понедельник, 14 декабря 2020 г.

Вырождение демократии. Есть ли невостребованные резервы?

 

Вырождение демократии. Есть ли невостребованные резервы?

Современное состояние государственных систем управления, претендующих в какой-либо степени на демократическое содержание, кратко можно охарактеризовать как вырождение. Ярким примером стала последняя (еще не завершенная) выборная президентская кампания в США (стране, преподносившейся (вплоть до недавнего времени) большинством СМИ как пример успешного варианта реализации буржуазной демократии. В качестве аргументов упоминались (свобода слова, гарантированная независимостью конкурирующих СМИ, независимость и беспристрастность судебной системы, наличие сдержек и противовесов, не позволяющих Конгрессу, как и Президенту, злоупотреблять властными полномочиями и, в конечном итоге, верховенство Закона, закрепленное в Конституции. Нет смысла перечислять хорошо известные в настоящее время факты ангажированности СМИ, как и отсутствие адекватной реакции судебной системы (и штатов, и Верховного суда) на вопиющие нарушения процедуры голосования. В результате, граждане страны разделилсь на два примерно равныепо численности лагеря. Накал страстей таков, что звучат призывы, начиная от выхода ряда штатов из состава федерации и кончая необходимостью введения чрезвычайного положения и перехода к военным трибуналам.

Photo copyright: Camille King, CC BY-SA 2.0

Следует отметить, что ситуация на европейском континенте ничуть не лучше (за исключением, возможно, Швейцарии).

В качестве причин кризиса указываются: захлестнувшая политические системы коррупция; внутренние и внешние экономические проблемы, ведущие к снижению уровня жизни населения; крах политики мультикультурализма, пасующей перед сплоченностью этнических сообществ; конспиралогические сценарии внешнего вмешательства, пандемия COVID-19…

Следует подчеркнуть, что разворачивающиеся одна за другой технологические революции на фоне растущего населения планеты и угрожающего сохранению биосферы Земли нагромождения отходов, порождают тревогу и социальную напряженность. Беспрецедентный клубок переплетающихся проблем требует стратегически выверенных, но безотлагательных решений.

Не вызывает сомнений, что существующие системы управления с их громоздким бюрократическим аппаратом отстали от требований сегодняшнего (и тем более завтрашнего) дня. Заметим, для пояснения, что если в начале прошлого века, одна технологическая революция охватывала несколько социально значимых периодов жизни поколения (один период порядка 25 лет), то уже в конце века (и тем более в нынешнее время) за один период происходит до десяти технологических революций. Это означает, что за верховной властью остается только долговременный (доктринальный) уровень, тогда как подавляющая масса оперативных значимых решений должна приниматься непосредственно квалифицированными корпоративными сообществами (вплоть до отдельных специалистов). Иначе рутинный процесс согласования решения в момент его принятия будет вступать в противоречие с изменившейся ситуацией, тормозя, а не ускоряя прогресс.

В связи с этим представляется безнадежно устаревшей архаикой ориентация на партийные системы, разорительные выборные шоу, преследующие цель захватить власть и обеспечить дружественным кланам (не забывая и себя любимых) доступ к государственному бюджету, прикрываясь обещаниями действовать в интересах граждан (налогоплательщиков (и граждан вообще).

Следует отметить, что для большинства систем власти коррупция является их неотъемлемой (имманентной) составляющей. Сделанное утверждение очевидно, если определить коррупцию как «злоупотребление служебным положением с целью личного обогащения», когда чиновники принимают решение не на благо общества, а в корыстных целях. Действительно, чиновники (в лице парламента) либо непосредственно назначают оплату существующих бюрократических структур (это является, например, одной из первоочередных задач вновь избираемого парламента в России), либо уходящая администрация повышает содержание своим преемникам (слегка завуалированный вариант тривиальной коррупции, практикуемый в США). Поэтому пребывание во властных структурах оказывается выгодным вне зависимости от компетентности и личных качеств чиновника. В результате власть становится «стоком» для амбициозных, не блещущих (мягко говоря) талантами личностей, не способных обеспечить принятие компетентных решений и никак не заинтересованных в принятии таковых. Это означает, что без кардинального изменения условий функционирования власти страна обречена на потери от некомпетентного управления, в предельном случае соизмеримые с бюджетом и даже стоимостью совокупного валового продукта. Таким образом, тривиальная коррупция с неизбежностью порождает, как минимум, некомпетентность власти. Поскольку власть, будучи системой управления, обладает гигантским коэффициентом усиления, даже малая ошибка на стадии принятия решения, усиливаясь, способна привести к катастрофе. Поэтому требование к компетентности носителей власти не может быть избыточным.

Встает вопрос, как же добиться отбора компетентных специалистов и делегировать им властные полномочия, используя резервы демократии?

Здесь уместно заострить внимание на недопустимости для общества варианта охлократии (власти толпы), которая при механистическом примитивном толковании отождествляется с демократическим управлением. Замечу, что к этому варианту ведет нынешняя политика Демократической партии в США.

Действительно, двухступенчатая система выборов в США предполагает, что после всеобщего голосования в отдельных штатах, выбор Президента делегируется выборщикам, обладающим определенным набором знаний, политическим опытом, общественной известностью, ответственностью и квалификацией. Так что победитель не обязательно имеет абсолютное большинство голосовавших на первом этапе. Наводнение же страны иммигрантами при злоупотреблении откровенно популистскими обещаниями (характерными для политики «демократов») создают условия для победы, по крайней мере на первом этапе, кандидатов, не способных в действительности к решению проблем.

Ясно, однако, что неоспоримый факт деградации СМИ и судебной системы не позволяют в условиях коррупции рассчитывать на надежность и традиционной системы выборщиков.

Алгоритм формирования экспертного сообщества, опирающийся на возможности искусственного интеллекта, как важнейший этап развития демократии

В свете сказанного весьма актуальна разработка механизмов формирования экспертных сообществ (включая и властные структуры) – интеллектуальных элит общества, обладающих компетентностью и креативностью. При этом следует иметь в виду, что пирамиды власти и интеллекта совсем не обязаны совпадать, но они должны активно взаимодействовать на благо общества. При этом представляется целесообразным введение обратных связей, ставящих оплату чиновников в зависимость от развития страны. Ясно, что тогда взаимодействие пирамид власти и интеллекта становится обоюдовыгодным, и, следовательно, гарантированным.

Интересно, что технология формирования экспертных сообществ может стать прообразом функционирования специфического механизма демократии, нацеленного на востребование интеллекта общества.

Заметим, что современное общество располагает технологическими возможностями (и уже частично их использует) введения прямой демократии, когда каждый гражданин, находясь в любой точке земного шара, в любой момент времени мог бы изъявить свою волю. Уместно упомянуть Росса Перо, создателя Дженерал Электрик, который еще в 1967 году предлагал ввести в США прямое голосование. Главное, конечно, не в комфортности условий голосования, не в быстрой окупаемости затраченных на новую технологию средств и даже не в отсутствии промежуточных структур, способных фальсифицировать итоги волеизъявления (как показала практика, нужен строжайший контроль и за программным обеспечением), а в возможности непрерывного контроля над властью любого уровня со стороны общества. Каждому чиновнику полезно помнить, что недобросовестное выполнение обязанностей может повлечь не только немедленное отстранение от должности, но и неотвратимое наказание, вынесенное народным вердиктом. Поэтому наличие в арсенале инструментов управления обществом механизма прямой демократии при выборах (и отзывах!!!) управленцев представляется позитивным фактором.

Разумеется, масштабный переход к прямой демократии требует компетентности и образованности членов общества, ибо легко представить итог голосования племени людоедов, по поводу судьбы попавшего в их руки чужеземца. Приговоренный в ходе вполне демократичной процедуры голосования к съедению, он может стать свидетелем дебатов по поводу способов приготовления деликатесов, исходным сырьем для которых является его собственное тело.

Для выработки качественных решений представляется целесообразным формирование внутри корпоративных сообществ, на объективной конкурсной основе, коллегий экспертов. Первый этап предполагает отбор кандидатов в эксперты. Этот этап носит стандартный характер и может состоять в on line тестировании знаний претендента с использованием обширного банка заданий, содержание которых охватывает как сферу чисто профессиональных проблем, так и задачи из смежных областей. Таким образом, цель первого этапа – отбор квалифицированных претендентов на статус эксперта, владеющих информацией в соответствующей отрасли корпоративной деятельности.

На втором, решающем, этапе кандидаты в эксперты должны продемонстрировать свою креативность. Идеальным было бы использование в качестве третейского судьи искусственного интеллекта. Например, при том же понятийном наборе (глоссарии), что и на первом этапе, претенденты сталкиваются не с заранее подготовленными заданиями, а синтезированными в процессе испытания. Подобный вариант исключал бы возможность предварительной утечки информации, минимизируя негативное влияние субъективных факторов (клановость, семейные и политические связи, подкуп, вмешательство спецслужб и т. д.) и обеспечивая определенные гарантии того, что статус эксперта получит достойный кандидат. Конечно, второй этап должен сопровождаться и психологическим тестированием. В перспективе именно объективно сформированному корпусу экспертов должно принадлежать право разработки пакета решений. В случае сильно различающихся (альтернативных) предложений, для решения одной и той же проблемы, окончательный выбор может достигаться голосованием экспертов, либо делегированием права выбора наиболее авторитетному из них (как следует из теоремы Кондорсе, оптимальное решение не обязательно совпадает с мнением большинства). После принятия принципиального решения к детализации проекта привлекаются как кандидаты в эксперты, так и все проявляющие интерес и инициативу члены сообщества. Завершенный проект доводится до сведения всего сообщества.

Ясно, что в значительной степени предложенный алгоритм может использоваться и при формировании кадрового корпуса властных структур.

Сторонник охлократии может возмутиться (где же в этой процедуре демократия? Ответ очевиден (каждый гражданин имеет право участвовать в конкурсном отборе. Да, в итоге мы приходим к диктату, но к ДИКТАТУ РАЗУМА, а не толпы.

Пара теплых слов о миллиардерах

Поскольку я уже упомянул Росса Перо, скажу еще об одном. Актуальна личность нынешнего Президента Дональда Трампа. Во-первых, он не претендует на выплаты из бюджета за исполнение своих обязанностей. Во-вторых, ратует за примат промышленного капитала над спекулятивным. В-третьих, отчетливо осознает опасность охлократии для устойчивого развития страны. В-четвертых, акцентирует внимание на собственные ресурсы страны, а не развязывает дестабилизирующие международные конфликты. В-пятых, он первым из американских президентов постарался заострить общественное внимание на кардинальных недостатках существующей политической системы. На мой взгляд, это единственная кандидатура, способная инициировать модернизацию политической системы США в настоящее время. Разумеется, выбор путей развития всегда остается за гражданами страны, но в переломные моменты истории роль личности исключительно велика.

Михаил Кащенко

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..