас.

Вся земля, не контролируемая законами шариата, есть, согласно исламу, земля джихада, то есть открытой вооруженной борьбы с кафирами, и земля перемирия, то есть применения в тактических целях такии и китана, пока не предоставится возможность перевести эту землю в разряд земли джихада и под крики "аллах акбар!" наконец-то отрезать вашу доверчивую голову.
Исходя из вышеизложенного, разные страны и народы стараются по-разному вести себя по отношению к муслимам. В Европе, самой, казалось бы, умудренной части света, наивно думали, что есть на свете такая диковина, как мультикультурализм. И хотя далеко не каждый муслим в состоянии выговорить это длинное слово, зато каждый муслим точно знает, что ничего более подходящего по глупости и придумать невозможно.

Пока европейцы благостно пытались ощутить свое великодушие, муслимы банально плодились и клали на их мультикультурализм боооольшой и толстый болт. Осознание сего факта некоторыми менее глупыми европейцами привело к возникновению, например, "Лиги английской обороны" – организации, пославшей мультикультурализм куда-то очень недалеко и прямо и недвусмысленно борющейся против мусульман в Англии, а шире в Европе, а еще шире – во всем мире. Но все же "Лига английской обороны" еще несет на себе печать европейского гуманизма, как и более радикально настроенные США и даже Израиль. А гуманизм по отношению к муслимам всегда ведет к одному - вашей отрезанной голове.

Так вот, в Мьянме, то бишь бывшей Бирме, это очень хорошо понимают. И раз уж кафиров так приятно убивать везде, где вы их увидите или услышите, то и муслима замочить просто сплошное удовольствие. Особенно когда он хороший повод подает. А уж он его подает, не сомневайтесь. То продавец покупателя замочит, чтобы не сомневался в качестве муслимского товара, то бирманскую девушку изнасилуют, то какого-нибудь монаха мотоциклом, черти, задавят.

В итоге за последний год бирманцы разгромили свыше полутора тысяч (!) муслимских домов и мечетей, выгнали с насиженных мест более ста пятидесяти тысяч (!!!) муслимов и несколько сотен таковых укокошили. Ну, а что? Не все ж муслимам убийцами рядиться, надо и роли убиваемых испытать. Это называется диалектика, полное, так сказать, единство противоположностей, не исключающее их, так сказать, борьбу. Особенным шиком в муслимских погромах выделяется бирманская "Лига 969", в отличие от вялой английской лиги, линчующая муслимов буквально на месте и моментально. Практически по Мухаммеду.

Ее лидер – бирманец по имени Вирату – называет ислам тигром, который всегда готов проникнуть в чужой дом и растерзать тех, кто безоружен и не готов дать отпор. На Западе Лигу 969 иногда называют бирманским ку-клукс-кланом, хотя ку-клукс-клан ей в подметки не годится, ибо Лига 969 никогда не пребывала на опальном положении и не является организацией расистов. Ничуть. Это чисто антимуслимская лига, пользующаяся не особо тайной поддержкой многих генералов бирманской армии и явной поддержкой бирманского народа.

В результате усилий Лиги и всего бирманского народа в Мьянме принят ряд существенных законодательных инициатив. Во-первых, муслим больше не может быть гражданином Мьянмы, то есть, если он остается жить на ее территории, его права несравнимы с правами нормальных бирманцев. Во-вторых, установлены ограничения для безудержной плодовитости муслимов. Чтобы вступить в брак, муслим должен уплатить в казну огромную сумму.

Размножение муслимов в гражданском браке карается тюремным заключением на срок в пять лет. А что такое бирманская тюрьма? Это не Европа и не США или Израиль. Тут даже Россия может отдохнуть. Ну, и если муслим все же умудрился все заплатить и официально вступил в брак по законам Мьянмы, он не может иметь более двух детей. Иначе, снова тюрьма. Вот так бирманцы умудрились внести свежую струю во взаимоотношения с мировым исламом. Тут они даже впереди Японии, в которой также до черта всяких официальных и неофициальных ограничений относительно муслимов.

Подытожим вышесказанное. Если вы не чрезмерно склонны к безудержному мазохизму и предпочитаете быть охотником на тигра вместо того, чтобы стать его обезглавленной жертвой, то вам остается только снять шляпу перед бирманцами и Лигой 969. А гуманистам из Европы и прочих сильно развитых краев не мешает намотать кое-что на ус. Пока этот ус еще растет на голове, которая с помощью такого органа, как шея еще остается прикрепленной к остальным частям тела.
                                           ВАСИЛИЙ СИДОРЧУК

ПУТИНСКИЙ ПУЗЫРЬ ЛОПНУЛ

image
3

Пол Кругман: «Путинский пузырь лопнул»

Krugman_New-popup-v2The Insider предлагает перевод колонки нобелевского лауреата по экономике и эксперта в области валютных кризисов Пола Кругмана, опубликованную в The New York Times.
Если вы относитесь к тем людям, кого может впечатлить позерство мачо, то Владимир Путин должен вам понравиться. Не удивительно, что многие американские консерваторы, похоже, без ума от этого самодовольного супергероя. «Это настоящий лидер,» восторгается Руди Джулиани, бывший мэр Нью-Йорка, после того как г-н Путин вторгся в Украину без лишних дискуссий.
Но у г-на Путина не было достаточных ресурсов, чтобы позволить себе подобную браваду. Россия имеет экономику примерно такого же размера, как и Бразилия. И, как мы теперь видим, она весьма уязвима для финансового кризиса – уязвима по причине, которая имеет прямое отношение к природе путинского режима.
Для тех, кто не следит: рубль постепенно снижался с августа, когда г-н Путин открыто признал присутствие российских войск в Украине. Несколько недель назад, однако, снижение превратилось в обвал. Экстремальные меры, в том числе огромный рост процентных ставок и давление на частные компании, с тем чтобы остановить удержание долларов, помогло лишь стабилизировать рубль на уровне значительно ниже прежнего. И все указывает на то, что экономика России идет к тяжелой рецессии.
Непосредственная причина трудностей в России — конечно, глобальное падение цен на нефть, которое, в свою очередь, является следствием роста добычи сланцевой нефти и ослабления спроса со стороны Китая и других стран – все это не имеет отношения к г-ну Путину. И это не могло не нанести серьезный ущерб экономике, которая, как я уже сказал, не так уж много может предложить помимо нефти, из того что может заинтересовать другие страны; санкции, наложенные на Россию в связи с конфликтом в Украине, усилили ущерб.
Но проблемы России непропорциональны размеру шока: в то время как нефть действительно упала, рубль упал еще больше, и ущерб для российской экономики выходит далеко за рамки нефтяного сектора. Почему?
Никакой загадки тут нет — на самом деле, этот триллер такие любители валютных кризисов как ваш покорный слуга видели много раз: Аргентина 2002, Индонезия 1998, Мексика 1995, Чили 1982, список можно продолжить. Тип кризиса, с которым Россия сталкивается сегодня – результат проблем, возникающих у экономики, ставшей уязвимой в результате крупномасштабных заимствований из-за рубежа — в частности, масштабное заимствование частного сектора, с долгами в иностранной валюте.
В этой ситуации, неблагоприятный шок в виде падения экспорта может начать порочный круг. Когда национальная валюта падает, балансы местных предприятий — которые обладают капиталом в рублях (или песо или рупиях), и долгами в долларах или евро – схлопываются. Это, в свою очередь, наносит серьезный ущерб национальной экономике, подрывая доверие и оказывая еще большее давление на валюту. Россия вполне вписывается в этот стандартный сценарий.
За исключением одной вещи. Как правило, обычно страна оказывается с большим внешним долгом из-за дефицита торгового баланса, используя заемные средства для оплаты импорта. Но в России нет торгового дефицита. Напротив, она постоянно получала большие торговые излишки, благодаря высоким ценам на нефть. Так почему же она заимствует столько денег, и где эти деньги?
Ну, вы можете ответить на второй вопрос, прогуливаясь вокруг Mayfair в Лондоне, или манхэттенском районе Верхний Ист-Сайд, особенно в вечернее время, и наблюдая длинные ряды роскошных апартаментов, в окнах которых выключен свет — апартаментов, принадлежащих, по мере движения по улице, китайским князькам, ближневосточным шейхам и российским олигархам. Российская элита накапливала активы в основном за пределами страны — элитная недвижимость только один из наиболее наглядных примеров — и обратной стороной этого накопления был рост национального долга.
«пузырь лопнул и та самая коррупция, которая была опорой режима Путина, оставила Россию в отчаянном положении»
Где элита берет такие деньги? Путинская Россия — крайний вариант кланового капитализма, клептократия, лояльные сторонники которой получают доступ к огромным суммам для личного использования. Все это выглядело устойчивым до тех пор, пока цены на нефть оставались высокими. Но теперь пузырь лопнул и та самая коррупция, которая была опорой режима Путина, оставила Россию в отчаянном положении.
Чем это закончится? Стандартный ответ для страны в такой ситуации — программа Международного валютного фонда, включающая в себя экстренные займы и терпение от кредиторов в обмен на реформы. Очевидно, что тут такого не произойдет и Россия будет пытаться выкарабкаться самостоятельно, среди прочего стараясь предотвратить бегство капитала из страны — классический случай запирание двери амбара после ухода олигарха.
Все это довольно унизительно для г-на Путина. И его самоуверенное поведение в стиле «сильной руки» помогло заложить основу для катастрофы. Более открытый, подотчетной режим — тот, который не впечатлил бы Джулиани — был бы менее коррумпирован, не залез бы так глубоко в долги, и лучше бы перенес падение цен на нефть. Позерство мачо, оказывается, это не так здорово для экономики.

КИПИТ НАШ РАЗУМ...

ПРЕДВЫБОРНАЯ СКАЗКА



 В одном государстве были 2 партии: верхние и нижние. Те, что внизу некогда провернули подлое дельце и, в итоге, потеряли власть над правительством. Однако, в суде, СМИ и полиции они её предусмотрительно сохранили. Понимая, что на честных выборах, им никогда не стать у руля, нижние стали использовать свои рычаги влияния. Выглядело это достаточно просто. Захотелось кому-то из нижних занять высокий пост, как тут же на верхнего, этот пост занимающего, полиция стряпает судебное дело, а суд послушно штампует обвинительный приговор. И все – высокий пост свободен. Есть и более изощренные методы политической борьбы. Безгрешных политиков найти практически невозможно. Появилась у нижних насущная необходимость убрать одного из верхних – подключаются СМИ, а затем полиция без особого труда находит этот самый грех, а сделать ей из мыши проступка слона преступления совсем нетрудно. И вот слишком ретивый верхний политик оказывается под следствием. Нижним мало его просто убрать, надо этого человека опорочить, уничтожить и всю его верхнюю идею поставить под сомнение. Далее все просто: жертве говорят, что выбора у неё нет: или ты заведешь тесную дружбу с одним из наших, предав старых друзей, или получишь срок, потому что верные нам судьи уже потирают в предвкушении руки. У жертвы, само собой, семья, дом, дети, внуки. Деваться ему некуда. Тем, кто забирается высоко, больно падать. Жертва, оказав слабое сопротивление, сдается, заводит дружбу со своими идейными врагами, подставляет друзей. Мало того, ставит под удар свое собственное государство, так как в результате его предательства к власти может прийти партия нижних – и тогда долго ждать очередного подлого дельца стране и ее народу не придется. Жертва, вполне возможно, страдает, просит прощения у бывших друзей, клянется, что никак не могла поступить иначе, но что толку?


 Дело сделано. И славный корабль государства под грязными и дырявыми демократическими парусами готов вновь отправиться в плавание.

АНТОН ОРЕХЪ ПРО ПУТИНА И ВСЕХ


Телевизор, холодильник, два айфона и планшет - наступил последний шоппинг нажористых лет
Духовность, сакральность, здравый смысл, вера в Путина и ракету «Искандер» - все эти важные темы вы можете сейчас поднять и призвать граждан к обсуждению. Для этого надо всего лишь переместиться в магазины бытовой техники, электроники, в автосалоны, в ИКЕЮ или просто к пункту обмена валюты.
Сомневаюсь только, что у граждан, штурмующих прилавки, будет много времени и желания для разговоров с вами. Дай бог, если по башке не настучат в тот момент, когда вы будете призывать их одуматься и прекратить панику, выражая уверенность в том, что все будет хорошо.
Хорошо-то оно может и будет, а вот холодильников, стиральных машин и автомобилей по нынешним ценам может уже и не быть. Поэтому – долой мысли о высоком и духовном, вскрываем заначки и мчимся на последний шопинг нажористых лет. Вся теперешняя ажиотажная ситуация с товарами и валютой лишний раз доказывает, что человек устроен просто. Он с удовольствием думает о высоком, он хочет иметь права и свободы, но прежде всего ему хотелось бы жить сытно и с комфортом.
Нет никакой святой веры в Путина и его политику. Нет никакого КРЫМАНАШЕГО. Все это успешно существует до тех пор, пока вы спокойно можете пойти в магазин и купить телевизор и холодильник, а также еще спокойнее пойти и купить в магазине хлеб, молоко и сметану.
Сейчас мы можем иронизировать над безумцами, которые покупают телевизоры впрок и меняют новую технику на еще более новую. Затариваются тем, что даже накануне им было не нужно вовсе. Можем посмеиваться и злорадствовать, потому что скупкой «мерседесов» и «айфонов» занимается очень малый процент населения.
А если это только начало? Если мы не на пике безумия - а на старте? Настоящей проблемой будет, когда люди, как теперь телевизорами, будут запасаться картошкой и гречкой. Собственно многие это уже и начали делать. Когда человек запасается всем, чем может запастись, когда пропасть или радикально подорожать может все, что угодно, все идеологические надстройки просто отключаются.
Не дай бог кончится колбаса или превратятся в деликатес макароны – и гражданам будет просто наплевать на Крым с Донбассом и на маечки с Путиным. В сто раз помянутые 90-е, кстати, так и было. Идеология умерла, потому что людям надо было выживать. Власть в этом случае превращается в источник раздражения, не вызывая ничего, кроме злобы. Поэтому для этой власти самое главное, чтобы именно жратва не пропала, и тогда можно будет вместе с народными массами потешаться над теми, кому трех телевизоров мало.
Но мы уже жили в обществе, где так и было. Поел – и слава богу. А остальное – излишество и мещанство. Это было при социализме. Правда, все всё равно мечтали именно об излишествах, а еды на всех так и не хватило.

ПЕЧАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ ГРИГОРИЯ ГОЛЬДЕНБЕРГА


 Народоволец - наивный и глуповатый юноша – Григорий Гольденберг принял активное участия в убийстве харьковского губернатора Кропоткина, а потом прибыл в Петербург, чтобы лишить жизни Александра Второго. Как раз в это время появился еще один смертник-террорист, по фамилии Соловьев, с тем же  намерением. И вот собрались «бесы», чтобы решить, кому доверить отправку на тот свет царя-освободителя.
 Если верить документам и роману Эдгара Радзинского об упомянутом императоре, умный пахан террористов – Михайлов – сказал: «Необходимо избегать возможности дать повод правительству обрушиться своими репрессиями на какое-либо сословие или национальность., чтобы на голову целых миллионов не упали бы новые тяжести». Так он объяснил Гольденбергу, что еврей, убивший царя, откроет серию жесточайших погромов по всей России».
 Гольденберг подчинился решению "партии", но  вскоре был арестован и, по той же глупости и наивности, выдал народовольцев и, поняв, что сотворил, повесился в камере, не выдержав мук совести.
 Однако, история с этим евреем весьма поучительна. Отмечу: не раз писал, что антисемитизм – реакция на добро в евреях, а не зло в них. Расправились с единственным приличным царем в русской      истории не евреи, но погромы после 1 марта 1881 года все равно случились. Правда, не в таком количестве и не с такими жертвами, как после последующих революций в России, в которых евреи, умные и глупые, принимали активное участие.
 Итак, мы вправе заключить, что попытки российских потомков Иакова  участвовать в свержении существующей власти – стали прямой провокацией к кровавым погромам. Ненависть за принесенное добро вылилась в отмщение за реальное зло, в котором были повинны евреи-ленинцы. Не вижу в этом парадокса, а вижу «единство и борьбу противоположностей», согласно первому закону диалектики по тому же Ильичу.
 И удивительное дело: в России сегодня евреев совсем мало, давно нет «черты оседлости» и даже государственного антисемитизма, а все повторяется - и «евреи-народовольцы» вновь активно борются за свержение существующей власти. Вновь хотят жить в мире, который им лично нравится, а не в том, в котором родились и живут.
Бедняга Григорий Гольденберг оставил предсмертную записку: «Я думал так: сдам на капитуляцию всё и всех, и тогда правительство не станет прибегать к смертным казням, а если последних не будет, то вся задача, по-моему, решена. Не будет смертных казней, не будет всех ужасов, два-три года спокойствия, — конституция, свобода слова, амнистия; все будут возвращены, и тогда мы будем мирно и тихо, энергично и разумно развиваться, учиться и учить других, и все были бы счастливы».

 Сегодня евреи из России разлетелись искать счастье в США, Израиле и даже в Германии. В России же, судя по всему, остались те, кто все еще надеется обрести светлое настоящее и будущее в этой несчастной стране.

ЭМИЛЬ ГОРОВЕЦ. ФИЛЬМ

ПЕЧАЛЬНАЯ РУССКАЯ ДУША


 Слушаю вчера передачу «Голос» и вдруг Дима Билан говорит: «Мы здесь русские души. Нам слез подавай». Я уж потом сами прекрасные голоса участников не слышал, а все думал над откровением Билана о русских душах. А вдруг весь этот наивный Запад ломиться в закрытую дверь: не понимает и понять не может, что Россия устала жить без слез, что ей снова нужны пустые полки в магазинах с очередью за куском масла по талонам, агрессивный психоз с войнами и кровью, коварные  враги со всех сторон…  Все то, что заставляет лить слезы и стонать в печали. Может без этого всего Россия жить не может. Может только, рыдая, она чувствует свое величие и встает с колен только тогда, когда вынуждена достать платок, чтобы утереть слезы. Вдруг этот Крым, ДНР и ЛНР лишь затем, чтобы был повод рыдать в подушку. А Запад безмозглый,  ничего не понимающий Запад, подбрасывает дровишки в чадящую угаром печали печь, вводя санкция. А они  только и нужны России. Как быстро она добавила к санкциям забугорным, свои – отечественные. На удар по своему народу чужого дяди нужно тут же ответить своим ударом, чтоб больнее было. Все логично. Народ должен лить слезы, согласно древним  обычаям, истории и ментальности. Последние лет десять относительной сытости стали опасной школой оптимизма, антинародной школой, прямо-таки вредительской. Россия триумфально, на марше, возвращается к слезам, к своей  подлинной душе, как верно заметил Дима Билан.

"ОСОБОЕ МНЕНИЕ" ИРИНЫ ПРОХОРОВОЙ

8
К.Орлова
 Здравствуйте! Это программа "Особое мнение". Меня зовут Карина Орлова. А в студии с особым мнением сегодня Ирина Прохорова, главный редактор «Нового литературного обозрения». Ирина Дмитриевна, здравствуйте!

И.Прохорова
 Здравствуйте!

К.Орлова
 Конечно, все вопросы сегодня касаются и, вообще, все обсуждают сегодня пресс-конференцию Владимир Путина, и я бы попросила вас прокомментировать его ответ на вопрос Ксении Собчак. Она спросила президента про травлю и про то, что это слово снова появилось в ходу; и про ненависть в обществе, которую разжигает федеральное государственные телеканалы. Владимир Путин на это ответил, что государственные органы власти и государства к травле какой-либо не имеют отношения и никаких заказов от власти не исходит, и это на самом деле запрос общества.

Не бывает, чтобы все общество что-то поддерживало. Это искусственно
И.Прохорова
 Вы знаете, приятно слышать, что заказа нет – уже спасибо. И забавно немножко, что, вообще, разговор идет о том, есть заказ или нет заказа. Мы как-то привыкли к этому. Вообще-то это сам по себе немножко странно. Предположим, что если бы был заказ от власти, - вообще-то это немножко противозаконные вещи, если мы говорим с точки зрения закона. Но, слава Богу, что заказа нет. Вопрос у меня другой: Что это за общество? Разговор об обществе, он тоже очень общий. Часть общества всегда существует в любой стране, которая готова начинать любые компании погромные, истерики и так далее. Где здесь закон? Как он работает? Кого он защищает.

Если все-таки на центральных каналах появляются люди, которые впрямую оскорбляют людей другого мнения и другой точки зрения, то, вообще-то, здесь должен срабатывать какой-то закон, какая-то этика. Так можно все списать на общество. Какая-то часть общества скажет: давайте казнить на лобном месте на Красной площади. Давайте начнем казнить и говорить: общество так хочет, понимаете? Письма писали – давайте это делать. Что, кстати, и было. Я хочу заметить, что в самый разгар чудовищных погромных компаний 40-х годов, вообще, шли серьезные разговоры о том, что не устраивать ли казни прямо на Красной площади показательные врагов народа? По счастью все это закончилось со смертью вождя, эти компании прекратились.
Но, понимаете, создание истерической обстановки может привести некоторое количество людей к некоторым уже чудовищным выводам и требованиям. Здесь и есть работа государственных органов, в том числе, и законы, и те люди, которые охраняют эти законы, и которые должны все это регулировать, в том числе. А, когда у нас начинается чудовищная травля, что можно себе позволять говорить на телевидении, как выражаться или нет. Ну слушайте, так можно распуститься… Почему-то у нас штрафуют, что люди нецензурно выражаются – тут вдруг срабатывает какой-то механизм. А то, что вдруг у нас люди, которые могут высказать свою точку зрения, отличную, скажем, от официальной, - они подвергаются гонению со стороны какой-то части общества – мне это удивительно.
Кто такие, извините, казаки, не настоящие казаки, - я имею в виду ряженые, которые у нас появляются по всем городам? Им даже в Питере, если не ошибаюсь право разгонять демонстрации, а это против Конституции и всех законов. Так что, мне кажется, что здесь стоило бы все-таки разобраться.
К.Орлова
 Ну а как вы считаете, может быть, есть все-таки этот запрос общества. Да, Владимир Путин, конечно, ушел от ответа про государственные телеканалы, в которых государство имеет долю – Ксения Собчак именно об этом его спрашивала, - но ведь общество российское действительно поддерживает эту травлю или нет?

И.Прохорова
 Честно говоря, не бывает, чтобы все общество что-то поддерживало. Это искусственно. Я никогда не верю в цифры выше 70%. Дальше – это уже начинаются какие-то сюжеты из области сказочных или искусственных конструкций. Во-первых, никто не исследует: а какая часть общества? Может быть, она совсем небольшая. К сожалению, мы знаем с вами, что эта небольшая часта общества часто бывает очень активная. Всякие бранные комменты пишутся бесконечные, пишутся какие-то эсэмэски. Раньше были письма в редакции с какими-то бесконечными обвинениями. По ним нельзя судит о всем обществе.

И потом есть, в конце концов, действительно ответственность журналистов и государственных каналов в целом. Если выдаете пример травли или каких-то погромных компаний, что же удивляться?Для многих людей это сигнал, что там можно, а, может быть, даже и нужно. Поэтому я бы так не стала переваливать вину на общество - вот у общества ест там запрос. Я не уверена, что большинство людей хотело бы, чтобы это стало стилем жизни.
К.Орлова
 А вы помните, кстати, как на Валдае Вячеслав Володин озвучит тождество очень важное о том, вообще-то, Путин – это и есть Россия,а Россия – это, собственно, Путин, А Россия без Путина невозможна.

И.Прохорова
 Вообще-то до него в свое время, задолго до него были сходные уже. «Государство – это я», - сказал, как известно король-Солнце. Я бы сказала: давайте это останется на ответственности господина Володина. И как он понимает Конституцию. Вообще-то у нас там написано чуть ли не первым пунктом, что это у нас Российская Федерация, у нас федеративное устройство, вообще у нас республика. Если человек разговаривает в терминах абсолютной монархии – вот здесь встает вопрос о правовом сознании людей, которые много определяют у нас в идеологии и политике. Все-таки надо бы тоже как-то разобраться. Несомненно в президентской республике у президента очень большие полномочия, несомненно это так, - мы это прекрасно понимаем, - но и большая, в том числе, ответственность.

К.Орлова
 Я просто к тому говорила, что если следовать этой максиме, вообще-то Россия – это и есть общество, а Путин – это России, а Россия – это общества, то запрос общества – это, наверное, и запрос Путина. Мне кажется, оно так и замыкается, просто, он, мне кажется как-то не понял. Мне кажется, где нужно он себя отождествляет с обществом, а где не нужно – он как-то сразу…

И.Прохорова
 Если мы ставим на позицию, что общество выбрало данного человека быть президентом, то оно возложило на него некоторые обязанности и, прежде всего, я полагаю – мы говорим, конечно, об абстрактных категориях, но, тем не менее, если общество делегирует человеку власть, - то предполагается, что человек будет действовать в интересах общества, а именно: чтобы государство процветало и, прежде всего, как мне представляется, это должно быть благосостояние людей, их независимость, их защищенность от произвола любого, и индивидуального и властного. И в этом смысле надо разобраться, каковы приоритеты. Эти все красивые фразы – их можно произносить, сколько угодно, разумеется. Что человек под этим понимает, тоже можно было бы об этом спросить. Может, он понимает как-то по-другому.

Мне сейчас здесь важнее даже не эти красивые высказывания, а действительно, как выстраивается вся система управления в нашей стране, и, собственно, какие права есть у нас с вами, как у граждан. Вот тут, мне кажется, коренятся большие проблемы.
К.Орлова
 Да, и много сегодня еще вопросов про оппозицию конечно же. И Владимир Путин сегодня попытался провести грань между оппозицией и «пятой колонной». В принципе, существование оппозиции он допустил, и это нормально. Но «пятая колонна» - это уже не нормально. Те, кто работают в интереса наших западных партнеров, как принято говорить. И еще Лермонтова припечатал в эту свою риторику. Оказалось, что он тоже был оппозиционером, но патриотом.

И.Прохорова
 Я по поводу Лермонтова согласна совершенно, я бы вместо «но» поставила бы: «потому и патриот». Потому что некоторые независимые высказывания никаких никогда и никакому государству не мешают, а наоборот, укрепляют его – это моя позиция. На самом деле большой спектр мнений, чем больше этих мнений в обществе, тем легче, мне кажется, для людей, обличенных властью, правильно понять настроение общества, проблемы, которые общество высказывает. И в данном случае любая форма – назовите это оппозицией, - она даже необязательно может быть оппозицией, это может быть вообще несколько другим мнением: более радикальным, менее радикальным – вообще все это полезно.

Я сочувствую президенту, но, мне кажется, что совершенно невозможно никакую грань провести между двумя понятиями, потому что этот водораздел этот, мне кажется, он немножко ложный. А если есть шпионы - есть специальные организации, которые их ловят. И, как правило, эти шпионы на демонстрации не ходят. А шпионаж существовал всегда, так что, в общем, мне кажется, здесь совершенно путается одно с другим.
К.Орлова
 Ирина Прохорова с особым мнением. Мы продолжим через несколько минут.

РЕКЛАМА
К.Орлова
 Мы продолжаем программу "Особое мнение", с особым мнением сегодня в студии Ирина Прохорова, главный редактор «Нового литературного обозрения». И обсуждаем мы пресс-конференцию Владимира Путина. Очень много было ожиданий, связанных с экономической ситуацией вплоть до того, что он объявит о смене премьер-министра, ну или хотя бы расскажет о каком-нибудь антикризисном плане. Выяснилось, что ничего не будет. И, по-моему, главный посыл Владимира Путина был, что само все рассосется. При худшем сценарии – через два года, но, вообще-то, конечно, раньше.

Я сочувствую президенту
И.Прохорова
 Знаете, я хочу вам сказать, что скорей всего так, видимо, и будет. Это уже 4-й кризис за последние 20 лет. До сих пор рассасывалось, не знаю, благодаря ли действиям правительства, вопреки действиям правительства. Может быть, даже и хорошо, что человек ничего не обещал, потому что в такой ситуации, когда все падает и распадается, трудно что-либо обещать и гарантировать какие-то золотые годы. Посмотрим, как это рассосется.

К.Орлова
 Вы, как гражданин – вас волнует… ну понятно, что вас волнует курс рубля и все прочее, но вы ожидали от президента, что он что-то скажет? Потому что, например, Алексей Улюкаев сегодня дал интервью газете «Ведомости». Он сказал, что у правительства нет антикризисного плана, и санкции США, возможно, на десятилетия, так что, в общем, он признался в полной невозможности…

И.Прохорова
 Вы знаете, мне кажется, здесь не надо быть крупным экспертом. А все люди, судя по тому, как они сейчас давятся и покупают все на свете, интуитивно хорошо понимают, что растерянность, неопределенность – и срабатывает такой старинный российский инстинкт – запастись всем впрок, чтобы не сгорели сбережения, ну и, вообще, гречки, еще там что-то…, что могут быть тяжелые времена. Так что, если мы говорим об обществе, общество у нас правильно умеет ловить сигналы иногда. Но, честно вам скажу, вся эта история с «пятыми колоннами» и оппозиционерами, она у нас, когда реально началась? Она началась с истории с Крымом. Но ведь недаром большое количествоумных людей говорило о том, что это очень опасная игра, что это может все печально отразиться на экономике, на политике, вообще на развитии страны.

И говорили эти люди вовсе не оттого, что они не патриоты, как у нас любят изображать, а ровно потому, что они патриоты. Они боялись, что это может привести к тяжелым последствиям. Вот мы, к сожалению, видим эти тяжелые последствия. И увы, это то, чего мы боялись, по большому счету.
Помимо всех прочих этических моментов, действительно боялись, что могут быть какие-то санкции, может быть охлаждение отношений, может быть сильно подорвет экономику, потому что придется инвестировать в разоренный край. Увы-увы, это сейчас происходит. Наверное, - все-таки у нас большое количество экспертов существует в стране, - если к их мнению прислушаться, что-то можно будет исправить и нужно будет исправить, я имею в виду хотя бы экономически. Может быть, ввести какие-то либерализационные законы по отношению к бизнесу; как-то стабилизировать рубль… Я не экономист, я не буду сейчас на эти темы рассуждать, но, тем не менее, мне кажется, должна быть решена какая-то ключевая задача.
К.Орлова
 Политическая.

И.Прохорова
 Я думаю, что политическая должна быть решена задача. Пока это, как гнойник, эта проблема неразрешенная, связанная с отношением к Украине, и все события вокруг нее остаются, я боюсь, что это будет тянуться и влиять постоянно на развитие нашей страны, чего бы ужасно не хотелось.

К.Орлова
 Ирина Дмитриевна. А вот еще Владимир Путин сказать, что экономика сама как-нибудь все сделает, и логика такая: из-за низких цен на нефть просто придется вкладывать деньги в другие, несырьевые отрасли, и все будет развиваться. Правда, президент не уточнил, а, собственно, какие деньги, откуда они придут, и кто их будет вкладывать. Судя по том, что вы считаете, как Путин, что само, видимо, как-то рассосется…

И.Прохорова
 Я пошутила, как вы понимаете. Нет. Само никогда ничего не рассасывается, а если рассасывается, то это означает, что это просто исчезает, и исчезает, как правило, то, что было сделано большим количеством людей в таких тяжелых условиях. Вы знаете, честно говоря, никогда не бывает, что есть какая-то экономика, которая сама куда-то выводит. Экономика – это производная от сознания людей и сознания общества.

Я всегда задавала вопрос, я спрашивала: Что мешало раньше инвестировать в собственную страну? Почему нужно было ждать такой ситуации: санкции, антисанкции, падение нефти и так далее, - чтобы начинать разговаривать о том, что надо вкладывать… Надо было вкладывать в нее давно, потому что есть больше количество людей, которые умеют и желают работать. Очень креативное общество, способное к работе. Вот поддержать, защитить, обеспечить условия, и наверное, это было проще делать в те самые «тучные годы», когда было больше инвестиций, когда это было возможно. Наверное, никогда не поздно. Но хотелось посмотреть, есть ли действительно системная программа, и каким образом будут поддерживать людей. Пока мы видим, что налог на бизнес возрастает.
К.Орлова
 О поддержке людей речи, по-моему, не идет. Поддержку Владимир Путин готов оказать и нефтяным компаниям крупным, еще каким-то другим, сырьевым.

И.Прохорова
 Понимаете, оно, может быть, все и правильно: нужно поддерживать каких-то гигантов и локомотивов…

К.Орлова
 Поможет, кстати?

И.Прохорова
 Это вопрос, кого поддерживать - как и насколько эффективно управлялись эти компании? Их стоит поддерживать или стоит попросить их как-то переструктурировать собственное управление? Может быть проблемы связаны именно с этим. Я сейчас не берусь об этом говорить. Честно говоря, при том, что крупные компании – вещь важная, но мы прекрасно понимаем, что благосостояние государства и граждан – это все-таки средний и малый бизнес, и никуда от этого не денешься. Если у нас будет 5 монополистов, что бы вы не делали, никакая идея благосостояния невозможна. Об этом говорится с тех пор, как у нас постсоветское государство. У нас только об этом все говорят: надо поддерживать малый бизнес, потому что это главный, кто дает налоги. Я сама - малый бизнес, я - книжное издательство. Я не очень вижу, чтобы как-то сильно заботились о малом бизнесе, честно вам скажу.

К.Орлова
 Спрашивают у вас, кстати, наши слушатели, как дела у вас с вашим малым бизнесом, и в частности, что происходит с вашими работниками, повышаются ли или индексируются у них зарплаты? Был такой вопрос, ну раз вы уже заговорили…

И.Прохорова
 Честно говоря, я всегда, как человек, который 22 года связан с издательским бизнесом, я говорю, что вот уже 4-й кризис, который я переживаю в должности главного редактора, я по принципу: как пионер – всегда готова, имею в виду к каким-то трудностям, попытке оптимизировать. Сейчас я серьезно об этом, уже несколько месяцев думаю, как сделать так, чтобы издательство продолжало работать, выходили те книжки, которые запланировала, но при этом понимаю, что рынок может просто рухнуть.

История с «пятыми колоннами» и оппозиционерами началась с истории с Крымом
Да, мои сотрудники – у меня замечательная команда, - прекрасно все понимают. Соответственно, никаких уменьшений зарплат точно не будет. Я понимаю, что если так будет падать рубль, конечно, заработная плата у нас не так уж высока…. Понимаем, что академическое издательство не может много платить. Буду ли я индексировать? Вот я сейчас, собственно, над этой проблемой и бьюсь. Возможно, буду индексировать. Как? Из чего индексировать? Понимаете в ситуации такого кризиса предсказывать степень падения или не падения – невозможно. Я сразу вспоминала начало 90-х годов, гиперинфляцию, когда мы жили и каждую неделю менялась ситуация. Но тогда были другие обстоятельства при всех негативных вещах расширялась сфера деятельности – это немножко спасало, хотя было безумно тяжело. Сейчас тоже тяжело по-другому, но буду сражаться, что делать?
К.Орлова
 А вот, что касается АвтоВАЗа? Еще одна компания…

И.Прохорова
 Как-то она побольше, чем «Новое литературное обозрение».

К.Орлова
 Побольше, да. А это для примера: малый бизнес и крупный бизнес. Новый менеджер пришел иностранный. Ну, собственно, начал увольнения. В Тольятти проходят протесты, и понятно, сейчас все гадают: приедет Путин, спасет как в Пикалево, будет это Пикалево-2 или нет? Как вы считаете, нужно ли закрывать эту лавочку в том виде, в каком она есть, или это все-таки тысячи рабочих мест, градообразующее предприятие и нужно сохранять. Но оно не эффективное, видимо.

И.Прохорова
 Это действительно очень тяжелый вопрос, потому что есть тяжелые законы бизнеса, когда ситуация критическая, то, конечно, происходит свертывание производства, увольнения. Это происходит во всем мире. Конкретно в России – это государственная политика. Бизнес все равно будет делать это вынужденно, потому что иначе, если все это будет убыточно, все разориться. Наверное, государство может решить, что оно дотирует, как-то поможет этому предприятию, не позволит уволить. Но тогда должны быть созданы какие-то правильные условия для бизнеса. В этой ситуации это всегда проблема. У меня, как у малого бизнеса, у меня нет лишних людей, у меня как раз столько все до минимума – увольнять некого. У всех огромная нагрузка, и в этом смысле у меня прекрасные профессионалы, с которыми я никогда не расстанусь. Большие предприятия – это другие законы.

К.Орлова
 Ирана Прохорова в программе "Особое мнение", мы продолжим через несколько минут.

НОВОСТИ
К.Орлова
Мы продолжаем программу "Особое мнение". Ирина Прохорова сегодня в студии. Ирина Дмитриевна, я вам хотела все-таки дозадать вопрос. Я понимаю, вы не экономист, не политик, но вы гражданин, вы налогоплательщик. Вот у вас бизнес – вы с него платите налоги. Вы, как считаете, готовы вы дальше платить за АвтоВАЗ? Вот в 2008-2009 году в кризис гигантские… десятки миллиардов рублей выделены АвтоВАЗу на спасение. Куда они все пошли, непонятно. Компания была, мягко говоря, неэффективная и автомобили неконкурентоспособные – так и осталось. Как вы считаете, нужно проводить такую жесткую реорганизацию, как пытаются провести, кстати, медицинскую реформу в Москве. Тоже сокращают, 7 тысяч человек…

И.Прохорова
 Действительно это сложный вопрос. С одной стороны, конечно, если как налогоплательщик – не хотелось бы платить свои кровные. Непонятно, куда эти деньги идут, и мы не видим результатов невероятного процветания, расцвета. С другой стороны, я за то, чтобы делать реформы, реформировать. У нас очень много проблем в образовании, медицине, где угодно. Но есть здесь какой-то аспект: как это проводить, каким способом?

Знаете, долгие годы у нас была такая система здравоохранения, людей учили таким образом, у них такая квалификация. Сказать ли, что они виноваты в этом – наверное, нет. Они получали то образование, которое они получали. Вопрос другой: можем ли мы проводить реформы совершенно не учитывая, что мы выбрасываем люде на улицу – они как-то в этом не очень виноваты? А дальше какая перспектива у них?
Если идет сокращение и реформы, то надо понимать, что надо дать шанс людям, которые лишились работы. Есть ли у них реальная возможность переучиться, открываются ли какие-то другие рынки труда, куда люди могут пойти? Вот, что надо создавать, потому что просто отреформировать, выбросить 30% из всех сфер и живите, как хотите – я бы сказала, что это преступно. Это нельзя делать.
У нас получается, что люди всегда оказываются заложниками бесконечных экспериментов. Сначала так учили и по-другому нельзя, а потом сказали: нет, все неправильно, все такие, не сякие, всех сейчас разгоним, сделаем исключительно эффективно - вот так. Наверное, правильно, - и очень многие, кстати, медики об этом говорили – начинать-то надо не сокращений. А, если мы считаем, что у нас низкая квалификация медицинская, давайте мы сначала тогда наладим образование другое. Сначала мы сделаем так, чтобы у нас из этих медицинских вузов стали бы входить суперпрофессиональные врачи.
К.Орлова
 Или хотя бы просто профессиональные.

И.Прохорова
 Профессиональные врачи, где была бы действительно нормальная экспертная оценка их профессионализма, на не купленные дипломы. Вот после этого можно начать реформировать и создавать эту конкуренцию на рынке труда. А у нас все наоборот: нужно сначала все уменьшить – непонятно, почему нам нужно не 300 больниц, а только 150, я как-то до сих пор понять не могу – оставить людей без всего, еще обвинить их в том, что они не очень квалифицированные. Вот здесь, понимаете – вот, с какого конца начинать.

К.Орлова
 Ирина Дмитриевна, а что касается действий Центробанка, который сейчас все критикуют? Владимир Путин защитил Эльвиру Набиуллину, сказал, что она все делает правильно, может быть, только медленно чуть-чуть –надо побыстрее. Как вы относитесь к политике Центробанка, к политике Минфина? Сегодня, например, Минфин начал продавать свою валютные резервы, но очевидно это было сделано для того, чтобы курс рубля пошел вверх, он действительно пошел, и назавтра это уже плюс 8 рублей курс установлен ЦБ.

И.Прохорова
 Сейчас в обменниках 60, значит, завтра будет 52.

К.Орлова
 Ну там что-то такое.

И.Прохорова
 Ну надо сейчас броситься и покупать, я так понимаю, пока доллар низкий.

К.Орлова
 Опять спекулянты все испортят.

И.Прохорова
 Нет ничего легче говорить, в чем мало понимаешь. Как мы знаем, у нас все специалисты в медицине, в литературе, ну и теперь в экономике. Мне трудно судить. Если Центробанку удастся сдержать невероятный рост доллара, только мы порадуемся. Наверное, должна быть целая система каких-то разных действий, потому что ничто одно не работает. Должна быть целая цепочка, должна быть целая стратегия, что нужно сделать, чтобы остановить этот страшный инфляционный рост.

Возможно, она действительно, Набиуллина делает правильно. Сейчас я не буду изображать из себя большого критика. Но мне, как гражданину, важнее, конечно, результат. Вот завтра я проснусь и не увижу, что доллар 75 рублей, например.
К.Орлова
 Завтра вы этого не увидите, но этого можно ожидать к 31 декабря или к 12 января.

Если у нас будет 5 монополистов, что бы вы не делали, никакая идея благосостояния невозможна
И.Прохорова
 Может быть. И помимо всего прочего здесь же еще очень много факторов. Ну хорошо, может быть, этот курс рубля был всегда занижен, и его слишком долго держали – такое может быть. Но здесь вопрос, что дальше? Вот одно растет… Говорили: зато теперь для экспорта это выгодно… В общем, вопрос следующей: В момент кризиса, что предпринимается, чтобы не только этот кризис преодолеть, но и заложить основы новой экономики? Пока мы с вами этого не видим. Я не вижу действительно какой-то системы законов, которые должны приниматься быстро, но четко, чтобы действительно дать возможность людям, которые умеют работать, каким-то образом преуспеть и каким-то образом спасти страну. Вот пока я этого не вижу. Может быть, к Новому году мы получим подарок. Дед Мороз из Устюга принесет нам пакет законодательства.

К.Орлова
 Или богатый родственник вышлет 10 долларов из США.

И.Прохорова
 Да-да, помню, как бедные студенты из США в начале 90-х годов на 100 долларов чувствовали себя в месяц просто королями.

К.Орлова
 Еще один аспект в выступлении Владимира Путина. Оказалось, что наверное, больше, чем он сказал, он не сказал, потому что некоторые политологи предсказывали ужесточение этой вражеской риторики, то есть поиск врага, на кого свалить; что он скажет обязательно, что сейчас вот эти виноваты и, что нужно пожестче обходиться с «пятой колонной». Ну вроде бы это не прозвучало. И, что касается США, Европы - тоже было стандартно и никаких новых не было высказано претензий. Как вы считаете, почему не было усиления этой риторики?

И.Прохорова
 Знаете, трудно… я же не менталист – читать мысли. Мы так привыкли. Это интересная история. Мы все-таки так привыкли ловить каждое слово президента, считая, что если он что-то сказал, то это уже уровень закона для исполнения.

К.Орлова
 Так это так и есть.

И.Прохорова
 Вы знаете, не всегда. Я хочу заметить, что вовсе не всегда. Но то, что не было такой риторики, что называется hatespeak, риторики ненависти, - уже радостно. Может быть, все-таки эта ситуация приводит власть к тому, что надо как-то нормализовать отношение с нашими бывшими европейскими партнерами заокеанскими и перестать конфликтовать. Может быть, это начало каких-то компромиссов, которые, я считаю, были бы очень разумными. Сама идея противостояния, самоизоляция страны, в общем, она же всегда была губительная. И, мне кажется, что если уж историю мы как-то знаем… Советский Союз не выдержал испытание самоизоляцией, и, наверное, не стоит повторять этот печальный опыт. Если это идет в этом направлении, можно только радоваться. Вы знаете, поживем - увидим, в конце концов. Но а с другой стороны, кажется на днях господин Сечин объявил, что во всем виноваты навальные…

К.Орлова
 Навальный, Кудрин.

И.Прохорова
 Нет, там: кудрины, в том числе, и немцовы. Что как-то уж звучит немножко странно и не очень убедительно, я бы так сказала.

К.Орлова
 А вы сами-то видите какую-то попытку отыграть назад со стороны российских властей? Это касается всего: и конфликта в Украине,и отношений политических с США и Евросоюзом, которые, кстати, вводят новые санкции против России.

И.Прохорова
 Увы, увы, все это продолжается. Вы знаете, трудно сказать. Риторика – вещь важная. В дипломатии она, конечно, играем большую роль, и люди, которые умеют это считывать, многое могут предугадать. Но в нашей стране я уже наслушалась столько заявлений за свою жизнь очень разных, которые часто расходились, потом сходились с реальностью и действиями, поэтому, честно говоря, я с большим вниманием смотрю, что происходит и какие действия.

К.Орлова
 И что вы видите?

И.Прохорова
 Пока ничего радикально нового я не вижу и изменений. Но, что стали звучать разговоры очень аккуратные про целостность Украины – для меня это уже показатель, что, может быть, все-таки вся эта тяжелая и малоприятная, и не украшающая нас история с Донбассом и прочее, каким-то образом закончится, хотя я не очень понимаю, как это может закончиться к обоюдному удовольствию сторон. Не знаю, честно говоря, я просто слежу, внимательно это все наблюдаю, и конечно, очень переживаю как гражданин, за своих близких, за себя, что будет. Я думаю, что об этом все думают и размышляют. Но, конечно, очень бы хотелось, чтобы как-то здравый смысл все-таки возобладал.

К.Орлова
 А как вы считаете, возобновившаяся вчера дружба между США и Кубой, он какое-то значение здесь имеет. Вы знаете, я когда это услышала, я вдруг вспомнила свое детство, совсем раннее детство в начале 60-х годов, когда как раз победила революция в Кубе – мы же все выросли про эти песни про Кубу, какие-то кубинские мюзиклы про «остров свободы», это был такой романтический момент: молодой красавец Фидель, и все были в восторге – и как-то я, честно говоря, вздрогнула, потому что я поняла, что детство кончилось еще раз!

И да, наверное это очень существенный момент, это какое-то абсолютно изменение радикальное, как любят говорить: «геополитической обстановки» - что оно принесет для нас, мне трудно судить. В общем, Куба была долгим партнером, многолетним партнером России, Советского Союза. Это тоже как-то все меняет. Но посмотрим, как это все будет. Но я думаю, что это должно каким-то образом повлиять.
К.Орлова
 Вопрос вам, Ирина Дмитриевна на сайт, Свет-77 вас спрашивает: «Британская букмекерская контора принимает ставки на то, что президент Путин будет смещен к концу следующего года. Пока шанс 1 к 16. Какая вероятность по-вашему мнению?», и наверное, другие прогнозы появятся на сайте.

И.Прохорова
 Боже мой! Начинается! К гадалкам ходим –это называется. Поскольку у нас на всех каналах сидят гадалки, прорицатели и все прочее. Я как-то никогда такие вещи, я стараюсь…

К.Орлова
 Вы, правда, не задумываетесь о том, что правлению Владимира Путина может прийти конец раньше, чем даже в 2018 году?

И.Прохорова
 Все может быть. В нашей стране может быть все – вот это точно. Но в этом смысле может быть так, а может быть иначе. И вообще, всегда произойдет ровно так, как мы и не предполагаем, я это точно знаю. Ни одно предсказание, сколько не предсказывалось с середины 80-х годов, ни одно предсказание не сбылось, а было как-то совсем-совсем по-другому.

Честно скажу, мне важнее все-таки, чтобы наладилась нормальная легитимная смена власти без потрясений, без возмущений, без требований, чтобы это было прозрачно, нормально ситуация работала. Потому что, если опять начнутся такие полные распадения социальной жизни – это все-таки ужасно, это всегда приговор власти, которая не смогла правильно отрегулировать политическую ситуацию. Очень бы не хотелось, чтобы это происходило с какими-то насильственными вещами, хотелось бы, чтобы у нас были действительно честные и прозрачные выборы.
К.Орлова
 Это было особое мнение Ирины Прохоровой. На этом я с вами прощаюсь, до свидания.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..