понедельник, 21 марта 2022 г.

Российской армии Киев не по зубам, им бы теперь спасти свою шкуру

 

Российской армии Киев не по зубам, им бы теперь спасти свою шкуру

Российское военное руководство сделало грандиозную глупость, когда планировало эту кампанию. Главной ошибкой был расчет в симпатии украинцев и способности к сопротивлению.

Впрочем, это переменные, которые плохо поддаются анализу. Видимо, рассчитали, что тут на половине территории их будут встречать цветами, русскоязычные регионы, а украинская армия не захочет воевать за проклятое правительство Зеленского и так далее. Но просчитались.

И они нагнали войск, которых и так было не очень много, на семь оперативных направлений одновременно. 200-тысячная группировка в недавней российской истории пыталась взять Чечню дважды. А Чечня – это половина Киевской области. Тут они решили напасть на 32 Чечни одновременно той же самой группировкой. Не вполне логично. Кроме того, нападать 200-тысячной армией на 250-тысячную не вполне логично.

Наконец, растянуть группировку вторжения на восемь оперативных направлений, то есть крупных городов – Киев, Сумы, Харьков, Чернигов, Донецк и Луганск, Мариуполь, Херсон, Николаев, Запорожье – это еще более сомнительная идея. Расстояние между этими пунктами по пять сотен километров (Украина же большая страна).

Но это еще не все глупости, которые были сделаны. Под Киев нагнали огромное количество войск, на пике достигало почти 25–30 батальонов тактических групп. А с севера Киева и с северо-востока, откуда наступали российские войска, очень путаная и сложная местность: система дорог, куча мелких населенных пунктов, овраги, поймы рек, мешанина, болота, непроходимые леса...

А в географическом смысле это те же самые белорусские болота, только смещенные к югу. Загнали 20–25 батальонов тактических групп. Они все скопились, не имели возможности свободно двигаться, тылы к ним не могли подойти. И получилась ситуация, когда огромные массы противника стоят на месте, двигаться никуда не могут, спрятаться не могут, вправо и влево от дороги повернуть не могут, и промахнуться уже невозможно. Мы начали их бить очень активно.

Вчера было заявление командующего Сухопутных войск, что наши войска развивают свое наступление на дистанцию уже 70 километров от Киева по отдельным направлениям. Любой военный или сколько-нибудь понимающий человек понимает, что если российские войска стоят с одной стороны в 30 километрах от Киева, а с другой стороны украинские – уже 70 километров от Киева, это означает полуокружение. И обход по флангам. В эту игру, как оказалось, можно играть вдвоем.

Российское руководство надеялось на преимущество на локальных участках, но ведь им тоже необходимо уметь пользоваться. Они не сумели им воспользоваться, забили себе тылы. Тылы выносят наши партизаны и силы специальных операций. Мы ломаем переправы, уничтожаем. Наземные войска уже пошли в контрнаступление под Киевом, поэтому ни о каком его взятии речи и близко не идет. Тут российским войскам спасти бы свою шкуру в такой ситуации. Даже уже наземные войска охватывают их с флангов.

Исходя из статистики потерь и той хроники, которую публикует Киев, а Москва – нет, Киев лучше подготовился к войне. Или украинская армия учится на ходу, и это сюрприз как для Путина, так и для самих украинцев?

Алексей Арестович: У нас восемь лет воевали вооруженные силы с вооруженными силами Российской Федерации, которая применяла их ограниченно и пряталась стыдливо под флагами народной милиции. У нас получается, что на участке фронта 500 километров, который был на востоке, прошла вся армия, да еще по много раз, а в российской армии ограниченная ротация, осуществлялось получение боевого опыта и здесь, и в Сирии. Он оказался ограниченным. А у нас одних резервистов с боевым опытом порядка 300 тысяч человек.

В Украине сейчас высокомотивированное общество, потому что идет защита родной земли, семьи – это ценность запредельного порядка. У нас очередь стоит, взятки дают, чтобы попасть в боевые части на передовую, не могут договориться. На каждую должность в боевых частях по шесть человек.

И сам факт, что мы разгромили примерно треть российской группировки, а у нас не разгромлено ни одно соединение уровня бригады, не потеряло управление, не вышло из боя, кое о чем говорит. Я профессиональный военный и скептически всегда смотрю на действия сторон, в том числе и украинской. Но то, что демонстрируют сейчас наше командование и наша армия, – это выше всяких самых смелых прогнозов, похвал и надежд.

Могу сравнить с западными экспертами. Нашей армии давали 48 часов на существование. Украине давали 72 часа на полную сдачу перед страшной кремлевской военной мощью. Воздушным силам давали три часа на существование. Но украинская авиация наносит удары до сих пор и будет наносить. И практически не теряет личный состав и технику. Вот что такое украинская авиация, вот что такое подготовка украинской армии к войне.

Есть ли какие-то неписаные правила у этой войны? Первое, что приходит в голову, – безопасность Чернобыльской и Запорожской АЭС. Это табу. Никому не выгодно бомбить эти объекты. Есть ли еще какая-то красная черта, которую не переступит ни одна из сторон?

Атомные станции, наверное, все-таки будут беречь. Хотя по Запорожской стреляли, попали по четвертому корпусу. Слава богу, что это прочное сооружение. На Чернобыльской станции было отсечение электроэнергии, и это могло иметь потенциально очень неприятные последствия в виде повторения чернобыльской катастрофы, только в большем масштабе. Российские войска более суток не пропускали ремонтную бригаду к месту ремонта.

Российское командование действует централизованно, запрашивая всякий раз Москву, иногда теряет время на бесконечные консультации, потому что командиры не обладают гибкостью и способностью принять на себя ответственность на поле боя.

А в других ситуациях, подобных стрельбе по Запорожской АЭС, они действуют по принципу: мы выполним приказ любой ценой, а куда летит, потом разберемся. Что тоже весьма небезопасно. Я уже не говорю о том, что в Донецке и Луганске есть, что по Харькову били, а там Институт теоретической физики, который содержит 26 топливных ядерных элементов. Туда лупили "Градами" и "Смерчами". В общем, российский стиль ведения войны. А что делают с Мариуполем...

В одном случае правило гуманитарных коридоров работает, в другом – нет. Почему такой разнобой?

Не работало только в Мариуполе в основном и в Буче – это места, где понесли крупные потери, и как я понимаю, озлобление командиров на местах.

А что касается Мариуполя, нехорошее подозрение, что центральное командование не дает... то есть на самом высшем уровне в Москве хотят устроить гуманитарную катастрофу. Президент Зеленский более 12 суток назад обозначил Мариуполь темой номер один. Он поднял всех – от глав мировых церквей до лидеров держав и глав международных гуманитарных организаций. Все дружно звонили в Москву, все говорили о мирных жителях. Неделю не предоставляли возможности выйти из Мариуполя нашим жителям, хотя в других местах коридоры уже работали. Причем в гуманитарной колонне, которая шла в Мариуполь, были высокие представители церкви, которая очень близка российской церкви. Не пустили.

Но учитывая, что тяжесть обвинений по поводу Мариуполя достигла уже самого высокого международного уровня, судя по заявлениям Международного суда в ООН (который признал действия российских войск геноцидом, по крайней мере, так рассматривается дело об Украине), начали выпускать из Мариуполя. Туда не пускают эвакуационные колонны, которые могли бы предоставить транспорт. Но на своей технике дают выехать, на легковых машинах. Пятые сутки подряд, сегодня тоже. И по состоянию на вчерашнее утро более 40 тысяч жителей покинули Мариуполь. Но Мариуполь – это 400 тысяч. Остальные жители в заложниках.

Более 90% жилищного фонда повреждено либо разрушено. Чудовищные преступления совершены – удар по роддому, удар по драмтеатру. Это были убежища с огромными надписями "Дети". По бассейну "Нептун", где тоже сотни горожан были с маленькими детьми. До сих пор никто не знает, сколько погибло мирных жителей и детей. Называются разные данные: от трех тысяч до 20 тысяч убито мирных граждан в Мариуполе.

Так российская армия ведет войну. У меня вопросы. Президент Путин официально давал российской армии мандат на проведение специальной операции только против военных объектов. Поощряется из Москвы такой способ ведения войны? Либо это эксцессы, и российская армия и ее руководство подставляют президента России?

Минобороны России говорит об использовании гиперзвукового высокоточного оружия системы "Кинжал", с помощью которого были уничтожены склады боеприпасов. Можно ли верить официальному представителю российского ведомства Игорю Коношенкову?

Я бы не стал никому верить из представителей российского официального ведомства. Российское военное ведомство, как и вся государственная машина, трактует ситуацию следующим образом: информация – это оружие, все для фронта, все для победы, все можно использовать по полной. И поскольку современная Россия – это тоталитарное государство, врут от президента до последнего бойца информационного фронта все по одним и тем же методичкам.

Я слушал бы украинских экспертов и власти. Мы с самого начала провозгласили, что мы не будем использовать информацию как оружие, и даже не ввели, несмотря на военное положение, военную цензуру, а она является частью военного положения. Отказались от военной цензуры, чтобы сохранить возможность критиковать нас во время войны, ставку Верховного главнокомандования, сохранили демократию и свободу слова. Либо читайте западные СМИ, международные СМИ.

На какие условия все-таки может пойти Украина для того, чтобы договориться о мире?

Я поставил бы вопрос так: на какие условия Россия пойдет, чтобы договориться о мире? Мы диктуем. Чем раньше в Москве это поймут, тем лучше. Стратегическое поражение Россия в Украине уже получила. Если дальше так будет продолжаться, оно может перейти в оперативно-тактическое. И как бы это для российской армии не закончилось судьбой наполеоновской армии, когда последний российский солдат в пуховом женском платке будет убегать в сторону российской границы. Они рассчитывают, что активная фаза сдохнет...

Уже сказали все, от меня до западных экспертов, и все вменяемые люди понимают, что это так. Активная фаза загонится максимум через три недели, даже если введут какие-то резервы. Дальше позиционная борьба. Но в это время "зеленка", листья поднимутся. И это идеальная ситуация для наших партизан, специальных операций, населения, которое сопротивляется, армии. Бить по стационарным целям – это одно удовольствие. Ни одна армия мира, даже американская, не удержала бы в этой ситуации территорию. И чем быстрее они это поймут, тем лучше. Поэтому мы ставим условия, не они.

Алексей Арестович

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..