пятница, 6 ноября 2020 г.

"Франция всегда останется Францией!" Традиция карикатуры

 

"Франция всегда останется Францией!" Традиция карикатуры


Французская политическая карикатура, 1791 год. В руках республиканца – булла папы Пия VI по поводу Конституции

В адрес президента Франции Эммануэля Макрона продолжают сыпаться оскорбления и угрозы за его позицию по поводу права публиковать карикатуры на религиозные темы, подобные тем, которые показывал своим ученикам школьный учитель Самюэль Пати, убитый за это 16 октября радикальным исламистом. Вслед за этим убийством последовало нападение на прихожан в церкви в Ницце, тогда погибли три человека, в Лионе был тяжело ранен православный священник. Несмотря на возмущение в мусульманских странах по поводу карикатур на пророка Мохаммеда, президент и правительство Франции не делали примирительных заявлений. А журнал "Шарли Эбдо" вышел с карикатурой с подписью "Франция всегда останется Францией!"

Как отмечает журналист из Франции Наталья Маршалкович, такую позицию можно понять, если знать, как карикатуры появились и какое место они занимают в современной Франции и в истории становления Французской Республики.

Наталья Маршалкович
Наталья Маршалкович

– Карикатуры, конечно, не чисто французское явление, они известны в Европе со времен Ренессанса, и на самом деле, играли очень важную роль в период Реформации в борьбе сторонников Реформации против папы. И это понятно: большая часть аудитории в то время была неграмотна, и конечно, рисунки были элементом пропаганды. Так было и во Франции во времена Великой Французской революции, когда без преувеличения начался расцвет политической карикатуры в современном понимании. До отмены цензуры в 1789 году эти карикатуры были анонимными. Изображали они часто короля, королеву Марию-Антуанетту, священников. Многие из них в фейсбуке, по крайней мере, публиковать нельзя: они очень такие площадные, с явными сексуальными элементами и тому подобным. Но тем не менее, конечно же, это существовало. Потом случилась революция, отменили цензуру и – просто небольшая цифра – с 1789 года по 1792 год появилось 1500 разных гравюр, сейчас они хранятся во Французской национальной библиотеке. Видно, насколько это был востребованный жанр.

И, конечно, по большому счету очень быстро Французская Республика поняла, какую важную роль играют карикатуры. Был даже декрет о том, чтобы пропагандировать с помощью карикатур республиканские ценности, что в этом их роль. Причем в тот момент уже существовала цензура на критику тогдашнего режима. То есть карикатуры – это такой элемент пропаганды, как позитивной, так и негативной. И по сути, весь девятнадцатый век карикатуры были не то что одним из главных, это был важнейший элемент французской прессы. Фотографий в газетах и журналах девятнадцатого века еще не было, единственным видом изображений, доступных в прессе, которая очень бурно развивалась, был рисунок, и многие эти рисунки были сатирическими. Одна из крупнейших газет Франции, "Фигаро", начиналась как сатирический листок.

До закона о свободе прессы 1881 года, который до сих пор действует во Франции, карикатура шла рука об руку с цензурой. Появлялись самые разные способы ограничить влияние карикатуристов. Был, например, закон в 1852 году, который требовал от карикатуриста сначала запросить согласие человека, которого вы хотите изображать, и только после этого вы можете его рисовать. Мне кажется, что это очень похоже на те цензурные ограничения, которые сегодня бывают иногда в России. Карикатуристы были, можно сказать, знаменитыми людьми. Историки отмечают, что очень важную роль они сыграли в борьбе вокруг закона об отделении церкви от государства во Франции, которое случилось в начале двадцатого века.

Очень важным изменением стал интернет. Об этом, кстати, говорил Луз, один из карикатуристов "Шарли Эбдо", который выжил, его не было в момент нападения террористов в редакции. Луз сказал, что интернет очень изменил жизнь карикатуристов, потому что люди перестали воспринимать карикатуры в контексте – в контексте той газеты, которую они покупают, или в контексте того общества, в котором они живут. Это стало понятно после истории с датскими карикатурами. "Шарли Эбдо", не очень тиражный французский сатирический журнал, попал в центр мирового внимания, когда перепечатал датские карикатуры на пророка, а потом редакцию сожгли. И вот после этого Луз говорил: "Я понял, как наша жизнь изменилась, в связи с интернетом". Ну, и действительно, сейчас даже у самого массового французского сатирического журнала тираж где-то 150 тысяч. Конечно, это несопоставимо с тем, что могут дать интернет, твиттер и так далее. Люди, которые настаивают на том, что французы не имеют права печатать карикатуры, возможно, никогда не держали этих газет, этих журналов в руках, но видели карикатуры из них в интернете. Хотя, и видели ли – это тоже большой вопрос.

– Вы упомянули о том, что огромное количество карикатур появилось во время Великой Французской революции, когда легко было попасть под нож гильотины. Опасно ли это было тогда для карикатуристов?

– Ну, конечно, да! Существовали законы от 1791 года – “клевета на революцию”, в том числе и с помощью рисунков, стала преступлением. Да, конечно, это было опасно, карикатуры очень долго были анонимными. Даже когда их уже можно было печатать легально. Ну, и вообще, анонимность идет рука об руку с искусством политической карикатуры. Сейчас, конечно, это менее актуально, потому что закон защищает право на свободное высказывание. Во Франции таких сатирических медиа не так много. Крупных всего три, плюс еще существовало до 2018 года телевизионное шоу – такой аналог российского шоу "Куклы" – шоу "Гийоль", которое в ежедневном режиме высмеивало всю современную французскую и мировую политику. И это все прекрасно существует. Возможно, за пределами Франции, вне контекста это воспринимается иначе, чем видят французы.

– А как воспринимались во Франции карикатуры на религиозные темы? Ведь наверняка французское общество раньше было более религиозно, чем сейчас. Оскорбляли ли карикатуры чувства верующих? Были ли протесты, если такие карикатуры появлялись?

– Конечно, во время борьбы за отделение церкви от государства церковь отстаивала свои позиции. Печатавшиеся тогда карикатуры вполне могут оскорбить и современных поборников скреп и всего остального. Потому что священники изображались жадными, развратными, глупыми, их изображали как свиней, как распутников. Но в этом-то и суть республиканских ценностей, Франция боролась за то, чтобы у церкви было свое место в этом обществе, и чтобы церковь, религиозность не влияли на основы светских институтов. Прежде всего на образование. Во Франции образование обязательно светское, хотя при этом ты можешь посещать религиозную школу, если ты этого хочешь. И в школе пропагандируются республиканские ценности. Поэтому, собственно, это так важно для Макрона, это так важно для тех, кто отстаивает право Самюэля Пати и его коллег на то, чтобы показывать эти карикатуры детям.

Ведь Пати же это сделал не просто так. Два года назад во Франции обязательной стала дисциплина, которую, наверное, можно перевести как обществознание, преподавание светских основ французского государства. Естественно, существуют оговорки, что это делается с уважением к чувствам верующих учеников, но тем не менее это существует. И вот именно поэтому очень важно продолжать говорить об этих карикатурах, очень важно продолжать отстаивать право французского общества быть светским обществом. И право смеяться над всем.

– Вы упомянули о том, что выживший художник из "Шарли Эбдо" говорил о том, как изменилась ситуация с тех пор, как появился интернет. И также сказали о том, что "Шарли Эбдо" – это относительно малотиражный журнал, но понятно, что стоит сейчас какой-нибудь карикатуре появиться на популярной страничке в социальной сети, как она тут же может быть растиражирована. И ее увидят многие миллионы людей. В словах о том, что все изменилось, нет ли некой растерянности художника? Ведь он, рисуя карикатуру даже на пророка Мохаммеда, мог не думать о том, что эту картинку увидят и мусульмане, тем более радикально настроенные мусульмане, а не обычная аудитория журнала.

– “Шарли Эбдо” с трудом пережил потерю своей редакции, ведущих художников, в том числе своих основателей, тем не менее он продолжает выходить. То есть то, что у тебя новая реальность, не значит, что ты не должен отстаивать то, что для тебя главное. И тут я бы хотела сказать, что французское государство как раз и настаивает на том, что главное – продолжать делать то, что художники журнала делали и делают.

– Насколько широкий спектр политических сил, на ваш взгляд, безоговорочно поддерживает Макрона в нынешней ситуации?

 Насколько я могу судить по выступлениям французских официальных лиц, задачу сейчас они видят в обеспечении безопасности граждан. Конечно, Франция сейчас в сложном положении. Во-первых, коронавирус. В день, когда объявили о новом карантине, случилось нападение в Ницце, то есть французским органам правопорядка приходится и контролировать, чтобы люди не ходили по улицам, не заражали друг друга, и защищать людей от террористов. Во Франции выборы в 2022 году, и все, что происходит сейчас, приведет к каким-то изменениям. Ценности, которые защищает Макрон, наверное, ближе правому спектру, но и правый спектр довольно широкий. Там есть и Марин Ле Пен, для нее, возможно, заявление Макрона даже слишком мягкое.

Баннер в Тегеране с надписью "Парижский дьявол"
Баннер в Тегеране с надписью "Парижский дьявол"

– Услышав мнение, что за "Шарли Эбдо" кто-то и что-то стоит, кто-то подзуживает этот журнал, для того чтобы подобного рода карикатуры выходили и подобного рода напряженность оставалась, что бы вы ответили такому человеку?

– За “Шарли Эбдо”, безусловно, что-то стоит, и это “что-то” – традиции французской прессы, свобода слова, за которую Франция, в общем, с 1789 года и боролась. Так устроено французское общество, что смеяться можно над всем, нет запретных тем, во всяком случае для прессы. Любое крупное медиа, не обязательно такое специализированное, как "Шарли Эбдо", сотрудничает с карикатуристами, и за этими карикатурами стоит желание светского французского общества сохранить свою светскость и сохранить свои традиции, которые существуют уже больше 200 лет.

  • 16x9 Image

    Андрей Шароградский

    Международный обозреватель Радио Свобода. Автор и ведущий информационно-аналитического журнала «Время Свободы» и подкаста «

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..