понедельник, 21 марта 2022 г.

Владимир Соловьев | Сколько просуществует Россия?

 

Владимир Соловьев | Сколько просуществует Россия?

Вопрос не о том, сколько еще продержится Украина, но о том, сколько еще продержится Россия. Украина опрокинула не только блицкригный план, но и всю военную стратегию России, если она имелась у бездарного поджигателя бездарной войны. Сошлюсь на взгляд изнутри российских спецслужб, аналитики гуляют в сетях, хоть и не уверен стопроцентно в аутентичности, но даже если нейросеть, то довольно убедительно: «На рывке можно пробежать стометровку, а выйти на марафонскую дистанцию и дать рывок изо всех сил – плохо. Вот мы с украинским вопросом рванули, как на стометровку, а вписались в марафон по пересеченной местности».

Сколько просуществует Россия?

Антихрист. Фреска 1350 г. итальянского мастера Витале из Болоньи в монастырском храме Св. Марии Бенедиктинского аббатства Помпоза (Эмилия-Романья).

Это еще мягко сказано: эвфемизм. Когда говорят о российских потерях в живой силе и боевой технике – 15 тысяч солдат (включая генералов), около сотни самолетов и проч., не учитывают военные факторы, а они самые важные с тактической, операционной и логистической точек зрения. Вдобавок к полутора десяткам тысяч убитых за три недели украинской войны (столько же за 10-летнюю афганскую) следует присовокупить еще 18–20 тысяч полностью выведенных из состояния боеспособности (раненых и пленных). Сколько в итоге? Даже если российская пропаганда замалчивает или искажает эти цифры и делает народонаселение нечувствительным к человеческим потерям, это все равно не может не сказаться на состоянии армии, которая на большинстве направлений вынуждена приостановить наступление, бросив все силы на Мариуполь.

Террористические атаки против мирного населения – не от хорошей жизни. Путин в панике – ему ничего не остается, кроме террора на государственном уровне, включая убийства и взятие заложников – за невозможностью вести войну военными действиями. По чеченско-сирийскому образцу, который не срабатывает в Украине. Блокадный Мариуполь войдет в историю как символ военных преступлений и злодеяний. Не он один. Увы. Гааге предстоит тьма работы.

Другой тормоз – ввиду потерь в военной технике, которые опять-таки в разы значительнее, чем следует из цифр. Сошлюсь на несомненный, незамутненный, надежный источник – президентского советника Олексия Арестовича. Те же российские самолеты взять, которых, по его подсчетам, порядка пятисот вокруг Украины, но использовалось только 120–150, потому что подготовленных летчиков гораздо меньше, чем бортов. А теперь представьте, что больше половины сбиты украинцами – не сами по себе, а вместе с профессиональными экипажами. Авиация России истощена и частично нейтрализована. России так и не удалось добиться господства в воздухе, хотя это было первоочередной задачей с самого начала войны. Это уже с ссылкой на Британское Министерство обороны. А украинцы сообщают о снижении российского присутствия в небе: «Поэтому наша противовоздушная оборона сбила за день всего три вертолета противника». А настанет день, когда им будет нечего сбивать?

С танками и бронемашинами еще хуже – значительная часть из них теперь металлолом. Вывод Олексия Арестовича, что Украина с каждым днем становится мощнее, – не шапкозакидательство. И причиной тому не только пусть запоздалая, но теперь в ускоренном темпе поставка западного оружия плюс мощное сопротивление украинцев, которым есть что защищать, в отличие от русских, которым не за что воевать. Прежде всего это относится к состоянию российского войска, которое завязло на чужой территории. А еще на носу «зеленка» – весенняя распутица, когда партизанщина получает естественное преимущество перед ослабшей и истощенной регулярной армией. Главный враг России в этой бездарной, бессмысленной, чудовищной войне – Время.

Когда кончится террористическая фаза этой преступной войны?

Когда Россия выдохнется?

Сколько агрессору осталось бесчинствовать на несчастной, измученной украинской земле?

Неделя? Десять дней? Полмесяца?

Нет, героический украинский президент Володимир Зеленский не блефует, когда говорит, что пришло время для восстановления территориальной целостности и справедливости для Украины. И предлагает Путину мирные переговоры, как единственный шанс спасти положение: «Иначе потери России будут такими, что ей не хватит и нескольких поколений, чтобы подняться».

Другой вопрос – надо ли спасать Россию.

Украинская Цусима – военный крах и национальное унижение России?

Не только.

Речь о самом существовании империи зла, а именно Путину удалось доказать всему миру, что с распадом Советского Союза империя зла никуда не исчезла – ослабшая Россия ей наследовала, присвоив себе ее функции ценой самого своего существования. Вопрос не о том, какая расплата ждет кремлевского небожителя и сколько заплатят россияне за путинскую авантюру от санкций до репараций – мало не покажется, но куда важнее экзистенциальный вопрос мирового значения. А именно: народонаселение России выдюжит, пусть и с неизбежными потерями (не только военными), император скорее всего не выживет (политически, физически – без разницы, даже если мартовские иды наступят для него не в марте), а сама империя?

В том и парадокс, что Путину удалось противоположное им заявленному, хотя сами его тезисы не более чем камуфляж личных паник, фобий и смертного страха этого маленького, никчемного, ничтожного человека, вознесенного случаем на вершину власти, которую он удерживает из последних сил. Собирание земель русских, реанимация трупа СССР, геополитическая русская идея, русские и украинцы – один народ, русский мир, поверхность которого нигде, зато центр повсюду (спасибо средневековому философу Николаю Кузанцу за этот гуттаперчевый образ) – всё это повержено в прах и навсегда похерено украинской катастрофой. Взамен заявленных кремлевским одичавшим анахоретом центростремительных сил в направлении Московии (ну, метрополии), он включил центробежные в противоположную сторону – прочь от Москвы. Потому что Путин превратил Россию в страну-парию, в государство-изгоя, вызвав лютую ненависть всего цивилизованного мира.

Вот уже даже среднеазиатские республики торопятся отмежеваться от озверевшего и ослабшего агрессора и заявляют о своем нейтралитете, Молдавия требует вывода русских войск из Приднестровья, зашевелился Кавказ с его традиционным неприятием русских (см. русофобскую повесть графа Толстого «Хаджи-Мурат»), Япония все решительнее заявляет о своих правах на Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи (бывшие Курилы). Весьма сомнительно, что в исторической, но недалекой перспективе России удастся удержать Крым, не говоря о «независимых» донецко-луганских республиках –курам на смех!

Бросив все силы на Украину, Путин опасно ослабил остальные российские фланги. Прежде всего с Китаем, на которого этот горе-стратег надеется, как на союзника, а перенаселенный Китай не просто сам по себе, но давно зарится на малонаселенные Дальний Восток и Сибирь, экономически подбирая их к своим рукам, а теперь этот процесс пойдет быстрым темпом. Спасибо Путину.

Увы, тирану не доступно историческое зрение, он не видит дальше своей могилы, ему нет дела до развала России, который он в разы ускорил своей безграничной дуростью и чепуховыми идеями. Другое дело, что, может, российскому народу полегчает, когда он избавится от непосильного бремени Империи.

Владимир СОЛОВЬЕВ
Нью-Йорк

Владимир Соловьев
Автор статьиВладимир Соловьев Писатель, журналист

Владимир Исаакович Соловьев – известный русско-американский писатель, мемуарист, критик, политолог.

"Континент"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..