четверг, 25 августа 2022 г.

Кошерный дом для украинских беженцев-евреев в Венгрии

 

Кошерный дом для украинских беженцев-евреев в Венгрии

Подготовил Семен Чарный 24 августа 2022
Поделиться33
 
Твитнуть
 
Поделиться

На курорте у озера в западной Венгрии украинские евреи, которые были вынуждены покинуть свои дома, нашли себе временное пристанище, пишет журналист The Jerusalem Post Таль Спунгин.

В Балатоносоде, на берегу озера Балатон, находится крупнейший кошерный лагерь беженцев в Европе. Курорт, занимающий 18 гектаров примерно в 130 км от Будапешта, принял в общей сложности 2000 украинских евреев и предложил им убежище.

Курорт на озере Балатон



Произошло это благодаря работе главного раввина Ассоциации венгерских еврейских общин Шломо Кёвеса и председателя Федерации еврейских общин Украины  раввина Меира Стамблера.

Проект двух раввинов возник спустя несколько дней после того, как на Украине началась российская спецоперация. Стамблер позвонил Кёвесу и спросил, может ли он найти место для размещения 1000 украинских евреев на пасхальный седер. 

«Я почувствовал, что должен чем-то помочь», — говорит Кёвес, отмечая, что считает своим долгом перед раввинами и хабадскими посланниками на Украине предложить всю помощь, которая в его силах.

Венгерское правительство удовлетворило просьбу Кёвеса, и началась подготовка к тому, чтобы превратить государственный курорт в кошерный, что предполагало ремонт многих зданий, заброшенных в течение ряда лет.

Конечная цель, по словам Кёвеса, в том, чтобы дать украинским беженцам место для жизни – теплый дом для любого еврея.


Балатоносод: родина венгерского скандала

Балатоносод стал центром одного из крупнейших политических скандалов в новейшей истории Венгрии, что предположительно помогло Кёвесу и Стамблеру в их намерении перепрофилировать прибрежный курорт в лагерь «Хабада».

В 2006 году правившая тогда Венгерская социалистическая партия провела на курорте свой ежегодный съезд примерно через месяц после победы на выборах.

За закрытыми дверями тогдашний премьер-министр Ференц Дюрчань произнес печально известную речь, которая сейчас известна как «осодская». В своем выступлении он признался, что лгал венгерскому народу «утром, днем ​​и ночью», и критиковал социалистическую партию за введение общественности в заблуждение.

Эта речь, также известная чрезмерной ненормативной лексикой, в итоге просочилась в прессу, что привело к массовым протестам и возмущению. Венгры вышли на улицы против своего некомпетентного руководства. Итогом этих событий стал подъем правых, и на выборах 2010 года премьер-министр Виктор Орбан одержал победу подавляющим большинством голосов.

В последующие годы у венгерских властей не было желания проводить мероприятия на Балатоне, что привело к его запустению и, возможно, проложило путь к преобразованию курорта Кёвесом и Стамблером.


Радостное место для еврейских беженцев с Украины

Сегодня Балатоносод стал более радостным местом для жизни, «очищенным» от последствий коррупции, некомпетентности и шарлатанства. Гуляя по прекрасному курорту вдоль берега озера, вы видите детей и их родителей, наслаждающихся купанием. Подростки играют в футбол, радуясь голам так, как если бы они были забиты в финале чемпионата мира. Вожатые-евреи, приезжающие со всего мира, помогают беженцам забыть о жизненных невзгодах, оставленных на Украине.

Летний лагерь организован также для детей младшего возраста: дети получают глоток свежего воздуха, вместо того чтобы сталкиваться с отчаянием, неуверенностью и незащищенностью.

«Девочки отдыхали в лагере несколько дней. Им было весело, очень понравилось, — рассказывает 40-летняя Луиза, мать троих детей, приехавшая с мужем на Балатон в марте после недолгого пребывания в Берлине. — Члены нашей общины в Одессе рекомендовали это место, поэтому мы сюда приехали».

Старшая дочь Луизы, 18-летняя Рина, добавляет: «Здесь лучше, очень уютно, просто удивительное место».

По словам Рины, неуверенность в будущем продолжает нависать над семьей: «В нашей общине раввин сказал, чтобы мы забрали всех детей и ехали в Берлин, потому что детей-сирот из нашей общины вывезли именно туда. Все произошло так быстро… Однажды отец вернулся из синагоги и сказал: «Завтра ты едешь в Берлин»».

Отец Рины, 38-летний Дорон, не поехал с семьей. Они встретились уже на Балатоне более чем через три месяца. «Мы перестали планировать заранее, потому что просто не знаем, что будет завтра, — признаются они. — Мы будем здесь лето и осень. Может быть, после этого поедем в Израиль».

Катерина, приехавшая из Харькова со своим единственным сыном, также поделилась своим опытом жизни в лагере беженцев «Хабада».

Катерина со своим сыном в БАЛАТОНОСОДЕ



«Я пробыла в Харькове всего одну неделю после начала военных действий, — вспоминает она. – Мы с семьей прятались в доме. Но в конце концов нам сказали, что оставаться невозможно, потому что в городе нет лекарств».

Катерина и ее сын сели в поезд, следовавший во Львовскую область. Он был переполнен. «В нашем купе было около 12 человек и собака, а вместить оно могло только четверых. На одной полке спали по трое или четверо».

Катерина и ее семилетний сын некоторое время оставались у родственников во Львове, что было «небезопасным для сына», а несколько недель назад прибыли на озеро Балатон.

Катерине, менеджеру по экспорту на харьковском заводе по производству дрожжей, разрешили работать удаленно. Фабрика все еще функционирует, сообщает она.

«Но все же <во Львове> было безопаснее, чем в Харькове, — вспоминает Катерина. — Мой сын понимает все, что происходит. Он говорит мне, что на Новый год хочет не только подарок от Деда Мороза, но прежде всего чтобы закончились военные действия…»

Катерина с облегчением говорит, что теперь они «наконец-то нашли безопасное место. Я очень благодарна за возможность остаться здесь. Мы прекрасно проводим время, в основном потому, что нам не нужно думать о жилье и приготовлении еды». 

По ее словам, это дало время поразмышлять о следующих шагах: «Если я останусь на Украине, не думаю, что это будет хорошим решением. Я не могу отправить сына в школу, если не буду уверена, что по школе не прилетит ракета». Некоторые евреи из харьковской общины «привыкли к звукам взрывов. Но для меня невозможно вернуться к звукам сирен. Муж, который буквально пару дней назад приехал сюда из Украины, говорит, что это не так уж опасно. Однако я боюсь туда возвращаться».

На вопрос о перспективах алии Катерина замечает, что это вариант, о котором семья думала в течение многих лет: «Сейчас мой муж здесь, на Балатоне, так что у нас есть возможность по-настоящему это обсудить».

Катерина упоминает также, что ее муж надеется вернуться в Харьков осенью: «В Харькове у нас были возможности отдать сына в лучшую школу, была своя машина и дом. В Израиле у нас этого не будет…» 

«Но теперь у нас нет выбора, — говорит Катерина. Она рассказывает, что получила фотографии того, что когда-то было ее домом, а теперь оказалось полностью разрушено. — Мы попросили наших друзей пойти к нам на квартиру, забрать некоторые вещи, которые вынуждены были оставить, и отправить нам сюда. Но все оказалось уничтожено. Нам некуда возвращаться. Мы останемся здесь на некоторое время… Не знаю, надолго ли, но учу иврит», — заключает Катерина, предвидя неизбежную репатриацию в еврейское государство.

 

Большие финансовые затраты

Курорт, ставший лагерем для еврейских беженцев, требует больших финансовых вложений. Каждый беженец обходится еврейским организациям Венгрии и Украины примерно в 40 долларов в день. Несмотря на это, под руководством раввинов Кевеса и Стамблера продолжается реконструкция и строительство дополнительных жилых помещений и инфраструктурных объектов.

На берегу озера Балатон



Давно заброшенный боулинг, еще коммунистической эпохи, должен быть отремонтирован и возвращен в рабочее состояние, чтобы беженцы могли пользоваться им. Жилые комнаты, перекрашенные и оформленные так, чтобы чувствовать себя как можно более уютно, прибавляются в числе каждый день, увеличивая вместимость курорта.

Несмотря на это, Кёвес считает, что главное место для беженцев-евреев — Израиль, а они просто предлагают украинским евреям — как соблюдающим, так и не соблюдающим — такое место, где они снова могут жить в общине.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..