вторник, 4 января 2022 г.

ИЗ ПЕРЕПИСКИ С ИОСИФОМ БЕГУНОМ


  
Мне нечего возразить на представленное моим другом и единомышленником Иосифом Бегуном краткое изложение истории возникновения (возрождения?) еврейского национального движения в СССР в шестидесятые годы и помощи ему из-за границы. Но от ответа на сущностный вопрос - было ли это движение порождением еврейской активности на  Западе, либо последовательность была обратной, Иосиф уклонился.

Симптоматично, что благая деятельность Бирнбаума и других (начало-середина шестидесятых) отклика у евреев в Союзе не вызвала. Напомню, что в эти годы там прошла масштабная серия громких экономических процессов по которым сотни людей надолго пошли в лагеря, а десятки были расстреляны. Едва ли не половина осужденных были евреями, и компания инспирированная высшим руководством и лично генсеком Хрущевым носила очевидно антисемитский характер.
Вот тут бы и возмутиться евреям в Совке и, опираясь на еврейскую солидарность, привлечь внимание Запада к своим проблемам! Ан нет, этого не случилось. Обвиняемым и осужденным, их родственникам и друзьям поддержка Запада могла только повредить, ибо они не имели каких-либо национальных целей и искали снисхождения у властей. Не получив поддержки у евреев в Совке, инициатива немногочисленных еврейских активистов Запада быстро сошла на нет без видимых результатов.
И только 5-7 лет спустя, когда в Совке нашлись люди готовые ОТКРЫТО выступить с требованием свободной алии для себя и других, поддержка Запада приобрела смысл. Вначале таких отчаянных были десятки, затем сотни, а считая с официально подавшим просьбу на выезд уже тысячи. При этом, распространение зарождавшегося движения приобрело характер цепной реакции. Самиздат, кружки еврейского самообразования (ульпаны), распостранение сведений об Израиле, а главное, личный пример активистов движения способствовали этому. К концу шестидесятых годов группы убежденных сионистов сложились и функционировали уже не только в Риге, Москве и Ленинграде, но и в Киеве, Кишиневе, Минске, Одессе, Харькове, Свердловске, в Грузии и в Литве.
Обеспокоенные советские власти пытались утверждать, что желающих уехать нет, и нам было жизненно важно опровергнуть эту ложь. Первым громко прозвучавшим протестом стало коллективное письмо восемнадцати еврейских семей из Грузии (ноябрь шестьдесят девятого). За ним последовали аналогичные протесты из других мест  (среди них девяти семей из Ленинграда, январь семидесятого). Власти попытались подкрепить свою позицию прессконференцией именитых "дрессированных" евреев (начало марта семидесятого). На что еврейские активисты ответили серией писем-протестов (Москва сорок человек, Ленинград двадцать пять). В это время на Западе руководители еврейских организаций только начинали осознавать масштабы явления, искали пути и методы работы и выясняли отношения между собой (М.Кахане).
Кульминацией противоборства стало "Самолетное дело" герои которого продемонстрировал=B8 всему миру, что проблема выезда существует и замолч=ть ее нельзя. Советские власти попытались представить дело как уголовное преступление и под этой завесой скомпрометировать и разгромить уже оформившееся сионистское движение. Но просчитались. Вот на этом этапе ( самый конец семидесятого) уже вполне проявилась солидарность евреев Запада, сыгравшая решающую роль в смягчении приговоров по самолетному и другим анти-еврейским делам семидесятого-семьдсят первого годов.
Власти, осознав свой провал, вынуждены были пойти на болезненные для них уступки и открыли ворота для контролируемой алии (начало семьдесят первого). Причем, первыми получили разрешения на выезд люди проходившие в том или ином качестве по антиеврейским процессам и продемонстрировавшие твердость своих сионистских убеждений. Эта победа явилась результатом еврейской солидарности, совместных усилий и борьбы. А кто при этом заплатил бОльшую цену оставим на суд читателей.
 
Текст получился неумеренно длинным, но необходимо сказать хотя бы два слова и о третьем факторе борьбы за алию, значение которого до сих пор не оценено, да и мало известно. Я имею ввиду Лишкат а-кешер, Бюро по связям, Натив. Будучи организацией государственной, профессиональной и полу-секретной, она, в отличии от других, не была заинтересована в рекламе. Ее сотрудники, прежде всего, глава Нехемия Леванон установили первые контакты с активистами в СССР, координировали, финансировали, иногда инициировали движение солидарности. Сегодня, по прошестии пятидесяти и более лет пришло время обобщить, проанализировать и опубликовать богатые материалы собранные в ее архивах. Достойное занятие для профессиональных историков и нынешних работников (эпигонов?) конторы.

                                                                          Давид Мааян-Черноглаз,  мошав Аругот.                                                                           
 

На сообщение дан ответ
Дорогой Давид,

Ты мой друг, но истина дороже. Поэтому вынужден выступить с возражением.  

Замечу сразу, что сама дискуссия на тему, кто был «самее», или, что было первичным и что вторичным, в движении за права советских евреев: активисты в СССР или защитники евреев на Западе - не напоминает ли пресловутый спор о яйце или курице? Вольно или невольно, но ты запустил эту дискуссию своей репликой к статье о Якове Бирнбауме, основателе движения в США в защиту советских евреев. 

Такое движение под девизом  Let My People Go началось за несколько лет до Шестидневной войны. Тогда евреи в СССР еще были «евреи молчания», хотя уже существовали небольшие группы и одиночки, которые добивались выезда в Израиль. Но они не имели достаточной поддержки из-за рубежа. Судьбоносная победа Израиля в июне 1967 г. разбудило молчаливое советское еврейство, евреи стали собираться в группы, изучать иврит, увеличилось число обращений в ОВИР. Кульминацией движения стало спровоцированное КГБ  “самолетное дело» 1970 г, как повод для многочисленных арестов активистов. Тогда все говорило о попытке подавить в зародыше еврейское движение. Но, провокация КГБ привела к обратному результату, именно тогда началось массовое движение американских евреев в защиту советских евреев. И это несомненно спасло еврейское движение в СССР в самом его начале. "Поджав хвост" Кремль был вынужден пойти на совершенно не ероятные шаги: десятки тысяч евреев с этого года ежегодно выезжали из страны и это продолжалось все десятилетие 70-х. Кто тут играл первую роль – еврейские активисты в СССР или активисты далекой Америке трудно сказать. Очевидно одно: два еврейских движения не могли существовать друг без друга.  Это был уникальный случай единства еврейского мира во имя великой цели спасения советских евреев.
 

 
   Кто пишет историю Движения?
 
> По наивности я полагал, что основную тяжесть борьбы за алию вынесли евреи в СССР. Они же заплатили за это преследованиями и своей свободой. Поддержка Израиля и Запада была важна, но вторична.
> Но, судя по публикациям, последовательность была обратной. Успех - результат геройской борьбы уваж.  Я.Бирнбаума и других. А еврейские активисты алии были марионетами, максимум статистами.  Д.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..