пятница, 9 апреля 2021 г.

Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 3

 

Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 3

Main.Pic

У каждого человека своя судьба. Одни говорят, что она дается при рождении, и человек проживает жизнь на «коротком поводке» – что ни делай, а от судьбы не уйдешь. Но есть и другие, кто доказывают обратное, и делают свою судьбу сами, иногда «переламывая» жизненные ситуации, чтобы идти только вперед. И это не мифические персонажи, созданные фантазией писателя, а реальные люди, живущие среди нас.

Алек Брук-Красный «сделал себя сам». И как раз об этом наша книга – история человека, создавшего собственную судьбу.

Завтра начинается вчера

Роман

Читайте здесь: Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 1

Часть третья

Деньги, вырученные от продажи марок, закончились быстро и совсем как-то незаметно. Ну, такое у них, у денег, подлое свойство. Алику пришлось пропустить несколько встреч с друзьями, потому что расплачиваться в кафе было нечем. Конечно, ребята могли бы и уплатить за него, но Алик понимал – на неравенстве, а уж тем более, на жалости, отношения не сохранишь, а он слишком высоко эти отношения ценил.

Говорят, «дорогу осилит идущий». И Алик в свои шестнадцать лет понял: дороги у всех разные, и по своей дороге он должен идти быстро, сам, без чьей-либо помощи и поддержки. Все мы знаем, правда, большинство из нас чисто теоретически, что если что-то очень хочешь, и для этого «хочешь» делаешь все возможное, то его величество случай обязательно тебе пойдет навстречу.

Part.3-VAZ-2101
ВАЗ-2101

Как-то бесцельно гуляя по Арбату, он увидел сидевшего на бордюре интеллигентного на вид мужчину, грустно, сквозь линзы очков, смотревшего на стоявшие рядом «Жигули» первой модели с задорно вздыбленным капотом. Одним из самых любимых предметов в школе у Алика было автодело, и он научился не только прилично водить машину, но и ее ремонтировать, не раз помогая, и с удовольствием, школьному механику. Немного поколебавшись, он подошел к этому мужчине, кашлянул для храбрости: «Здравствуйте, машина сломалась?»

Тот посмотрел на него еще грустнее, чем до этого смотрел на свои «Жигули»: «Не знаю, что с ней… ехал, ехал нормально, остановился сигареты купить… А когда вернулся, чтобы дальше ехать, она не завелась. Стоит, как вкопанная. Ума не приложу, что и делать».

– А можно мне посмотреть? Я немного разбираюсь.

– Ну посмотри, посмотри, – в голосе интеллигента промелькнула надежда.

– Алик кивнул головой:

– Вы сядьте за руль и заведите, а я гляну.

Стартер несколько раз безнадежно взвыл, потом пискнул, потом умер…

Алик вынырнул из-под капота, замахал руками: «Больше не заводите, аккумулятор посадите. Тряпка чистая есть?

Интеллигент молча кивнул головой и достал из «бардачка» совсем новый носовой платок.

– Алик снова нырнул под капот, снял крышку трамблера и, тщательно протерев замасленные контакты, поставил крышку на место:

– Ну, пробуйте еще раз.

Мужчина провернул ключ зажигания, и «жигуленок» весело завелся, что называется, с пол-оборота.

– Ну вот, все не так уж печально оказалось. Алик удовлетворено смотрел на водителя, тем же платком вытирая перепачканные руки.

– Только вот платок вам испортил…

– Та фиг с ним, с платком, – лицо мужчины сияло так, словно он только что выиграл в «Спортлото».

– Ну ты, пацан, и выручил! У меня важное совещание в Главке через полчаса. Теперь успею. Он посмотрел на часы.

– Ну, ладно, тогда я пошел?

– Подожди, куда это пошел? Подожди. – Он достал из внутреннего кармана пиджака бумажник, порылся там, слегка приоткрыв. – Вот тебе за помощь! Мужчина протянул два червонца. – Не мало?

Алик пожал плечами: «Та нет, зачем, я же просто».

Мужчина назидательно поднял вверх указательный палец:

– В жизни «просто» бывает только у тех, кто жить не умеет. А у тех, кто умеет, все непросто. Ты даже не представляешь, как меня только что выручил! Так что бери, заработал… Да, а имя у тебя есть? И номер телефона, если есть, конечно.

– А номер зачем?

– Так, мало ли что, вдруг опять поломается. Да и друзья у меня с машинами. Сейчас хорошего механика, знаешь, как трудно найти.

Механиком-надомником Алик не стал, хотя несколько машин соседям-знакомым по мелочам ремонтировал. Но первый «трудовой» опыт даром не прошел, и он понял: деньги можно зарабатывать везде и на всем, просто это «везде» и «все» нужно уметь замечать.

Part.3-Polskaya.Moda

В середине 70-х годов в стране сильно чувствовалось влияние Запада. И это проявлялось не только в передачах «Голоса Америки» и «Немецкой волны», которую по ночам (в это время меньше глушили) слушали по новейшему чуду отечественной радиотехники – приемнику «Спидола» практически вся советская интеллигенция, но и в одежде, которую начала носить молодежь. В Союзе было тогда два города, куда контрабандно завозили западную одежду и радиоэлектронику: в Одессу – в основном моряки, а в Москву – дипломаты, работники торгпредств и иностранные студенты института «Дружбы народов». Джинсы «Левис», «Монтана», «Супер райфл» стали предметами вожделения для советской молодежи, вершиной скудного социалистического счастья. А различные батники и «шузы», а пластинки Битлов и других англо-американских групп, с которыми ивасюки с лещенками конкурировать не могли. И все это западное счастье стоило хорошую месячную инженерную зарплату за единицу, и то – если повезет. И партия вместе с правительством чутко на эту антисоветскую потребность советской молодежи отреагировала положительно, потому как с западным ширпотребом справиться никак не могла, а всех фарцовщиков хватать и сажать не давали эти самые вражеские голоса, которые на весь остальной мир кричали, что «человек в стране советов есть, а прав у него нет». В общем, в Москве открылось несколько пусть и не совсем уж западных, но все равно забугорных магазинов наших друзей по соцлагерю. «Белград», «Прага», «Берлин», «София» запестрели невиданными по расцветке и качеству товарами, очередь за которыми выстраивалась с ночи, и больше, чем к Мавзолею.

Part.3-Leyptzig

Фарцевать Алик не стал и не потому, что был «правильным», а потому, что фарцовщиков часто отлавливали и давали им конкретные сроки. Правда, он уже тогда свято верил в свою удачу, но, если «а вдруг», маму огорчать не хотелось. Поэтому он занялся относительно честной стороной этого бизнеса – покупкой дефицитных товаров и их перепродажей. Правда, километровые очереди в фирменных магазинах он не отстаивал и ладони намалеванными чернильными карандашами номерами в очереди не пачкал, а завел хорошие отношения с девушками-продавщицами, которые регулярно оставляли ему дефицит. Получив вожделенный товар, в основном джинсы и кроссовки, тут же за два-три квартала от магазина «сдавал» за две цены. Покупали, не торгуясь, в основном представители мандарино-апельсинового базарного бизнеса и северяне – обладатели не таких уже и «длинных», как для Москвы, рублей. Вот продал две пары кроссовок из «Белграда», и в кармане – две советско-инженерные зарплаты. Но был еще у Алика бизнес, из этой же самой дефицитной серии, но со шмотками никак не связанный, а связанный, можно сказать, с интеллектуальным развитием совсем юной категории граждан. Советская экономика, если то, что было, можно назвать экономикой, была плановой. Вот сидели важные дяди с тетями в большом количестве и в еще большем здании, собирали вранье с предприятий промышленности, а потом это вранье раскидывали в торговлю по всей стране. А поскольку продукции было мало, а вранья на эту тему много, дефицит был всегда, во всем и везде. Другой стороной этой беды были те же самые дяди с тетями, которые могли, и не редко делали, спокойно загнать партию тысяч сто лыж в Ташкент, а солнцезащитные очки – в Воркуту. Вот и ехали «солнечные» дяди в тюбетейках с лыжами наперевес в столицу, чтобы эти лыжи продать и что-то для себя полезное купить.

Part.3-Rail.Road.Toy

Алик это уловил интуитивно, правда, не в масштабах страны, а вот покупать детские железные дороги со всеми вагонами и атрибутами в «Лейпциге», где они были всегда, и продавать у входа в ЦУМ, где они были редко, сообразил быстро. Так что много счастливых дядей в тюбетейках увезли с собой домой детскую железную дорогу «имени Кацнельсона». Правда, была в этом бизнесе обратная сторона медали, потому как ЦУМ находился аккурат рядом с Лубянкой, где восседали бдительные правоохранители, и загреметь можно было легко туда, куда Госплан отправлял солнцезащитные очки. Поэтому бизнес этот был для Алика временным и недолгим.

На мамины тревожные со слезами в глазах вопросы – откуда деньги, Алик рассказывал, как с товарищами разгружал вагоны и помогал сортировать овощи-фрукты на овощных базах. В общем, в свои 18 лет он купил в рассрочку поношенный «Запорожец», что давало мобильность, а значит, лучшие заработки. Мама на все это вздыхала, вряд ли верила, но понимала – у сына папин характер и сделать из него тихоню ботаника не получится. Она была очень проницательным, целеустремленным и настойчивым человеком. Сложись судьба по-другому, могла бы добиться значительно большего, чем пожизненная должность бухгалтера парикмахерской. Но мало ли у кого из нас в Союзе сложилось все не так, как моглось и хотелось. И чтобы не быть голословным в описании ее характера по части настойчивости и целеустремленности, следует, на мой взгляд, вспомнить один случай.

Как-то Алик с одним из своих «клязьменских» друзей отправился путешествовать в Таллинн на «Жигулях», принадлежавших отцу товарища. Маме Алик сказал, что едет на три дня ловить рыбу. При этом не пояснил, зачем он надел на рыбалку белый костюм. Ну, может, ловить собирался только белую рыбу, чтобы исключительно в тон, а может, просто на рыбалку, как в театр, в общем – «догадайся, мол, сама». В гостиницу в Таллинне их не пустили в связи с несовершеннолетием, и ребята ночевали в машине. И вот, во время второй ночевки, рядом с автобусной остановкой, ранним утром, в окно их «жигуленка» жезлом настойчиво постучал гаишник.

– Кто из вас Алик Кацнельсон? – Довольно миролюбиво спросил он.

– Ну я, а что?

– А то, что срочно позвони маме: волнуется она.

Как практически за сутки мама сумела вычислить, с кем из друзей уехал Алик, номер машины, на которой они уехали, уговорить работника милиции объявить на машину розыск, еще и всесоюзный, – случай для Книги рекордов Гиннесса.

Виктор ЗОНИС

Продолжение следует… 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..