понедельник, 14 декабря 2020 г.

Почему машины для голосования не должны быть компьютеризованы

 

Почему машины для голосования не должны быть компьютеризованы

Из комментариев и бесед с разными людьми я обнаружил, что имеет место заблуждение будто бы в 21 веке, где компьютеризованы все мыслимые и немыслимые процессы, учет голосования тоже должен быть неизбежно охвачен этой автоматизацией. Ведь мы же используем компьютеры и в банковском деле, доверяя им свои деньги, и в военном…

Photo copyright: Phil Roeder, CC BY 2.0

Да, но использовать их для учета голосования нельзя – и я постараюсь доказать это, как специалист, всю жизнь работавший программистом. (Я послал аналогичный аффидевит адвокату Sydney Powell). 

Но сначала разберем…

Как в любом программном обеспечении могут оказаться ошибки, или диверсии (саботаж)

Во-первых, ошибки в программах неизбежны даже при отсутствии злого умысла, просто в силу человеческой природы разработчиков. Такие ошибки постепенно устраняют в процессе длительного тестирования и пользования.

Настоящую же угрозу составляют намеренные изменения в программах со злым умыслом.

Первой и наиболее известной формой таких диверсий являются вирусы или дистанционные попытки хакеров захватить управление вашим компьютером с преступными целями. На пути таких вторжений обычно стоят антивирусные программы и программы перехвата незаконного вторжения из интернета (если все это установлено и если не было злого умысла со стороны ваших сотрудников специально держать компьютер уязвимым для вредителей).

Однако самая вредоносная и коварная возможность диверсии находится в руках … В руках самого разработчика программного и железного обеспечения любой компьютеризованной машины (т.е. специализированного компьютера). У такого разработчика есть неограниченные возможности использовать скрытый и не очень скрытый код, который можно дистанционно или по времени активизировать и выполнять любые диверсионные задачи. Разработчик может тайно изменить код каких-то стандартных подпрограмм, написанных не им, но которые десятками присутствуют в операционной системе и в каждом микрочипе. Разработчик (выполняющий миссию стороннего “заказчика”), может установить специальные микрочипы с определенными диверсионными функциями. Именно так уже и произошло пару лет назад с материнскими платами одной уважаемой фирмы в Калифорнии, которая перенесла их производство в Китай. 

Как обнаружить и как доказать диверсию в компьютере

И то, и другое – крайне сложная задача. Инженерам высочайшей квалификации и опыта потребуются многие дни кропотливого изучения и вникания в чужие программы (с использованием особых вспомогательных средств), чтобы, в случае удачи, обнаружить вредоносный код или микрочип: если повезет.

И отдельная трудная задача – это доказать в суде присяжных, что такой код найден, и как он работает. Конечно, эксперт напишет отчет и будет давать показания, но ни судья, ни присяжные не будут в состоянии сами убедиться в его правоте. Это ведь не то, что продемонстрировать подделку в банкноте или документе. Другая сторона приведет иного эксперта, который даст противоположные показания, столь же не понятные для суда.

Поэтому в механизации особо критических задачах таких, как учет выборов, нужно обходиться простыми сенсорами и счетчиками, и с непрерывным наблюдением всех заинтересованных сторон. 

А как же компьютеризация всех остальных областей?

Все зависит от условий задачи и в какой среде она решается.

В военном деле действительно невозможно управлять сложнейшей техникой без компьютеров: простыми сенсорами не обойдешься. Но о возможности диверсии со стороны собственных разработчиков (подкупленных врагом) там знают, все дублируется и проверяется (хотя все равно на 100% уверенности нет: провалы известны).

Та же ситуация и с управлением другими ответственными технологическими процессами.

В банковском деле злоупотребление и кражи со счетов случались, однако правильное ведение документации и возможность следить за балансом всегда позволяет исправить ошибки или воровство.

Совершенно же другая ситуация имеет место с проведением тайных выборов.

Если сравнить задачу учета голосов с банковскими задачами, то учет голосования – это как если бы вы имели банковский счет о поступлениях на который и о расходах с которого у вас не было бы информации; или если бы вы по небрежности не хранили подтверждающих документов; или если бы вы поручили все ваши денежные операции непроверенному бухгалтеру не ведущему учет (и ворующему у вас).

Понятно, что в банке документация сохраняется, промежуточный и окончательный баланс можно просчитать, и, если вы захотите, всегда можно проверить и исправить прошлые ошибки после.

Наоборот, при анонимном голосовании индивидуальный след утрачен и окончательный баланс не известен. Именно поэтому в задаче учета голосования присутствие человеческого посредника, равно как и использование компьютеризованных машин (т.е. иной формы человеческого посредничества!) АБСОЛЮТНО НЕДОПУСТИМЫ: как в 21-ом, так и в любом другом веке.

Сам факт, что компьютеризованные машины были взяты для оснащения избирательных участков в 30 штатах – это уже преступная халатность сама по себе. Даже если бы они были сделаны надежной американской фирмой – это все равно преступная халатность, ибо за какую ныне американскую фирму можно поручиться в таком деле как выборы?!

Но машины эти, как мы знаем, были изготовлены иностранными компаниями, снабжавшими ими Венесуэлу и связанными с враждебными нам странами, всучившими эти машины ряду штатов в последний момент за “откаты”. Т.е. это уже не преступная халатность, а заговор подрыва выборов. I rest my case.

Alexander Gofen

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..