понедельник, 25 апреля 2022 г.

Как экономка нацистского офицера прятала евреев в подвале

 

Как экономка нацистского офицера прятала евреев в подвале

Подготовил Семен Чарный 25 апреля 2022
Поделиться275
 
Твитнуть
 
Поделиться

Роман Халлер был зачат в подвале дома, где его родители и десять других евреев прятались во время Второй мировой войны. Это был не просто какой-то дом – он принадлежал нацистскому офицеру. Экономка хозяина дома тайно привезла евреев в подвал и заботилась о них, пишет журналист NBC Рич Шапиро.

В течение двух лет молодая женщина по имени Ирена Гут прилагала невероятные усилия, чтобы обезопасить жизни двенадцати человек, а также обеспечить шанс на жизнь ребенку.

Ирена Гут

Узнав о беременности, будущие родители попросили Ирену помочь сделать аборт, потому что плачущий младенец поставил бы под угрозу жизни людей в подвале. Но она настояла, чтобы ребенок родился.

В какой-то момент нацистский офицер обнаружил евреев в своем подвале. И Гут заключила с ним мучительную сделку: согласилась стать его любовницей в обмен на молчание и покровительство офицера.

«Ирена Гут для меня как вторая мать, – говорит 77-летний Халлер. – Без нее меня бы не было в живых».

Примечательно, что нацистский офицер также сыграл значительную роль в его жизни.

 

«Праведные спасатели» 

Гут, умершая в 2003 году в возрасте 81 года, оказалась в числе тех неевреев, которые рисковали жизнью, чтобы спасти евреев, преследуемых нацистами.

Эти люди являются объектом новой кампании, посвященной Международному дню памяти жертв Холокоста.

Кампания в социальных сетях — с хэштегом «#Не будь сторонним наблюдателем: те, кто рисковал всем, чтобы спасти жизнь», — призвана подчеркнуть героизм таких людей, как Ирена Гут, и вдохновить будущие поколения. Кампания была инициирована Конференцией по материальным претензиям евреев к Германии, также известной как Claims Conference, в партнерстве с центром памяти жертв Холокоста Яд ва-Шем.

«Одна из идей, которые мы пытаемся донести, это сила личности: один человек может изменить ситуацию, — говорит Грег Шнайдер, вице-президент Claims Conference, обеспечивающей компенсации жертвам Холокоста по всему миру. — В еврейской традиции есть тезис: «Если ты спасешь одну жизнь, это все равно, как если бы ты спас целый мир». Эти истории являются прекрасными примерами тому».

Шнайдер считает, что необходимо широко информировать людей о мужественных поступках тех, кого называют «праведными спасателями», или «Праведниками народов мира». Ныне живы лишь около 150 человек, признанных центром Яд ва-Шем «праведниками».

«Они могли бы просто посмотреть в другую сторону, — замечает Шнайдер. — Им не обязательно было рисковать своей жизнью ради чьей-то другой…»

Гут родилась в польской католической семье и была старшей из пяти дочерей. В 1939 году 17-летняя студентка-медсестра жила вдали от дома, когда началась война.

Ирена присоединилась к группе польских партизан, скрывавшихся в лесу. Однажды она оказалась одна на окраине городка, ее заметили советские солдаты и погнались за ней. Как она рассказала в своей книге, она была изнасилована и избита.

После выздоровления ей удалось воссоединиться с семьей. Но когда ей было 19, в период немецкой оккупации, ее схватили и заставили работать на заводе по производству боеприпасов.

Гут, страдавшая анемией, однажды упала в обморок прямо у ног майора вермахта Эдуарда Ругемера. Он почувствовал симпатию к светловолосой голубоглазой девушке и устроил на менее обременительную работу в солдатскую столовую в городе Тернополь, на территории нынешней Украины.

Ирена Гут

Было известно, что нацисты устраивают облавы на евреев и отправляют их в лагеря смерти.

Однажды в июле 1942 года Гут стала свидетельницей подобных ужасов: нацистские солдаты открыли огонь по евреям посреди улицы. В какой-то момент Ирена увидела, как солдат подбросил ребенка над головой и выстрелил в него, будто это был глиняный голубь.

«Это было нечто такое, что невозможно забыть», — вспоминала она в 2001 году, после публикации своей книги «В моих руках: воспоминания спасателя времен Холокоста».

В обязанности Ирены Гут входило также руководство работами в прачечной, в солдатских казармах, где вскоре она подружилась с двенадцатью немецкими евреями. 

По ночам девушка должна была подавать еду и напитки нацистским офицерам. И там она однажды подслушала, как офицер СС заявил, что евреи в городке будут уничтожены в течение нескольких дней. Интуиция подсказывала ей, что ее друзья в прачечной будут убиты.

Она хотела спасти их. Но как это сделать? И вдруг такая возможность появилась: Ругемер сообщил ей, что переезжает на виллу за городом и хочет, чтобы она стала его экономкой.

 

«Как мыши в сырной лавке»

В течение нескольких дней Гут удалось перевезти евреев в подвал виллы, предыдущий владелец которой создал секретный туннель, ведущий в бункер под беседкой на заднем дворе.

Все следовало заведенному порядку: утром Ирена провожала Ругемера, а затем вставляла ключ в дверь, так что ему приходилось звонить в колокольчик, чтобы войти обратно. Как только он уходил, Гут выпускала евреев из подвала. Они находились в доме — в том числе помогая ей готовить и убирать, с тем чтобы спуститься вниз в то время, когда Ругемер возвращался.

«Они были похожи на мышей в сырной лавке, охраняемых спящей кошкой», — писала Гут в своей книге.

Случались серьезные проблемы: однажды на виллу без предупреждения наведался офицер гестапо, в то время как кто-то из евреев был на кухне. Гут удалось выиграть время: она притворилась, что находится в душе, и открыла дверь с мокрыми волосами и обернутая полотенцем.

Но однажды очередная оплошность все-таки поставила их под угрозу разоблачения.

Гут возвращалась на виллу из поездки в город, когда заметила толпу людей, собравшихся на площади в момент казни польской пары, которая укрывала евреев. Двое детей этой пары также были казнены.

Она вернулась домой настолько потрясенная, что забыла запереть за собой дверь. Двое евреев были с ней на кухне, в то время как входная дверь распахнулась и вошел Ругемер.

Он уставился на еврейских женщин, а затем прошел в свой кабинет. Опасаясь, что офицер вызовет гестапо, Гут побежала за ним, целуя ему руки и умоляя быть милосердным.

Он выбежал из дома. Когда же вернулся позже ночью, от него разило алкоголем. Ругемер схватил Ирену и назвал ей единственное условие, при котором будет молчать о евреях, прячущихся в подвале.

Она описала их близость той ночью, ставшей первой из многих, словами, что это было «хуже изнасилования».

«Я знала, что мне придется вынести этот позор в одиночку. Я никогда не могла рассказать своим друзьям, как именно купила их безопасность, — написала Гут в своей книге. — Их честь никогда не позволила бы им заставить меня заключить эту сделку».

Когда советские войска приблизились к Тернополю, Ругемер приготовился бежать, а Гут представила евреям план: она уведет их в лес, и они смогут переждать бои вместе с польскими партизанами.

Опять же, с молчаливого согласия Ругемера она вывела их небольшими группами в лес.

Именно там, во вторую неделю мая 1944 года, родился Роман Халлер.

«Я родился в лесу, — говорит он. — Дата рождения точно не известна».

Все двенадцать евреев в результате благополучно выбрались.

Роман Халлер с родителями 

Месяцы спустя, уже после отступления немцев, Гут вернулась в Польшу. Она надеялась найти свою семью, но получила мрачное известие: ее отец убит, а мать и сестры арестованы советскими органами.

«Это случилось из-за меня, — пишет она, — из-за опасной беглой партизанки».

Гут была опустошена. Она подумывала сдаться, чтобы спасти свою семью. Но позже узнала, что ее родные были освобождены и скрывались. Послевоенные польские власти считали ее шпионкой. А она знала, что не сможет общаться с родными, не подвергая их опасности.

С помощью друзей-евреев она добралась до лагеря для перемещенных лиц в Западной Германии и в конце 1949 года прибыла в США.

Ирена вышла замуж за американца Уильяма Опдайка, бывшего делегата Организации Объединенных Наций, с которым познакомилась в лагере для перемещенных лиц. Она снова столкнулась с ним после приезда в Нью-Йорк, и их отношения продолжились.

Опдайки поселились в Калифорнии, Ирена родила дочь Джинни. Она никогда никому не рассказывала о своем героическом прошлом.

Но однажды, когда Джинни была подростком, она подслушала, как ее мать разговаривала по телефону. Это был необычный разговор.

Звонивший оказался студентом колледжа, отрицателем Холокоста. Он проводил случайный телефонный опрос для дипломной работы на тему Второй мировой войны.

«Моя мать была очень взволнована, — рассказывает Джинни Опдайк-Смит. — Повесив трубку, она сказала, что позволила злу победить, потому что молчала. Что если бы люди, знающие эту историю лучше, не начали высказываться, история повторилась бы».

С этого момента Ирена Гут-Опдайк стала рассказывать свою историю везде, где могла: в клубах, синагогах, школах. Газеты начали писать о ней яркие очерки.

В 1982 году Яд ва-Шем признал ее одной из «Праведниц народов мира».

 

Фигура дедушки 

Роман Халлер вырос, не зная о том, что пережили его родители во время Холокоста.

«Моей матери снились кошмары, — вспоминает он. — И она не хотела это обсуждать…»

Позже он узнал, что их история удивительным образом обошла полный круг.

После войны Ругемер вернулся в свой родной Нюрнберг, но жена и дети отвергли его и не пустили в дом: они узнали, что тот укрывал евреев.

Каким-то образом эта информация дошла до родителей Халлера в Мюнхене. Они нашли Ругемера и пригласили в свой дом. Евреи, которые жили в его подвале, теперь предоставили убежище бывшему нацистскому офицеру.

Ругемер стал для Романа дедушкой. Маленький мальчик называл его «зейде» — на идише «дедушка».

«Он остался с нами из-за проблем в семье, – говорит Халлер. – Этот человек был мне очень дорог».

Халлер и Ирена Гут-Опдайк впервые встретились, когда она посетила Мюнхен для участия в съемках документального фильма. Ребенку,  который родился благодаря ей, к тому времени было около 40 лет.

Роман Халлер с Иреной Гут-Опдайк

«Для меня было очень волнующе встретиться с женщиной, спасшей мне жизнь», — заявляет Халлер, который работает, помогая жертвам Холокоста в качестве представителя Claims Conference в Германии.

Ирена Гут-Опдайк говорит, что больше всего радости получала, рассказывая свою историю детям. У нее для них было особое послание: «Ты можешь сделать то, что сделала я».

«Мужество – это шепот свыше, – написала она в своей книге. – Когда будете слушать сердцем, вы будете знать, что делать, как и когда».

Оригинал публикации: A Nazi officer’s housekeeper hid 12 Jews in the basement. All of them made it out alive

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..