четверг, 25 августа 2022 г.

МАРКИЗ, ЗАГЛЯНУВШИЙ НА 200 ЛЕТ ВПЕРЁД Леонид Сапожников

 


Леонид Сапожников


       «Сохранить рассудок после двадцати лет пребывания на российском
престоле может либо ангел, либо гений».

        Наверное, вы подумали, что речь о спятившем подполковнике КГБ,
грозящем миру из глубокого подземелья ядерным оружием. Но это написал
183 года назад о Николае I французский путешественник и писатель
маркиз де Кюстин. Читая его книгу «Россия в 1839 году», то и дело
теряешь ориентацию во времени: кажется, что выводы и наблюдения автора
сделаны в наши дни. Привожу только малую их часть. Судите сами:

        «Российская империя – это лагерная дисциплина вместо
государственного устройства, это осадное положение, возведённое в ранг
нормального состояния общества.»

«Империя эта при  всей необъятности – не что иное, как тюрьма, ключ от
которой в руках у императора; такое государство живо только победами и
завоеваниями, а в мирное время ничто не может сравниться со
злосчастьем его подданных.»

«В сердце русского народа кипит сильная, необузданная страсть к завоеваниям.»

«Народ, мечтающий о мировом господстве, и заискивающий перед нами в
ожидании, пока он сможет нас завоевать…»

        «Россия видит в Европе свою добычу, которая рано или поздно ей
достанется вследствие наших раздоров; она разжигает у нас анархию,
надеясь воспользоваться разложением, которому сама же способствовала,
так как оно отвечает её замыслам.»

        «Русские смогут на какой-то миг одолеть всех с помощью меча,
но никогда с помощью мысли; а народ, которому нечего передать другим
народам, тем, кого он хочет покорить, недолго будет оставаться
сильнейшим.»

«Подлинное могущество не нуждается в хитростях. Отчего же вы хитрите
без устали?.. Сколько уловок, сколько неловких обманов приходится вам
пускать в ход, чтобы утаить хотя бы часть ваших целей и оставить за
собою незаконно присвоенную роль! Вы намерены вершить судьбами
Европы?! Мыслимое ли это дело? Ещё недавно вы были ордой, скованной
страхом, ещё недавно повиновались приказам дикарей, – а нынче вы
вознамерились отстаивать цивилизацию от народов сверхцивилизованных!»

«Русские гораздо более озабочены тем, чтобы заставить нас поверить в
свою цивилизованность, нежели тем, чтобы стать цивилизованными на
самом деле.»

        «Дух беззакония спускается вниз по общественной лестнице и до
самых основ пронизывает это несчастное общество… Из такого произвола
рождается то, что здесь называют общественным порядком, то есть
мрачный застой, пугающий покой, близкий к покою могильному; русские
гордятся тем, что в их стране тишь да гладь.»

«В России единственный дозволенный шум суть крики восхищения.»

«В России разговор равен заговору, мысль равна бунту.»

        «Покорство у русских – добродетель врождённая и вынужденная.»

        «История составляет в России часть казённого имущества, это
моральная собственность венценосца; её хранят в дворцовых подвалах
вместе с сокровищами императорской династии и народу из неё показывают
только то, что сочтут нужным. Память о том, что делалось вчера –
достояние императора; по своему благоусмотрению исправляет он летописи
страны, каждый день выдавая народу лишь ту историческую правду,
которая согласна с мнимостями текущего дня.»

        «Мало того, что русский деспотизм ни во что не ставит ни идеи,
ни чувства, он ещё и перекраивает факты, борется против очевидности и
побеждает в этой борьбе!»

        «Лгать в этой стране означает охранять общество, сказать же
правду значит совершить государственный переворот.»

        «Русское православное духовенство всегда являло и будет являть
собою своего рода ополченцев, лишь мундиром своим отличных от светских
войск императора. Подчинённые императору попы и их епископы составляют
особый полк клириков – только и всего.»

«Одному Господу – да ещё русским – известно, велико ли удовольствие
присутствовать на параде! В России любовь к смотрам не знает границ.»

        «Их армия, блистающая на парадах отменной дисциплиной и
выправкой, состоит, за исключением нескольких избранных частей, из
людей, которых публике предъявляют в красивой форме, а за стенами
казарм содержат в грязи. Цвет лица измождённых солдат выдаёт их
страдания и голод – ибо поставщики обворовывают этих несчастных, а те
получают слишком скудное жалованье, чтобы, тратя его частично на
лучшую пищу, удовлетворять свои потребности.»

«Воровство укоренилось в их нравах, а потому воры живут с совершенно
чистою совестью, и физиономия их до конца дней выражает безмятежный
покой. На память мне то и дело приходит поговорка, непрестанно
звучащая у них в устах: «И Христос бы крал, кабы за руки не прибили».

«Всякий губернатор знает, что ему, как и большинству его собратьев,
грозит провести остаток своих дней в Сибири. Если, однако, за время
своего губернаторства он исхитрится наворовать довольно, чтобы в
нужный момент защитить себя в суде, то он выпутается; если же (случай
невозможный) он остался бы честен и беден, то пропал бы. Замечание это
не моё, мне доводилось слышать его от нескольких русских, которых я
считаю достойными доверия, но воздержусь называть их имена.»

«В России разговор равен заговору, мысль равна бунту.»

«Кто скажет мне, до чего может дойти общество, в основании которого не
заложено человеческое достоинство? Я не устаю повторять: чтобы вывести
здешний народ из ничтожества, требуется всё уничтожить и пересоздать
заново.»

       «Когда над Россией взойдёт солнце гласности, весь мир
содрогнётся от высвеченных им несправедливостей – не только старинных,
но и творимых каждодневно и поныне.»

        «Если народ живёт в оковах, значит, он достоин такой участи;
тиранию создают сами нации.»

       Продолжать подобные цитаты можно долго. Эта книга в четырёх
томах отвечает на множество вопросов в адрес нынешней России.
Почему миллионы её граждан верят запредельно лживой пропаганде? «Для
русских слова важнее реальности», объясняет де Кюстин.
Почему так называемая элита страны трепещет перед плюгавым диктатором
и превозносит его?  «Обо всех русских, какое бы положение они ни
занимали, можно сказать, что они упиваются своим рабством».
Почему большинство россиян приветствуют агрессивные действия и планы
нового фюрера? «Коленопреклонённый раб грезит о мировом господстве,
надеясь смыть с себя позорное клеймо отказа от всякой общественной и
личной вольности».
        Лучше не скажешь…
А.К. Сам, читая маркиза, каждый раз думал: какой это ужас - предопределенность судеб.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..