вторник, 4 января 2022 г.

Брэндон как показатель нашей свободы

 

Брэндон как показатель нашей свободы

14af1b5c3bdcc09dc50c06951643eccccccc

Фото: img7.eadaily.com

Московский приятель попросил меня написать, сколько народу умерло у нас от зловещего омикрона, а то он не может найти статистики.

Омикрон, который сразу показался мне ирландским вариантом французского президента (О’Макрон), снова всех напугал. Я видел в Рождество по ящику гигантский церковный хор в намордниках, но не успел посмотреть, натянуты ли они и на флейтистах.

Я заглянул во вторник в «Гугл» и обнаружил, что на этой неделе от новой заразы скончался первый австралиец, а 20-го числа — первый американец (в Техасе. Брешут, что он был также болен СПИДом). О втором умершем не было ни слова. Очевидно, в обеих странах ушел лишь один. Это меньше трупов, чем от гриппа.

В Соединенном Королевстве умерли целых 14 человек. Это непропорционально много, так что я засомневался. В любом случае очевидно, что омикрон далеко не так кровожаден, как его братики и сестрички. Но он уже обошелся в несчетные миллиарды долларов и привел к новым ограничениям на нашу свободу. В русских ресторанах мне жаловались, что у них со страху поотменяли новогодние заказы.

Иногда кажется, что за последние полтора года свободу ограничили в США совсем под завязку. Как вдруг бывший орегонский мент прилюдно посылает президента страны на …, но обидчика не сажают в темницу вместе с захватчиками Капитолия, а новая президентская собака его не загрызает. Меня попросили в гастрономе сообщать больше хороших новостей, и это одна из них. И умер Гэри Рид.

Бывшего мента зовут Джаред Шмек. В канун Рождества они с семьей беседовали по телефону с президентом США Джо Байденом и первой леди д-м Джилл, которые, как у нас заведено, позвонили в командование аэрокосмической обороны Северной Америки (NORAD), по преданию отслеживающее движение саней Санта-Клауса по небосводу.

Шмеки оказались в числе счастливчиков, которые прозвонились в NORAD и несколько минут беседовали с четой Байденов. В отличие от обычного, Байден на сей раз беседовал не с журналистами из заранее составленного списка и отвечал им не по бумажке и не по телесуфлеру. Все происходило экспромтом. Мы знаем, чем это грозит.

По словам Шмека, ответивший ему голос сказал, что с ним будет говорить д-р Джилл. Орегонец решил, что услышит ее голос, записанный на пленку, но, к его удивлению, трубку взял сам Байден. Президента США особенно возбудило то, что одного родственника его собеседника в Орегоне зовут Хантером, как непутевого президентского сына и внука.

На прощание Джилл Байден пожелала Шмекам счастливого Рождества, а Джаред сказал в ответ: «Надеюсь, что у вас, ребята, тоже будет чудесное Рождество! Счастливого Рождества, и поехали, Брэндон!».

Я уже писал, что «Поехали, Брэндон!» — это крылатая фраза, заменяющая F*** Joe Biden! — то есть боевой клич нашего Сопротивления, который скандируют на стадионах, ипподромах и в других местах, где собираются нормальные люди. В провинциальном эфире то и дело слышится дико популярная песня с аналогичным призывом.

Президент, ко всеобщему изумлению, в ответ весело повторил: «Поехали, Брэндон! Я согласен!». Иными словами, Джо Байден повторил эвфемизм «Е…Джо Байдена»!» или «Пошел…, Джо Байден!».

Возник вопрос: почему Байден отреагировал на слова Шрека столь неожиданно? Одна теория гласит, что у него сохранилось чувство юмора, которое при деменции часто отказывает первым, и он пошутил. Тогда он молодец, и я буду за него голосовать. Шутка.

Другую гипотезу озвучил бывший советник Трампа, лысый умница Стивен Миллер, который обсуждал произошедшее на «Фоксе» с экономистом Ларри Кадлоу. По словам Миллера, Байден «не имел понятия о меме «Поехали, Брэндон!», поскольку он не получает никакой своей информации. Он полностью изолирован и контролируется своими помощниками».

«Ни один президент не утратил веру и доверие американского народа так быстро и более полно, чем Джо Байден», — продолжал Миллер, который объяснил это тем, что тот «баллотировался как умеренный политик, но уже год правит, как маркист. Все, что мы сейчас видим, — рекордная преступность, рекордная нелегальная иммиграция, рекордная инфляция и рекордные цены на бензин, — все это результат принятых им конкретных политических решений».

Центровая пресса, естественно, обиделась за своего героя. «Если вы думаете, что прилично посылать кого-то — да кого угодно — на… после того, как он уделил вашим детям время в канун Рождества, это многое говорит о вашем нравственном облике и ни о чьем другом», — отчитал Шрека в «Твиттере» 28-летний Джереми Даймонд, корреспондент Си-эн-эн в Белом доме.

Подала голос и контрреволюция, которая осмелела после Вирджинии. Некто, подписавшийся Jewish Deplorable (Неблаговидный еврей), твитнул: «Первый этап: Си-эн-эн и Эм-эс-эн-би-си публикуют координаты отца, который сказал про Брэндона. Второй этап: отца увольняют, семье приходится прятаться. Третий этап: налет ФБР, расследование налогового ведомства. Четвертый этап: у отца отнимают детей. Пятый этап: ГУЛАГ».

Цитировавшийся выше Стивен Миллер добавил: «Надеюсь, с налогами (у него) все в порядке. Наверное, ему следует запирать мусорный бак. И освободить на газоне место для фургона Си-эн-эн».

К нему присоединилась консервативная журналистка Эмбер Эти, написавшая в «Твиттере»: «Как я вижу, некоторые журналюги, которые пресмыкались перед велосипедисткой, сделавшей непристойный жест трамповскому кортежу, сейчас лезут на стенку от того, что кто-то сказал «Поехали, Брэндон!».

Сам Шмек поначалу сказал газете «Орегониан», что он «ничего не имеет против Байдена», и не ставил себе цели его опустить, но считает, что тот мог бы управлять страной получше.

«Он кажется душевным человеком, — продолжал бывший мент. — Никакой враждебности или чего-то в этом духе. Это был просто невинный жест, чтобы воспользоваться Богом данным правом выразить свое недовольство в шутливой форме…Я люблю его, как я люблю любого другого брата или сестру».

«Я не трампист, — продолжал он, — я свободомыслящий американец, который следует заветам Иисуса Христа».

Вскоре жена Шмека выставила в «Инстаграме» следующий пост: «Мой муж только что, возможно, сказал — или не сказал — Джо и Джилл Байден по телефону «Поехали, Брэндон!».

После этого сам Шмек вывесил в «Ютюбе» видеозапись своего разговора с Байденами и приписал: «Мы разговаривали с президентом Джо Байденом в канун Рождества! #letsgobrandon».

Последовали звонки с завуалированными угрозами. Шмек заявил жерналисту Дэндону Миону, что он, тем не менее, не берет свои слова обратно. После Рождества он уже заявил в подкасте Стива Бэннона, что выборы 2020, на его взгляд, «были стопроцентно украдены». Дальше — больше.

«Я сказал это в шутливой манере, — заявил Шмек, имея в виду «Брэндона», — но все это очень серьезно. Для меня это была возможность выразить недовольство этим человеком и его администрацией. Дональд Трамп — мой президент, и он должен быть сейчас по-прежнему президентом! Выборы были стопроцентно украдены! «Поехали, Брэндон!» — это больше, чем «F*** Joe Biden». Это выражает всю полноту нашего недовольства Джо Байденом, его администрацией, этой левой бражкой, политкорректностью, медийным мейнстримом, — они все это натворили. Мы, консерваторы, способны найти в этом юмор. Но творятся ужасные вещи!».

Вот разговорился.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..