понедельник, 4 июня 2018 г.

Спасибо Третьему рейху за нашу либеральную элиту!

Спасибо Третьему рейху за нашу либеральную элиту!
Редактор представляет: 
Разные группы евреев, придя на Землю Израиля, оказываются в новой для себя культурной среде и вносят в нее элементы прежней своей культурной среды. А это не только знания, но и иная культура мышления, и иной подход к знаниям. Т.е. каждая группа пытается не столько абсорбироваться, "всасываться", в новую культурную среду, сколько строить эту новую среду, влиять на самосознание других общественных групп в качественно новых условиях.
Перед Израилем встала, как мы уже давно говорили, гигантская задача – ненасильственно объединить все без исключения (!) еврейские общины и группы без потери значимых для них особенностей, при взаимной терпимости и обмене культурными ценностями. А ведь объединять надо миллионы аже внешне непохожих людей, приехавших из 140 разных стран, из всех, кроме Антарктиды, частей света и говоривших на 85-ти языках. И все время едут и едут новые граждане – из Франции и Казахстана, из Эфиопии и Аргентины. Тысячелетия истории еврейского народа тут не всегда помогут. Никакие «плавильные котлы», как показала израильская практика, не сработают. Ни светские социалистические, ни самые что ни на есть ортодоксаль=D0о религиозны=D0. Ведь такой разный у всех истор=D0ческий опы=D1, включая религиозный.
О=D0но из направлений D1ешания задачи – попытки по=D0имать и обсуждать истоки и причины той или иной деятельности тех или иных групп. 
Представляю статью, посвященную такой, удачной на мой взгляд, попытке. 
Электрон Добрускин,
редактор

Несколько лет назад (в феврале 2008 г.) группа немецких профессоров из 25 человек заявила о том, что созданию государства Израиль содействовали нацисты: во времена Третьего рейха из Германии в Палестину прибыли 160.000 беженцев, которые  изменили ситуацию в тогдашней Палестине в пользу евреев. Поэтому, декларировали они в своем манифесте, Германия выполнила свой долг перед Израилем.

Если Израиль - побочный продукт нацистского режима, то немцы  вправе критиковать его как часть своего нацистского прошлого. Немецкий фонд им.Фридриха Элберта привез четырех из этих профессоров в израильский колледж города Нетания, где их точка зрения на полном серьезе  дебатировалась теми израильскими профессорами, которые как  раз были отпрысками  немецких евреев, бежавших из Германии в тридцатые годы.

Я бы не вспомнила об этом манифесте, сам факт обсуждения которого в Израиле был гротеском, если бы "фрэнд" по Фэйсбуку по имени Феликс Софер не выставил пост следующего содержания:
«Большая часть, если не большинство лидеров антисионистских организаций в стране состоит из потомков выходцев из Германии. Немецкие евреB8, волею обстоятельств оказавшиеся здесь, переда ли своим детя=BC и внукам в наследство, кроме BAультуры, образования и взгляда на жизнь еще и глубокое неп=D1иятие еврейства, доходящее до ненависти»

Можно ли так обобщать? Оказывается – можно. Если есть столько исследований, публикаций и высказываний на тему, почему «русские» придерживаются  тех или иных взглядов и насколько это  объяс-няется их "бэкграундом", то легитимно заняться обсуждением и других групп израильского населения в том же самом ключе.

Согласно дважды озвученному Клинтоном "пис-рэйтингу" израильского населения в соответствии с  этнической принадлежностью и страной исхода, иммигранты из бывшего СССР занимают последнее место, а рожденные в Израиле выходцы из Европы – первое.  Клинтон явно имел в виду выходцев из Центральной Европы и их потомков, среди которых выходцы из Германии занимают видное место в первых рядах местной либеральной элиты, представители которой проявляют демонстративную отчужденность от страны и ее народа.

Зет Францман, исследователь Еврейского университета, колумнист "Jerusalem Post" и сам выходец из Германии, утверждает, что для этой среды было изначально характерно неприятие страны, которая не только предоставила им убежище, но и обеспечила комфортное существование и элитный статус. Неприятие, которое увеличивалось по мере того, как страна менялась под воздействием волн иммиграции –вначале из арабских стран, а затем из бывшего СССР.
Израильский историк Том Сегев в интервью журналу «Time» назвал иммигрантов из бывшего СССР препятствием к миру задолго до Клинтона: «Недавно приехавшие из бывшего Советского Союза лD1ди, которые не имеют демократическиD1 традиций,  привели к ослаблению демократии»
«Израиль больше не западная демократия, - сказал "крестный отец" израильской либеральной  интеллигенции Амос Элон в интервью Гаарец незадолго до смерти, - И это меня не удивляет, – продолжил он, – Посмотрите, откуда они приехали: либо из арабских стран, либо из Восточной Европы.» 
Незыблемая вера в то, что индекс мира равен индексу демократии, а индекс демо-кратии определяется географией, является основой мироощущения израильской  интеллектуальной элиты!
Родители  Амоса Элона, автора знаменитого исторического нарратива о немецких евреях, были иммигрантами из Германии, и их окружение состояло из  иммигрантов, чей язык был немецкий. Том Сегев родился в 1935 году: в том же году его родители эмигрировали из Германии. Его родной язык – немецкий, на этом языке говорили у него дома. В семье немецких иммигрантов, которые бежали из Германии в 1939 году, вырос также и постоянный колумнист "Гаарец" Гидеон Леви, который с гордостью носит звание самого ненавидимого журналиста Израиля и которого его коллега из "Маарива" Бен-Дрор Ямини назвал «пропагандистом ХАМАСа». Амос Элон стал частью процесса отчуждения,  эмигрировав из Израиля в конце девяностых, когда  в центр политической сцены выдвинулись новые, в прошлом маргинальные, группы населения – в том числе  иммигранты из бывшего СССР.

Эмиграция  немецких евреев в 1935, и тем б=D0лее в 1939 году, не могла быть добровольной. И=BCмигранты из Германии и АD0стрии не могли влиться в мэйнстрим,  который D0пределяли  русские евреи-социалисты, занятые активным социальным творчеством на земле, куда они приехали из сионистских убеждений. Печать отчуждения уже тогда стала одной их характеристик  этого немецкоязычного  milieu, и этой печатью ,видимо,  были отмечены  некоторые их гуманитарные начинания.

На примере газеты "Гаарец" этот феномен отчуждения и по сей день просматривается наиболее нагляд-но: кабинет ее издателя Амоса Шокена украшает панно на всю стену, которое вполне можно принять за образец соцреализма  одной из азиатских республик СССР в пятидесятые годы: гордая фигура смуглого пастуха на фоне дерева и овцы. При ближайшем рассмотрении дерева (оливы) и глыб камней, мы пони-маем, что смуглый пастух не узбек, а «палестинец».
Именно так позиционирует себя издатели и владельцы газеты, которую в 1935 году купил в Палестине разбогатевший немецкий коммерсант Залман Шокен и сделал ее подобием "Frankfurter Zeitung".
Газета требует от своих авторов полной униформы воззрений в соответствии с четкими правилами: эти воззрения должны быть абсолютно левыми в политическом плане, и абсолютно правыми в экономических вопросах. Формальные признаки плюрализма обеспечивают авторы, которых в редакции называют «шабес-гои». В качестве «шабес-гоев», озвучивающих взгляды, которые  регулярным колумнистам газеты выражать нельзя, приглашаются обычно быв=88ий министр обороны Моше Аренс и лидер поселенческого движение Исраэль Арэль.  Политиче81кую линию  газеты, судя  по свидетельству его к ллег и бывших работников, авторитарно определяD0т издатель и  редактор Амос Шокен.

Бывший  главный редактор газеты ХB0нох Мармари, который впоследствии уволился из-за разногласий с издателем, сказал в интервью "New-Yorker",  что во время страшных терактов ему приходилось говорить сотрудникам, что «мы должны не только считать трупы и оплакивать палестинцев, но также проявить сочувствие к израильтянам».

«Амос Шокен настаивал на крайне левом подходе к палестинской проблеме»,  - свидетельствует  другой  бывший сотрудник газеты, Йэль Естерон, посмевший однажды опубликовать статью в поддержку одной из антитеррористических операций ЦАХАЛа, -  «Тем самым он не только дистанцировался от читателей, но и действовал против интересов газеты и против своих же коммерческих интересов».

Однако Шокен вполне мог себе позволить пренебречь коммерческими интересами, чувствуя за собой тылы своей исторической родины – Германии. В 2006 он продал 25 процентов акций немецкому издательству DuMont Shauberg, покойный владелец которого был членом нацистской партии, а нынешний является, конечно же, либералом. 
Инвестиции в группу Гаарец, как утверждает немецкий профессор масс-медиа и коммуникаций  Рейнер Бурхардт, были им куплены всего через шесть месяцев после того как в немецкой прессе появились публикации о том, что накануне войны  DuMont Shauberg сделал немалые деньги на ариизации   (насильст-венной передаче принадлежащего евреям имущества).
  
П оследнее денежное вливание в газету – со стор=BEны заочно осужденного российс=D0им судом олигарха, вызвало гораздо больше нD0реканий со стороны аудитории "Гаарец", D1ем  партнерство с концерном с нацистским BFрошлым. 
«Мне тоже не нравится русский олигарх", - ответил на эти претензии автор газеты Йоси Сарид в одной из своих статей, - "Но я ответил моему знакомому на это, мол, может быть ты знаешь, откуда взять деньги на издание газеты, которая является последним оплотом демократии в Израиле?»
Что ж, и в этом есть своя символика: «Последний оплот демократии» в Израиле сохраняется благодаря концерну с нацистским прошлым и русскому олигарху с весьма контроверсальной репутацией.

Вторая сфера, в которую выходцы из Германии внесли не только свои несомненные квалификации, но и печать отчуждения, это сфера права. Прежний  председатель Верхового суда Аарон Барак (также имеющий корни в немецкой культуре) объявил, что  предметом судебного разбирательства может стать буквально все – в том числе  и действия армии и отдельных военных. Создалась ситуация, при которой офицер должен думать, не обзавестись ли ему адвокатом, прежде чем отдать приказ. Даже если речь идет о защите собственной жизни и жизни солдат.

При этом рядовой член общества, если он вздумает  добиваться справедливости, пройдет все круги  бюрократического ада, прежде чем сумеет отстоять свои законные права. Если вообще сумеет. Любые попD1тки реформировать эту область сталкиваются с большой косностью и ригидностью систе=D0ы.
А попытки сделать состав Верховного суда более репрезентативным по культурным и этническим пB0раметрам, воспринимаются как «покушение на демократию»

И, наконец, академическая элита. Школа так называемых «новых историков» постсионистов, которые настаивают на пересмотре израильского нарратива, основана Иланом аппе, который происходит из семьи эмигрантов из Германии. Сегодня он является одним из тех, кто внедряет палестинский нарратив в международную академию.

Высокую способность антагонизировать израильское общество проявляют также одни из самых маргинальных факультетов нашей академии – например, факультеты  германистики, существующие благодаря немецким фондам. Специалист по истории Германии профессор Циммерман подходит к предмету с такой немецкой основательностью, что  в рамках своего курса требует от своих студентов  изучения "Майн Кампф", которую называет «менее опасным чтивом для израильтян, чем Библия». Автор доктората по истории французского кино профессор Занд, родители которого  бежали из Австрии, написал книгу о том, что евреи – выдуманный народ.
Этот подход является логическим следствием того, как позиционировали себя евреи Германии и Австрии – ведь евреев не было, а были «немцы Моисеевой веры»

Недавно в "Маариве" я прочитала статью вице-президента престижного Герцлийского междисциплинарного колледжа Ави Примора, который родился в семье иммигрантов,  прибывших в Палестину из Франкфурта в 1932 г. В статье он утвер ждал, что Израиль, якобы, оскорбил Ангелу МеркD0ль тем, что утвердил строительство тысячи квартир в районе Иерусалима. Хотя в самом Изр=D0иле  имеется достаточно политических групп и партий, которые тоже  считают это строительство спорным, статья написана BEтнюдь не с их позиций, а с позиций  … граждан Германии! «Терпение граждан Германии к происходящему на оккупированных территориях», - возмущается автор, - «имеет свои пределы».
Если бы кто-то в нашей русской прессе позволил бы себе написать нечто подобное о Путине и о «терпении граждан России», мы бы его сочти агентом влияния. Примор был долгое время послом в ЕС и в Германии, и там снискал себе уважение тем, что  высказывался в пользу передачи Голанских высот Сирии в рамках мирного договора с  сирийским диктатором. Кстати, именно с подачи Ави Примора была заключена  сделка  между  немец-ким  концерном и "Гаарец", и именно Примор  в совете редакторов "Гаарец"  представляет интересы концерна. Его сын Адар Примор  является редактором английского издания газеты, которое известная английская публицистка Мелани Филипс назвала фактором в создании негативного имиджа Израиля в мире.

Итак, пресса, законодательная юриспруденция и гуманитарная академия – вот три сферы, где, с нашей «русской» точки зрения, ощущается влияние второго поколения беженцев, за вклад которых в создание Израиля немецкие профессора предлагают  благодарить Третий Рейх.

П80ислал 23 марта 2015г. проф. Леонид Чернин
для обсуждения на семинаре. Ранее было
опубликовано http://www.polosa.co.il/blog/13208/

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..