пятница, 2 апреля 2021 г.

Полеты валькирий не по Гете-Вагнеру

 

Полеты валькирий не по Гете-Вагнеру

Случилось невероятное. Сами ведьмы и черти до такого бы не додумались. Отменить традиционный шабаш на горе Брокен?! Это ж какой бессердечной нечистью надо быть, чтобы гульбище в честь Вальпургиевой ночи предать забвению.

Photo copyright: pixabay.com

Где-то в Германии

Никакого забвения. Сегодняшня пандемия диктует свои правила любой игры. Включая сатанинскую.

Конечно, обидно нечистой силе. Годовые усилия коту (разумеется, черному) под хвост. Каких она только мерзопакостей ни понаделала в отчетный период?! Взять, к примеру, последние недельки. Вовлекла в коррупцию целую группу депутатов бундестага, уличенных в лоббировании интересов не только отдельных фирм-изготовителей масок, но даже целой страны – Азербайджана. Обнародовала идею «персональный дворец президента» на примере Узбекистана, который пошел все тем же геленджикским путем. Заблокировала Суэцкий канал контейнеровозом, который, оказывается, должен иметь на борту солидный запас лопат на случай попадания на мель.

А подготовка к всемирному шабашу?! Шутка ли, весь год надраивать ступу до зеркального блеска, подбирать наилучшую вязанку прутьев для метлы, чтобы минимизировать турбулентность при полете, усеивать нос роскошными бородавками, тренировать для эскорта сопровождения прирученную семейку летучих мышей…

– Вот-вот, о мышах-то и речь, язви тя в брюхо, – почесывая волосатый подбородок, молвила седая, но не утратившая озорного блеска в глазах красотка неполных двухсот лет, которых она не скрывала. К ее груди не был прикреплен на булавке бейджик (она забыла его впохыхах, возраст же), но окружавшие ее товарки, которых сатанинская судьба пригнала в лесной массив Гарц, дали ей кликуху Двухсотка.

Ее соседка с бейджиком Доцентша объяснила его наличием звания доктор философских наук и одновременно опытом прорицательницы в 10-м поколении. Распустила крашеный узел волос, что на языке чернокнижников означает приглашение к романтической встрече, вздохнула и продолжила тему:

– Да, все они, мыши, черные их души, из уханьской лаборатории давшие деру, чтобы погрузить мир в точечный комендантский час, в ценовой беспредел по части масок, средств гигиены и вакцин и обрубить возможность легко пересекать границы. Это раньше все было запросто: прилетела, сдала метлу со ступой в гараж и давай чертей соблазнять. Ну а теперь, скажите, какая ведьма, долетев до Брокена, не угодит в двухнедельный карантин? И что в сухом остатке – оказаться в помещении и глазеть за решеткой на проходящий, возможно, в нелегальном формате праздник сатанинской лихости и беспробудного разврата?!

– Ну и что я дочкам-внучкам своим скажу… Какой такой за подписью Главного отчет о числе спровоцированных совокуплений предъявлю? Скажут, маманя-бабаня кондицию порастеряла. Позор же какой! – Это всплакнула, размазывая слезы, совсем уж юная, а именно столетняя молодуха с каким-то мудреным трехчастным именем. Не утратила озорного блеска в глазах эта красотка, на плече которой сидел небольшой попугай. Он непоправимо молчал, хотя по статусу должен был верещать.

– Он что, немой у тебя, Столетка? – почти слог в слог удивились дамы. Оказалось, обознались бабоньки. Зрением слабоваты стали. Просто Столетка целый год выращивала чирей, который являлся аналогом татуировок, принятых в цивилизованном человеческом сообществе.

– Круто! – восхитились Доцентша и Двухсотка. – Мы бы до такого не доперли. Ни за что бы такой ужас не вырастили.

Столетка тем временем продолжала:

– Теперь, в пандемию то есть, не то что на главную вечеринку – на зональные сходки не попасть. И ведь масок-то припасла… Самолично, без привлечения трудовых мигрантов сшитых, да по медицинскому стандарту. С такими-то хоть с сотней чертей пляши, через костер прыгай да пудру из толченых лягушачьих шкурок в обе ноздри запихивай. Никаких вакцин не надо. Шкурки эти – экологически чистые продукты. Не заражу же никого, ясен пень.

И неожиданно для самой себя раскалывается:

– А я вот мухоморами балуюсь, как все ведьмы в нашей округе. – И затихает: вдруг сдадут ее неслучившиеся попутчицы на Брокен фискальным органам, и впаяют ей тогда по самое не балуй…

Но те только хихикают: дескать, мухомор – вчерашний день в сатанинской практике отключки от реальности. Первый канал смотреть надо. Сразу в запредельщину попадаешь. И ясно: никакой границы меж мирами, которой Брокен славится, вовсе не нужно. Вздыхают девчата. Ну обделен Гарц своим Соловьевым. Он же если не в Останкино, так на своей итальянской вилле на озере Камо пропадает. Ну, настоящий российский патриот. Родину издалека любить приятней. Вот же черт, каких поискать.

Смеркается. Тихо покачиваются звезды в облаках. Трепаться о том о сем приятно, конечно, но ведь и ночь Вальпургиева скоротечна, как чахотка. И в какую сторону ни лети, тебя, как минимум, непременно развернут, а как максимум…

– Вечеринка на Вальпургиеву ночь – это как звучит? – вдруг взбрыкивается Доцентша, по ощущениям еще и записной филолог. И повторила. – Вечеринка на ночь…

– Не умничай-то, – откликается Двухсотка. – Ты, видать на Брокен не впервой собралась, это мы – перволетки по малолетке. Звиняйте, сбилась в возрастных исчислениях. В общем, раньше на зональных чалились. Слышала, что сорвался нынче даже самый большой шабаш в городе Тале – это тут, в 15 минутах лету. Правда, туда ведьмы не по основной специализации, а так, любительницы, намылились. Ну в общем, как с современными бардами: каждый себя гласом всего народа мнит, хряпая по струнам и бубня доморощенную хрень. Расскажи-ка лучше, подкованная ты наша, что нас ожидать могло.

Доцентша начала, как все ученые люди и евреи (что порой до неприличия совпадает), издалека. Сразу обозначив себя как гида.

Классики и современники

– Мы с вами, милые ведьмы, на севере Германии, в горном массиве Гарц, название которого переводится как «горный лес». Это средние по высоте, в 1000–1100 метров, но, как видите, очень живописные горы, которые тянутся по на территории трех земель: Нижняя СаксонияСаксония-Анхальт и Тюрингия. Саксонии-Анхальт повезло: именно здесь расположена главная достопримечательность Гарца – самая высокая гора Брокен. Как вы знаете, сюда в Вальпургиеву ночь со всех континентов на протяжении веков слетаются ведьмы.

– Не сыпь соль на раны, – зыркнула Столетка. – Местные мы. Удивляй давай.

Доцентша будто ждала этой реплики.

– И удивлю. У подножия Брокена есть курортный городок Клаусталь-Целлерфельд. Но славен он не только целебным воздухом, но и местом рождения Роберта Коха, которому дали Нобелевскую премию как первооткрывателю бациллы сибирской язвы, холерного вибриона и туберкулезной палочки. Так что к актуальной коронавирусной ситуации он очень даже пристегнут.

– Не мог, зараза пристегнутая, что-то против короны придумать, – крякнула немыто-нечесаная Двухсотка.

– Зараза, как вы изволили выразиться, умер больше века назад. Не дожил до китайской самоделки, к сегоднящнему дню уже уложившей в гроб почти 3 миллиона человек. А так бы и корону усмирил, и нам с вами путь на Брокен открыл. Рвануть бы, понимаешь, напролом, ссылаясь на то, что бес попутал… Но, что поделать, нельзя. Проклятый немецкий орднунг в каждой нашей бородавке сидит – стало быть, жить надо не по беспределу, а по закону. 

Классики и современники

Что тут попишешь. Права Доцентша. Она продолжила лекцию-экспромт:

– Знаменитостями Брокен не удивишь. К примеру, Иоганн Вольфганг фон Гете аж трижды поднимался на вершину этой горы. Путь великого поэта туда не забыт. Он обозначен для туристов как Goetheweg («Тропа Гете»). Восхождения немецкого классика стали не только частью его личной биографии – в «Фаусте» немало сцен с описаниями тех красот Гарца, которые мы с вами видим, и знаменитой Вальпургиевой ночи, в которой мы с вами, в силу обстоятельств поучаствовать не сможем. Но у меня на этот счет свои соображения, которые я озвучу позже. А сейчас напомню Гете:

На Брокен ведьмы тянут в ряд.
Овес взошел, ячмень не сжат.
Там Уриан, князь мракобесья,
Красуется у поднебесья.
По воздуху летит отряд,
Козлы и всадницы смердят.

– Прямо про нас, – ракхудахтались слушательницы. – Только нынче мы бескозловые. При ступах, правда, но без нормальной тяги. Зато при экологически безупречном воздухе. Верхом на козле – штука сомнительно идеальная. Как в полете собьешься ближе к заду – никакая маска не спасет, сами знаете. С козлами жить – козлами слыть. Никакому черту не пожелаешь.

– Кстати, о черте, не к Вальпургиевой ночи будь сказано, – немедленно отозвалась Доцентша. – Известный в Гарце художник Райнер Эрт, призер многих международных выставок карикатуристов, вдохновился сценой Вальпургиевой ночи до такой степени, что изобразил Гете и черта как двух приятелей-собутыльников.

– Ну вот, пожалуйста, спиртное сближает, – оживилась Столетка, у которой в ступе была припасена бутыль шнапса собственного изготовления. – Подтвержденный веками факт. Особенно который на поганках и мухоморах с легким оттенком грусти от обжаренных желудей. Вштыривает на раз.

– Погоди, – остановила ее Двухсотка. – Не взбалтывай пока не замутненное дурью сознание. У меня такой вопрос. Уместен ли в контексте затронутой вами темы кочующий сюжет о сговоре с сатаной выдающихся мастеров пера, кисти и лиры?

Доцентша удивилась тому, как стремительно Двухсотка переключалась с деревенской и полублатной на цивилизованную лексику. И добавила к сказанному: «Есть версия о таком сговоре. Но это в любом случае кончилось бы подобным подозрением: бездари завидуют талантам. А то, что Гете обрел мировую славу, создав «Фауста» с его весомым сатанинским наполнением, очевидно. Но вернемся на «Тропу Гете». Она стала со временем частью Harzer Hexenstieg (буквально «ведьминское восхождение в Гарце») – пути, стокилометровым серпантином вьющегося по горному массиву от городка Остероде к Тале через Брокен. Эта дорога делает вершину одной из самых популярных в Европе. Желающих подняться на нее – хоть отбавляй».

– Только нам туда заказан путь, – горько выдохнули ведьмы-профессионалы.

– Ну, не могу уже, – заключила выдох Доцентша и неожиданно сковандовала: «Что там у тебя в ступе из поганко-мухоморного ассортимента? Двухсотке – полный стакан, согласно кликухе».

Дамы выпили, занюхав гнилой сосновой веткой: только так можно было перебить созданный проблемными грибами смрад. Доцентша, постучав веткой по стаканам, продолжала рассказ.

Кто как видит Гарц

Вот что оказалось неожиданным.

Брокен – не единственная гора в окрестностях. По соседству с ней высятся другие вершины, уступающие ей всего ничего – около сотни метров. Но и назвать Брокен горой-великаном с ее более чем скромной высотой – 1141 метр – можно лишь условно.

Множество гранитных плит, уложенных пирамидами, невольно наводит на мысль о том, что эти сооружения служили каким-то конфессиональным целям. Впрочем, не особо заморачиваясь эзотерикой, геологи принимают их за весточку из ледникового периода, а специалисты по ландшафту – за часть Национального парка Гарц. Климатологи отмечают сходство здешнего климата с Исландией, которая отстоит от Гарца на тысячи километров. Карликовые березки вызывают аналогию с безлюдным Русским Севером.

Проложенная сюда в марте 1899 года железная дорога с конечной станцией Брокен недалеко от вершины ясно говорит о том, что это не совсем уж оторванная от мира горная страна. 

Разные владельцы – разные цели

В районе Гарца власть постоянно менялась. Вслед за колдуньями, мифическими и живьем (последние особенно опасны), пришли реальные натуралисты. Дамы прилетали на всемирный шабаш раз в год, а ученые действовали круглогодично, начиная с XVII века. Первые обменивались опытом ведения черных дел, а вторые вели экологический мониторинг, исследовали флору и фауну Брокена.

В середине XIX века начались военные события. На Брокене обосновался прусский генеральный штаб. Его сменили создатели туристической зоны, разбившие первые альпийские сады на территории Германии и построившие гостиницу. В годы Первой мировой войны на Брокене была создана обсерватория, соседом которой стала через 20 лет мощная телевизионная станция. В 1945 году, после того как американцы разбомбили объекты на вершине, сюда на два года пришли военнослужащие США, а за ними, согласно решениям Ялтинской конференции, на гору впервые ступили военнослужащие Красной армии. Советская часть брокенской истории явилась самой продолжительной – 33 года.

С августа 1961 года гора Брокен, которая находилась в пограничной зоне ГДР и ФРГ, оказалась недоступной для туристов и вообще гражданских лиц. На вершину прибыли солдаты, установившие два мощных подслушивающих устройства. Одно принадлежало советской армейской разведке, и гора Брокен стала самым западным дозором Москвы. Другое было подчинено 3-му отделу Министерства государственной безопасности ГДР. В секретных документах объекты радионаблюдения именовались «Енисей» и «Уриан». Эта часть биографии горы Брокен завершилась 3 декабря 1989 года. С того времени вершина вновь стала доступной для гражданских лиц, и хозяевами горы стали традиционные обитатели Брокена – потомственные ведьмы, к которым причалила несметная армия подражательниц с неподтвержденными заявлениями о врожденной злокозненности. 

Куда ни плюнь – сплошная нечисть

У каждой страны есть свой Брокен. Считают, что события, описанные в романе Булгакова «Мастер и Маргарита», происходили на Лысой горе под Киевом. Говорят, здесь круглый год царит непостижимая тишина, а в склоны впечатаны следы гигантских копыт.

Правда, требуется уточнение. В одном только Киеве и его окрестностях «Лысых гор», по разным источникам, от пяти до девяти. Близ одной из них в свое время было найдено несколько обезглавленных петушиных скелетов, именуемых в народе мертвыми ливнями, – атрибутов колдовского жертвоприношения. Другие «Лысые горы» печально прославились захоронениями жертв чумы, дорожного разбоя, польских и литовских завоевателей.

Местом шабаша киевских ведьм считается Лысая гора между Саперной Слободкой и Верхней Теличкой. Славу ей создавали в разные периоды истории, начиная с князя Владимира, при котором произошло крещение Руси. В X веке по его указу здесь уничтожали язычников.

Ну а на Кавказе даже и спрашивать ни о чем не надо. Уж слишком говорящее название – гора Ушба, в переводе с грузинского – «шабаш ведьм». Высота ее – 4690 метров. Подняться на нее непросто даже опытному альпинисту. Редкая ведьма не захочет долететь до вершины этого сложнейшего в мире четырехтысячника в Шхельдииском ущелье! Притягательна для нечисти и гора Ведьм на Куршской косе, близ поселка Юодкранте – это в Литве… 

Запредельщина для беспределыциц

Слушательницы было зароптали, но Доцентша успокоила, действуя по причине отсутствия указки пустой бутылкой из-под дьявольского зелья от Столетки:

– Спокуха, девушки. Нечистую силу одолеть – тем более в женском обличье – никак не получится. Мы, ведьмы высшей пробы, как говорится, сверяем часы по брокенскому времени. И тому есть естественные причины. Климат здесь, если вы заметили, необычный. Разница летних и зимних температур составляет 40–50 градусов. Туман – 306 дней в году. Ну чем не запредельщина? Только нам, нечисти по духу и призванию, которой туманы и свирепые ветры нипочем, тут и место. А брокенский шабаш – говоря сегодняшним языком – адская смесь сатанинского европарламента, отдельно взятых грет тунберг, ксений собчак и прочих эпатажных особ. Тон обычно задаем мы, дамы. Едва прилетев и спрыгнув с метелок, подогрев себя волшебным зельем пошибче столетковской, принимаемся состязаться в сексуальных извращениях вместе с нечистью с хвостами и копытами. Эротические утехи на Брокене чередуются, как вы догадываетесь, с «годовой отчетностью»: где и сколько удалось совершить мерзопакостей, какой вклад совершен в дело низведения рода людского до уровня животного. 

В европейском формате

Доцентша не упомянула о многоликости ведьм. Но простим ей эту оплошность. Дополним сами. В период между прилетами на Брокен любая колдунья занята будничным делом. Братара Бузея, королева ведьм Румынии, владеет всем арсеналом средств: и о прошлом и будущем расскажет, и от хвори вылечит, и милого приворожит. Немка Диана Найзиус называет себя не ведьмой, поскольку это наводит на мысль о кострах Средневековья, а знатоком древних ритуалов. В обычной жизни она ученый-естествовед. Соседям не вредит, засуху и наводнения не насылает, зелья не варит. Но идею о том, что некоторые люди обладают сверхъестественными способностями, охотно поддерживает. Правда, не уточняя, насколько она сама обладает ими. Шабаш на Брокене игнорирует, также не поясняя почему. Возможно, опасается сглаза более сильных коллег.

Как стартуют ведьмы на брокенский шабаш, известно еще из проведенного в 1669 году расследования швейцарской комиссии, которой тогдашний король Карл XI приказал изучить этот вопрос. Тогда судили колдуний из городка Мора, которые якобы похищали детей и переправляли их на брокенское сборище. Прихватив метлы, ведьмы собирались на сельском перекрестке, приходили к расположенной рядом горе и громко кричали в черноту пещеры: «Антессер, приди и унеси нас на Блокулу!» Блокулой называли гору, соответствующую Брокену. а Антессером именовали дьявола, который заведовал шабашными посиделками. Он являлся в облике старичка, подхватывал гостий и мгновенно переносил их по воздуху на Блокулу, причем ему помогала толпа чертей в обличье черных козлов.

Средства передвижения и суть предложений в оргкомитет

Ведьмы на чем только не гарцуют! На козлах, лесной или болотной нечисти, стульях, боровах… Немецкая гравюра XVI века изображает ведьм верхом на рогатинах, палках, лопатах и демонах в образе животных. Неведомо точно, знал ли об этих непристойностях Гаврош из романа Гюго «Отверженные», но о том, зачем ведьме метла, сметливый мальчишка говорил совершенно определенно. Обратимся к первоисточнику: «Перепрыгивая через ручей, он обратился к бородатой привратнице, стоявшей с метлой в руках и достойной встретить Фауста на Брокене: «Сударыня! Вы всегда выезжаете на собственной лошади?»

… Пардон, мы забыли о Доцентше и ее прилежных слушательницах внезапно созданных курсов по брокенскому ликбезу. Слово ей:

– В европейском народном сознании сложился образ ведьмы верхом на метле. Случайно ли это? Вспомним: именно на ней, на метле, чаще всего в доме оседает грязь и паутина, столь любезная сердцу любой нечисти.

– В точку! – Двухсотка крикнула так громко, что сидящая прямо над ней сова, которая готовилась к ночной охоте, немедленно опорожнилась.

– Подобное тянется к подобному, – вырвалось у Столетки, которая тут же схлопотала по уху и переменила идеологию. – Я хотела сказать – это к счастью, когда тебя птица отмечает фекалиями. Спасибо, хоть малой кровью, как говорится, отделалась. Вот я прошлым летом в Феодосии отдыхала, там трубы городской канализации прямо на пляж выведены. Плаваешь, а вонючие островки облепляют тебя. Вынырнуть страшно, просто тянет на глубину. Что интересно, этот срач в море был и тогда, когда Крым был в составе Украины. Трубу лет 50 не меняли. Какое-то непобедимое дерьмо.

– Дерьмо – оно такое… – пыталась продолжить тему Двухсотка, избавляясь от последствий совиного внимания.

Доцентша вновь взмахнула бутылкой, как неподкупный гаишник на МКАДе:

– Девушки, давайте по существу. Брокен не удался. Но это не беда. Предлагаю направить в оргкомитет проекта «Брокентский шабаш в Вальпургиеву ночь» наше коллективное послание. Тезисы такие. Первый. Если корона продолжится еще несколько месяцев, провести заочную встречу в формате видеошабаша на Хэлоуин.

– Извиняюсь спросить, – как первокурсница, пролепетала Столетка, но Доцентша, дама со всех сторон проницательная, поняла ее.

– Да-да, успокойся, видеошабаш с виртуальным свальным грехом. То есть Вальпургиева ночь безнадежно впадает в поствальпургиевый день, а там как покатит. Удовлетворена?

– Ну как сказать, – тихо, по-тургеневски вздохнула малолетка, приготовившая для оправдания романтического момента классическое оправдание «Не виновата я. Он сам ко мне пришел».

Вторым тезисом Доцентша тоже приятно поразила малочисленную, но благодарную аудиторию. Она предложила ряд актуальных нововведений в жизнь ряда государств мира. Узаконить удвоение взяток коробками сигарет капитанам плавсредств (лоцмана и буксира), которые требуют за удачный, без сопровождения контейнеровозов на гарантированную мель, проход по Суэцкому каналу. Заменить кандидатам в полицейскую академию США зачет по нормативному отжиманию тем же числом интенсивных коленопреклонений, чтобы не краснеть в очередную мародерскую эпоху. Ввести новую валюту в России: вместо Рубль Деревянный – Ершик Геленджикский…

Доцентша, будучи прорицательницей в 10-м поколении, вытаскивала из своей мудрой головы столько идей, что ими можно было опоясывать голову.

– А что мы с этого будем иметь? – прервав стремительный поток обрушившихся фантазий, как-то по-одесски поинтересовалась Столетка. – «Тропа Гете» – финансовый проект. Такой же как маски и вакцины. Достаточно посмотреть на изменившиеся в течение последнего года личные счета их производителей. Вполне себе сатанинские доходы. А почему? Потому что страх – самый ходовой и дорогостоящий товар в мире. За то, чтобы от страха избавиться, человек дает любую цену. Даже дьявольски завышенную. (Столетка явно вознамерилась повыдергивать из лаврового венка Доцентши-философа самые крупные листочки). А все эти египетские буксировщики, мародеры в США и, не исключено, новая валюта в России… Все это далеко от нас, рядовых ведьминского толка, но одинаково: неутолимый материальный интерес. Может быть, будем ближе к жизни.

И она протянула напечатанное в местной газете свежее сообщение агентства dpa. В нем говорилось о том, что в городе Тале (напомню, в считанных минутах лету от места встречи трех ведьм) на так называемой «Ведьминой мануфактуре» (Hexenmanufaktur), продолжают выпускать сувениры – брокенских ведьм и чертей. Причем, не только для туристов, которые гарантированно вернутся сюда после отмены карантина, но и для коллекционеров из разных стран мира.

– Обращаю ваше внимание. Цитирую: «Стоит нечисть от 4 до 65 евро – в зависимости от размера, костюма и экипировки». Нечисть – в деревянном и керамическом исполнении. А мы тут – вот они! – вполне живые, натуральные…

– Ты это… к чему? – Доцентша поняла, что недооценила молодку. Пожалуй, по части пророчеств в ближней перспективе деваха могла дать фору любому.

– Ну неужели мы не можем нашими общими усилиями удвоить, утроить… да что там… удесятерить объем мерзопакостей в мире, используя экологически безупречный и надежный транспорт, богатый жизненный опыт и зарабатывая на этом приличные деньги… Что нам Брокен? Ну попрыгали, полетали, поклялись в верности Главному, целуя его в зад, отчитались, новые идеи задарма выложили. А где награда в виде материального поощрения? Ведь за идею работаем, бабоньки, за, извиняюсь, голые духовные скрепы. Старухи-беспроцентщицы какие-то, Достоевского на нас нет.

В лесном массиве Гарц воцарилась оглушительная тишина. Сверху раздалось шуршание: сова передумала охотиться и забралась в дупло. Ведьмы, которых утомил поток информации, прислонились к стволам деревьев. Хотелось спать. Ночь, без сомнения, Вальпургиева. Но ведь ночь же. Дамы дружно засопели.

– Гете, Вагнер, полет валькирий… – забормотала сквозь сон Доцентша, проигрывая в мозгу чеканную ритмику строк и грозную музыку из черных туч, из-за которых не было видно небесных всадниц.

Едва сомкнув веки, Двухсотка оказалась окруженной сотнями летучих мышей. На их крыльях были начертаны одинаковые иероглифы, которые Двухсотка на удивление легко перевела: «Не смотри на нас так, на самом деле мы вообще не из Китая».

Столетке привиделись воды Феодосии, освобожденные, наконец, от коллективного дерьма российского производителя. Неизвестно, доплыло ли оно до родной гавани как Крым в целом, но по отсутствию сообщений Первого канала и молчанию Пескова, им Крымский мост пока не накрыло. Вытащив из ступы уже известное читателю зелье, Столетка, не выплывая на сушу, разливала его по стаканам страждущих, тактично предупреждая: «Я по маленькой, а то до берега не доберетесь. Утонете от обилия галлюцинаций. Тяни потом десятку». Конечно, не уточняя, что в ее возрасте десятка – вовсе не срок. В сто лет все только начинается.

Александр МЕЛАМЕД

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..