суббота, 21 августа 2021 г.

«Это хуже Сайгона»

 

«Это хуже Сайгона»

42363222_303dddddddddd

Фото: static.dw.com

«Честно сказать, то, что делается сейчас, хуже, чем то, что произошло во Вьетнаме», — сказал ресурсу «Милитари таймс» 92-летний Ларри Чемберс, командовавший авианосцем «Мидвей» во время операции «Фриквент уинд», в ходе которой 29-30 апреля 1975 года на корабли были эвакуированы тысячи американцев и южных вьетнамцев. Чемберс, живущий ныне во Флориде, был первым чернокожим капитаном авианосца в истории и вступил в должность за несколько месяцев до падения Сайгона.

Вертолеты «Мидвея» доставили на него более трех тысяч беглецов из Вьетконга и северовьетнамских танков, рвавшихся к Сайгону. Операция началась с прибытия на авианосец вице-президента Республики Южный Вьетнам Нгуена Као Ки и генерал-лейтенанта Нго Куанг Труонг. Американский командующий во Вьетнаме, генерал Норман Шварцкопф, называл Труонга «самым блистательным тактическим командиром, которого я когда-либо знал».

В последующие часы на авианосец один за другим садились вертолеты с берега, находившегося в 75 минутах лета от «Мидвея». По словам Чемберса, это были огромные НН-53, бравшие до 250 человек каждый, и «Хьюи», вмещавшие по 50. «Вскоре палуба была заполнена испуганными мужчинами, женщинами и детьми, избежавшими смерти от рук наступавшего противника», — пишет корреспондент «Милитари таймс» Ховард Альтман.

В конце эвакуации капитан Чемберс принял решение, которое могло стоить ему карьеры, а то и свободы. Над авианосцем делала круги гражданская «Сессна берд дог», на которой находился майор южновьетнамских ВВС Буанг-Лай со своей семьей. Они бросали на «Мидвей» отчаянные записки с мольбой о помощи. Чемберсу было приказано велеть Лаю сесть в открытом море, поскольку палуба огромного корабля была заставлена прибывшими вертолетами, которым уже было некуда возвращаться. Капитан знал, что Лай и его родные вряд ли выживут, и принял историческое решение спасти союзника: он приказал своему экипажу столкнуть за борт вертолеты стоимостью миллионы долларов, чтобы расчистить на палубе место для посадки маленькой «Сессны».

Чемберс, вышедший в отставку в 1984 году в звании контр-адмирала, знал, чем он рискует. «Мне приходится жить со своей бабушкой, которая кричит мне в ухо: «Сделай по совести!». Отставник вспоминает мысли, которые приходили ему в голову, когда он принимал решение спасти союзного летчика и его семью. “У каждого человека есть совесть. Ты смотришь, какие у тебя варианты. В таких ситуациях нет выигравших. Ты делаешь, что можешь, делаешь то, с чем ты сможешь жить дальше, и знаешь, что у этого будут последствия».

Карьеру Чемберса, скорее всего, спасло то, что другие капитаны американской флотилии поступили точно так же. «Оказалось, — смеется он, — что, поскольку так много других кораблей спихнули в воду один-два вертолета, не отдашь же всех под трибунал! Но другим пришлось спихнуть один или два. А я, грешный, столкнул с палубы штук 25!».

Это была не последняя спасательная операция, в которой участвовал Чемберс. 15 лет спустя, 24 апреля 1980 года, он командовал эскадрой, дислоцированной в Аравийском море и готовой оказать воздушную поддержку десантникам, высадившимся в Иране с заданием освободить 52-х американских дипломатов, плененных в Тегеране.

Операция «Игл кло» закончилась трагедией. Американские вертолеты столкнулись в пустыне, погибли восемь военнослужащих. Президент Джимми Картер проиграл Рейгану и правил всего один срок. Он много напортачил, но провал операции, как считают, был главной причиной его поражения. Заложников освободили к инаугурации Рейгана, потому что муллы знали, что он не Байден.

Выступая на днях по Си-эн-эн, горемычный байденовский госекретарь Энтони Блинкен заверил: «Это не Сайгон!». И был прав. «Конечно, это хуже Сайгона», — говорит Чемберс. «Мы дали эти людям слово, что их спасем, и этого не сделали, — замечает он, имея в виду многих южных вьетнамцев, брошенных американцами после своего поражения. — В Афганистане мы бросаем тех, кто помогал нам, пока мы там были… Я не знаю, что собираются сделать талибы, но ничего хорошего не жду».

Он сказал еще до захвата ими Кабула, что эвакуировать своих из Сайгона было куда легче, потому что он расположен примерно в 30 милях от моря. Кабул лежит в 800 милях от Аравийского моря. Вертолеты так далеко не летают. «Сессны» — тоже.Кроме того, сейчас нам противостоит особый противник, добавляет старый моряк. «Помните все эти атаки, в которых люди готовы себя убить? — спрашивает он. — Это не тот мир, с которым мы имели дело во Вьетнаме».

Восток — дело тонкое.

Я жил в 1975 году в Америке, болел за Южный Вьетнам и хорошо помню другое отличие от Афгана. Тогдашние студенты, чьи внуки составляют сейчас костяк “Антифы”, ненавидели своих военных так же, как “Антифа” ненавидит ментов, и переносили эту ненависть на вьетнамских беженцев. Я работал тогда в Йельском университете и посетил в Нью-Хейвене студенческий митинг, участники которого требовали, чтобы в США не пускали беженцев, называвшихся boat people, потому что они спасались от коммуняк по морю на утлых лодчонках. Некоторые доплывали до цели, и вот их-то требовали не впускать юные йельские коммунары, чьи внуки захватили сейчас в Америке почти все командные высоты.

Наши спецслужбы еще не сроднились тогда с прогрессивной интеллигенцией, и меня растрогала история одного цээрушника, который вернулся на свой страх и риск в занятый коммунистами Южный Вьетнам, чтобы спасти оставленного там агента. Там он и пропал, как мой приятель Роберт Левинсон в Иране. Надеюсь, на траурной стене в Лэнгли есть и его безымянная звезда.

Пока писал, я все больше умилялся и совсем уже убедил себя, что нам надо постараться вывезти из Афгана всех афганцев, которые сотрудничали с США, и, разумеется, всех застрявших там американцев, желающих вернуться. Как вдруг наткнулся на интервью республиканца Шона Парнелла, который сейчас баллотируется в сенаторы в Пенсильвании, а прежде был комзвода в Афгане.

По словам Парнелла, у него был переводчик-афганец, который участвовал во всех операциях и боях наравне с его солдатами-американцами. В один прекрасный день этот верный союзник был пойман на том, что помог талибам закладывать иранскую придорожную бомбу, на которой подорвалась машина взвода, потерявшего четверых бойцов ранеными и одного погибшим.

Поэтому афганцев, наверное, следует все же по приезде проверить, а не сажать, как нелегалов, в самолет или автобус и отправлять в американскую глубинку на попечение местных властей. Проверять нужно было еще в стране пребывания, но талибы захватили ее слишко быстро, не оставив нам времени на светские условности.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..