пятница, 8 июля 2022 г.

Пиар-война премьер-министров, дилемма Шакед и "фактор харедим". Итоги политической недели

 

Пиар-война премьер-министров, дилемма Шакед и "фактор харедим". Итоги политической недели

время публикации:  | последнее обновление: 
блогверсия для печатифото

Редакция NEWSru.co.il продолжает публикацию пятничных обзоров политической ситуации, которые готовит журналист Габи Вольфсон.

На исходе минувшей субботы Яир и Лихи Лапид перебрались в Иерусалим и поселились в вилле на улице Бальфур, расположенной около официальной резиденции главы правительства. В доме, где на данном этапе обосновалась семья Лапид, обычно живут охранники премьер-министра. Это, не совсем обычное местожительства, выбрано не случайно.

Официальная резиденция премьер-министра находится на ремонте, а Лапид не хотел повторять "прецедент Беннета", превращая частную квартиру в Рамат Авиве в запасную резиденцию. И дело не в непреодолимом стремлении Лапида жить и работать в Иерусалиме. Два основных мотива лежат в основе этого шага. Прежде всего, любое переоборудование квартиры в некое подобие резиденции главы правительства является крайне дорогостоящим мероприятием, и оппозиция уже не первый месяц снимает урожай пиара с истории о 50 миллионах, в которые обошлось или якобы обошлось государству переустройство дома Нафтали Беннета в Раанане. Но, возможно, более важным мотивом является желание Лапида как можно быстрее и как можно прочнее закрепить в сознании израильтян тот факт, что он является главой правительства Израиля.

Собственно говоря, именно это и будет главной козырной картой в ходе предвыборной кампании "Еш Атид". Яир Лапид крайне мало что сможет практически сделать за четыре месяца, оставшиеся до выборов. В Израиле нет закона, ограничивающего переходное правительство, и с точки зрения сухой буквы закона, это правительство ничем не отличается от обычного.

Во время брифинга для израильских журналистов в ходе визита в Париж именно это и сказал премьер-министр: "Нет такого "переходное правительство". Есть правительство со всеми полномочиями", – сказал он.

На самом деле, судебные прецеденты и распоряжения юридического советника правительства весьма ограничивают шаги правительства в период предвыборной кампании – как с точки зрения назначений, так и с точки зрения решений, имеющих долгосрочные последствия. Поэтому, в основном, премьер-министр сфокусируется на заявлениях и встречах с мировыми лидерами.

Шикарный подарок в этом плане Лапид получит уже на следующей неделе, когда в Израиль прибудет президент США Джо Байден. Пока неизвестно, будут ли у этого визита какие-то реальные результаты. Газета "Едиот Ахронот" сообщила 7 июля, что во время или сразу после визита возможен визит "высокопоставленного представителя Израиля" в Саудовскую Аравию. Это бесспорно станет бонусом для нового главы правительства. Но, даже и без очевидных результатов, рукопожатия с Байденом лягут в основу предвыборной кампании Лапида.

Совсем недавно даже среди его сторонников мало кто верил в возможность того, что Лапид займет кресло премьер-министра. Он более воспринимался как человек слов, красивых слов, и в гораздо меньшей степени как человек, способный принимать решения. Кадры встречи с Байденом вкупе с сообщениями о продолжении "таинственных" ударов по сирийской территории призваны этот имидж изменить.

Президент США сделает все, чтобы помочь Лапиду. Сегодняшняя администрация в Вашингтоне почти не скрывает своего желания видеть Лапида (или кого-то другого, кого не зовут Биньямин Нетаниягу) на посту премьер-министра и после выборов. Вряд ли мы услышим заявления, подобные тем, что прозвучали из уст президента Франции Эммануэля Макрона, который сказал, что хочет видеть в Лапиде человека, который изменит ситуацию на палестинском направлении. Немало бледных лиц было в окружении Лапида после этого заявления французского президента. Глава "Еш Атид" отнюдь не хочет давать "Ликуду" пищу для обвинений его в левизне.

К новой ситуации привыкает не только Лапид. Эта предвыборная кампания будет необычной и для главного кандидата на пост премьер-министра. Биньямин Нетаниягу впервые за 14 лет начинает предвыборную кампанию не в качестве премьер-министра. Он уже не может организовать зарубежное турне, принять решение о строительстве в поселениях или объявить о той или иной экономической программе, которая вступает в силу немедленно. Все, что остается Нетаниягу, это критиковать Лапида и его действия. Критиковать и обещать сделать все иначе, лучше.

На данном этапе Нетаниягу продолжает странную и не очень этичную с государственной точки зрения политику делегитимации правительства Лапида. Глава оппозиции отказывается даже от оговоренных в законе встреч для получения от премьер-министра информации оборонного характера. Утверждения Нетаниягу, согласно которым он опасается, что кадры этих встреч будут использованы Лапидом в ходе предвыборной кампании, звучат неубедительно. Глава правительства и глава оппозиции могли бы прийти к соглашению о том, что фотографии этих встреч не публикуются. Скорее всего, Нетаниягу просто не хочет давать Лапиду возможность почувствовать свое преимущество. Не в первый раз в последние годы политические интересы оказываются важнее интересов государства.

По свидетельствам людей, которые общаются с Биньямином Нетаниягу, он начал эту предвыборную кампанию полным энергии и сил. Вопреки распространенному мнению, его не очень заботят острые, чтобы не сказать резкие, а порой и на грани фола высказывания его товарищей по партии. Когда на этой неделе депутат Йоав Киш заявил, что если юридический советник правительства разрешит министру обороны назначить нового начальника генштаба в предвыборный период, то после прихода к власти "Ликуда" ее тут же отправят в отставку, а депутат Шломо Караи поспешил уточнить, что в отставку ее отправят в любом случае, Нетаниягу конечно опубликовал стандартное заявление с осуждением, но в самом "Ликуде" не спешат отмежевываться от слов Киша и Караи. Депутат Эли Коэн заявил в интервью "Кан РЭКА, что необходим закон, позволяющий новой власти (любой новой власти) менять чиновников, назначенных властью старой. Все чаще в высказываниях депутатов от "Ликуда" звучат голоса о том, что после выборов правые "начнут властвовать по-настоящему". Во внутренних опросах, которые "Ликуд" проводит, острая позиция депутатов по отношению к институтам власти находит поддержку. Разумеется, это связано и с продолжающимся судом над Нетаниягу. Об этом будет сказано далее. На этом фоне уход со сцены Юваля Штайница вполне объясним. Интеллигентный доктор философии в последний год с трудом находил свое место на поле боя без правил, в который превратилась политическая борьба. Жена Штайница Гила Кнафи-Штайниц стала судьей Верховного суда, и бывший министр финансов оказался между ликудовским молотом, стремящимся наносить удары по существующим институтам власти, и семейной наковальней. Он решил уйти в сторону.

Праймериз в "Ликуде" пройдут, во всей видимости, 3 августа. В партии есть те, кто недовольны тем, что так мало времени отведено на подготовку и формирование союзов, альянсов и списков. Результаты праймериз в большой степени станут индикацией того, в какую сторону движется кампейн "Ликуда". Если Дуди Амсалем, Галит Дистель-Атбарьян, Май Голан и остальные любители скандалов окажутся на относительно высоких местах, тактика жесткой, почти грубой риторики (при мягком "ну -ну-ну" со стороны главы партии) продолжится.

Еще один вопрос, который в "Ликуде" пока не решили, это отношение к партии "Ямина". В этом отношении "Ликуд" не уникален. В политической системе все с большим интересом смотрят на Айелет Шакед, пытаясь ответить на вопрос – на что она рассчитывает. Те правые, которые не хотят возвращения к власти Нетаниягу, не проголосуют за нее, так как она совершенно однозначно намерена войти в коалицию во главе с "Ликудом". Те правые, хотят возвращения к власти Нетаниягу, не проголосуют за нее, так как помнят, что она вошла в коалицию с "Аводой", МЕРЕЦ и РААМ. Социологи полагают, что есть очень небольшая прослойка избирателей, которые хотя создания правого правительства, но не готовы голосовать за "Ликуд" или "Ционут Датит". Крайне сомнительно, что этих голосов хватит, чтобы преодолеть электоральный барьер. Сама Шакед демонстрирует уверенность в успехе, однако и она колеблется. Глава "Ямины" понимает, что провал на выборах – это значительно хуже, чем неучастие в них. Во всех опросах "Ямина" находится на грани электорального барьера. Если тенденция не изменится, то в "Ликуде" сделают все для того, чтобы "утопить" эту партию, с минимумом утраты голосов.

Пока что атаки на "Ямину" ведутся в основном не со стороны "Ликуда", а со стороны "Тиква Хадаша" – еще одной партии, будущее которой более чем туманно. Гидеон Саар призывает не голосовать за Шакед, так как она войдет в правительство с Нетаниягу. Шакед, в свою очередь, утверждает, что Саар совсем недавно вел переговоры с "Ликудом". Министр юстиции в интервью "Кан РЭКА" отверг эти утверждения, заявив, что речь шла исключительно о предложениях, которые даже не обсуждались. (В многочисленных публикациях представлялась совсем иная картина и говорилось о том, что переговоры велись более чем предметно, однако застопорились из-за отсутствия формулы, обеспечивающей доверие сторон). Как бы то ни было, Саар надеется поживиться голосами избирателей Шакед, а она все еще надеется увидеть в своем списке Йоаза Хенделя. Возможно, союз между "Тиква Хадаша" и "Дерех Эрец" (партией, представителями которой являются Йоаз Хендель и Цви Хаузер) непрочен. Шакед уговаривает Хенделя "начать новую жизнь" в партии "Ямина". Пока без особого успеха.

Шакед колеблется. На этой неделе она встречалась с раввином Хаимом Друкманом, наиболее авторитетным раввином в религиозном сионизме. На следующий день раввина посетил замминистра по делам религий Матан Каана. Содержание бесед не публикуется, но в правых кругах полагают, что раввин Друкман пытается по возможности уменьшить раскол на правом фланге.

А на левом фланге, тем временем, идут свои бои. Заместитель министра экономики Яир Голан объявил о том, что было известно уже давно: о решении баллотироваться на пост главы МЕРЕЦ против Ницана Горовица. При всей нерелевантности МЕРЕЦ для решения вопроса о том, кто будет главой правительства, эта схватка обещает быть короткой и увлекательной. Многие полагают, что экстремистские заявления Яира Голана ("поселенцы Хомеш – недочеловеки", "освободить Израиль от раковой болезни, имя которой Биньямин Нетаниягу") были своего рода подготовкой к борьбе за место лидера партии. Если Голан победит (а мне такая возможность кажется более чем реальной), это будет означать, что МЕРЕЦ продолжает процесс радикализации.

Одновременно в левых кругах все сильнее звучит критика в адрес партии "Авода", лидеры которой категорически отказываются даже взвешивать возможность объединения с МЕРЕЦ. Мерав Михаэли продолжает утверждать, что между двумя партиями есть большая идеологическая разница, однако нужен особо чувствительный микроскоп, чтобы эту разницу разглядеть. С другой стороны, провал МЕРЕЦ, которая, по всем опросам, едва преодолевает электоральный барьер, будет автоматически означать, что у блока Нетаниягу есть 61 мандат. Ответственность за это может пасть и на "Аводу".

Переговоры между "Кахоль Лаван" и "Тиква Хадаша", которые казались наиболее перспективными, внезапно стали пробуксовывать. Перспективными они казались, так как отвечали интересам обеих партий. "Тиква Хадаша" получит гарантию преодоления электорального барьера, а "Кахоль Лаван" – улучшенную позицию для представления Бени Ганца как кандидата на пост главы правительства. Однако у всего есть обратная сторона. В "Кахоль Лаван" не хотят отдавать места партии Саара, а в "Тиква Хадаша" опасаются союза с партией, которая легко может войти в коалицию с Нетаниягу. Сейчас никто не возьмется предполагать, чем эти переговоры закончатся.

По самому неожиданному вопросу в политической системе постепенно образуется консенсус. Почти все партии едины во мнении о том, что в следующей коалиции будут участвовать ультраортодоксальные партии. И если их участие в коалиции с Нетаниягу – это естественный процесс, то в остальных случаях все сильно менее однозначно. Когда министр туризма Константин Развозов завил на этой неделе в интервью Ynet, что не исключает возможности коалиции с ультраортодоксами, это прошло почти незаметно. В "Еш Атид" тоже хорошо умеют считать и понимают, что без хотя бы одной ультраортодоксальной партии у них нет коалиции.

А Бени Ганц, которого следует рассматривать как потенциального кандидата на пост премьер-министра, давно и активно ведет переговоры с "харедим".

В ШАС и "Яадут а-Тора" не скрывают того, что их приоритетом является правая коалиция во главе с Биньямином Нетаниягу. ШАС, вероятнее всего, предпочтет остаться в оппозиции, если Нетаниягу вновь не удастся сформировать коалицию. Но в "Яадут а-Тора" открыты для предложений.

Единственной партией, отвергающей возможность союза с ультраортодоксами, остается НДИ. Министр сельского хозяйства Одед Форер заявил в интервью "Кан РЭКА", что осуществление тех реформ, которые хочет провести НДИ, невозможно, когда в коалиции присутствуют ШАС и "Яадут а-Тора".

На этой неделе также стало известно о том, что НДИ намерена потребовать после выборов портфель министерства внутренних дел. Если НДИ продолжит упорствовать в своем отказе работать в одном правительстве с ультраортодоксами, это требование может остаться на бумаге, а НДИ – в оппозиции.

На этой неделе возобновился судебный процесс по делам, фигурантом которых является Биньямин Нетаниягу. Суд рассматривает "дело 1000", в рамках которого Нетаниягу обвиняется в получении незаконных подарков от бизнесменов. До сих пор дела Нетаниягу не наносили ущерба позициям "Ликуда". На мартовских выборах 2020 года, состоявшихся вскоре после предъявления Нетаниягу обвинений, "Ликуд" набрал 36 мандатов – лучший результат, которого когда-либо добился Нетаниягу. Однако сейчас ситуация иная. Избиратели не вдаются в хитросплетения отношений между Нетаниягу и Аловичем ("дело 4000") или отношений Нетаниягу и Мозеса ("дело 2000"). Но неприглядная картина, открывающаяся в ходе свидетельских показаний по "делу 1000", может иметь эффект. Бутылки с шампанским в непрозрачных пакетах, коробки сигар, украшения на тысячи и тысячи шекелей – все это люди могут себе гораздо легче представить, чем разобраться в сути сделки "Безек" – YES. Израильтяне хорошо относятся Биньямину Нетаниягу, это очевидно из опросов, однако манеры и недостойное (хоть и неясно, образующее ли состав преступления) поведение, может оттолкнуть избирателей. Лидеру "Ликуда" остается надеяться на то, что свидетельские показания по этому делу завершатся задолго до 1 ноября 2022 года – даты выборов в Кнессет 25-го созыва.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..