суббота, 26 марта 2022 г.

Суть дискуссии по проблеме беженцев из Украины

 

 

Кальман Либскинд

Суть дискуссии по проблеме беженцев из Украины в том, хотим ли мы сохранить еврейское государство

Левое крыло прессы и политической системы клевещут на Израиль, пытаясь представить нас как страну, жестокую по отношению к беженцам. Кампания, которую они ведут, полна лжи и манипуляций и скрывает настоящую дискуссию.

Не позволяйте никому сбить вас с толку. Здесь спор идет не между добром и злом или между любящими людьми и бессердечными. Корень дебатов об украинцах, которые едут в Государство Израиль, заключается в разногласиях о том, должен ли Израиль быть еврейским государством, или это не так уж важно, и "государство всех его граждан" вовсе не плохая идея. Эти дебаты воплощают в себе нечто гораздо более глубокое, чем нынешняя проблема беженцев. 92 последние дни мы слышим заявления представителей левого крыла политической системы и многих журналистов из того же идеологического лагеря. Мы знаем мировоззрение этой шумной группы. Многие из них, видят себя сначала гражданами мира, а потом уж гражданами еврейского государства. Само слово "еврей" вызывает у них дискомфорт. Не то чтобы у них, не дай Бог, были проблемы с евреями, они ведь и сами такие. Но им неудобно, когда их заталкивают в то место, которое предназначено только для евреев. Они хотят быть как все. Они хотят чувствовать себя как все. Они хотят, чтобы все так к ним относились.

Эти господа не прочь изменить наш гимн, потому что слова "еврейская душа" их раздражают. У них проблемы с законом о статусе Израиля, как национального государства еврейского народа ("хок леом"). Эти господа первыми задают вопрос, почему в Израиле иврит должен иметь более высокий статус, чем другие языки. Эти господа обрадуются, если эта страна однажды станет "государ твом всех своих граждан". А на разговоры об "избранном народе" у них просто жестокая аллергия. Конечно, я обобщаю, и, как любое обобщения, оно верно не для всех. Тем не менее мне кажется, что я верно описал отношение многих из них к нашему государству и к тому, что оно должно символизировать.

А теперь факты. Думаете, что приезд десятков тысяч неевреев, не изменят демографического баланса? Что еврейское большинство в Израиле устойчиво? Увы, еврейское большинство в Израиле неуклонно сокращается. За последние два с половиной десятилетия доля евреев в Израиле упала более чем на 7%. В середине 1990-х годов 81% граждан Израиля были евреями. Сегодня доля евреев составляет менее 74%. А вот еще одна удивительная статистика: несмотря на миллионы приехавших репатриантов, доля евреев в Государстве Израиль сегодня намного ниже, чем тогда, когда наше государство было основано.

 Нам твердят, что прием украинцев в Израиле - это реальное спасение их жизни, и поэтому их можно сравнить с евреями, которые спасались бегством во время Холокоста, и искали, кто их спасет.

Что ж, помимо нашей болезненной потребности, сравнивать любую травму с Холокостом, нужно сказать, что нам бессовестно лгут. Эту ложь можно разоблачать многими способами, но мы удовлетворимся только одним.

Несчастные беженцы от войны из Украины приезжают в Израиль не для того, чтобы спасти свою жизнь. Они пересекают границу с Венгрией, Словакией, Румынией, Польшей и Молдовой – странами, граничащими с Украиной. Там им рады, и стоит им ступить на землю одной из этих стран, как им спасают жизнь и оказывают помощь. После этого некоторые предпочитают оставаться в Польше, некоторые предпочитают продолжать путь в лучшее место, а некоторые думают, что это лучшее место – это Израиль. И это очень важный момент. Потому что спор о том, сколько беженцев мы должны здесь принять, законен и достоин, но даже в таком споре важно помнить о фактах. А факты таковы: спасая свою жизнь жители Украины бегут за границу: в Польшу, Молдавию, Румынию. К нам они решают приехать уже после того, как достигли безопасного берега.

 

 Привлекательная страна

Следующий вопрос, который задают люди наивные (или прикидывающиеся таковыми), вроде министра Нахмана Шая: "Какая разница, сколько нееврейских беженцев мы принимаем? Ведь через несколько месяцев, когда война останется позади, они вернутся домой".

Жизненный опыт говорит о другом. Аэропорт Бен-Гурион — это дорога с односторонним движением. Те, кто въезжают, остаются. Их соблазняет возможность сделать это. Они остаются из-за левых организаций помощи, которые быстро обжалуют любое решение вернуть нелегалов в свои дома. Взгляните на нелегалов из Африки — и убедитесь сами.

На прошлой неделе адвокат Томер Варша опубликовал интересную статью в «Гаарец». Варша, для тех, кто не знает, годами представлял интересы нелегалов, лиц, ищущих убежища, и иммигрантов. "В последние годы, — честно признался он в статье, — когда ситуация в Украине была нормальной и относительно безопасной, украинцы потоком ехали в Израиль чтобы работать здесь. Они воспользовались безвизовым режимом, относительно легким въездом в аэропорт Бен-Гурион, чтобы попасть сюда по туристическим визам. А находясь здесь, в нарушение международного законодательства о беженцах, они просят политического убежища. На время разбирательства они получают вид на жительство, что позволяет им беспрепятственно работать". Адвокат Варша назвал это "конвейером".

Натанэль Фишер, эксперт по вопросам алии и абсорбции, глава отдела государственной политики академического центра науки и права и сотрудник форума "Когелет" собрал обширные данные. Они поазывают, что Израиль, вопреки тому, что иногда пишут в газетах, хорошая и привлекательная страна, и что украинцы еще до войны лидировали по попыткам нелегально остаться в стране. Это не говорит, не дай Бог, о том, что все, кто приезжает к нам из Украины, лжецы и обманщики. Но это показывает, что для граждан Украины еще до этой войны Израиль являлся страной мечты. Говоря более понятным языком, стоит дважды подумать, прежде чем говорить о добровольном уходе отсюда тех, кто к нам приедет.

 

Въезжаем и остаемся

Вот цифры (некоторые из них публикуются впервые). Росси йское вторжение в Украину в 2014 году увеличило поток алии оттуда. В период с 2014 по 2020 год из Украины приезжало в среднем 6000 репатриантов год, что составляет около четверти всех репатриантов, приехавших из всех стран. Необходимо отметить, что подавляющее большинство репатриантов с Украины ( около 70%) - это не евреи, а внуки и правнуки евреев со своими семьями. Они прибывают сюда на основании лазейки в Законе о Возвращении (ЗОВ, пункт 4a, разрешающий въезд внукам).

Эту проблему следует рассматривать отдельно и не в дни войны. Но важно помнить, что когда левые кричат о том, что Израиль помогает только евреям и не помогает неевреям, факты доказывают, что это ложь. Подавляющее большинство принимаемых по ЗОВ из Украины - не евреи.

За последнее десятилетие Израиль отклонил около 4000 просьб об алие от жителей Украины, причем отказ был дан им после первоначального изучения документов, которые они подали еще в своей стране. Около 1400 из них были отклонены, поскольку они не смогли доказаь, что имеют право на въезд по Закону о возвращении. Многим отказали, потому что они оказались серьезными преступниками, ищущими куда бы скрыться от правосудия. Двенадцать украинцев подали документы на алию в Израиль под вымышленными именами. У 386 изъяты поддельные документы. 180 осуждены за тяжкие преступления, в том числе 14 насильников, 22 убийцы и 21 осужден за вооруженный разбой.

Чуть более десяти лет назад под давление партии НДИ государство Израиль приняло решение отменить визовый режим для въезда и з Украины. И сразу количество прилетающих с Украины стало стремительно расти. Если в 2009 году сюда приехало 45 тысяч украинцев, то в 2019 году въехало уже 158 тысяч. Заявленной целью аннулирования визового режима было облегчение въезда туристов. Вскоре стало ясно, что многие из этих туристов и не собирались возвращаться домой. По мере того, как число нелегально оставшихся росло, Управление народонаселения начало отказывать во въезде тем, кто казался ему подозрительным. Начиная с 2014 год во въезде было отказано более 35 000 "туристам" из Украины, так как предварительная проверка будила опасения, что они приехали не путешествовать, а искать работу и остаться. Это очень большие цифры.

Чему учат эти цифры? Во-первых, Государство Израиль уже много лет представляет соблазн для украинцев, которые пытаются массово поселиться здесь всеми возможными способами, более легальными или менее легальными. Во-вторых, многие из украинцев, попав сюда, не спешат отсюда уезжать. А если обратиться к нашему прошлому опыту, то можно предположить, что люди, требующие от Израиля принять всех украинских беженцев, потом будут любыми способами бороться против тех, кто попросит их уехать через несколько месяцев после войны.

 

Необходимо расставить приоритеты

А теперь давайте поговорим о самоидентификации тех, кто приезжает к нам, ибо по этому пункту идет великий идеологический спор. Одно дело, если бы маленькое государство Израиль могло решить проблему всех беженцев в мире. Но, увы, это не так. Понятно, что беженцы должны быть как-то разделены между многими странами и что мы можем взять лишь небольшую часть.

И вот появляется министр внутренних дел Айелет Шакед, заявляющая, что Государство Израиль готово принять больше беженцев, чем любая другая страна в мире. Мало того, в отличие от стран, которые готовы принимать беженцев всего на год или два, или дать им временное разрешение на работу, мы будем готовы дать им полное гражданство и сделать их равными с нами гражданами, только с небольшой оговоркой. Из большой группы беженцев мы решили пригласить к нам тех, кто имеет такое право по Закону о возвращении.

Собственно, почему наш выбор должен кого-то беспокоить? Ведь для жителей Украины нет разницы между киевлянином, имеющим право на репатриацию, и его соседом, на которого Закон о возвращении не распространяется. Оба они в беде, оба бегут от войны. Мы готовы принять свою долю. Украинцам должно быть все равно, кого мы возьмем к себе, а кого оставим Германии или ПольшB5. В чем тут проблема?

Если мы готовы принять больше беженцев, чем любая другая, не граничащая с Украиной страна ,а также дать им полные гражданские права, то почему Мерав Михаэли, Нахман Шай, Яир Голан и другие так возмущаются тем, что мы предпочитаем имеющих право по Закону о возвращении? Что это за упорство в требовании принять также тех, кто не имеет права по закону о Возвращении?! Ведь процнт евреев в алие и так круто падает, и подавляющее большинство тех, кто въезжает по Закону о возвращении, - не евреи. Так в чем, черт возьми, причина спора?

Необходимо расставлять приоритеты, потому что никто не собирается привозить все миллионы в один Израиль. Мы являемся только одной из длинной череды стран, желающих принять участие в миссии спасения беженцев. Понятно, что десятки тысяч членов нашей семьи мы возьмем, а остальные найдут приют у соседей.

Стыд и срам, что в создавшейся ситуации наша пресса разжигает против нас же костер мировой критики.

"На Западе с трудом верят, что еврейское государство проявляет жестокость и ксенофобию по отношению к чужой трагедии " — восклицает Наум Барнеа из "Едиот Ахронот". Авишай Гринцайг, сотрудник Глобс, спросил Барнеа: "Я просмотрел заголовки видных западных СМИ и не нашел жесткой критики в адрес Израиля. На чем Вы основывались?". "Здравствуйте, с добрым утром!", — все что смог ответить ему лауреат Премии Израиля по журналистике.

На следующий день к Барнеа присоединилась его коллега Сима Кадмон. Кадмон написала о разговоре с министром правительства, "осведомленном о резкой критике, которая раздается в Израиле и за рубежом по оводу того, как Израиль принимает этих беженцев". Шломи Бен Меир с сайта «Перспектива» обратился к Кадмон и спросил ее, откуда именно звучит =D1та критика, но Кадмон, как и Барнеа, предпочла не отвечать.

Нет, не мир злословит нас, все эти обвинения исходят из Сиона. Самые злостные клеветники на еврейское государство не разбросаны по земному шару - они здесь, с нами, в телестудиях, радиостанциях, газетных редакциях, в Кнессете и в правительстве. Когда наше правительство искало способы выслать из страны африканских нелегалов, они называли нас нацистами. Когда обсуждался Закон о гражданстве ("хок а-леом", квотирующий воссоединение здесь мусульманских семей), они кричали что мы расисты. Сейчас, когда опасаются массового въезда в Израиль неевреев, они в очередной раз брызжут на нас слюной клеветы.

 

Изменение Закона о возвращении и еще два замечания

В 1970 году была принята поправка к Закону о возвращении (параграф 4а), который давал права репатрианта внуку еврея, приезжающему без еврейского родственника. Сейчас по этому параграфу к нам едут массы нееврейских иммигрантов. Нет причин привозить сюда неевреев, таких, кто вовсе не заинтересован стать частью еврейского народа. Конечно, сейчас война, и этого сделать нельзя. Но когда война закончится, мы больше не сможем закрывать глаза на эту проблему. Это важно для нашего будущего. Это важно для будущего еврейского государства.  Но в создавшейся ситуации следует всячески приветствовать и желать успеха политике министра Шакед по ограничению массового потока приезжающих. Эта сдерживающая политика преуспеет только в том случае, если Шакед удастся выдержать давление тех сил, для которых еврейское государство менее важно, чем другие их интересы. Помогающая этим силам пресса обрушила на Шакед прямо-таки артиллерийское наступление.

Члены правящей коалиции в последние месяцы находили самые разные причины для угроз ее развалить. Но мы до сих пор не видели, чтобы Шакед обозначила ту красную черту, через которую она не переступит. Теперь, когда стоит вопрос стратегического характера, касающийся основы нашего существования, ей следует такую черту провести.

Перевела Ася Энтова

Дано в сокращении.

Маарив, 3.2022

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..