воскресенье, 7 февраля 2021 г.

Батька и Батюшка. Сходства и различия

 

Батька и Батюшка. Сходства и различия

Лукашенко и Путин внешне – полные антиподы. Один большой, мрачновато задумчивый, начальственный а ля директор совхоза. Другой - шустрая, розовая коротышка. Поставь их рядом – ну Пат и Паташон! У них даже народные кликухи в образе «отца» разные – у одного этакое по-деревенски простоватое, грубовато-почтительное -  Батька ; у другого – в виде ласковой, традиционно-национальной приставки к царскому титулу – Батюшка.
 
Да они и позиционировались обычно в «единстве диалектического противоречия». Всегда плохо ладили, но при встречах обнимались и всячески демонстрировали братскую дружбу. При этом роль задиры всегда исполнял Батька, спекулируя перед согражданами на теме белорусского суверенитета. А Бункерный Дед с царской снисходительностью «не замечал», пропускал колкости, увещевательно воздействуя посредством  экономического  кнута и пряника. До больших грубостей в этих терках никогда не доходило, ибо оба прекрасно понимали, что в главном, в жизненно важном они – два сапога – пара.

А чтобы понять причину их властного долголетия, нужно принять основной  методологический постулат: если страна не оккупирована извне, то всегда первична не власть, а народ, который ее призвал и терпит. И как бы ни было неприятно в этом признать, это именно так.

Одновременно следует понимать и другое: это вовсе не оправдывает власть. Потому что, по мере ее укрепления,  от ее субъективности зависит  все больше и больше. Ведь схематично процесс правления состоит из двух фаз – призвания власти  и ее оперения. На первой фазе однозначно выбор за «широкими народными». И неважно, проявляется ли их воля активно и свободно, Или ею манипулирует какая-то часть массовки; ведь молчаливый одобрямс – это тоже форма выражения воли. Тут важно уразуметь сущность - в любом раскладе тот или те, которые попадают на вершину власти, чтобы состояться в ней, не станут идти против ветра, который их туда занес. Они потому и взлетают, что улавливают направление потока.

Этот постулат вполне подтверждают сюжеты с восхождениями нашей пары. Путин пришел на волне шока от лихих 90-х, тему которых эксплуатирует до сих пор. И Лукашенко перебрался со стула председателя колхоза в президентское кресло, воспользовавшись оторопью белорусского обывателя перед беспределом, который творился у  соседа. В обоих случаях  социальной подушкой режимов стало пассивное, болотистое большинство населения, которое не любит, боится потрясений и резких перемен. И отражает сложившиеся за многие поколения привычки жить в государстве, которое так или иначе о нем заботится. А главное – думает за него, решает сложные, ответственные вопросы, обращенные в будущее.

Такого рода токи должен улавливать всякий, кто стремится стать лидером страны.  И подтверждением тому стал тот факт, что Путин, поначалу сунувшийся было с либеральной повесткой, вынужден был быстро от нее отказаться и заменить на консервативную, столкнувшись с прохладным и даже враждебным к ней отношением со стороны основной массы электората.

Точно также и Батька стал «батькой» именно потому, что увидев, как напуган белорусский обыватель диким периодом «первоначального накопления» в России, резко притормозил тренд в сторону рынка, начатый при Станиславе Шушкевиче (1991-94).И предложил курс а ля «ни рыба, ни мясо», сохранив привычные, милые для многих соотечественников черты социализма.

Именно на этой относительной гармонии  социальных чувств и ответки со стороны власти и сформировались авторитет, сила и авторитарные курсы обоих выдвиженцев. После чего начинается вторая фаза  властовования -  самодостаточная и самостоятельная, в которой, окрепнув физически, уже правитель диктует народу свою собственную волю. Это еще не означает, что обратная связь с массовыми настроениями утрачивается полностью. Однако она с каждым годом угасает по законам бюрократии. Каждый  диктатор окружает себя толпой холопов, которые образуют вокруг него кокон, куда не проникает адекватная информация об окружающем мире. Да и сам он, по человечески слабый к иллюзии народной любви, охотно тонет в атмосферу лести и обмана, теша себя убеждением, что всякая оппозиция – это всего лишь отморозки, купленные внешними врагами.

Эти прописные истины, миллионы раз описанные за историю человечества, стоило упомянуть для того, чтоб зафиксировать два резюме. О том, что власть как процесс – это уже самодеятельность. А стало быть, она ни коим образом не освобождает ее носителей от ответственности – и моральной, и юридической.
 
И о том, что при этом никуда не списывается вина и роль общества, которое привело и поставило над собой эту власть и терпит ее, хотя она уже давно вылезла из колеи, в которой призвана была действовать. И от чего в решающей мере зависят дальнейшие сценарии и продолжительность развития ситуации в обеих странах.

Примечательно и то, что причинами нынешних бунтов стали претензии не фундаментального характера – к основам социально-экономической системы или хотя бы конъюнктурным хозяйственным невзгодам типа рост цен, безработица, нехватка продуктов либо что-то связанное с пандемией. И в том, и в другом случае, недовольство адресовано персонально к Батьке и Батюшке. И вызвано совершенно конкретным, «неправильным» их поведением. В первом случае, подтасовкой итогов выборов, во-втором, градусом беззакония в  расправе над Навальным и его защитниками.

И тем не менее, при общем сходстве развития событий в Беларуси и России, создающем впечатление, что Путин перенял эстафету у Лукашенко, есть в двух сценариях и некоторые различия, которые могут повлиять на их развитие.

В случае с Батькой мотив простой - надоел. В этом протесте нет серьезных претензий ни к уродливому гибриду из социализма и капитализма, ни к внешнеполитической ориентации (в частности, не стоит дилемма между Западом и Россией). Именно столь простая повестка, по сути очень напоминающая по своей карнавальной стилистике Хабаровск, определила и форму протеста: демонстративно мирную, в виде эанудно повторяющихся массовых гуляний с цветочками и флагами. И безо всякого сопротивления разгоняемых либо «космонавтами», либо погодой, что неизбежно приводит к фиаско с нулевым результатом.

Что и произошло с приближением зимы и ожесточением Батьки. При этом активисты из тамошней оппозиции, обосновавшиеся в Вильнюсе, в неофициальных междусобойчиках явно в замешательстве, а что делать с приходом весны. Некоторые заверяют, что протесты возобновятся. Говорят об изменении тактики, об использовании дворового опыта и т.п. Но признают, что для нового запала нет энергии. Нет четкой  и объединительной программы, сфокусированной в приемлемые для всех и зажигательные лозунги. А сами попытки в этом направлении обнаруживают, что как только от требования «уходи!» делаются шаги к более широкому спектру, начинаются разногласия. И протестный потенциал расползается. Выясняется, что огромную массу населения – прежде всего, провинциального, сельского, уклад, поддерживаемый нынешним режимом, в принципе устраивает.
   
Отсюда проистекает мнение, что, дескать, именно задачей смены персоны, быть может, надо пока и ограничиться, оставив дискуссионные вопросы на потом. Но такая установка  упирается в довод, что одной эмоции «надоел» явно не достаточно. И диспут плывет по замкнутому кольцу.

В России все намного сложней. Там давно уже нет развилки между социализмом и рынком. Пусть для многих насильственно, пусть в уродливой  форме, но выбор уже сделан. И народ в общем и целом с рыночными основами смирился, как-то к ним за тридцать лет приспособился. Поэтому в протестных повестках вопрос этот не стоит.

Не стоит ( во всяком случае – не стоял буквально еще несколько месяцев назад) для  большинства населения и вопрос о смене лидера. И даже с учетом последних событий до того, чтобы лозунг «уходи», стал, как в Беларуси, общенациональным. Да, он уже исторгается иногда при больших скоплениях уличной публики. Но ни в какое сравнение с белорусским протестом не идет. Реальность состоит в том, что основная масса обывателей по прежнему ощущает и ценит заметный сдвиг в состоянии своего благосостояния. И, не вдаваясь в истинные причины, относит это в заслугу Путину.

Поэтому говорить о кризисе его власти пока не приходится. И столь резкий крен в сторону силовых пугалок, что нынче демонстрируется – это явно не продиктовано рациональной логикой. А выглядит как всплеск самодурства под влиянием личных эмоций в ответ на беспрецедентную дерзость Навального. И в подражание Батьке.

Вот что, действительно, произошло с властью – так это не столь заметная, но принципиально важная в перспективе десакрализация персоны Путина. Тот обстрел из обращений на «ты» и личных оскорблений плюс бронебойный залп с Дворцом, в течение нескольких дней буквально снесли его с облака на землю. И превратили из священного царя-батюшки в обычного чувака (бункерного деда - ЭР), который довольно неуклюже оправдывается, демонстрируя спектр умственных качеств от неуклюжести до глупости. О нем вдруг заговорили, засудачили миллионы людей, не сильно следя за выражениями. Причем, жестокость силовиков только распалила страсти и ничего, кроме негатива, к его образу не добавила.

Значит ли это, что Путин не справился с намерением «навести порядок в государстве»? Полагаю, что да. Как и Лукашенко. Для этого у него хватает пока сил, и «молчаливого большинства» - социальной опоры деспотии.

Однако, при всем притом, лишение сакральности чревато тем, что это самое большинство, «глубинный народ», как любит называть его Путин, уже открыт для того, чтобы воспринимать власть чисто прагматически. То есть, демонстрировать лояльность и одобрямс пока она способна держать страну в узде. И легко переметнуться на сторону оппозиции, как только появятся симптомы ее дряхлости. И механизм конформизма превратит неприятие власти в норму «как все».

Впрочем, делать на основании этих различий вывод по части живучести Батьки и Батюшки вряд ли продуктивно. Оба инварианта в принципе схожи тем, что хватает и опыта, и силы, чтобы властвовать еще долго - сколько захотят или смогут. Но и заведенный механизм напряжения тикает, способный взорваться в любой момент. Когда именно - это из области непредсказуемых деталей. Мы же не можем угадать, как быстро и выдвинут ли вообще нынешние бузотеры из своей среды новых отчаянных и креативных персон уровня Навального. Или не случится ли в той или иной форме "несчастного случая" с нашими персонами. Бедствие? Плохая авантюра?? Немощность? И т.п.

Владимир Скрипов

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..