суббота, 7 ноября 2020 г.

Ефим Гальперин | «ПО» или КУДА ДЕВАТЬСЯ ИЛОНУ МАСКУ?

 

Ефим Гальперин | «ПО» или КУДА ДЕВАТЬСЯ ИЛОНУ МАСКУ?

Начинаем с общеизвестного:

Ни один народ на земном шаре не является автохтонным для той территории, на которой он в данный момент проживает.

Это почему же всем дома не сидится? А если научно поставить вопрос, то звучать он будет так: каковы причины миграции?

И тут, если позволите, я вспомню сказку. В принципе, вы все её знаете. Она присутствует в фольклоре народов Европы. И даже в Африке и Китае встречается. Сказка с наличием строительной тематики. Паттерн во всех её версиях один и тот же: имеются злодей-волк и его жертвы – поросята (в итальянском фольклоре это были гуси). Жертвы строили себе жильё из подсобных материалов – соломы, веточек, дощечек. А волчара поганый рушил эти хилые убежища и по мере продвижения съедал бедных зверушек одну за другой. Такое себе монотонное мочилово. Хрусть-хрусть, хряп-хряп, чавк-чавк. Вот такая вот сказка из серии «жили-были». С довольно сытым для волка хэппи-эндом.

Причём, количество съедаемых поросят в сказке доходило до семи.

Но в конце концов волк нарывается. И по крупному. На его кровавом пути возникает довольно-таки креативный поросёнок, чей дом оказывается волку не по зубам. Потому как жильё он себе соорудил из камня (кирпич начинает фигурировать в этой сказке где-то с шестнадцатого века, когда уже стал широко применяться в строительстве).

Ну «Серый» пускается на разные хитрости, из кожи вон лезет, чтобы только заполучить этого продвинутого пацана себе в виде блюда на обед. Но парнишка, пардон, поросёнок, оказывается не промах и раз за разом обводит волка вокруг пальца.

Наблюдая перипетии одурачивания серого разбойника, я задумался было о национальности Пятачка. Казалось бы, вроде, он как бы не кошер. Треф. Свинья. Однако…

Короче. Этот Пятачок по поведению, как пить дать, с фамилией Махлевич, делает всё необходимое, чтобы в конце концов шлымоватый волчара собственноручно уронился в котёл с кипящей водой. Где старательно и сварился. И финал в старой английской версии звучал: «И был у поросёнка замечательный supper». То есть случилось ему в тот раз плотно поужинать.

Эпизодов с объегориванием волка было разное количество. Вечера ведь были долгими и рассказчики – тогдашние Хичкоки – растягивали этот хоррор на подольше. И с продолжениями. Может, так и закладывалась традиция сериалов.

Вообще, в те далёкие времена, как и сейчас, воспитание детей начиналось со сказок. И считалось весьма педагогично ребёнка в детстве как можно сильнее напугать. Так что нынешние самые-самые фильмы ужасов по сравнению с древними сказками это засахаренное повидло яблочное бочковое для питомиц пансионатов благородных девиц. К концу средних веков в педагогику, видно, проникли новые веяния и пришлось всяким Пушкиным, братьям Гриммам и Гансам Христиан Андерсенам в поте лица своего прореживать ту сплошную чернуху, облагораживая контент.

Что примечательно, в русском фольклоре сказки с таким сюжетом не было. То ли с поросятами нехватка была, то ли с домами из камня. Вон, согласно статистике, каменные дома в России составляли всего 12 процентов от всего жилого фонда.

– Погодите, погодите, – скажете вы мне. – Так это же сказка «Три поросёнка».

Совершенно верно. Просто до 1933 г. цифрой «три» и не пахло. Именно тогда в США на «Walt Disney Studios» был снят отличный фильм. Вот он-то уже был с названием «Три поросенка» (Three Little Pigs).

О, это была не какая-то там рыхлая сказочка-размазня, а жёстко сколоченный по всем канонам триллер. Погони, саспенс. Но было в нём много и от мюзикла с его танцами и задорными песенками. При всём при этом все герои в фильме были со своими характерами, мотивировками и линиями поведения. Да и мораль просматривалась чётко: ленивые становятся жертвами, а трудолюбивые обязательно спасаются.

В год выхода фильма на экраны на должность президента Соединенных Штатов

Америки заступил Франклин Делано Рузвельт. Тот самый, который вывел страну из Великой Депрессии. Выступая с инаугурационной речью, он сказал: «Единственное, чего нам нужно бояться, , – это самого страха». Слова нового, тридцать четвёртого президента легли на подготовленную почву. Ведь вся страна – с подачи поросят Уолта Диснея – уже не боялась Депрессии. Страна вовсю напевала: «Нам не страшен серый волк, серый волк, серый волк!».

Представьте себе, этот фильм до сих пор занимает 11 место в списке пятидесяти величайших мультфильмов. И в мировую антологию самых популярных детских сказок «Три поросенка» включены именно в диснеевской версии. А ещё мультфильм попал на глаза нашему славному гимнисту, да и, в принципе, хорошему детскому поэту Сергею Владимировичу Михалкову. И тот перевёл сказку – фильм на русский язык. Вот на его адаптацию я и буду в дальнейшем ссылаться. Конечно, не забывая изредка заглядывать и в многонациональные первоисточники.

– Ау! – скажет читатель, – мы же как бы начинали с глобальной темы:

«Причины всемирной миграции». Причём тут эта, пусть и занимательная, история про сказку о поросятах?

Ой-ой! Только не надо волноваться. Мы движемся в правильном направлении.

Вот давайте вслушаемся в финальную песенку:

Хоть полсвета обойдешь,
Обойдешь, обойдешь,
Лучше дома не найдешь,
Не найдешь, не найдешь!Никакой на свете зверь,
Не ворвется в эту дверь,
Хитрый, страшный, страшный зверь,
Не ворвется в эту дверь!

А теперь, пробираясь сквозь этот радостный поросячий визг, как говорят, заценим, что в вышеуказанном припеве ключевым словосочетанием является это: «Хоть полсвета обойдешь, лучше дома не найдёшь». И, припомнив, что всякая сказка это лишь иносказание, описание архетипического, давайте перечислим все необходимые качества объекта, определяемого понятием «ДОМ». Прежде всего безопасность. Затем пища и кров. И что важно – сведение к минимуму расхода энергии на поддержание жизнедеятельности субъекта. То бишь, малая энергозатратность.

Как говорит английская мудрость: «Жить хорошо – это уйти оттуда, где плохо, туда, где хорошо (To live well is to go from where bad, where good)». Короче, ДОМ – это Зона комфорта. Для наглядности сравним посёлок городского типа «Подмышки» на Урале с Москвой. Понятно, почему количество жителей в Москве за последние 30 лет выросло в сто раз!

Ау, социологи! Внимание. Стучим в тамтамы! Как и было обещано, формулирую закон миграции, которому, учитывая столь раскрученный в мире бренд, я смею присвоить имя:

Закон трёх поросят

Причина миграции масс в мире есть неизбывное стремление исхода из зоны дискомфорта в Зону комфорта.

4 декабря 2000 года Генеральная Ассамблея ООН учредила международный День беженца. В тот момент число беженцев в мире было на самом низком с 1980 года уровне и измерялось (в основном речь шла об африканских беженцах) сотнями тысяч человек. Сегодня это число достигло 79,5 миллионов человек и постоянно растёт. Десять лет назад оно было вполовину меньше.

Очевидность номер РАЗ

Чем комфортнее пещера, квартира, дом, город, мегаполис, страна, тем больше наплыв мигрантов.

Процессы миграции в мире те же, что и тысячи лет назад. Те же цели. Разве что изменился способ передвижения, то естьдоставки мигранта к месту.

И, что интересно, основная масса пришлых и тогда и сейчас возникает как бы из

ниоткуда. При этом накопление их в Зоне комфорта вовсе не результат так называемых великих переселений народов и всяких завоевательных походов а-ля Македонский. Никаких завываний боевых труб, топота коней, бряцания щитов. Хотя, конечно, войны это катализаторы миграции, но сама она происходит, наоборот, без всякого шухера и фейерверков. Исподволь. Тихой сапой.

Да и не прибывают мигранты совсем таки уж издалека. Никакой тебе «из-за

пределов Ойкумены» (боюсь, что слово произошло из украинского «Ой-куме-на» или из идиш: «гэкумэн» – прибытие). Ведь до нынешних малотоннажных судов, поездов и самолётов приходилось передвигаться пешочком. Перебежками. Небольшими группками. Семьями. Такое себе наползание. Медленное. Неудержимое. Как сырость. Как туман. И в тишине. Представьте себе цунами. Только в очень сильном рапиде:

– Сами мы не местные… Нам бы только кипятком разжиться. А корочки хлеба не

найдётся? Да и уголок бы? Прислониться…

Или:

– Здравствуйте. Я ваша тётя из Киева. Я приехала к вам жить.

А то и вовсе откровенно:

– Я к вам пришёл навеки поселиться. (Ильф и Петров, «Золотой телёнок»).

И тут всё верно. Они пришли, таки да, навеки поселиться. Оглядятся, попросят дать вид на жительство. С последующим, разумеется, предоставлением гражданства.

Свято место пусто не бывает. На территорию ушедших в Зону комфорта из глубинки вползают те, для которых это захолустье вершина комфорта. А уж в места тех, уползших, приходят другие из такого «нигде», что для них эти кочки, болота, чащи сродни раю.

Очевидность номер ДВА

Уровень умственного и социального развития обитателей ДОМА выше, чем у мигрантов. Иначе чего бы тем сниматься с места. Вполне могли бы обустроить Зону комфорта у себя.

Вернёмся к сказке. Итак, имеется поросёнок с постоянным статусом проживания.

Совершенно конкретный ответственный квартиросъёмщик. Он строитель надёжного дома. Он же доблестный победитель волка.

А кроме этого наличествует ещё парочка поросят. Что интересно, во множестве версий этой сказки со строительной тематикой, к концу истории никакие поросята, кроме главного героя никоим образом не просматриваются. Их всех волк ням-ням. Задолго до финальной сцены, в которой Пятачок Махлевич, радуясь, что уцелел в смертельном противостоянии, ест, не спеша, свой заслуженный ужин – «рагу из волка». И, что надо обязательно отметить – сам.

Хе-хе! Это раньше так было. А теперь в мире канонизирован другой финал сказки с донельзя оптимистичной (для кого?!) фразой: «С этих пор поросята стали жить вместе, под одной крышей».

Прочитаем ещё раз медленно, вникая: «стали жить вместе, под одной крышей». И на английском языке в антологии это звучит так же: And they began to live together under one roof.

Ни фига себе! Мамадарагая! Это же с каких таких радостей, плюшек, блинов, ху…

Гм-гм. Сформулируем попристойнее:

– На основании каких нормативно-правовых документов зажили в доме эти поросята? По каким талонам они паёк получают?!

В парочке средневековых версий проскакивал мотив: дескать, поросята – братья.

Там даже и их мамаша упоминалась. Правда, в тех же версиях поросята, которые как бы братья главного героя, как уже было отмечено, до финала сказки не доживали по причине своей слопанности. Кстати, Сергей Михалков в своей адаптации тоже попробовал прожать этот мотивчик из серии «ПослушайЗинне трогай шурина: Какой ни есть, а он родня». Но получилась откровенная натяжка. Такая себе наглая отрыжка общинно-родового строя. Тем более, что в диснеевской версии, уж казалось бы, старательно адаптированной к злобе дня, и, повторяю, канонизированной во всех странах мира, этой ссылки на родственные связи не наблюдается от слова «совсем».

Так что эти два – пятачки точеные, хвостики крученые, – просто таки НЕ… Они и

НЕ строители этого дома и НЕ победители волка. Такие себе НЕместные-НЕуместные. Заселившиеся явочным порядком. Сначала как добежавшие, потом как забежавшие, потом… Пользуясь нынешней народной терминологией (сленгом москвичей), эта парочка проходит по разряду «наехавшие».

Вот она перед нами, эта идиллическая картина:

Наш герой, проявивший, как и положено по стандарту Голливуда, свою человечность (в данном случае поросячесть) и уберёгший от неминуемой гибели парочку простаков, теперь весело распевает со спасёнными:

Нам не страшен серый волк,
Серый волк, серый волк!
Где ты ходишь, глупый волк,
Старый волк, страшный волк?

«Хэппиэндует» наш Пятачок Махлевич прямо в диафрагму со словами: «Нам не страшен».

Вот интересно, а не закрадывается ли исподволь в его душу труженика, распевающего в компании, по сути, малознакомых, да и скорее всего, малоприятных ему бездельников, ощущение:

– А так ли всё в порядке? А как же «Мой дом – моя крепость»? И может, бояться надо не волка! С ним-то проще. На ножи или в котёл. Он явный враг. А вот эти-то…

Думал ли так Пятачок Махлевич?

Оп-па! Мне кажется, что кому-то не понравилось данное мной прозвище для единственного в сказке приличного персонажа. Героя. Созидателя, Креативщика. Какой-такой «Пятачок Махлевич»? А не просматривается ли тут некий филосемитский акцент?

Ладно. Давайте воспользуемся наработкой Сергея Михалкова. Он ведь оказывается, единственный в мире, кто промаркировал всегда безымянных поросят. Именно, благодаря ему, среди русскоговорящих (в том числе и русско-картавящих) читателей, эти персонажи имеют имена. Набежавшие – Ниф-Ниф и Нуф-Нуф. А герой – Наф-наф. Никакая этимология у имён вроде бы не просматривается. Вот если бы Нюф-Нюф, то хоть был бы намёк на процесс обоняния. Нюхание. А так… Погодите. А ведь Нафик – это весьма приличное мужское имя в Татарии. И обозначает оно как раз: «польза, прибыль, выгода; добро, благодеяние; нужный». Знал ли это Сергей Михалков, обзывая так положительного героя, или просто по наитию влепил? Сами понимаете –случайности никогда не случайны.

Тихая ночь. «Спят усталые игрушки. Книжки спят. Одеяла и подушки…».

Почивают поросята. Без задних ног. А что? Натанцевались вдоволь. Да и ужин был сытный. Вот и свистят эти нежданные постояльцы в унисон дырочками своих пятачков.

Ох, готов биться о заклад – это версия сказки записана наехавшими! Хотя что в этом страшного? Например, целые Соединённые Штаты созданы руками и мозгами наехавших. Те же Сикорский, Зворыкин, Брин и т. д. Да и Илон Маск чисто наехавший. Ну, просто таки страна наехавших! Жалко, конечно, бедных индейцев. Жили себе тихо. Кочевали по просторам… Мои им соболезнования.

Вообще, весь мир состоит из наехавших. И тот, кто, вроде бы сегодня оседлый житель, согласно Закону трёх поросят, происходит из наехавших. Другое дело, что наехавший наехавшему рознь. Есть важный, просто-таки определяющий, параметр оценки качества мигрантов  их отношение к пункту прибытия. При этом не отрицаем, что цель у всех у них одна и та же – воспользоваться благами Зоны комфорта. Но у одних из них есть стремление набираться знаний и вливаться в ряды строителей ДОМА. Вот им давайте мы оставим звание «наехавшие» А другим, намерение которых брать и брать без устатку, не отдавая ничего взамен, давайте присвоим звание «ПОнаехавшие».

– Ну, как хотите. Тогда я буду один строить себе дом,  сказал Наф-Наф. Ниф-Ниф и Нуф-Нуф не торопились. Они только и делали, что играли в свои поросячьи игры, прыгали и кувыркались.

– Сегодня мы еще погуляем,  говорили они,  а завтра с утра возьмемся за дело. Но и на следующий день они говорили то же самое.

Это, заметьте, говорено ещё до того, как набежал на них волчара. Но, судя по всему, и после этого «как», никто из ПОнаехавших не собирается отстраивать под мудрым руководством креативного поросёнка свой обрушенный домик.

А то! Задача ведь у них абсолютно ленивая. Есть удивительно точный термин: «на халяву». Между прочим, в русском фольклоре есть даже целая сказка. Про Емелю, желания которого осуществлялись «по щучьему велению». И мораль у этой весьма популярной в России сказки (вот знают ли её в других странах?) задушевная: обязательно наступит такой славный момент, когда можно будет не работать и сытно жить.

Получается, что Ниф-Ниф и Нуф-Нуф с Емелей просто таки члены одной партии.

Партии «ПО». Всё что они хотят, так это ПОиграть в свои ПОросячьи игры. «ПОинжоить лайф». Они пришли ПОльзовать созданные вовсе не ими условия комфортного существования.

Вы заметили, на какое богатство семантических смыслов мы наткнулись, взяв в оборот именно эту сказку? Одна только частица ПО чего стоит! Вот хотя бы это, полное ласковой коннотации, слово «ПОросёнок». То есть, сначала такая, вроде, милота: поросёнки, поросёночки, поросяточки… Но ба-бах! Поросёнок – это ведь в перспективе будущая свинья. А раз так, то на ум приходит устойчивая семантическая пара (бислово): свинья и кормушка. И вся радужность и трепетание перед словом «кормушка» сменяется суровой действительностью.

Вообще-то, между нами говоря, положительный персонаж сказки тоже как бы из рода поросячьих. Но это уже тема «что делает животное животным?». Оставим её для другого раза. И вернёмся к ПОнаехавшим:

Параси́т, парази́т (др.-греч. παράσιτος – сотрапезник) – в Древней Греции помощники при исполнении религиозных культов, имевшие право участвовать в общих застольях. Впоследствии нахлебники, прихлебатели, обедневшие граждане, которые зарабатывали бесплатное угощение, развлекая хозяев. От этого слова происходит современное «паразит», то есть «нахлебник».

И ещё позволю один пример. В 1969 г. в Израиль репатриировалась большая

группа грузинских евреев. Причём в большинстве своём это были «цеховики», деловары. Приехав, попытались сразу же выйти на привычную торговую стезю. Но местные, ребята бывалые, их поприжали.

Свеженькие репатрианты, недолго думая, устроили большую демонстрацию перед зданием правительства: «Нас плохо принимает наша историческая родина!».

К ним вышла премьер-министр Голда Меир и сказала:

– Никто из вас не приехал строить страну. Создавать системы полива, сажать сады, строить дороги и города.

– Да как! Да мы! – Завопили демонстранты.

И Голда Меир тихо ответила:

– Вы не привезли лопаты.

Да, ПОнаехавшие не привозят лопаты. Они привозят ложки.

Но, увы, бессмысленно винить мигрантов в отсталости, нецивилизованности, отсутствии чувства сопричастности… Так сказать, предъявлять претензии. Просто нельзя ни на минуту забывать, что процентное соотношение в среде мигрантов между «наехавшими» и «ПОнаехавшими» никогда не может быть фифти-фифти. И даже 10% к 90% тоже.

Шведский город Мальмё третий по величине в стране. Сорок три процента населения мигранты. Мусульмане. Проживают они компактными группами. Не изучают шведский язык и культуру. Источник существования  социальные пособия.

Что интересно – кого из ПОнаехавших ни спроси, все они как один, борцы за ценности цивилизации. То бишь, как положено: за свободу, равенство и братство. Но, именно, по отношению к ним, горемычным. А это значит – обязательная раздача печенек и всяких других ништяков. Типа – пособия, квартиры, электричество, телефоны, машины.

– А ну-ка, расступились! Где моя большая ложка?!

Очевидность номер Три

Когда количество ПОнаехавших в ДОМ достигает определённой критической массы, наступает закат Зоны комфорта.

Археологи, раскапывая древние поселения, площадь которых достигала 500 гектаров, часто сталкиваются со странным явлением. В какой-то период в этих, по тем временам мегаполисах, с двух- и трёхэтажными домами и правильной планировкой и населением до 20-40 тысяч жителей, жизнь почему-то затихала.

Исследователи диву даются – ни тебе следов землетрясения, наводнения,завоеванияи всяких других «ния». Да и следов эпидемии нет. Но почему-то поселение покинуто. Что так? Почему схлопнулся мегаполис? Вон та же Трипольская культура сменилась архаичной андроновской культурой.

Во всех без исключения учебниках истории пишут, что Рим (сами понимаете, не фейковый италийский в глуши Апеннинского полуострова на речушке Тибр, а настоящий, который на Босфоре) погиб под напором орд. Вот сразу чудятся полчища, топот копыт, сверкание мечей. Смею заверить, что всё происходило гораздо прозаичнее. Мгновенного и оглушительного трамтарарама не было. Рим рушился беззвучно. И процесс этот занял пару-тройку столетий. Есть такое слово и в языке идиш и во многих славянских языках – «повольники».

А то, что уже в финальной фазе схлопывания возникли бодрые завоеватели с победными трубами да на боевых колесницах, причиной никак не явилось. А было следствием. Потому что с внешним врагом всё однозначно. Либо нападение отбивается, либо, если организм ослаб, ему сдаются.

Враг вступает в город,
Пленных не щадя,
Оттого, что в кузнице
Не было гвоздя.
«Гвоздь и подкова»
Английский фольклор

Историк Лев Николаевич Гумилёв в своё время ввёл в научный оборот понятие «пассионарий» (от фр. passionner – «увлекать, возбуждать, разжигать страсть»). Так он в своей теории этногенеза называл индивидов с наличием у них необратимого внутреннего стремления к целенаправленной деятельности, обладающих врождённой способностью абсорбировать из внешней среды энергии больше, чем это требуется только для личного и видового самосохранения, и выдавать эту энергию в виде целенаправленной работы, всегда связанной с изменением окружения, общественного или природного.

Неправда ли, запахло мистикой? Ведь непонятно, откуда она берётся, эта «врождённая способность»? Сквозняком надувает? Генетически передаётся? Или в момент рождения именно этого индивидуума так становятся звёзды? Как-то всё это загадочно. Но что тут поделаешь. Принимаем как данность. И двигаемся дальше. И именно с Львом Николаевичем. Потому что среди теорий о причинах заката цивилизаций (см. работы Н. Данилевского, О. Шпенглера и А. Тойнби, А. Гобино) работы Гумилёва всё-таки наименее идеалистичны.

Автохтонное население территории в начальный период рассвета этноса он рассматривал как сугубо перманентное по своему составу образование. Мол, столько-то пассионариев и столько-то субпассионариев. Термин «субпассионарии» – в противовес термину «пассионарии» Гумилёв применил, описывая массу рядовых членов общества, инертных по отношению к прогрессу. Так сказать, обывателей. В хорошем смысле слова. То есть потребителей, которые так или иначе принимают участие в процессе созидания, осуществляемом товарищами пассионариями. Только не надо тут романтики и пафоса. Они участвуют в процессе построения просто в меру экономической выгоды. Но сами не креативят.

А причину заката цивилизаций Гумилёв видел в уменьшении удельного веса пассионариев в обществе. Дескать, естественная убыль, плюс войны, плюс собственное их безрассудствоА что? Действительно, судя по отведённой им, Гумилёвым, роли, люди они страстные. Я бы сказал, нахрапистые. И хотя естественная убыль среди пассионариев как бы весомый мотив для объяснения причины упадка, мне кажется, что она никак не главная.

Дело ведь не в сокращении числа пассионариев в обществе, а в катастрофически кардинальном изменении за период существования цивилизации качественного её состава за счёт ПОнаехавших. И когда процентное соотношение – беспокойные пассионарии, а с ними и субпассионарии (даже с учётом «наехавших»), с одной стороны, и тьма рвущихся к кормушке ПОнаехавших с другой – достигает экстремального разрыва, процесс существования этноса (цивилизации) достигает точки невозврата. И дальше остаётся только закат. Этакий апогей социального энтропийного процесса.

Кстати, а ведь подобное происходит во всех системах, начиная с элементарной – с клетки. И далее везде. Будь то муравейник, улей. Подобные процессы идут и в космосе. Там свои ПОнаехавшие – чёрные дыры и звёзды-карлики. Вот и получается, что Закон трёх поросят, оказывается, всеобщий закон.

То есть, самоубийственные действия руководителей государств, депутатов всевозможных парламентов стран Европы, твердящих о мультикультурализме и толерантности, лишь частный случай действия этого закона. И не надо рассказывать, что те, кто наводняют Европу мигрантами, не могут не знать, как всё будет.

«Саранча: 23 мая  Летела, летела; 24 мая  И села; 25 мая  Сидела, сидела;
26 мая 
 Всё съела; 27 мая  И вновь улетела»..
Коллежский секретарь Александр Пушкин

Причём драматургия происходящего одна и та же для Зоны комфорта любого масштаба, будь то пещера, квартира, район, страна, отдельно взятая цивилизация или окрестности созвездия Орион. Что в прошлом, что сегодня. Есть растянутый во времени процесс насыщения общества ПОнаехавшими. На первый взгляд их наличие как бы не должно сильно напрягать. Ну да, странно выглядят (притрутся). Ну не собираются трудиться во благо (справимся и сами). Ну едят как не в себя (прокормим). А ещё они не считают, что у них должны быть какие-то обязательства перед принимающей стороной (будем намекать). И не испытывают чувства благодарности (перетерпим).

Только вот ведь беда. ПОнаехавшие начинают агрессивно навязывать свои обычаи, свои взгляды, свои правила жизни. Требуют беспрепятственного круглосуточного допуска к кормушке. Более того, равных прав с остальными гражданами. То есть они начинают затачивать общество под себя. И наступает момент, когда трудолюбивые гармоничные люди перестают быть образцами для подражания. Постепенно идеологией общества становится потребление. А символом – кормушка.

Вот и выходит, что по сути в ДОМ оказались допущены не просто некие особи, говорящие на своих языках и живущие по своим обычаям. Ой, только не надо рассказывать про самобытность, про загадочную восточную культуру и уж тем более про загадочную духовность. Чушь! Это не про них! Да, они тоже двуногие и двурукие, у них те же органы зрения и слуха. И процесс метаболизма протекает также. Но представления о добре и зле у них свои!

Тут бы хозяевам ДОМА понять – к вам вломился чужой мир и что-то с этим надо делать. Увы. В своё время, двигаясь по пути прогресса, пассионарии сами загнали себя в западню. Себе на голову они изобрели демократию. Провозгласили власть большинства. Им тогда показалось, что они создают инструмент влияния, механизм по борьбе с засильем отдельных, не всегда, по мнению пассионариев, служащих целям этого самого прогресса всякого рода единоначальников. Царей, ханов, диктаторов. Вот и решили они организовать этакий клуб мудрых советников при

В принципе, будь система замкнутой, состоящей из однородного по составу автохтонного населения, это бы работало. Понятно, были бы интриги, процветала бы перекупка голосов и всякое другое, что всегда сопутствует выборам. Но всё же это происходило бы внутри системы.

Ах, пассионарии. Ах, романтики… Ну скажите, как можно было не учесть неотвратимо наваливающуюся лавину мигрантов, становящихся всеми правдами и неправдами электоратом. И значит, удобным инструментом для разных интересантов извне. Ведь если на процесс проедания Зоны комфорта Понаехавшими при отсутствии демократии уходило достаточно много времени, то при её наличии на всё про всё уходит столетие. Вон великое государство Ромея кончило своё существование, даровав всем нелегальным иммигрантам гражданство и введя всеобщее голосование.

Вполне может быть, что чувство ужаса охватило нашего Наф-Нафа в первую же ночь: «Кого впустил в дом?! В свою жизнь?! И как долго может эта идиллия продолжаться? Это танцевание? И этот непривычный ему храп чужих пятачков?

Кстати, в сказочке ведь чётко оговорено соотношение  на одного трудящегося как минимум два танцующих. И есть ощущение, что пройдёт совсем немного времени и Ниф-нифик с Нуф-нуфиком постепенно оккупируют все комнаты и все кладовки. А потом как-то незаметно решение вопросов, например, по эксплуатации мест общего пользования, как то: туалета, ванной, кухни будет осуществляться путём голосования. А так как этих, ПОнаехавших, двое, а Наф-Наф один, то всё будет решаться в их пользу. Демократия, бля…

Неужели ни в Афинах, ни в других городах-государствах, да и в самой Ромее, в те времена не знали Закона трёх поросят? Закона, действующего так же неотвратимо, как всякие катаклизмы типа землетрясения или наводнения. Ведь все эти парламенты, конгрессы и сенаты, цари, завоеватели, полководцы, отцы наций – это лишь антураж истории. Есть глубинные процессы, управляющие обществом. Прежде всего это экономика и, как следствие её, процесс миграции.

Так что закат, на самом деле, начинается с момента закладки ДОМА. Заложили первый кирпич в фундамент. И с каждым следующим это место начинает становиться всё более и более привлекательным.

Есть разница между понятиями «народ» и «население». Между рачительными хозяевами ДОМА и теми, кто пришёл ПОпользоваться. И вся беда в том, что когда народу и населению в Зоне комфорта становится тесно, то, увы, последнее слово остаётся за населением. Демократия! Мало того, что ПОнаехавшие – это «уважаемые избиратели» и политики, рвущиеся во власть, нянчатся с ними изо всех сил. Ублажают, прикармливают. Дальше ведь больше. Уже сами ПОнаехавшие проникают во власть. В институты управления обществом. И это только надводная часть айсберга. Ведь существует теневая экономика со своими социальными цепочками связей. И всё это подпирает криминальный мир. Сами понимаете, там, под водой, агрессивные ПОнаехавшие выигрывают все бои.

Но это, увы, только, во-первых. А есть ещё во-вторых. Дело в том, что ПОнаехавшие ведут более здоровый образ жизни, чем законопослушные граждане. А чего бы нет? Они ведь не заморачиваются по части труда на благо общества. Живут себе в щадящем режиме. Ведь брать всегда легче. Эргономичнее. Вдобавок, заметьте, полная безответственность при полной безнаказанности со стороны власти.

А ещё… В осуществляемом мигрантами захвате плацдарма активная роль принадлежит такому непростому органу, как матка. Нет-нет! И у пассионариев, и у остального автохтонного населения дети, конечно, продолжают рождаться. Но у ПОнаехавших в условиях комфорта рождаемость выше. А действительно, чем им ещё заниматься?! Вот их жёны (учитывая шариат, их ведь может быть несколько сразу) и рожают. Не останавливаясь. А кроме того, ну, кто же устоит перед брутальностью пришлых самцов или непосредственностью самок. Ведь потребность в качественном сексе всегда гораздо выше, чем потребность в качественных мозгах. Вот и глядишь, – то дама из местных прихватила на себя ПОнаехавшего, то самец, который представитель титульного населения, оплодотворил ПОнаехавшую А уж дальше, как пойдёт. Что выпадет в осадок. Что за гены унаследуются. От кого унаследуются? От папашки или мамашки? Какое социальное поведение выберет полукровка?

У Джорджа Оруэлла в «Скотном дворе» персонажи, создавая собственное общество, избрали привлекательный девиз: «Все животные равны!» и даже проголосовали: «крысы – друзья». Однако более сообразительные – свиньи – вскоре выделились из общей массы и добавили в конституцию: «Но некоторые животные равнее других».

В результате на ферме сформировалась власть свиней. Правда, крыс тоже интересует доступ к кормушке. И в результате они договариваются и возникает симбиоз во власти – свинокрысы. Ничего не напоминает?

При этом в реальной жизни свинокрысы всплывают всегда как ярые борцы за права большинства. Те же Маркс и Энгельс, Ленин, Кастро и пр. Что интересно, эта публика сама никогда не работала. Разве что Маркс всё-таки попотел, компилируя свои тексты из книг Прудона. Мне кажется, всё дело в лексике. Попробуйте убрать все эти термины европейской философии: «классовые интересы», «коммунизм», «социализм». Всю эту шелуху. И оголится паттерн противостояния: хозяева ДОМА и ПОнаехавшие. И станет слышен оглушающий вой последних: «Дай!».

Их лидеры говорят: возьми у сытого и насыться, возьми у имущего и оденься, возьми у властвующих и властвуй. И толпа берёт. Толпа в слепоте своей не знает, что хлеба от этого в мире не прибавляется, одежда не вырастает, а власть не становится слаще. А ведь спроси у любого из этих главнюков:

– Что ты умеешь делать?

И он не ответит. Они ничего не умеют делать! Они ничего в своей жалкой жизни не сделали.

Увы, сегодня ПОнаехавшие уже вышли на исходные позиции, может быть, для завершающей атаки. Они уже в правительствах и в парламентах Европы, в её органах самоуправления на местных уровнях, в системе образования и уж точно в теневом бизнесе. Они контролируют процессы голосования, оказывают влияние на умы, торговлю, политику.

Думаю, сыпать примерами не имеет смысла. Достаточно оглядеться вокруг. Хоть тебе соседская квартира, где вдруг завёлся странный зять или невестка, хоть тебе мусульманские анклавы в Швеции, Франции, Англии, Германии. Да и Россия давно уже данник Чечни.

А власти продолжают сваливаться в абсурд. Они уже не просто на поводу у толпы, они работают на опережение, потворствуя и угождая её инстинктам. Предугадывая её хотелки. И провоцируя на ещё бо́льшие. И всё это нынче усугубляется мусульманским окрасом основной массы ПОнаехавших. Ислам – самая молодая, вторая по численности приверженцев после христианства, религия мира – вступает в активную фазу по экспансии. И шансов уцелеть у западной цивилизации не так уж и много. Вон, шариатские суды работают в Европе, как у себя дома.

«Европе осталось примерно 100 лет, ей придет конец в 2018 году. И произойдет это следующим образом  сначала нахлынут потоки чужаков  пришлых людей из других стран, потом начнутся погромы, бунты, одиночки станут стрелять по толпе…
Освальд Шпенглер, 1918 год

И действительно, для такого финала есть все предпосылки. Волны миграции уже затопили Европу. А президент Турции Эрдоган грозится открыть ещё и свои шлюзы. Это значит дополнительно более пяти миллионов пришлых для Европейского союза. Да вот и Израиль захлёбывается от мигрантов. И если бы только волны нелегалов из Африки. Оказывается, что бреши в «Законе о возвращении» тоже совершенно легально обеспечивают потоки своих ПОнаехавших.

Есть слово, которое совершенно однозначно характеризуют происходящее. Его старательно избегают руководители европейских государств. Даже всегда прямолинейный Трамп, возводящий стену на южной границе страны, почему-то мягко формулирует – мол, миграция. Я произношу это слово: ИНТЕРВЕНЦИЯ. И всё в Европе, куда ни кинь взгляд, есть хроника широко объявленной смерти. Аттракцион под названием «Самоубийство на деньги налогоплательщиков».

Да, в конце концов, фиг с ней, с той Европой! Своя рубашка ближе к телу! Это всё уже творится и в нашей стране.

ПОнаехашие уже в Палате представителей США. Они уже мэры городов…Тут вот Трамп подписал закон об ограничения иммиграции. Так ведь, увы, это уже с опозданием лет на тридцать. Когда уже качество миграции ниже плинтуса.

Вы просите песен? Их есть у меня:

Ильхан Омар, беженка из Сомали. Александрия Окасио-Кортес. Причём, если Ильхан просто идеально вписывается в категорию «ПОнаехавшая» в первом поколении, то Окасио, которая в свои 29 лет самая молодая женщина, когда-либо избранная в Конгресс США, родилась туточки. Дочь уроженца Нью-Йорка Серхио Окасио-Романа и пуэрториканки Бланки Окасио-Кортес. Между прочим, и кандидат в вице-президенты США Камала Харисс, тоже дитё мигрантов первого поколения из Ямайки и Индии.

– О! Да, вы, батенька, расист, да вы исламофоб и всякого другого «фоб». Не жалеете бедных людей, стремящихся выжить. Обзываете их нехорошими словами на буквы ПО – скажут мне.

А вот уж и нет. Я не обвинитель и не защитник. Я стараюсь хладнокровно описать длящийся мировой процесс. Другое дело, что хладнокровно не получается

И тут я бы закончил тему «Закат», если бы не напрашивался очевидный вопрос:

– А из кого состоит массовка? Из кого рекрутируются волны недовольных?

И не даёт покоя очевидный ответ. Вы ведь не увидите в первых рядах идущих на штурм баррикад самих Понаехавших, развращённых десятилетиями подачек и всяческих поддерживающих программ. Увы, впереди дети ДОМА. Ведь, как известно, молодость – это состояние болезненное, которое проходит только с возрастом. Правда, нынче взросление сильно запаздывает и часто встречаешь инфантилов в 40 и даже в 50 лет от рождения. Так или иначе именно молодёжь становится легкой добычей фокусников от политики. А как же. Ведь молодость обладает обостренным чувством справедливости. И на этом негодяям удается играть.

– This country was started by rich white men for rich white men. (Эта страна построена богатыми белыми людьми для богатых белых людей).

И это лепечет весьма неглупый американский белый мальчик, имеющий магистерскую степень по журналистике. Говорит он эти слова не потому, что ему заплачено, а от души. Искренне.

Б-же ты мой! Это же через какую вивисекцию логики и разума надо было ему пройти, бедному! А ведь такая лоботомия уже давно сплошь и рядом проводится во множестве университетов и колледжей западного мира. Идёт тотальная подмена основополагающих морально-этических понятий и принципов цивилизации. Вы только поглядите, что натвиттала целый кембриджский профессор по колониальной и постколониальной литературе (что это за учебный курс вообще?) Приямвада Гопал: «Белые и их белые жизни ничего не значат». Взгляните на даму:

Представляете, какое мировоззрение вбивают в головы наших с вами детей все эти профессора социологии и других околонаук, импотенты от бизнеса, лузеры реального делового мира, неудачники, пена…

Ау, пассионарии! Как же получилось, что вот этой псевдоучёной швали да продажным либеральным СМИ вы отдали на откуп своих детей? Эх, отбить бы всей этой шелупони языки, а писучим, производящим фейковые новости, руки и ноги. Мозги-то там давно отбиты. Не понимают они, обиженные неудачники, не сумевшие вписаться в ряды строителей и хранителей ДОМА, что если, не дай Б-г, эта массовка – впереди молодёжь с оскоплёнными мозгами, за ними мигранты, разбавленные местными люмпенами, – сольётся в экстазе разбоя, она сметёт на фиг всё. И вас, недоумки, в том числе.

Кстати, это ждёт миллиардеров, спонсирующих всякие «жёлтые жилеты», BLM, антифы-шматифы, и рвущихся на Олимп власти, политиков всех мастей, заигравшихся с ПОнаехавшими. Все они питают странную иллюзию, что имеют дело с набранной ими – по 20 долларов в день на брата – массовкой, которая сыграет по их сценарию. Нет уж! Это вы, полезные идиоты, пляшете по их сценарию. Потом вас, отпользованных по полной, выбросят на помойку. А может быть, как знающих слишком много, просто замочат.

Ау, всемогущие кланы, теневые правительства, соросы-шморосы… Думаете, это вы завариваете кашу? Перчику, мол, специй Вы лишь поварёшка для помешивания. А острое блюдо готовят совсем другие повара.

Если бы не преступное открытие Америки Колумбом, 37 миллионов афроамериканцев могли бы быть сейчас просто африканцами! Кстати, за последние десять лет в США, в страну, как бы погрязшую в расизме, въехало ещё 3,8 млн африканцев.

В эти дни, когда я пишу о Законе трёх поросят, происходит очередное испытание ДОМА на прочность. И если ФБР копит информацию (очень надеюсь) на этих подонков, сеющих хаос, заметьте, именно в так называемых городах-убежищах для ПОнаехавших, я уверен, обязательно всплывёт, что большинство из них либо вообще не граждане Америки, либо прибывшие совсем недавно. Максимум одно-два поколения назад.

Огрубел, обозлился народ,
И по винтику, по кирпичику
Растаскал опустевший завод.
Песня «Кирпичики»

Неужели так и будет съедена очередная цивилизация? Причём ведь произойдёт это без соблюдения какого-либо этикета. С чавканьем! Именно так и случилось в Южной Африке, в ЮАР, при активном участии всяких мандел. Да и оглядываясь в глубину веков Бьюсь об заклад, если покопаться в биографии испанских королей, судя по их старательности в изгнании мавров и иберов из Испании, были они из ПОнаехавших.

Пропал Ершалаим – великий город, как будто не существовал на свете.

Ой, что-то давно мы не вспоминали нашего Наф-Нафа?! Вот, интересно, предчувствовал ли он, наш лапочка – хвостик закорючкой, что танцы-шманцы радостного единения обязательно кончатся. И что однажды в тёмной ночи подберёт он заранее сложенную котомку. Тихонечко прикроет за собой двери своего бывшего дома, чтобы, не дай Б-г, не разбудить постояльцев и не попасть под очередное волеизъявление большинства. И уйдёт.

Куда идём мы с Пятачком. Ну да, ну да, ну да….

Очевидность номер ЧЕТЫРЕ

Закат Зоны комфорта влечёт за собой Убёг оттуда как разнообразных социальных, религиозных групп, так и отдельных креативных особей.

Вот и оказывается, что в процессах миграции, кроме мощнейших центростремительных сил, действуют и значительные центробежные. Силы Убёга. Конечно, слово «Исход» по сравнению со словом «Убёг» будет поинтеллигентнее. Тем более, что не только у меня имеются подозрения, что гражданин Моисей и иже с ним, как раз и оказались когда-то в положении пассионариев, отбегающих от очередного рушащегося ДОМА. Типа: «И Г-сподь сказал Моше: что ты вопиешь ко Мне? Скажи сынам Израиля, чтобы они двинулись» (Исход 14:15).

Конечно, вся эта ху…ва туча народа (шесть миллионов), примкнувшего к его небольшой группе, плод фантазии политтехнологов иудаизма. Но этот их фокус с цифирью никак не повод, чтобы взять и легковесно отнестись к другому исходу. Воистину сакральному. Исходу, который признан всем человечеством, вплоть до атеистов, как точка бифуркации на пути прогресса. Речь идёт о выходе Авраама – праотца монотеизма из места по имени Харран. С аккадского языка Harrânu переводится весьма символично – «развилка».

«И сказал Господь Авраму: пойди из земли твоей, от родства твоего и из дома отца твоего…»
Бытие, 12:2

В иврите есть глагол «лех». Что значит «иди». Так вот, знаете, как прозвучала команда, данная тогда Аврааму?

– Лех леха!

То есть, совершенно категорично. Как и положено команде. Мол, вали отсюда! И побыстрее! Таким же по сути приказом оказалась дилемма, поставленная перед нашими Наф-Нафычами при наступающем закате Ромеи: быть убитыми или пуститься в скитания. И самые продвинутые из них, таки да, пошли в отрыв, в побег. Через флажки условностей и мнений, колючую проволоку обычаев и законов. От могил предков. Сквозь пожары, погромы, пробираясь сквозь дремучие леса и умирая от жажды в пустынях, отбиваясь от разбойников и диких зверей, растекались они по самым различным направлениям. Туда, где можно забиться в угол. Куда не дотянуться. Чтобы не просто уцелеть, а чтобы сберечь то, что для них представлялось ценностью.

Убёгов тогда из Ромеи было достаточно много. Ведь кризисы случались, а потом наступало затишье. Сменялись вожди, чеканились новые монеты. И ни шатко ни валко, но всё как-то тянулось. И можно было себя уговорить. Мол, это ещё не окончательный пи@дец.

И тут уж всё замыкается на интуиции. Кто-то, чуя что ДОМ (пещера, квартира, страна) больших возможностей превращается постепенно в руину больших невозможностей, отползал заранее. И делал это расшаркиваясь, придумывая для окружающих разные мотивировки. Кого-то выталкивали. Вспомним тот последний «философский» пароход из коллапсирующей, становящейся советской, России. Какие светлые головы, слава б-гу, тогда уцелели!

Другие тянули. Надежда, как известно, умирает последней. А потом, когда уже отчётливо запахло жареным…

Никита Пряхин принес домой страховой полис с сиреневой каемкой и долго

рассматривал на свет водяные знаки.

– Это выходит, значит, государство навстречу идет? – сказал он мрачно. – Оказывает жильцам помощь? Ну, спасибо. Теперь, значит, как пожелаем, так и сделаем!

И, спрятав полис под рубаху, Пряхин удалился в свою комнату. Его слова вселили такой страх, что в эту ночь в «Вороньей слободке» никто не спал. Дуня связывала вещи в узлы, а остальные коечники разбрелись ночевать по знакомым. Днем все следили друг за другом и по частям выносили имущество из дому.

Все было ясно. Дом был обречен. Он не мог не сгореть. И, действительно, в двенадцать часов ночи он запылал, подожженный сразу с шести концов.
«Золотой телёнок», Илья Ильф и Евгений Петров

Когда всё обречено. Когда всё совпало – враг у ворот, а в ДОМЕ хаос. И стоит запах беды. И власть в параличе. А толпы, состоящие из местных люмпенов, отвязной молодёжи и массы Понаехавших, бродят вокруг, грабя и убивая. Осады мощные крепости обычно выдерживали. Даже долгое время. Но зато, если внутри крепости разлад… Настаёт время и крепость сама открывает ворота завоевателям. И тут уж спохватываются даже совсем записные оптимисты. И в последнюю минуту… Лех леха! Изо всех ног. Просто таки катапультирование из входящего в последнее пике самолёта. Когда под зад бьёт заряд взрывчатки и слетает фонарь кабины, открывая небо.

В принципе, эпоха великих географических открытий типа плавания Колумба, Васко да Гамма и других «гамм», это тоже из разряда Убёга. Не от хорошей ведь жизни расползались осколки, можно сказать, дребезги цивилизации в дремучие уголки мира. Такой вот странный получается способ разбрасывания по миру семян прогресса… Так сказать, разумного, доброго, вечного.

Вот, казалось бы, кому нужен Скандинавский полуостров с его субполярным климатом. Суровый Северный океан и холодное Балтийское море. Это вам не ласковое Средиземное море. Продолжительная зима с серьёзными морозами и непрекращающимся падением снега. Скудная растительность. Скудная пища. На поддержание жизнедеятельности субъекта, на согревание надо затрачивать массу энергии.

Или Голландия с её постоянными наводнениями. А чего стоят британские острова с их сыростью и ветрами. Глухомань!

Белеет парус одинокой
В тумане моря голубом!
Что ищет он в стране далекой?
Что кинул он в краю родном?
Михаил Лермонтов

И у Пушкина давайте выдернем последнюю строку (стихотворение «Осень»):

Плывет. Куда ж нам плыть?

Заметили – после этой строки у Александра Сергеевича в беловом варианте стоит многоточие. На целых две строчки. Многие пушкиноведы пытаются трактовать по всякому. Но вот недавно один продвинутый юноша допустил, что там поэт пространно выматерился. В принципе, была у Пушкина своя боль. Как-никак ведь был он невыездным. Но даже если рассматривать это в контексте Убёга, всё равно юноша категорически прав.

Только не надо представлять Убёг ну в совершенно безлюдные места. Скорее всего беженцы находили себе пристанище там, где уже жили-были… Как встречали их? Скорее всего, прибёгшие пассионарии с местными жителями кое-как, но поладили. Можно сказать, оказались катализаторами. Правильными наехавшими. А то, может даже, и нашли таких же. Но доморощенных.

И начали эти пришлые строить города. И называли почти каждый из них «Новый город». Просто на разных языках это название звучит по разному: Рим ли, Карфаген ли, Неаполь, Новгород (я имею в виду не тот, что в болотах под Псковом, а настоящий «Великий Новгород», который на Волге). И провинциальное поселение кельтов на берегах болотистой речушки обозвали наехавшие при вселении Парижем, потому как на каком-то языке это наверное тоже «Новый Город». Во всяком случае на древнегреческом это «дерзость», «наглость». Что, в принципе тоже подходит. Символично и оптимистично.

А ещё, благодаря Убёгу, случился расцвет науки, техники, культуры в Европе.

Ведь многое из того, что к тому времени было достигнуто человечеством, – знания, технологии, экономика, так или иначе концентрировалось в тех местах, где всё это было востребовано. В процветающей богатой Ромее. И, несомненно, на противоположном конце Средиземноморья – на Иберийском полуострове. Вот эти-то достижения прогресса и уносили с собой из рушащегося ДОМА наши Наф-Нафычи и Пятачки Махлевичи.

Понятно, в суматохе Убёга многое было утеряно. И потом изобреталось заново. Но изобреталось. Так что врёт хронология Скалигера-Петавиуса, толкуя нам о жутком застое и деградации в средние века. Развитие человечества никогда не прекращалось.

И тут я задумываюсь. И вас приглашаю. А может быть, это самое ПО и есть реализация особого замысла? И то, что к власти во многих странах приходят, мягко выражаясь, странные персонажи, это тоже ведь про это. Чтобы прогресс не так быстро прогрессировал.

Но тогда получается, что предьяву ПОнаехавшим делать не надо. Потому что тут нет их конкретной вины. А есть исторически обусловленная неизбежность. Другое дело, грустно, что очередное раскручивание этого маховика, дорогой читатель, пришлось как раз на наше время.

Очевидность номер Пять
или
Очевидность на пересечении очевидностей

Вот сидел как-то я в одной из множества кофеен Львова (там говорят «У кавьярнi») с приятными львовскими мальчиками и девочками.

– Ось вам фiлiжанка кави (чашечка кофе). Пригощайтесь! Тiстечка свiженькi (угощайтесь, пирожные свеженькие) – улыбаясь, говорили они мне на певучей украинской мове. – Ми докорінні львів’яни (мы коренные львовяне) – говорили они, – докорінні.

Понятное дело, я промолчал. Чашечка была красивая, кофе был вкусный, да и пирожные таяли во рту так, что хотелось всё это вкушать и вкушать. Молча.

А ещё не хотелось огорчать ни мальчиков, ни девочек. Ведь всего 80 лет назад эти пирожные 63,5% жителей Львова называли «ciasteczka». Потому как были они поляками. 24,1% называли их «зизатлах», потому как они были евреями. А «тiстечками» могло их называть лишь 7,8% населения города. Да-да. Именно столько тогда во Львове было украинцев по переписи населения середины 30-х годов.

А взять Киев. 1897 г. Самый мирный период. Ещё до всех катаклизмов 20 века.

Русских 54,2%. Украинцев 22,22%. Поляков 6,69%. Евреев 12,08%.

Короче. Ну какой уважающий себя мировой закон будет существовать без вытекающего из него следствия. Так что вот:

Следствие из Закона трёх поросят:

Миграционный процесс в мире есть явление перманентное. Это лишает проживающих в настоящее время в конкретном месте (в пещере, квартире, доме, городе, местности) права на владение этим местом на основе исторических свидетельств, как и права присвоения себе любого тренда, связанного с этим местом.

От Москвы до самых до окраин,
С южных гор до северных морей
Человек проходит, как хозяин
Необъятной Родины своей.
Василий Лебедев-Кумач

Широкошумно рыдаю, но… В связи с вышеизложенным следствием из закона, я боюсь огорчить до невозможности все народы сразу. Потому что взять да рассматривать население определённой территории, как извечно существующих там – это вам зась. Ведь на каждом участке земного шара, заселённом гомо сапиенсом, нынешние «исконные» обитают лет сто-двести. От силы триста. Вот та же Россия-матушка со своими претензиями. Мол, здесь ещё прадеды мои жили. Так ведь обитатели самой захудалой деревушки всё равно не есть её коренные жители. Обязательно кто-то жил там до них.

Думается мне, что с алеутами и чукчами тоже непросто. Их существование за Полярным кругом несомненно тоже определяется рамками какого то вре́менного временно́го отрезка. Правда, в тех местах, сами понимаете, не пользующихся особым спросом, эти рамки могут быть раздвинуты на лишнюю сотню лет. Но всё равно, наверняка, и туда докатывалась миграция. Кстати, народы Севера что-то не сильно стараются опуститься ниже Полярного круга. Это же как надо было их предков когда-то напугать…

Что же касается всяких островов. Мол, какая там может быть миграция, ведь мореплавание штука непростая. А вот и нет! Возьмите хоть Японию, хоть Полинезию. Их нынешние обитатели никак не автохтонные жители этих островов. Наплыли и ПОнаплыли.

Так что уместно задавать бьющим себя в грудь, мол, я коренной житель, титульная, понимаешь, нация, вопрос:

– А с какого времени здесь появились конкретно ваши прямые предки? Дедушки, бабушки? Папаши, мамаши? Какой временно́й отрезок можете предъявить?

И тут-то окажется, что все эти а-ля римляне, нынешние синьоры итальянцы на самом деле цыгане и румыны, сползшиеся в эти места лет этак триста назад. А этот трогательный миф что, дескать, греки – старейший из доживших до нашего времени этносов Среднеземноморья. Мол, 2700 лет непрерывного проживания. Современные греки по отношению к древним эллинам это даже не седьмая вода на киселе. И возведение Парфенона к нынешним обитателям этих мест ну никакого отношения не имеет. Да, что говорить, если числящийся в древних национальный танец «сирта́ки», которым сегодняшние греки так гордятся, случился на самом деле лет этак пятьдесят назад у подвыпившего американского киноактёра, за несколько дней до съёмки сломавшего ногу.

А радостные египтяне, которые недавно раскопали не разграбленные до сих пор аж 54 саркофага с мумиями, принадлежащими XXVI династии фараонов, которые правили примерно три тысячи лет назад, и трубят по всему миру – мол, это наши далёкие предки. Ребята! Ну никакого отношения вы к тем людям не имеете. Ваши дедушки с бабушками приплелись на эту территорию максимум лет двести назад. Хрен знает из какой тьмутаракани.

Так же смешно утверждать, что нынешнее население окрестностей проливов Босфор и Дарданеллы – потомки граждан Ромеи. Вы только поглядите, из кого состоят нынешние турки. Да и иранцы это отнюдь не легендарные персы. А удивительные храмы в джунглях Лаоса. Где строители? Зато множество обезьян. Вот только не шейте мне расизм в особо крупных размерах!

А это громкое со специфическим шепеля́вением:

– Мы исконные жители Англии!

Что же вы, высокомерные сыны и дочери Альбиона не уберегли королевское семейство? Вон мисс Маркл Меган не просто родилась и выросла в Лос-Анджелесе, штат Калифорния. Отец – да, белый с голландскими и ирландскими корнями, а мать-то – афроамериканка.

Да и вы, рвущие на груди вышиванки, числящие себя в наследниках трипольской культуры и примеряющие скифскую пектораль… Вплоть до «Ісус, Яхве і Зевс були українцями». Ох уж эти мне возгласы «Ото спокон вiку ми живемо туточки в Українi!».

А бедные русофилы? Всё талдычат, всё долдонят о величии Руси. О взлётах духа.

О белокаменных Храмах. А им тычут в лицо нынешнюю Россию со всем её мраком. Тут бы понять , что прежние обитатели России-матушки уже когда-то ушли в Убёг и с семнадцатого века, с Романовых, всё оказалось в руках ПОнаехавших.

Вообще, всякие борцы за свою национальную идентификацию, за язык и форму одежды подозрительны по определению. Гордиться принадлежностью к народу… С таким же успехом ты можешь гордиться тем, что родился в среду.

Всё это на самом деле торговля патриотизмом во имя экономических интересов определённой группы. И везде сценарий прост. Рекрутируется организационное ядро протеста. А к этим проплаченным горлопанам прибиваются толпы мудаков с позывами на национальное превосходство А ещё истеричные дамочки. И тех и других, с диагнозом – коллективные психические расстройства – неимоверное множество. Только клич брось, и набегут. А потом проливаются моря крови.

Что поделаешь? В человеке всегда присутствует жажда поиска хоть какой-нибудь своей исключительности, своей принадлежности к чему-то. Сколько их кичащихся – я лондонец, я парижанин. Опять же, римлянин, москвич, киевлянин.

Ну вот как можно писателю Михаилу Веллеру заявлять «я коренной питерец в седьмом поколении»?! Ему ли не знать про вырезанный в 1917-1920 гг. город, про массовые аресты после убийства Кирова. Про репрессии 1937-39 гг. Про вымирание в блокаду. Человеческое пространство, старательно вычищенное советской властью, как матка под руками безжалостного хирурга. А подставьте вместо Санкт-Петербурга Париж с его Варфоломеевской ночью. Или любой другой город, село, местечко. А ещё ведь были депортации и войны с угоном в плен.

Так что утверждение, что, доставшиеся пришлым территории и города с реками, горами и долинами, топонимы которых ими часто перевираемы из-за незнания истории конкретного места и языка, на котором оно было названо, – это их исконная земля, никак не соответствует истине.

То же и с перенятыми от прежних пользователей ритуалами, обычаями и традициями, упрощёнными до уровня развития и понимания ПОнаехавших. Ведь легко определить по отношению последних, что всё это, будь то социальные отношения, техника, литература, искусство, им чуждо.

Вот и получается, что каждый исторический бренд всякого нынешнего его носителя когда-то был слямзен. Скраден, стырен, стибрен, уворован, похищен.

Эй, вы, коренные! Ау! Вас нет! Вообще, коренными бывают только зубы. И то, именно их теряют первыми. А все нынешние шустрики, которые как бы коренные, они, боюсь, скорее всего из тех родов, кто искоренял (грустная игра слов) предыдущих коренных.

А теперь вы отложите всё: гнев, ярость, злобу, злоречие, сквернословие уст ваших; не говорите лжи друг другу, совлекшись ветхого человека с делами его и облекшись в нового, который обновляется в познании по образу Создавшего его, где… И нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос.
Апостол Павел, Послание к Колоссянам 3:11

Вполне может быть, что апостол Павел на самом деле имел в виду вот это самое следствие из Закона трёх поросят про перманентность миграции. А уж потом сноровистые священнослужители его высказывание подправили ссылочкой на Высший авторитет (см. конец фразы) и пристроили под свои надобности А на самом деле имелось в виду:

Во всех уголках земного шара, на каждом клочке земли  никто из нас не хозяин. Мы все временные.

Ну, вот и сказочке конец. И соответственно: «А кто слушал – молодец!».

Вот только по-прежнему мучает вопрос – куда деваться Илону Маску?

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..