пятница, 29 июля 2022 г.

Андрей Илларионов | Базовое уравнение войны

 "Континент"

Андрей Илларионов | Базовое уравнение войны

Обсуждение военных действий неизбежно сопровождается дискуссией относительно факторов, какие, по мнению тех или иных авторов, оказывают существенное воздействие на ход войны. Пожалуй, ни один из них не получил такого внимания, как очередные виды «чуда-оружия». Целый ряд его видов активно обсуждался на наших глазах – Джавелины, Стингеры, Свитчблейды, дроны-камикадзе, система «Кропива», гаубицы М777, Панцергаубицы-2000, Хаймерсы, сетецентрическая война… Очевидно, будут еще.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

За то время, пока публика с энтузиазмом обсуждала выдающиеся достоинства одного вида «чуда-оружия» вослед другим, агрессор занял Новую Каховку, Херсон, Энергодар, Запорожскую АЭС, Васильевку, Мелитополь, Бердянск, Волноваху, Мариуполь, Купянск, Изюм, Лиман, Святогорск, Светодарскую дугу, Попасную, Северодонецк, Лисичанск, Углегорскую ТЭС, ликвидировал плацдармы ВСУ в районах Старого Салтова и Давыдова Брода, вновь продвинулся к Харькову и снова обстреливает его из артиллерийских орудий.

Необходимость недопущения распространения пессимистических настроений и важность сохранения боевого духа сражающейся страны совершенно понятна. Однако задача психологической поддержки армии и общества во время войны не отменяет задачи адекватной оценки реального положения на поле боя, а также рядом с ним, жесткой формулировки вытекающих из этой оценки задач и затем безусловного их выполнения.

Прежде всего необходимо разобраться с базовыми понятиями, относящимися к межгосударственному вооруженному противоборству, известному под названием «война». Важнейшими из них являются:

– определение победы в войне;

– базовое уравнение войны;

– фактический баланс сил сторон, достижение военного паритета, военного преимущества и победы в войне.

Определение победы

И в литературе и в текущей общественной дискуссии встречаются разные определения того, что называлось ранее и что сейчас может называться победой в войне. Независимо от того, какими являются эти определения, входят ли в них те или иные политические, дипломатические, экономические и прочие условия, какого размера контрибуции, репарации, компенсации, и т.п. платежи какой-либо стороной осуществлялись, каким было соотношение потерь сторон, насколько той или иной стороне удавалось добиться своих первоначальных целей, базовый критерий победы в войне – это переход террритории от проигравшего в пользу победителя.

По итогам Северной войны 1700-1721 гг. Россия заплатила Швеции 2 млн. ефимков, но тем не менее получила Лифляндию, Эстляндию, Ингерманландию, Южную Карелию и тем самым оказалась победительницей.

В ходе советско-финской (Зимней) войны 1939-40 гг. людские потери СССР превысили потери Финляндии, по разным оценкам, в 5-7 раз, но СССР получил Карельский перешеек, Северное Приладожье, Старую Саллу, Петсамо, Гогланд, а также полуостров Ханко в аренду, и тем самым стал победителем.

В нынешней российско-украинской войне, конвенциональная часть которой началась в 2014 г., юридическое завершение войны при сохранении какой-либо части международно признанной территории Украины под контролем России означало бы победу агрессора. Возвращение вооруженных сил сторон на линию межгосударственной границы по состоянию на 19 февраля 2014 г. означало бы лишь восстановление международно признанной российско-украинской границы, т.е. возвращение к статус-кво.

Базовое уравнение войны

Основные факторы, оказывающие воздействие на ход и исход военного противоборства, можно представить в виде нескольких важнейших переменных в базовой формуле войны:

Y = Q * T * L * G * GE * M * FE * W * WE,

где:

Y – yield – результат войны;

Q – quality of leadership (military, state, diplomatic, economic, etc.) – качество руководства (военного, государственного, дипломатического, экономического и т.п.) в ходе вооруженного противостояния;

T – timing – тайминг, время (сезон) ведения военных действий;

L – location – местность, место (театр) ведения военных действий;

G – logistics – логистика, размеры логистического потенциала;

GE – logistics effectiveness – качество логистики, качество логистического потенциала и эффективность его использования;

M – military – размеры ВС, численность вооруженных сил;

FE – fighting effectiveness – качество солдата, военнослужащего, боеспособность вооруженных сил;

W – weapon potential – размеры военного потенциала, численность вооружения, боевой техники, боеприпасов, пригодных к военному использованию;

WE – weapon effectiveness – эффективность использования военного потенциала, включает в себя как качественные характеристики имеющегося вооружения, так и эффективность его использования.

Для двух противоборствующих сторон, например, для Украины и России, основное уравнение войны выглядит как:

Qu * Tu * Lu * Gu * GEu * Mu * FEu * Wu * WEu = Qr * Tr * Lr * Gr * GEr * Mr * FEr * Wr * WEr,

где левая часть уравнения представляет соответствующие показатели для Украины (u), а правая – для России (r).

Нетрудно видеть, что военное преимущество и, следовательно, основания для победы той или иной стороны складываются из сочетания («умножения») основных факторов для каждой из сторон:

– более высокого качества руководства;

– более благоприятного времени военных действий;

– установления контроля за стратегически важными маршрутами, позициями, территориями;

– более значительного логистического потенциала;

– более высокого качества логистического потенциала и более высокой эффективности его использования;

– большей численности вооружённых сил;

– более высокой боеспособности вооруженных сил;

– более крупного военного потенциала;

– более высокого качества вооружения и более высокой эффективности его использования.

Стороны, участвующие в военном противоборстве и нацеленные на достижение победы, предпринимают усилия по увеличению величин каждого из факторов, находящихся в их распоряжении.

Естественно, отставание одной из сторон от другой по величинам одних факторов может частично компенсироваться превосходством над противником по другим факторам. Тем не менее итоговый результат получается в результате сочетания («умножения») значений всех этих составляющих.

Качество руководства вообще, военного в частности, традиционно признается одним из важнейших факторов, объясняющих успех военных действий, в особенности тогда, когда противник обладает серьезным преимуществом по другим слагаемым. Высокое качество военного руководства получило название военного искусства, а ярчайшие примеры его проявления хорошо известны по действиям, например, Александра Македонского, Карла Мартелла, Стефана Батория, Густава II Адольфа, Яна Собеского, Евгения Савойского, Наполеона Бонапарта, Карла Густава Маннергейма.

Выбор благоприятного времени для начала военных действий (или отдельных военных операций) – т.н. фактор внезапности – также хорошо известен: например, германское вторжение в СССР было начато в 3 часа 15 минут утра 22 июня 1941 г., атака японской авиации на Перл-Харбор началась во время завтрака пилотов на авиабазе США около 7:50 утра 7 декабря 1941 г., арабские армии напали на Израиль в исключительный для евреев Судный день (Йом-Киппур) 6 октября 1973 г.

Выбор стратегически важной местности для проведения военных действий позволяет понять, почему столь часто они разворачивались в окрестностях таких мест, как, например, Смоленск, Орша, Даугавпилс (Двинск), Верден, Седан.

Военные действия по разрушению логистического потенциала противника могут быть проиллюстрированы маршем Шермана к Саванне в 1864 г., рейдом Мамантова по тылам красных в 1919 г., французской кампанией вермахта в 1940 г.

Сокращенная версия базового уравнения войны

С начала нынешней стадии российско-украинской войны 24 февраля 2022 г. первые пять выше названных факторов изменились незначительно. Похоже, что в обозримой перспективе трудно ожидать существенного увеличения значений этих факторов.

Качество военного руководства каждой из сторон в конечном счете будет оценено по итогам войны.

После начала военных действий фактор внезапности, в частности, и фактор тайминга в целом проявляется уже только в тактических операциях, редко – в оперативных, и уже никогда – в стратегических.

После начала военных действий их географический театр, т.е. фактор местности, уже определен. Его незначительные изменения возможны, крупномасштабные – маловероятны.

После начала военных действий логистический потенциал сторон также уже определен. Он может подвергаться тактическим корректировкам, как это проявилось в последние недели в результате регулярного применения Хаймерсов. Однако значительных изменений стратегического характера в размерах логистического потенциала и эффективности его использования пока не произошло.

Таким образом, с начала войны радикального изменения соотношения сил сторон по первым пяти факторам не случилось, в дальнейшем оно также кажется маловероятным.

Остаются четыре последних фактора – численность вооруженных сил, их боеспособность, размеры военного потенциала и эффективность его использования. Это те факторы, значительное изменение величин которых в обозримой перспективе, во-первых, возможно, а, во- вторых, в случае осуществления – способно изменить баланс в базовом уравнении войны.

Определить количественные характеристики как сравнительной боеспособности вооруженных сил, так и эффективности использования ими оружия сами по себе в настоящее время представляется затруднительным. Однако их совместный интегральный показатель можно оценить по соотношению потерь сторон.

Поскольку со стратегической точки зрения соотношение сил сторон по первым пяти факторам можно признать близким к постоянному, следовательно, сокращенная версия базового уравнения войны может выглядеть так:

Mu * Wu * CEu = Mr * Wr * CEr,

где:

Mu и Mr – численность вооруженных сил, участвующих в военных действиях, соответственно Украины и России;

Wu и Wr – размеры военных потенциалов, применяемых в военных действиях, соответственно Украины и России;

CEu и CEr – комбинированная эффективность применения в военных действиях вооруженных сил соответственно Украины и России.

Фактический баланс сил сторон

В настоящее время имеются некоторые количественные оценки указанных факторов.

Украинская разведка оценила численность ВСР, участвующих в боевых действий против Украины, в 330 тыс. Судя по данным Минобороны Украины, численность ВСУ, участвующих в боевых действиях, близка к 350 тыс. Таким образом, соотношение численности ВСР и ВСУ близко к единице.

Соотношение военных потенциалов России и Украины на 23 февраля 2022 г. по основным конвенциональным видам оружия составляло 10-15 раз в пользу ВСР. Соотношение артиллерийских потенциалов сторон на начало июля составило 6-10 раз. Работа Хаймерсов в последние недели снизила это соотношение, возможно, до 3-5 раз.

О соотношении комбинированной эффективности применения ВСУ и ВСР говорят данные о соотношении потерь сторон. Если в феврале-марте это соотношение составляло 4,1 раза, то в июле оно снизилось до 1,3 раза в пользу ВСУ.

Подставляя в сокращенную версию базового уравнения войны количественные оценки входящих в него переменных, получаем преимущество ВСР над ВСУ, минимум, в 2,5-4 раза.

Сокращение этого преимущества, тем более достижение военного паритета, то есть приблизительного равенства левой части базового уравнения его правой части, возможны только при значительном увеличении военного потенциала Украины, какое достижимо лишь при массовых поставках союзниками вооружений, боевой техники, боеприпасов.

Естественно, это лишь самые первые, весьма приблизительные и, очевидно, весьма неточные, расчеты. Уточнение значения каждого параметра с обеих сторон, к тому же подверженного изменениям, поправки на выбытие уничтоженного, поврежденного, захваченного оружия, на количество нового вооружения, доставленного в Украину и на его качество безусловно внесут коррективы в полученные расчеты. Кроме того, очевидно, необходимо вносить поправки на потери оружия и на его пополнение с российской стороны, не говоря уже о потенциале увеличения численности ВСР за счет мобилизации – нынешней и возможной будущей.

«Чудо-оружие и победа в войне»

Что же касается роли в военных действиях различных видов «чуда-оружия», то следует помнить, что практически с первых же дней германо-советской войны РККА активно применяла ракетные минометы «Катюша», аналогов которых в вермахте не было, но которые сами по себе, как известно, не смогли изменить ход войны на Восточном фронте.

С другой стороны, вермахт успешно использовал танки «Тигр», превосходившие аналогичные машины противника, а также не имевшие себе равных фаустпатроны, крылатые ракеты «Фау», реактивные истребители Мессершмитт-262, Хейнкель-162. Более того, в течение бОльшей части войны вермахт по своей боеспособности заметно превосходил ВС практически всех своих противников и даже на завершающей стадии войны, очевидно, если и уступал им, то ненамного. Главной причиной, по которой Германия потерпела поражение, явилось не наличие «чуда-оружия» у союзников и не более высокое качество их вооруженных сил. Германию победили ВС антигитлеровской коалиции, заметно превосходившие вермахт как по своей численности, так и особенно по своей вооруженности.

Этот важнейший урок Второй мировой войны следует помнить и участникам антипутинской коалиции.

Источник

Андрей Илларионов
Автор статьиАндрей Илларионов Экономист, политик

Экономист, старший научный сотрудник Центра 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..