суббота, 4 июля 2015 г.

Я ВЕРЮ В РУССКОЕ ЕВРЕЙСТВО


Зив-Ами Лиора, Израиль
Я верю в русское еврейство

       Аннотация:
За "железным занавесом" в "Красном Вавилоне" сформировалось новое еврейское самосознание – самосознане одиночек, образовавших вместе с другими обитателями "Красного Вавилона" собственную глобальную диаспору. Проблема в том, что советское еврейство не осознало свой опыт как опыт религиозный, опыт сокрытия Б-га, оставившего еврея наедине с собой. И это та причина, по которой, с одной стороны, еврейство "Красного Вавилона" чуждо всему остальному еврейству. А с другой стороны его опыт гибнет невостребованным никем. Есть ли надежда?
Да, создается впечатление, что у русского еврейства нет будущего.
После падения железного занавеса русское еврейство хлынуло на Запад: кто в Израиль, кто в США, Германию, Австралию и проч. В каждой из этих стран людям пришлось приспосабливаться к местным реалиям, в очередной раз успешно мимикрируя в новой среде. Молодое поколение, в основном, уже не говорит по-русски и не интересуется тем, что пришлось испытать за "железным занавесом" их отцам, дедам и прадедам. Ассимиляция идет полным ходом.
Полным ходом она идет и в среде тех русских евреев, которые остались на территории бывшего СССР. Правда, возникшие на этой территории еврейские центры, как и бесчисленные еврейские организации, создают видимость поддержания и даже расцвета еврейской жизни. Однако кроме возвращения в разрушенное большевиками еврейское прошлое им нечего предложить народу. Поэтому они и не могут определиться с содержанием своей деятельности, которая, кроме "профессиональных евреев", мало кого, похоже, волнует.
И, тем не менее, я верю в то, что русское еврейство еще не сказало своего главного слова потому, что не осознало свой опыт за железным занавесом как опыт диалога с Б-гом, когда Б-г... молчит.
Общеизвестно, что "железный занавес" отрезал русское еврейство от национального опыта, который определял самосознание еврея и формы коллективной самоорганизации народа на протяжении 3000 лет.
Вопрос, однако, в самом опыте: что он собой представляет?
Основы этого опыта были заложены еще тогда, когда формой самоорганизации народа Израиля был союз племен. Этот опыт удовлетворял потребностям народа не только в первое тысячелетие его существования на собственной территории, но на протяжении 2000-летнего рассеяния, когда союз племен трансформировался в союз рассеянных по всему миру общин.
Межобщинный союз был крепок, пока народы, в среде которых пребывали еврейские общины, находились примерно на одном и том же уровне цивилизационного развития. Каждая община вынуждена, была решать специфические проблемы, порождаемые нееврейским окружением, но внутри замкнутой общинной организации опыт был неизменен.
Ситуация принципиально изменилась, когда народы, в среде которых пребывали еврейские общины, оказались на разном уровне цивилизационного развития. Тогда и выяснилось, что цивилизация ставит перед евреями новые вопросы, ответы на которые невозможно найти в племенном опыте предков.
Разумеется, эти вопросы возникли у евреев Европы. Поэтому именно европейские евреи начали обогащать 3000-летний опыт всякого рода новшествами вроде просвещения (гаскалы), реформ иудаизма, эмансипации. Многих европейских евреев поиски ответов на возникшие вопросы привели к прямому разрыву с еврейским опытом, в котором они более не видели смысла.
Принято считать, что, отказываясь от традиционного 3000-летнего опыта, евреи ушли от Б-га. Но Писание дает основание для иного вывода, подтверждаемого опытом: именно эти "ушедшие", а не "оставшиеся" евреи воссоздали государство народа Израиля.
Почему это произошло, можно понять из Писания, которое устами пророка Ирмиягу повествует о двух Исходах, противопоставляя один другому: Исход из Египта, в ходе которого Б-г заключил с народом Израиля союз, условия которого, как предсказано, народ не выполнит. И Исход из Земли Северной и всех земель, после которого Б-г заключит с народом Израиля новый союз.
Возвращение на Землю Обетованную для воссоздания государства и есть начало нового Исхода – Исхода из Земли Северной и всех земель. И, прорываясь через границы ставшей невыносимо тесной традиционной общины, евреи стремились обрести необходимый народу новый опыт, так как 3000-летний опыт Исхода египетских рабов оказался полностью исчерпанным.
Не от Б-га евреи бежали, а, напротив, к Б-гу. Для заключения нового союза вместо того, который был заключен во время Исхода египетских рабов.
Достаточно сравнить два Исхода, чтобы понять, насколько этот вывод соответствует реальности.
Прежде всего, обращают на себя внимание масштабы двух Исходов: общечеловеческий Исход (Исход из всех земель) явно противопоставлен племенному Исходу (Исход рабов одного государства).
Опыт демонстрирует это различие наглядно.
При Исходе египетских рабов Б-г передал человечеству Свой Закон через выбранное Им племя, что привело к изоляции этого племени среди народов. Приняв этот Закон от народа Израиля, все аврамические народы интерпретировали Закон по-своему. Тем самым, с одной стороны создавалось разнообразие культурного опыта, а с другой стороны порождалась конфронтация и непримиримые межконфессиональные войны.
У воссоединения народа Израиля при Исходе из Земли Северной и всех земель иная цель – консолидация и культурный взаимообмен. Такова же цель и у народов мира. Как именно она достигается, народ Израиля продемонстрировал, воссоздав государство Израиль посредством национальной консолидации и объединения культурного опыта, накопленного евреями в среде других народов и, прежде всего, народов Европы.
Тем самым народ Израиля собственным примером продемонстрировал народам мира возможности взаимодействия диаспоры с метрополией. Теперь эти возможности появились и у представителей разных народов, расселившихся в ареале европейской культуры и получивших доступ к европейскому культурному опыту. Необходимо лишь создать модель, позволяющую использовать этот опыт на благо собственной метрополии.
Создание такой модели – а ею является государство "Диаспора– Метрополия" – действительно задача глобального масштаба. И создать эту модель могут только евреи.
Вторым отличием является мотивация Исхода.
В случае египетских рабов мотивация пришла извне. Рабы не хотели Свободы. Их приходилось уводить из рабства силой, посредством убеждения и чудес. Но даже при этом условии, как повествует Предание, большинство народа предпочло остаться в рабстве, а вышедшие из Египта постоянно капризничали и угрожали вернуться.
Мотивацию Исхода из Земли Северной и всех земель связывают с европейским антисемитизмом, сменившим свою окраску с конфессиональной на расовую. Однако, это огромная ошибка, так как от антисемитизма евреи по привычке бежали в "благополучные" страны, прежде всего в США.
Первопроходцы-халуцим, те, кто пришли возрождать Землю Обетованную, искали не лучшую жизнь, а жизнь достойную, искали Свободу – без рабской зависимости от хозяев, их чувств, их политики, их аппетитов и проч... Только такая мотивация позволила свершиться чуду возрождения. И хотя первопроходцы-халуцим были в подавляющем меньшинстве среди всех вернувшихся, именно они определили путь, по которому пошел весь народ.
Третьим отличием является мотивация деятельности.
И в тексте Писания, и в еврейских молитвах, постоянно подчеркивается связь между богоугодной деятельностью еврея и тем материальным вознаграждением, которое он получит от Б-га. Во время странствий по пустыне с неба падал ман, вода текла из камней и проч... Но и по пришествии на Землю связь между деятельностью и материальным вознаграждением за нее подчеркивается постоянно в обещаниях дождя, плодов земли, приплода скота и проч.
Б-гу фактически пришлось "покупать" рабов Египетского Исхода, способных служить только за плату.
Первопроходцы-халуцим видели в трудовой деятельности человека не только средство добывания хлеба, но творчество, и считали трудовую деятельность необходимым условием формирования личности как отдельного человека, так и народа в целом. Это уже была установка на культурное самосозидание человека, результат несомненного влияния нееврейского опыта, без которого невозможно существование в условиях цивилизации эпохи Третьего Храма.
Потребность в новом опыте и готовность использовать его для воссоздания государства свидетельствует о том, что в народе за 2000 лет рассеяния произошло некое качественное изменение, ощутив которое, народ ощутил и свою готовность к новому Исходу – Исходу из Земли Северной и всех земель.
И результат налицо: народ Израиля смог воссоздать государство исключительно благодаря культурному опыту, обретенному в среде народов.
Однако в воссозданном государстве выяснилось, что из узких рамок опыта Исхода египетских рабов не так легко вырваться.
В матрице этого ограниченного племенного опыта весь культурный капитал, веками копившийся народом Израиля в среде народов, не мог обрести того освящения, которое необходимо для строительства Третьего Храма. Поэтому соблюдение традиционных религиозных предписаний так и остались для народа единственным способом служения Б-гу, а наука и созданные на ее базе технологии, педагогика, политические идеи и проч. в этом качестве принципиально отрицались как "чуждые" опыту.
Причина очевидна: деятельность в этих областях является общечеловеческой и в этом качестве создает базу для осознания людьми своего единства. Тем самым эта деятельность объективно разрушает рамки племени, в результате чего традиционные руководители теряют власть над своей паствой.
Это и в самом деле чуждый рабам опыт. Стоило воссоздать государство, объединившее народ, как это стало очевидным: среди еврейского населения Израиля ни в одном секторе общества нет такого раскола, как в секторах, так или иначе связанных с раввинизмом – хранителем опыта Исхода египетских рабов.
Не осознавая несовместимость опыта Исхода египетских рабов с воссозданием государства, народ Израиля возвел раввинизм в ранг государственной религии. Сделал это народ потому, что в этом опыте хранилась сама идея возвращения народа в Сион, из-за чего аппеляция к этому опыту являлась единственным обоснованием возвращения на Землю Обетованную.
Тем самым народ совершил судьбоносную ошибку, последствия которой не замедлили сказаться. Начался процесс утраты и даже умышленного истребления накопленного в среде народов культурного капитала, что, прежде всего, сказалось на системе образования. Форма скопированного у европейских народов государства сохранилась, однако начала заполняться людьми, ментально подготовленными к жизни в условиях традиционной общины, но не государства.
Воссоздали себя характерные для безгосударственного существования взаимоотношения труда и капитала. Воссоздала себя рабская зависимость от народов (характерно в этом отношении, что смена ориентира с Советской России на США не изменила самой потребности в таком ориентире).
Самым же главным является то, что опыт Исхода египетских рабов не позволил народу Израиля поставить перед собой какие-либо значимые для народов мира цели. Поэтому колоссальный всплеск энергии народа, который в самом начале Исхода из Земли Северной и всех земель, замахнулся на строительство образцово-показательного общества всеобщей справедливости, основанного на идеалах пророков Израиля, очень быстро пошел на убыль. Возвращение начало терять смысл не только для народов мира, но и для самого народа Израиля.
Именно это обстоятельство позволило превратить малочисленную популяцию, обитавшую на Земле Обетованной до начала Исхода из Земли Северной и всех земель, в никогда не существовавший и лишенный какого-либо смысла существования "палестинский народ".
Значимость, которую "палестинский народ" народ обрел в глазах народов мира, свидетельствует прежде всего о той значимости, какую с наступлением эпохи Третьего Храма обретает возвращение народа Израиля на Землю Обетованную. Это возвращение не может не преследовать общечеловеческую цель. Но осознать это народ Израиля не в состоянии из-за того, что он находится в плену опыта Исхода египетских рабов.
Таким образом, метафизическая и ментальная зависимость народа от опыта Исхода египетских рабов породила характерные для этого опыта проблемы, которые и стали проблемами государства Израиль.
Необходимость в разрыве народа с опытом Исхода египетских рабов была очевидна еще отцам-основателям государства Израиль. И они надеялись добиться этого путем обновления всей жизни народа в воссозданном государстве. Однако реальность доказала, что само по себе воссоздание государства не обеспечивает разрыв с опытом Исхода египетских рабов. Требуется средство более радикальное.
Этим средством и явился «железный занавес», отсекший часть народа Израиля от остального народа и его 3000-летнего опыта.
Естественно, что это произошло в Земле Северной, в России, где за "железным занавесом" русскому еврейству предстояло оказаться в совершенно новых, не имеющих прецедента в еврейской истории условиях – в условиях "Красного Вавилона". Естественно и то, что событие это произошло на стыке эпох Второго и Третьего Храмов.
Как и 2500 лет назад народ Израиля, вернее часть народа, вновь оказался в "вавилонском плену", чтобы выйти из этого плена с новым опытом.
Оба "вавилонских плена" обрамляют собой эпоху Второго Храма. Оба продолжались 70 лет и проходили в условиях империй – Персидской империи в середине I века до н. э. и Советской сверхдержавы в XX веке н. э. Оба привели к качественному изменению народа. Однако, если первый "вавилонский плен" закрепил изоляцию народа Израиля среди народов мира, то второй "вавилонский плен" эту изоляцию разрушил, тем самым окончательно утвердив глобалистский характер Исхода из Земли Северной и всех земель.
"Красный Вавилон" – это вершина 2000-летнего рассеяния, завершающий его этап. Этап полного распада племенной консолидации. На протяжении жизни трех поколений советская власть посредством террора и всевозможных запретов искореняла 3000-летний опыт Исхода египетских рабов не только в жизненной практике советских евреев. Искоренялась даже память о нем.
Б-г замолчал. Вернее замолчали люди, на которых 3000 лет была возложена миссия – озвучивать Волю Б-га. И в наступившей тишине атеистического государства начался процесс формирования нового еврейского опыта, неизвестного той части народа Израиля, которая не прошла через "Красный Вавилон".
В "Красном Вавилоне" еврей впервые остался один на один с самим собой, лишившись даже традиционной общины, веками заменявшей евреям утраченное государство, лишившись каких-либо форм и содержания традиционной деятельности, какой-либо основы для взаимодействия с собственными соплеменниками.
В этих условиях необходимо было искать новую основу взаимодействия с другими людьми. И эта основа была найдена. Ею оказалась цивилизация, создаваемая совместным творчеством людей, независимо от национальной и конфессиональной принадлежности.
Это не могло не сказаться на самосознании еврея "Красного Вавилона". Отныне основой этого самосознания стало общее для всех советских граждан национальное происхождение. Однако в многонациональной империи у всех прочих граждан национальное происхождение базировалось на исторической памяти, общности языка и территории. И только у еврея не было даже этого. Он был один, один, как перст – «лицо еврейской национальности».
Соответственно и созидательная его энергия могла быть отныне направлена только на себя, на культурное самосозидание. Он был тем, что представлял собой лично, обладал лишь тем, что накопил сам. Лишь в мировой культуре он мог найти источник знаний и умений, из которых отныне состоял весь его еврейский капитал.
В этих новых условиях еврей начал созидать себя как личность, питаясь идеалами греческой пайдейи, которые он бессознательно впитывал из русской православной культуры. "Настоящими евреями" отныне представлялись те из евреев, кто наиболее преуспели в качестве творцов цивилизации – не просто ученые, инженеры, деятели искусства, организаторы производства, преподаватели и проч. – а все, кто представлялись высокоразвитыми людьми, умели добиваться целей самостоятельно и полагаться только на себя.
Так в "Красном Вавилоне", в условиях молчания Б-га, еврей пришел к тому уровню индивидуализма, что и европеец-христианин в результате Реформации. Но сделал он это не через конфессию, а через цивилизацию.
Свою принадлежность к отвергавшему евреев обществу евреи строили на своей полезности этому обществу, которое нуждалось в еврейских талантах и целеустремленности. Это вполне соответствовало амбициозным планам Советской сверхдержавы, которая использовала еврейские таланты в собственных интересах – для создания науки, промышленности и всего того, что должно было укреплять государство. Но эти планы невольно совпадали и с еврейским интересом, так как породили в еврее "Красного Вавилона" ощущение человека государства, способного мыслить и действовать на глобальном уровне развития цивилизации, достижение которого является условием наступления эпохи Третьего Храма.
Если бы не было воссоздано государство Израиль, и Советская сверхдержава не пошла с этим государством на конфронтацию, которая носила ярко выраженный юдофобский характер, возможно, этим бы и закончилось формирование опыта русского еврейства в условиях "Красного Вавилона".
Но случилось то, что случилось. И это лишь дало толчок развитию опыта.
Советская юдофобия, официально легализованная антисионизмом, развеяла интернационалистские иллюзии евреев "Красного Вавилона". Началась реакция в виде отторжения советского государства и солидарности с государством Израиль, национального возрождения, наконец, борьбы за Исход. И что самое удивительное, началось возвращение к Б-гу, но уже по собственной воле, а не по воле, навязанной извне.
К евреям возвращалась коллективная самоидентификация. Только теперь она рождалась из нового опыта – опыта "Красного Вавилона". Поэтому и базировалась эта новая самоидентификация на том, чего в принципе не могло быть прежде: на цивилизации, государственности и индивидуализме.
Разрушение "Красного Вавилона" вызвало настоящий еврейский Исход, Исход не одиночек, а народа, расселившегося по все миру. Эта массовость была необходима, чтобы проявилось принципиальное отличие еврейства "Красного Вавилона" от мирового еврейства, не прошедшего через этот опыт.
На сегодняшний день только русское еврейство имеет многочисленные личные, и даже родственные связи во многих государствах мира. Оно связано с множеством народов не только общим русским языком и общим прошлым, но и выношенными в условиях "Красного Вавилона" общими идеалами, общим пониманием современных проблем. Утратившее все стереотипы Исхода египетских рабов, в плену которых находится не прошедшее через "Красный Вавилон" мировое еврейство, русское еврейство открыто инновациям более, чем какая-либо иная группа.
То есть современное русское еврейство обладает набором качеств, которым не обладает какая-либо иная группа в мировом сообществе. Вопрос лишь в том, сможет ли оно использовать эти качества или лишится их, не обнаружив в них никакой пользы?
Я верю в то, что сможет. И у меня есть основания для этой веры.
Я верю в русское еврейство потому, что его судьба однозначно доказывает: союз народа Израиля с Б-гом нерасторжим. Б-г ведет разговор со Своим народом даже в Своем молчании и даже тогда, когда Б-г молчит, еврей, известным лишь ему способом, слышит своего Б-га.
Никогда не прерывается и не прервется этот диалог, потому что диалог этот вечен.
А вот Исход египетских рабов с его опытом конечен.
Я верю в русское еврейство еще и потому, что оно интуитивно сопротивляется любой попытке впихнуть его в убогие рамки расплодившихся организаций, в которых вольготно чувствует себя та часть мирового еврейства, которая не прошла через "Красный Вавилон" и не имеет понятия о его опыте.
Не для создания организаций прошло русское еврейство через новый "вавилонский плен". Его миссия – создание государства нового типа – «Диаспора - Метрополия".
И я верю в то, что русское еврейство с этой миссией справится.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..