понедельник, 5 апреля 2021 г.

Девочки-тpaнcы и техно-утопия

 

Девочки-тpaнcы и техно-утопия

Пожалуйста, не пожалейте шесть минут своего времени и посмотрите ролик Университета Прагера с Эбигейл Шрайер (Abigail Shrier), где она излагает основные тезисы своего нашумевшего бестселлера «Необратимый урон: тpaнcгeндepное помешательство подстерегает наших дочерей».

Возможно, это будут важнейшие шесть минут за весь день. Я не шучу. Вчера вечером друг из Массачусетса рассказал мне, как он помогал семье католиков, чья дочь-подросток на домашнем обучении заявила, что она — тpaнcгeндep. Откуда она подхватила этот вирус разума? Через смартфон, который ей подарили родители, чтобы общаться с ней в ее разъездах со спортивной командой.

Если времени у вас побольше, послушайте полуторачасовое интервью Шрайер с Джорданом Питерсоном. Для меня всё это не новость, я ведь слежу за этой темой, но даже я шокирован. Это какая-то научная фантастика. Шрайер четко дает понять, что она не против тpaнcceкcуалов: она объясняет, что у нее нет вопросов к взрослым, которые сделали осознанный выбор. Ее беспокоит то, насколько тpaнc-феномен укоренился среди девочек-подростков. Она считает, что это явление социальное, объясняется подростковой психологией (то есть отчего девочки режут себе вены, страдают анорексией и занимаются другим членовредительством) и всячески поощряется активистами, СМИ, фармакологией и медициной. Это безумие, что мы позволяем детям и несовершеннолетним принимать решения, после которых мир больше не будет прежним. Шрайер подчеркивает, что в Орегоне медицинский возраст согласия — всего 15. То есть вашей дочери могут отнять грудь и выписать тестостерон, не спрашивая вашего согласия, хотя по закону она не может себе купить даже ведерко для шампанского.

Питерсон пытается докопаться до философской сути всего тpaнc-феномена и тpaнcактивизма. Я слушал их дискуссию за рулем и не поручусь, говорили ли об этом Шрайер и Питерсон или это мое собственное мнение. Но я считаю, что все дело лживом обещании Сатаны в Эдемском саду: «и будете вы, как боги». Мы же хотим делать себя сами. Мы же хотим, чтобы природа покорилась нашей воле. И не просто хотим — мы требуем, чтобы так оно и было. Нам кажется, что от этого мы станем счастливее. Но это невозможно: это противоречит нашей сущности. И нам снова предстоит это познать, хотя этот момент наступит еще нескоро.

В наших СМИ эту точку зрения вы не услышите. Но вы должны ее услышать, особенно если у вас растут дочери. Нет, правда. Я сегодня общался с двумя приятелями. Они оба в курсе всех дел и оба ревностные прихожане и изо всех сил стараются, чтобы их церкви не сдались учению Ибрама Кенди (Ibram Kendi, скандально известный aфpoaмериканский «антиpacиcт» и борец с «бeлым шoвинизмoм», прим. перев.), но в ответ их братья по вере лишь бросают непонимающие взгляды и пожимают плечами. Они и слышать ничего не хотят. Они хотят идти вместе, делая вид, что все будет хорошо, ведь что безумное «прозрение» обойдет их стороной.

Мне иной раз кажется, будто я стегаю палую лошадь, но потом я думаю, как мало народу понимает, чтó вытворяют со страной плохие люди, рассевшиеся на высоких постах во власти и в культуре, и поэтому продолжаю.

Вчера я слушал отличный подкаст. Джонатан Пего (Jonathan Pageau) брал интервью у Нила Дегрейда (Neil DeGraide), половины поп-дуэта Dirt Poor Robins. Они обсуждают четыре песни из концептуального альбома «Deadhorse» («Палая лошадь») о мире, где люди освободились ото всех естественных ограничений, но сделались несчастными и чужими друг другу и самим себе. Открыто тема тpaнcгeндepизма не поднимается, но трудно о ней не думать, когда Дегрейд рассуждает о том, как технологии настолько отдалили нас друг от друга и от мира природы, что мы внушили себе, что бесконечное удовольствие не только в принципе возможно, и но положено нам по праву. У Dirt Poor Robins есть великолепная, по своему жуткая песня «No Land Beyond» («Дальше земли нет») о том, каково это, когда ты утратил ощущение чуда и разучился читать закономерности в мире природы, которые связывают нас с реальностью. Мне особенно нравятся эти строки:

Если не знаешь

По ком звонит колокол
То услышишь лишь перезвон

Когда не понимаешь

На каком языке говорят
То услышишь лишь рифмы

И дальше:

Мое царствие да пришло
Моя воля да сбылась
Все страсти прошли стороной
Я вроде как всеми любим
Знаю, если бы я так не боялся
Я бы узрел свет
Но не пламя и не конец жизни
Мы так и не увидели земли
Дальше протянутых рук
Можем ли мы, нищие, уразуметь больше
Чем требует наш голод?

Даю ссылку на песню:

Эти бедные девочки, о которых говорит и пишет Эбигейл Шрайер — жертвы придуманного мира и окружающей нас антиутопии. Их тела и их жизни — пушечное мясо нашей техно-утопической гордыни.

Род Дреер (Rod Dreher)
Источник

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..