вторник, 2 июня 2020 г.

О Второй поправке от первого и частного лица

, 17 августа 2016

О Второй поправке от первого и частного лица

Сегодня явно теряет актуальность стратегия ядерного сдерживания, поскольку для того, чтобы уничтожить любую цивилизованную страну, есть менее опасные, чем конвенциональные ОМП, но тоже разрушительные способы. Думаю, главный из них – кибернетическая война, и остается надеяться, что нечто вроде доктрины кибернетического сдерживания уже разработано.
В этой связи, дискуссии в США об изменениях Второй поправки к Конституции США, ограничениях в продаже оружия и сдерживании по его использованию, могут привести к катастрофическим последствиям и в масштабах страны, и для каждой отдельной семьи в частности.
Как это взаимосвязано? Прежде всего, о кибератаке. Не имеет смысла объяснять, что у США нет никаких гарантий того, что повторения гражданской войны не будет. Ни одна страна от этого не застрахована: ни царская Россия, которая, по выражению Бунина, «слиняла в несколько дней», ни Германия, в которой нацисты, прийдя к власти почти демократическим путем, в считанные годы превратили немцев в организованные отряды палачей и убийц; ни страны арабского мира, где различные цветные революции привели к уничтожению государственных структур и к гибели сотен тысяч людей (Сирия, Ливия).
Сегодня создать в стране взрывоопасную, революционную, расшатывающую основы и разрушающую общество ситуацию можно, не взращивая революционные ячейки, не засылая террористов и не подпитывая какую-нибудь этническую либо политическую «пятую колонну». Для этого достаточно ряда мощных кибератак, которые разрушат виртуальные инфрастуктуры, уничтожат компьютерные сети и внесут вирусы в системы жизнеобеспечения гражданских и военных нужд.
Компьютеры сегодня заведуют всем, от электроснабжения городов до вашего ай-фона. Точные удары по глобальной компьютерной системе приведут к катастрофическим последствиям. Легче всего представить отсутствие электричества в любом населенном пункте и доме в течение одной недели. Нет в кранах воды, туалеты забиты, парафиновые свечи – остро дефицитный товар; не работают Конгресс и Пентагон, летом — кондиционеры, зимой – отопление; все коммунальные службы в коме, в параличе больницы, пожарные и экстренные службы; отсутствует телефонная связь, закрыты бензозаправки, поскольку насосы не подают в шланг бензин; общественный транспорт стоит, фонари и светофоры выключены, в полицию не позвонить. Любая связь между гражданином и государством, между городом и деревней прекращена.
Порядка нет, право отсутствует. Повсюду – хаос .
В такой ситуации государство себя защитить не может (все аварийные планы «Б», «В», «Г» и пр. хороши в теории, но сколько продержатся, к примеру, жители квартиры на аварийном генераторе – не бином Ньютона), но и не в состоянии обеспечить защиту каждого из своих граждан.
Теперь возьмем одну отдельно взятую страну – США. Не будем здесь касаться ведущих европейских стран, где в меньшем масштабе схожие сценарии становятся реальностью после какой-нибудь всеобщей забастовки работников транспорта или даже профсоюза учителей.
В США расовый вопрос, при нынешнем президенте Обаме, встал за последние годы ребром. Волнения в Фергюсоне (штат Миссури), Балтиморе (шт. Мэриленд), Далласе (шт. Техас), Батон-Руж (шт. Луизиана), Фолкон-Хайтс (шт.Минессота), в эти дни в Милуоки (штат Висконсин), куда вызваны подразделения Нацгвардии, масштабные демонстрации по расовым поводам в Чикаго, Филадельфии, Атланте, Лос-Анджелесе, Сан-Франциско, Нью-Йорке, Вашингтоне и других городах США показывают, что живем мы на пороховой бочке. Как обозначил произошедшее в Далласе Глава Национальной ассоциации полицейских организаций Уильям Джонсон: «В Америке началась «война с полицией». Хотя многие уже ощущают, что очередное восстание масс, всегда недовольных, не желающих работать и во всех своих грехах обвиняющих государство и полицейских, не за горами.
Искры сегодня летят отовсюду, но для всеобщего пламени нужна глобальная беда. При этом, жар с разных сторон подбрасывает кто угодно. Здесь дело не только в какой-нибудь антисемитской и явно, как назвал Джулиани, расистской (по-крайней мере, против белых полицейских) организации, вроде Black Lives Matter («чёрные жизни имеют значение»). Проблема в том, что белые жизни для апологетов этого цвета расисзма значения точно не имеют. В наше время белому погибнуть от руки афро-американца на порядок вероятность выше, чем наоборот. А при возникновении пожара, эта вероятность станет невероятно высокой.ндекс.Директ

Пенсию из РФ в полном объеме
Следует не забывать, что черных в Америке всего 13% от общей численности населения, при этом один из шести афроамериканцев в возрасте от 25 до 54 лет сейчас находится за решеткой. Пять лет назад афро-американцы составляли 38,4% заключенных федеральных исправительных учреждений, испаноязычные — 20,3%; среди членов преступных банд испаноязычные составляли 49% (16,3% населения США), афро-американцы 35%, белые американцы — 9% (63,7% населения).
Иными словами, пока их в состоянии остановить полиция, негодущие толпы удовлетворяются сожженными автомобилями на улицах, разбитыми стеклами, разграбленными магазинами, драками и несколькими убийствами (в случае в Далласе – пять полицейских сразу).
А если кибератака, и ни полиция, ни Нацгвардия, ни превентивные меры спецслужб – по техническим причинам – остановить толпы не смогут. Что тогда?
Вот мы и подошли ко Второй поправке. Она-то и была создана для того, чтобы мы сами себя могли защищать. В случае военного переворота в стране, диктатуры, какого-нибудь «преемника» на место президента, обстоятельств форс-мажора, когда ни на кого, кроме как на самих себя надеяться некого .
Кибератака возможна, или я фантазирую на пустом месте? После кибератаки возможна ли ситуация, когда ваши соседи из бедных кварталов, из районов нищеты, криминализированных что днем, что ночью, из проджектов, откуда ваши завистливые сограждане смотрят на ваши чистые, приличные дома с ненавистью и презрением одновременно – возможно ли, что повалят оттуда бандиты и вандалы, насильники и мародеры поживиться на дармовщинку, поскольку полиция защитить вас не сможет, или это мои досужие домыслы?
В этих-то ужасающих условиях, когда реализуются любые сюжеты дистопий, люди станут сами себя защищать. Они организуют отряды, будут патрулировать родные места днем и ночью, назовут себя, если в этих местах еще этого нет, милицией или ополченцами.
Они расчехлят полуавтоматические, сегодня еще разрешенные, винтовки, достанут из укромных мест пистолеты; поделятся, раздадут лишнее личное оружие, поверьте, тем, у кого его нет – и будут защищать свой район, свой дом, свои семьи.
Они будут вооружены благодаря Второй поправке к Конституции США. Вооруженные, они будут защищать закон, порядок, свою честь и достоинство. И спасутся, и выживут.
Вот для чего нам нужна Вторая поправка к Конституции. И вот почему смертельно опасно сегодня требовать ее изменить, а то и отменить – в нынешних условиях расовых и социальных протестов, наличии более 12 миллионов нелегальных, провоцируемых обещаниями в их легализации, иммигрантов в стране и постоянных угроз от, не буду перечислять, стран и мирового террора.
Когда приводят довод о том, что оружие само по себе не стреляет, а стреляет из него человек и Вторая поправка здесь не при чем, то это только одно из оснований беречь ее, как зеницу ока. Именно благодаря Второй поправке, стреляет человек из оружия, которое официально приобрел заранее, и в случае катастрофы, спасает жизнь себе и тем, кого способен защитить от вакханалии и беспредела.
А катастрофу сегодня, к сожалению, из возможных предсказаний исключать никак нельзя. Или это, опять-таки, мрачные фантазии?

1 комментарий:

  1. весьма точно и правильно всё высказал автор.
    а бандитские нападения мы уже сегодня видим по всей Америке...
    и похоже, что защищаться придётся самим гражданам.

    ОтветитьУдалить

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..