вторник, 2 июня 2020 г.

Александр Гордон | Мифология на Ближнем Востоке

Александр Гордон | Мифология на Ближнем Востоке

XX век – век акселерации. Размножение и уничтожение народов в нем превзошли все, что было известно о размножении и уничтожении в прошлом. Раньше народы исчезали в течение столетий. В XX веке за три года действия нацистских лагерей смерти была уничтожена треть еврейского народа. Раньше народы создавались веками. За 60 лет XX века арабский народ стал 22 народами. Начался XXI век, который сулит перспективы роста числа арабских народов, ведь арабский язык очень богат: в нем тысяча названий для верблюда. Арабская нация разместилась на территории, равной 13 миллионам квадратных километров. Это больше площади Европы. Это меньше, чем у нее было в VII-VIII веках, когда она вместе с чужими землями присваивала их названия для будущих арабских народов и проблем: Египет, Сирия, Иордания, Палестина. Обладатель 13 миллионов квадратных километров и 21 государства, земляной и нефтяной миллионер, арабский мир сумел внушить «прогрессивному человечеству», что одно из самых больших несчастий современности состоит в отсутствии у арабов 22-го, палестинского государства; территории, составляющие 0.045% площади арабского мира, образуют основу конфликта и являются фактором расстройства мира во всем мире!
Photo copyright: MALTESER Austria. CC BY-ND 2.0
В ХХ веке миф о «палестинском народе» выкристаллизовался довольно быстро – через 10 лет после основания Израиля. Он не появился со скоростью освобождения джинна из бутылки, но создавался с невиданной в истории быстротой, неуклонно ведомый национальной и религиозной ненавистью, жаждой разрушения и уничтожения, завистью неудачников к успешным людям и стремлением использовать чужие достижения ради своего блага. Он культивировался в коллективном сознании арабов и проникал в поры мирового общественного мнения, подогреваемый нефтяными парами. Скорость мифотворчества, опирающегося на богатую фантазию и несоразмерную ложь и разворачивающегося при свете нефтяных факелов, велика и беспрецедентна в новейшей истории. Каковы истоки палестинского мифа?
Палестинские арабы в каком-то смысле являются «избранным» народом. Большинство членов ООН избрало их в качестве «государственного» народа. Арабы Палестины, которые ни по религии, ни по языку не отличаются от своих братьев в арабских странах, заслужили привилегию быть признанными владельцами государства. Они никогда не имели государства в данном районе и не согласились с разделом Палестины на арабскую и еврейскую части, предложенным им британской королевской комиссией Пиля в 1937 году. Они стремятся получить государство, хотя отказались от него в 1948 году, развязав вместе со всеми существовавшими на тот момент арабскими странами войну против новообразованного еврейского государства. Они хотят иметь государство на территориях, которые были в руках Иордании и Египта и которые не требовали для себя тогда ни у этих арабских стран, ни у ООН. В течение 19 лет (1948–1967) «палестинская проблема» не существовала; требование создания палестинского государства не выдвигалось. Ни один национально-освободительный камень, ни одна бутылка с горючим, ни одна пуля не были брошены или выпущены палестинскими арабами в египтян и иорданцев, удерживавших принадлежавшие им, по их мнению, территории за 19 лет оккупации.
В 2000 году в Кэмп-Дэвиде правительство Израиля предложило руководству палестинских арабов проект тогдашнего президента США Клинтона, по которому они получали от 94 до 96% территории Иудеи и Самарии и весь сектор Газы. В обмен на 4–6%, которые Израиль собирался оставить для обеспечения безопасности, он уступал им от 1 до 3% собственной территории. Тогдашний премьер-министр Барак предложил создание «палестинского государства» со столицей в «арабском Иерусалиме» и полный контроль палестинских арабов над Восточным Иерусалимом, арабским кварталом Старого города и над Храмовой горой, за исключением Стены Плача, не имеющей никакого религиозного значения для мусульман.
Израиль готов был признать существование проблемы палестинских беженцев и даже принять их небольшое число на своей территории. Остальным беженцам, по мнению тогдашнего израильского правительства, полагалась компенсация в 30 миллиардов долларов от международного фонда, в финансировании которого Израиль согласился участвовать. Палестинские арабы не приняли предложенное им в 2000 году государство и ответили на это предложение, как и на все предыдущие, войной. Палестинские арабы доказали, что они не желают существования еврейского государства намного сильнее, чем хотят основания арабского палестинского государства. Это их деструктивное стремление олицетворено, в частности, в явлении террористов-самоубийц, для которых лишение жизни евреев гораздо важнее сохранения собственной жизни. «Палестинцы» стали «избранным» народом, ибо они намереваются заменить государство избранного еврейского народа несодружеством палестинских племен и кланов, воюющих друг против друга, как и другие арабские племена в странах, где бушует разрушающая общество «арабская весна».
«Весенние побеги» национальных и социальных движений в арабских странах ухудшают положение народов арабского Востока, которое, казалось, нельзя было ухудшить ввиду тяжелого положения в образовании, здравоохранении, науке и культуре. Этот кризис, возможно, был бы еще больше, если бы не необозримые нефтяные поля на арабских землях. Эта «весна» передается мусульманским меньшинствам в странах Европы, вызвала наводнение арабских беженцев в Европе, а ее «побеги» могут вызвать большие проблемы в этих странах и содействовать побегу евреев из них.
Историки спорят о том, была ли страна Атлантида, но нет сомнений в том, что никогда не было страны Палестина. Профессор Гарвардского университета Алан Дершовиц в книге «Слово в защиту Израиля» пишет: «Как географическое целое Палестина обладала неясными и постоянно перемещающимися границами. Палестина не была географической единицей ни в каком смысле слова. При османском владычестве, которое продолжалось с 1516 по 1918 г., Палестина делилась на несколько округов, именуемых санджаками. Эти санджаки входили в более крупные административные единицы, которые назывались вилайетами. Большая часть Палестины входила в состав Сирийского вилайета и управлялась пашой из Дамаска. Этим объясняется тот факт, что Палестина обычно относилась к Южной Сирии».
Один из главных пунктов несогласия между Израилем и арабами является проблема так называемых палестинских беженцев. Проблема такая есть, но беженцев нет. Обычный порядок появления беженцев какого-то народа следующий: сначала выявляется народ, а затем беженцы, ему принадлежащие. В случае Палестины порядок был обратный: сначала родились беженцы, а затем им было приписано имя «палестинские» в соответствии с формирующимся «палестинским народом», народом-легендой, который стал организовываться примерно через 10 лет после перехода части арабского населения Западной Палестины в другие районы Большой Сирии. Монсеньор Джордж Хаким, который был тогда греко-католическим епископом Галилеи и наиболее авторитетной фигурой христианской церкви в Эрец-Исраэль, в интервью бейрутской газете 16 августа 1948 года сказал: «Беженцы были уверены, и их официально поддержали в этой уверенности, что уходят они ненадолго и скоро, через неделю-две, вернутся. Их лидеры обещали им, что арабские армии в два счета уничтожат «сионистские банды» и нет никакой опасности, что они уходят надолго».
В книге «Новая звезда на Ближнем Востоке» (1950) Кеннет Билби, американский корреспондент, работавший в Израиле во время войны 1948 года и позднее, писал: «Бегство арабов, во всяком случае в начале, поддерживалось большинством арабских лидеров, таких, как Хадж Амин аль-Хусейни, пронацистски настроенный иерусалимский муфтий, и всем Высшим арабским советом в Эрец-Исраэль. Первую волну поражений арабов они считали временным явлением. Если арабы убегут в соседние страны, это заставит народы этих стран сделать большее усилие в поддержку вторжения. А когда оно завершится, беженцы смогут вернуться в свои дома, да еще присвоить имущество евреев, сброшенных в море».
Еще до окончания войны, 6 сентября 1948 года, в интервью лондонской газете «Дейли Телеграф» в Бейруте Эмиль Гури, секретарь Высшего арабского совета, который представлял официальное руководство арабов Эрец-Исраэль, сказал: «Не хочу никого обвинять, хочу лишь помочь беженцам. Положение, в котором они оказались, – непосредственный результат действий арабских стран, выступивших против разделения и создания еврейского государства. Арабские государства единодушно согласились с этой политикой, и они обязаны участвовать в решении проблемы». Лондонский еженедельник «Экономист» сообщил 2 октября 1948 года: «Из 62000 арабов, живших в Хайфе, осталось не более 5000-6000. Различные факторы повлияли на их решение обеспечить себе декларации и воззвания Высшего арабского совета, требующего от арабов покинуть свои дома и хозяйства. <…> Ясно давали понять, что арабы, которые останутся в Хайфе под властью евреев, будут рассматриваться как изменники».
Организация освобождения Палестины от евреев (ООП) возникла в Ливане в конце 1950-х годов. Первые официальные отделения ООП открылись в 1963 году в Алжире, в здании, которое выделило организации алжирское правительство, но она вынуждена была оттуда убраться из-за внутренних алжирских междоусобиц. Штаб был перенесен в Бейрут. Затем, в середине 1965 года, учреждения ООП переехали в Дамаск и там оставались до Шестидневной войны. Официально название ООП возникло в 1964 году. Так стали появляться «палестинцы». Этому «народу» в 2020 году исполнилось 60 лет.
У арабского мира плохая память и превосходная фантазия. В 1937 году британская администрация Палестины впервые предложила раздел подмандатной территории к западу от реки Иордан на арабское и еврейское государства. Арабы не приняли рекомендацию комиссии. Их сопротивление объяснялось позицией, которую они заняли за 20 лет до того, во время обсуждения и позже принятия декларации Бальфура и после окончания Первой мировой войны. Распад Османской империи привел к арабскому национальному возрождению. В рамках этого движения палестинский национализм не существовал. 2 июля 1919 года в Дамаске состоялся сирийский арабский конгресс, в решениях которого говорилось: «Мы требуем, чтобы не было отделения южной части Сирии, известной как Палестина, от остальных частей сирийской земли» (подчеркнуто мной. – А. Г.). Сопротивление декларации британского правительства было арабским, сирийским, но не палестинским. Одна из основных претензий арабов к декларации Бальфура о создании еврейского национального очага в Палестине состояла в том, что она рассматривала Палестину как отдельное целое, а не как часть Сирии.
Королевская комиссия Пиля отмечала: «Арабы всегда считали Палестину частью Сирии». Почему арабы Палестины отказались тогда от получения палестинского арабского государства? Британский премьер-министр Ллойд Джордж в своей книге «Правда о мирных договорах» (1938) писал: «Большинство арабских народов в ходе войны (Первая мировая война. – А. Г.) воевали за турецких угнетателей <…> Палестинские арабы воевали за турецкую власть». Суть их самоопределения до поражения Османской империи состояла в том, чтобы быть турками, то есть турецкими арабами. После распада Турецкой империи их самоопределение претерпело изменения. Однако они считали себя не палестинскими, а сирийскими арабами. Они протестовали против искусственного (!) отделения Палестины от Сирии. Куда бежали арабы Палестины во время войны 1948 года, которую сами же начали для уничтожения Израиля? Никуда! Они перемещались в пределах Сирии, которая состояла из недавно созданного французами и отрезанного от Сирии Ливана (1946), из недавно созданной англичанами и еще не признанной ООН Трансиордании (то есть Восточной Палестины, составлявшей 77% подмандатной Палестины и оторванной от нее англичанами в 1946 году) и оставшейся после этих сокращений Сирии.
Арабы Палестины не бежали, они поменяли район проживания в Сирии. Управляемая в течение 400 лет турецким губернатором из Дамаска, Палестина считалась южной провинцией Сирии. Геродот наряду со словом «Палестина» применяет эквивалентное по смыслу название «палестинская Сирия»: «От Финикии же этот полуостров тянется вдоль Нашего моря через палестинскую Сирию». Не было никаких различий между ее арабскими жителями и остальным населением «Большой Сирии». Вот почему миграция 200 тысяч арабов (по данным ООН 1952 года), привлеченных из Сирии в Палестину экономическими успехами сионистов за 26 лет британского мандата, никогда не считалась эмиграцией из одной страны в другую. Соответственно, перемещение арабов из одной части Сирии – Западной Палестины – в другие части Сирии – Трансиорданию, Ливан и сегодняшнюю Сирию – не может считаться изгнанием из страны.
В 1948 году большая часть арабского мира видела в Западной Палестине провинцию Сирии, а «палестинских беженцев» арабы в большинстве своем не замечали. В период обсуждения первого предложения о разделении Западной Палестины между евреями и арабами комиссия Пиля ясно сознавала, что палестинские арабы хотят быть в составе Сирии, но не могут примириться с существованием процветающего еврейского национального очага в Палестине. Сирийская доминанта в сознании арабов Палестины объясняет ту легкость, с которой они подчинились приказам лидеров арабских стран и покинули свои дома в некоторых местах, не обращая внимания на призывы евреев остаться: они не покидали родину, а перемещались из одной части Сирии в другую до ее освобождения арабскими армиями от евреев. Для вышеупомянутых 200 тысяч арабов (плюс естественный прирост) это было возвращение в старые дома в Сирии, Ливане и Трансиордании. Проблема палестинских беженцев не была палестинской. Если бы не евреи, палестинские арабы, возможно, остались бы сирийскими. Однако свет и тепло, излучаемые еврейским национальным очагом, зажег в них огонь палестинского национализма. Появление легенды о палестинских беженцах было следствием бегства от правды и желанием создать преграды для существования Израиля. После Шестидневной войны в ноябре 1967 году во время визита в Каир король Иордании Хусейн заявил: «Иорданское королевство должно стать палестинским государством». Однако в результате поражения в Шестидневной войне арабы поняли, что необходимо забыть правду о беженцах и создать нарратив изгнания.
Сионистская революция осуществилась в одной, отдельно взятой в тиски арабского мира стране, – Израиле. Еврейская диаспора существовала так долго, что к отсутствию еврейского государства привыкли, и его образование воспринимают как провоцирование арабского и мусульманского мира. Создание Израиля было осуществлением давней мечты еврейского народа и реализацией невероятных по масштабу трудов и фантазии. Палестина начала ХХ века, в которой арабы составляли большинство, а евреи меньшинство, была по большей части пустыней. Если бы не борьба евреев с пустыней, на Ближнем Востоке, в бывшей провинции Османской империи, именовавшейся Большой Сирией, всюду были бы горы песка, нехватка воды, отсутствие зеленых насаждений, запустение, словом, пустыня. Израиль – оазис в пустыне арабского мира.
Арабский мир мобилизовал свою богатую фантазию для того, чтобы стереть еврейский оазис с карты пустынного арабского Востока. Он пытался достичь своей цели, сочинив контр-еврейский, «палестинский народ». Воспаленное воображение направлено не на труд, а на проживание за счет других народов, «всем им обязанным», не на создание своего национального очага, а на разрушение чужого. От изобретения «палестинского народа» идет сильный запах нефти. Нефть чернит страницы истории и замарывает факты, заменяя их сравнительно недавно созданными мифами. Маленький клочок земли стал фокусом планетарных бед и неурядиц. Кризис в районе Израиля превращен в мировой кризис, требующий разрешения. Конфликт между палестинскими арабами и палестинскими евреями представлен как угроза «миру во всем мире».
Блиц-мифы создаются для формирования, укрепления и престижа образующейся нации. Чем моложе нация, тем больше истории и страданий ей необходимо себе приписать. Миф о «палестинском народе» функциональный и практичный, так как используется в оперативных целях уничтожения еврейского государства и его замены палестинским. Для убедительности существования «палестинского народа» его представителям надели маску еврейского народа, то есть палестинские арабы тоже «рассеяны, гонимы, лишены родины и истребляются», как евреи. «Палестинцам» надевается маска преследуемых евреев, а евреям обеспечивается демонизация в качестве современных нацистов. Холокост отрицается, а вместо него в пропагандистские формулы палестинской «Накбы» (катастрофы), заимствованные из истории Холокоста, вместо евреев подставляются «палестинцы», жертвы евреев, и – евреи – вместо нацистов.
Только вовлеченность в конфликт евреев гарантировала повышенное международное внимание и сочувствие к «страданиям палестинского народа». Этот благообразный антисемитизм умело используется для борьбы с Израилем. Сражение с сионистами на благо «несчастного палестинского народа» подняло это «правое дело» на высокую ступень экстремизма, который менее опасно проявлять по отношению к израильтянам, чем к более популярным народам. Арабский мир отравил себя экстремизмом, допустив интоксикацию по религиозным артериям. Ядовитое тропическое дерево «анчар» разносит свою отраву – палестинский экстремизм – по всему арабскому миру. Арабский мир напоил свои корни ядом деструкции и паралича. Он осуществляет гонку вооружений, не гнушается войны и террора и насыщен разрушительной идеологией религиозного и национального экстремизима.
Арабский мир выпустил джинна палестинского экстремизма из бутылки и часто выполняет его желания вместо того, чтобы джинн служил ему. Но после наступления «арабской весны» этот джинн, лелеемый Исламской республикой Иран, порой кажется арабским режимам опаснее Израиля. В последние годы из страха перед Ираном часть арабских суннитских стран хочет сбросить с себя бремя палестинской мифологии. Палестинские арабы надоели соплеменникам на арабском Востоке своей проблемой, решение которой они много раз отвергали, выдвигая фантастические нагромождения и нереальные требования, охотно позволяя содержать себя братьям-арабам. Невзирая на ближневосточную жару, палестинское мифотворчество в ряде арабских стран заморожено. Надолго ли?
Фрагмент из новой книги; автор тетралогии «Безродные патриоты», «Коренные чужаки», «Уроженные иноземцы», «Посторонние»; электронный адрес: algor.goral@gmail.com

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..