вторник, 1 сентября 2020 г.

Вечная и универсальная тирания?

 

Вечная и универсальная тирания? Часть 1

Достижимы ли теперь мечты левых? Если президент Трамп проиграет, мы это узнаем.

Photo copyright: Becker1999 (Paul and Cathy). CC BY 2.0

После «Неужели в 2020-м году опять “выборы как рейс 93”?» я чаще всего слышу вопрос «Что произойдет, если Трамп проиграет?»

Ответ на первый вопрос, к сожалению, “да”, но в еще большей степени.

Если кратко, то ответ на второй: гораздо больше того же самого. Больше тех тенденций, политик и практик, которые произвели революцию в американской жизни в 1960-х годах, которые обогащают правящий класс и его приспешников за счет средней Америки, подрывают наши естественные и гарантированные конституцией права и свободы, вызывают деградацию нашей культуры и ее деятелей и позорят наше наследие и историю. Война против тех, кто идентифицирует себя как американцев, и только как американцев, любящих свою страну, несмотря на ее изъяны, и уверенных до мозга костей в том, что ее сильные стороны и славные дела значительно перевешивают ее исторические и нынешние недостатки, война, которая (война) ведется теми, кто ненавидит Америку и американцев, кто хочет уничтожить первую и сокрушить вторых, продолжится.

Два важных вопроса: усилится или стихнет эта война, и может ли она стихнуть внешне, но усилиться тайно. Эти вопросы будут рассмотрены ниже.

Но сначала необходимо сделать оговорку. Скучный, софистический, недобросовестный и неизбежный ответ на мои аргументы будет примерно таким: «Трамп – президент; следовательно, это вы, ребята, у власти; тот «правящий класс», о котором вы говорите, включает его и вас. Так что вы лжете и противоречите себе, когда критикуете предполагаемый «правящий класс», управляющий страной так, как вам не нравится».

Нет. Единственное точное утверждение в приведенном выше заявлении – «Трамп – президент». Поблагодарим Бога за это; нам было бы намного хуже, если бы он не стал президентом.

Но опыт первого срока Трампа показывает, насколько слаба президентская власть, не только конституционно и исторически, но, прежде всего, в настоящее время. Мы знаем список полномочий, которые должен иметь президент, а также тех, которые, как предполагается, должны иметь другие ветви власти, но не имеют. Конституция и другие основные хартии наших свобод, «пергаменты», все это детализируют. Мы также знаем, как выглядит организационная структура федерального правительства на бумаге: «унитарная исполнительная власть» с набором “алфавитных” агентств, подотчетных президенту и, следовательно, теоретически подчиняющихся его указаниям.

Но реальность к настоящему времени должна быть очевидна для всех. Наше правительство никоим образом не функционирует согласно возвышенным словам на пергаменте, а президент Трамп не контролирует исполнительную власть. Я говорю это не для того, чтобы унизить президента, а чтобы констатировать очевидный факт. Без сомнения, он старался. Я сомневаюсь, что кто-то другой мог сделать лучше. Но, учитывая почти всеобщее восстание со стороны всех центров власти в нашем обществе, включая агентства, которыми он был избран руководить, ему, естественно, было очень трудно заставить федеральную бюрократию делать то, что он ей велит.

Эта трудности поразили даже меня. Я работал в федеральной бюрократии в течение первых четырех лет администрации Джорджа Буша-младшего. Я видел изнутри, как постоянное правительство, или административное государство, или «глубинное государство», называйте как хотите, подрывало усилия президента, с которым они в основном были согласны. Я заранее знал, что, если Дональд Трамп победит на выборах 2016-го года, попытки навредить ему изнутри превзойдут то, что случилось с Бушем. В отличие от 43-го президента, который придерживался лишь в нескольких вопросах мнений, непопулярных в “глубинном государстве”, 45-й действовал по программе почти полного отказа от догм и практик правящего класса.

И все же я сильно недооценил, насколько ужасным будет «сопротивление». Никогда в своих самых смелых фантазиях я не мог себе представить, что федеральные спецслужбы и правоохранительные органы попытаются обвинить президента в фальшивом «преступлении», начать бессмысленное двухлетнее расследование с помощью мошенничества, а затем объявить ему импичмент из-за сроков выплаты иностранной помощи, все это время продолжая ежедневно лгать американской публике.

Я также снова увидел зверя изнутри во время моего недолгого пребывания в Белом доме президента Трампа. Учитывая требования секретности и неразглашении, я не могу много об этом рассказать. Но я могу сказать следующее: если что-то и изменилось со времени моего пребывания в администрации Буша, так это то, что глубинное государство сегодня намного мощнее, чем было тогда, и гораздо более охотно и открыто использует свою власть, чтобы игнорировать, саботировать, обходить и не выполнять приказы президента. Во многих случаях даже делается прямо противоположное тому, что им было приказано.

Поэтому нам не следует сетовать на то, что многое не было сделано в первый президентский срок Трампа. Скорее, мы должны быть благодарны за все, что он сделал, и надеяться, что он сможет сделать больше во второй срок.

Неолиберализм навсегда?

Но это эссе о том, что может случиться, если он проиграет.

Наиболее вероятным исходом было бы возвращение к «неолиберальному» консенсусу и направлению примерно 2015-го года. Более точным названием могло бы быть «административное левое либертарианство», поскольку эта идеология управления является бюрократической и антидемократической, проводимой сверху вниз, направленной на социальную инженерию и политику обид, которые подрывают добродетели и продвигают пороки. Но это труднопроизносимо, а «неолиберальный», хорошо это или плохо, получило широкое признание.

Неолиберализм в качестве «принципа» ставит интернациональное над национальным; он отвергает последнее как узкое, частное, ограниченное и даже фанатичное и восхваляет первое как космополитичное и просвещенное. Неолиберализм (на данный момент) вынужден мириться с нациями и границами как с досадными и бесполезными препятствиями, но он с нетерпением ждет того времени, когда человечество, наконец, навсегда оставит позади такие неприятности.

А до того времени неолиберализм пытается превратить государственную власть в инструмент, основная задача которого состоит не в обеспечении благополучия или интересов отдельных народов или наций, а в обеспечении соблюдения международного неолиберального порядка, в частности, движения капитала, товаров и рабочей силы через границы способами, которые приносят пользу транснациональному неолиберальному правящему классу. На практике это равносильно широкому, тесному сотрудничеству между бизнесом и государством или тому, что неолибералы эвфемистически называют «государственно-частным партнерством».

Эта невинно звучащая фраза (кто может возразить против «сотрудничества», против «совместного решения проблем» правительством и бизнесом?) маскирует темную реальность. На самом деле она описывает использование государственной власти в частных целях и по требованиям частников. Его (партнерства) сторонники всегда упускают из виду маленькую деталь – крупный бизнес является старшим партнером.

Следовательно, к примеру, внешняя политика без Трампа, которая, по сути, является государственной функцией, «обеспечивающей защиту для всех», будет в дальнейшем переориентирована на обеспечение защиты торговых, тарифных и трудовых («миграционных») моделей и схем, которые приносят пользу финансистам и крупному бизнесу. Американские консерваторы, все еще борющиеся с «государственным регулированием», как будто Америка застряла в Дне сурка 1981-го года, еще не осознали, что большая часть политики нашей страны ориентирована на обеспечение выгодных торговых, тарифных и трудовых («миграционных») режимов для финансистов и большого бизнеса.

Реальная власть при неолиберальном порядке принадлежит не избранным (или назначенным) должностным лицам и «мировым лидерам»; они (или большинство из них) – класс слуг. Истинная власть принадлежит их спонсорам: банкирам, генеральным директорам, финансистам и технологическим олигархам, некоторые из которых иногда баллотируются и получают должности, но большинство из них в большинстве случаев довольствуется тем, что подкупает тех, кто это делает (получает должности). Конечный результат в любом случае один и тот же: экономический глобализм и финансиализация, консолидация власти в якобы «меритократическом», но фактически полунаследственном классе, жизнь которого скрашивает социальный либертинизм.

Этот консенсус и люди, которым он выгоден, по-прежнему в значительной степени правят в Америке сегодня. Они контролируют все: корпорации, банки, технологические фирмы, средства массовой информации (традиционные и социальные), университеты, начальные и средние школы, фонды, основные религиозные организации и, конечно же, всю федеральную бюрократию. Они также контролируют местные органы власти и агентства во всех округах и муниципалитетах, кроме самых консервативных. Стоит ли удивляться, что президенту так трудно управлять вопреки неолиберальному консенсусу?

Единственный центр власти высшего уровня, которого в настоящее время не в руках правящего класса – это сам Белый дом. Если (или когда) они получат его обратно, основные контуры режима, возвращающегося к нормальному состоянию, будут выглядеть примерно так, как они выглядели во времена правления администрации Обамы или, оглядываясь назад, империи Буша-Клинтона-Буша-Обамы: коалиция высших и низших классов против среднего на службе больших технологий, крупных финансов и “пробудившегося” капитала. Освящение иммиграции, восхваление «свободной» торговли, ура-патриотическое прославление применения полицейской силы в частях света, которые большинство американцев не может даже назвать: ожидайте больше всего этого.

«Возвращение к нормальной жизни» также потребует от пропагандистского аппарата правящего класса усиленной работы над всеми предполагаемыми «провалами» междуцарствия Трампа. Выход из Транстихоокеанского партнерства (от которого к 2016-му году отказалась даже Хиллари Клинтон)? Катастрофа! Сыграл на руку Китаю и оттолкнул наших союзников! Обвинение Китая в коронавирусе? Еще одна катастрофа! Pacизм, кceнoфoбия и отчуждение ключевого торгового партнера!

Внешняя последовательность не является сильной стороной современных американских пропагандистов. Однако есть основополагающая последовательность: любое заявление, которое служит интересам правящего класса и вредит Трампу и его сторонникам – это хорошо. Точка.

Следовательно, ожидайте услышать бесконечное осуждение пересмотренных Трампом торговых соглашений как катастрофических – и несущественных. Точно так же в отношении иммиграции повествование будет следующим: pacиcтcкaя кceнoфобия Трампа была чрезмерной pacиcтcкoй реакцией на непроблему, которая нанесла вред нашей экономике, лишив ее отчаянно необходимых рабочих… когда уровень безработицы превышал 15 процентов. Во внешней политике линия уже такова: безрассудство Трампа чревато катастрофической войной, в то время как он опрометчиво вывел американские войска из зон боевых действий в Сирии и Афганистане и пытался заключить мирное соглашение с Северной Кореей.

Только в еще большей степени

Все тенденции «эпохи после холодной войны», против которых выступал Трамп, которым он противодействовал или которые стремился смягчить, будут усиливаться. Правящий класс вернется к предпочтению интернационального перед национальным, терпя при этом национальное лишь постольку, поскольку государственная власть используется для поддержки международного неолиберального порядка и обеспечения соблюдения его требований, направленных на облегчение движения капитала, товаров и рабочей силы через границы, приносящих ему (классу) пользу.

Экономика станет еще более искусственной и манипулируемой. Мы проверим предположительно железные законы экономического “всемирного тяготения” – например, можно ли поддерживать фиатную валюту бесконечно при бесконечном печатании денег, и сможет ли доллар долго сохранять свой глобальный резервный статус. Чем дольше идет манипулирование, тем больше манипулирования потребуется.

В целом экономика будет больше завязана на технологии и финансы, больше сконцентрированна на побережьях и более неравноправна. Ожидайте, что богатые станут намного богаче, а средний класс исчезнет. Заработная плата упадет.

COVID-19 стал находкой для олигархов, которые потирают руки, когда одно малое предприятие за другим терпит крах, не оставляя американцам иного выбора, кроме как отдавать имеющиеся у них деньги корпоративным гигантам.

Поскольку малый бизнес является одним из последних редутов среднего класса (из-за исчезновения рабочих мест со средним уровнем дохода для американцев в крупных компаниях благодаря аутсорсингу и иммиграции), можно ожидать, что то, что осталось от среднего класса, будет сокращаться и далее. Кажется невероятным (и это нормально), что финансовые рынки достигли или почти достигли исторических максимумов, когда ВВП резко упал, безработица выросла до уровня, невиданного со времен Великой депрессии, а наши города и поселки неоднократно подвергались опустошению, разграблению и сожжению три месяца подряд, но главной причиной является усиление корпоративного контроля над экономикой.

Не ждите, что значительно возросшая власть и богатство крупных фирм пойдут на пользу простым людям. Корпоративная Америка любит так называемую «гиг-экономику», эвфемизм для выражения «Нам не нужно платить пособия!». Медицинская страховка, предоставляемая работодателем, исчезнет для всех, кроме высшего руководства, и эта тенденция, в свою очередь, сделает неизбежной некоторую форму социализированной медицины. Качество медицинского обслуживания упадет для всех, кроме людей на самом верху, которые могут заплатить за отказ от государственной системы. В конце концов, однако, даже для них качество медицинской помощи снизится, поскольку в системе больше не будет достаточно денег, чтобы поддерживать медицинские инновации.

Что касается “большой тройки” Трампа (иммиграция, торговля и война), Америка вернется к предшествовавшему состоянию, а потом ситуация может стать и хуже.

Байден уже пообещал амнистировать всех находящихся в стране нелегальных иммигрантов. Согласно исследованию Йельского университета в 2018-м году, это как минимум 22 миллиона человек, и все они, согласно идиотским иммиграционным законам Америки, сразу же получат право привозить родственников во имя «воссоединения семей». Если каждый новоиспеченный американец привезет только одного родственника, это еще 20 миллионов новых иммигрантов только за первый срок Байдена. И ничто в законе не может помешать людям привезти больше одного. Большинство спонсирует несколько.

Такая амнистия, как только машина Демпартии зарегистрирует всех для голосования, навсегда окрасит многие фиолетовые штаты в синий цвет (синий – цвет Демпартии, фиолетовый – переходный к красному, цвету республиканцев). В этом весь смысл. После этого избирательная карта сделает для республиканца невозможным снова стать президентом. И в этом тоже смысл.

Помимо амнистии, не будет никаких претензий на соблюдение какого-либо из наших иммиграционных законов. Мы уже видели, как целые сообщества меняли демографию за одно-два десятилетия. Это будет продолжаться, но в гораздо более широких масштабах.

Также станет намного труднее и дороже отгородиться от последствий, а это означает, что число или, по крайней мере, доля «выигравших от режима», которые могут позволить себе «хорошие» пригороды или частные школы, сократится, в то время как доля «проигравших» увеличится. В результате уровень рождаемости среди коренных жителей, вероятно, еще больше упадет, в то время как патологии, такие как наркомания, получат еще большее распостранение, а продолжительность жизни снизится.

Что касается торговли, правительство вернется к своей обычной практике проведения политики в интересах дальнейшего обогащения богатых, независимо от последствий для среднего и рабочего классов. Что касается войны, то подробности предвидеть труднее, поскольку никогда не было ясно (по крайней мере, мне), что правящий класс получает от бесконечных, бессмысленных и невыигрышных конфликтов. Но он, безусловно, имеет к ним отношение, а это означает, что нам следует ожидать большего со всеми сопутствующими негативными последствиями: еще больше смертей, больше национального богатства, потраченного на расточительные авантюры, продолжающееся разрушение вооруженных сил и дальнейшее разбазаривание нашей национальной гордости, международного престижа и многих из наших лучших молодых людей.

Сговор правительства с крупным бизнесом, особенно в сфере технологий и финансов, и передача корпорациям огромных участков территории, которые раньше контролировало исключительно государство, будет развиваться и расширяться. Превращение несогласных в «нелиц» будет имитироваться тем, что делает правительство Китая через свою «систему социального кредита»: ранжирование людей на основе их взглядов (и мнений о них “пробудившихся”), а затем предоставление или ограничение доступа к основным свободам и услугам. Это будет оправдываться и уже оправдывается тем, что делается в первую очередь частным сектором, будь то коммерческие предприятия, которые не допускают людей к целым секторам, или «некоммерческие организации», такие как одиозный Южный правовой центр по борьбе с бедностью, который определяет, кто станет мишенью.

Если вы думаете, что у нас уже есть массовая слежка, просто подождите. Правительство и технологические компании работают рука об руку, последние помогают первому в обмен на благоприятные налоговый, нормативный и иммиграционный режимы. Будет еще больше, и в большем масштабе.

Когда последние сдержки такого сговора со стороны администрации Трампа исчезнут, можно ожидать, что эта совместная цензура и подавление инакомыслия вырастут на порядки. Левые, наконец, нашли способ обойти Первую поправку: консолидировать все «слова» и публичные высказывания на небольшом числе платформ частного сектора, управляемых олигархами и укомплектованных «проснувшимися»; пусть делают, что хотят, а когда кто-то жалуется, отвечайте, что «это частные компании, которые могут вести свой бизнес, как хотят; вам не обязательно использовать их платформы, а если вам это не нравится, создайте свою собственную». Левые знают, что они могут рассчитывать на дебильных и дружелюбных к ним либертарианцев, которые будут петь эти песни громче всех. Свобода слова в том виде, в каком мы ее знали (как настаивали наши основатели, это естественная основа политических прав, без которых самоуправление невозможно) не выдержит грядущего правления левых.

Методика уже распространяется на банковское дело и кредит. Быть на неправильной стороне по мнению “проснувшейся” элиты все чаще означает оказаться заблокированным в финансовой системе: без банковского счета, без кредитной карты, без возможности получить ссуду или оплатить ипотеку. Платить наличными? Переход к «безналичному обществу», как вы понимаете, якобы для предотвращения отмывания денег наркобаронами и российскими шпионами, быстро устранит такой вариант.

Нет никаких оснований предполагать, что олигархи ограничат подобные действия только словами и деньгами. Зачем? Особенно когда “пробудившийся” авангард будет постоянно требовать новых действий и настаивать на том, что любая компания, которая ведет дела с «pacиcтaми», является соучастником зла – «расистом» считается любой, кто не встал на колени. Китай уже ограничивает поездки для людей с низким “социальным кредитом”. Почему бы не делать это и авиакомпаниям США? Компаниям по аренде автомобилей? Дилерские центры независимы, но они все же полагаются на крупных автопроизводителей в отношении своих запасов. И в любом случае, кто вообще сможет купить машину, если он не может найти работу или завести банковский счет?

Национализированная служба здравоохранения Великобритании теперь отказывает в медицинской помощи тем, кого считает «pacиcтaми, ceкcиcтaми или гoмoфoбaми». Что может помешать “пробудившимся” оказать давление на “лоскутное одеяло” государственных и частных поставщиков медицинских услуг в Америке, чтобы сделать то же самое? И зачем останавливаться на достигнутом? Почему «pacиcтaм» вообще разрешается покупать еду? То есть при условии, что они даже могут заработать деньги, чтобы заплатить за нее. Но эту проблему, вероятно, можно решить, отказав злоумышленникам в выдаче кредитных или дебетовых карт и постепенно избавившись от наличных.

Изоляция, одиночество, отчаяние, зависимость и самоубийства – это будет распространяться все шире, поскольку исключение из общества будет обрекать еретика за еретиком на своего рода внутреннее изгнание. Самые крикливые из левых назовут последовавшие смерти оправданными; остальные сочтут это печальным, но прямым следствием плохого выбора или плохого характера. «Этот pacиcт заслужил».

И на каждом шагу тем, кто бьет тревогу, будут отвечать: ничего не происходит, и хорошо, что это так. Вы – параноик, если можете хотя бы предположить, что цензура, лишение платформы или превращение в “нелицо” – это проблемы. А те, кто этого заслуживает – pacиcты.

Не так давно я понял, что смысл всего этого, помимо чистого удовольствия от наказания врагов, состоит в том, чтобы найти золотую середину между слишком большими и явными притеснениями, которые могли бы вызвать ответную реакцию, и слишком маленькими, которые могли позволить оппозиции набирать силу. Слишком быстрое распостранение увольнений, превращений в “нелицо”, банковских запретов и тому подобного может вызвать тревогу; ползучее расширение служит для удержания большей части красной Америки запертой в синей системе и, следовательно, зависимой. Таким образом, некоторая осторожность служит интересам правящего класса.

Власть толпы?

Но признаки умеренности, великодушия, любого признания того, что «мы победили» и поэтому можем ослабить хватку, мягко говоря, не распространены среди “пробудившихся” левых. И степень, в которой правящий класс может контролировать своих пехотинцев, была поставлена под сомнение событиями 2020-го года.

Обратите внимание, что Нью-Йорк, неоспоримая столица глобальной неолиберальной олигархии и место самой большой, на сегодняшний день, концентрации американской элиты, был разграблен толпой несколько раз на одной неделе. Полиция Нью-Йорка, самый большой, хорошо оснащенный и наиболее компетентный полицейский департамент в стране, стояла в стороне и ничего не предпринимала. Конечно, она, вероятно, получила приказ воздержаться от действий от мэра или не была уверено, что, если предпримет необходимые действия, политическое руководство ее поддержит. Но результат тот же.

Спасение, наведение порядка и восстановление Нью-Йорка с начала 1990-х годов является, возможно, величайшей историей политического и государственного успеха последнего поколения. Начиная с беспомощного Джона Линдси, который стал мэром в 1965-м году, циничная и/или заблуждающаяся элита решила превратить город в чашку Петри для всех своих идиотских социальных экспериментов, включающих, помимо прочего, крайнюю снисходительность и ослабление полицейской деятельности, пренебрежение основными сервисами и общественными местами, стойкий отказ что-либо делать для улучшения качества жизни. В то же время наказывая платящих налоги и законопослушных граждан и бизнесы. Преступность взлетела, город разрушался, порядочные люди разбегались.

На то, чтобы поднять Нью-Йорк из этого ада, потребовалось 30 лет, а затем дураки, которые им управляют, при молчаливой поддержке грандов, живущих в самых дорогих квартирах в мире, за считанные месяцы вернули все это силам зла. Как сказал Макиавелли о венецианцах в битве при Аньяделло, они «потеряли за один день то, что они приобрели такими трудом и заботами за восемьсот лет».

Единственное различие в том, что в этот раз город выглядит еще хуже. В то время, как бизнесы остаются закрытыми, преступность, беспорядки и грязь множатся. Люди уезжают и не возвращаются. И не только из Нью-Йорка, но и из других цитаделей правящего класса, таких как Лос-Анджелес, Сан-Франциско, Сиэтл и Вашингтон. Кажется, Чикаго грабят каждые две недели. Миннеаполис был снова разграблен прямо на этой неделе. И это мы еще даже не упомянули резкий рост числа перестрелок и убийств в этих городах. Во всех таких случаях (и во многих других) политическое руководство на местах подстрекало толпу, отказывалось обеспечивать соблюдение закона или хотя бы призвать к спокойствию, немедленно освобождало без залога тех немногих, кто был уличен в совершении преступлений.

Что получает правящий класс от разрушения своих городов? Я спрашивал себя об этом тысячу раз и не могу придумать ответ. Они хотели, чтобы все это произошло, или им не хватает воли или способностей остановить это?

Первая возможность кажется абсурдной. Но то, что это не исключено, подтверждается следующим. Джефф Безос, самый богатый человек в мире, полностью владеет газетой Washington Post. Он может с помощью одного телефонного звонка заставить ее публиковать или не публиковать все, что он хочет. Post всегда была либеральной газетенкой. Но никогда еще она не была столь откровенно антиамериканской, такой бесстыдной и бесчестной, открыто посвященной разжиганию pacoвoгo недовольства. Раньше она могла называть бунт бунтом и не прибегать к нелепым эвфемизмам вроде «в основном мирный» для описания безудержного уличного насилия.

Прежде всего, раньше Post заботилась о своем родном городе. Теперь нет. Округ Колумбия, в котором я должен иногда (неохотно) бывать – это только внешняя оболочка того, чем был всего месяцы назад. В течение нескольких недель почти каждую ночь происходили беспорядки. Бизнесы повсюду закрыты, и не только из-за COVID-19. Окна везде заколочены. Граффити, часто революционные, покрывают каждый квадратный дюйм вертикального пространства. Улицы пустынны. Если вы кого-то видите, вероятность того, что это бродяга, выше 50 процентов. В немногих ресторанах, которые остаются открытыми благодаря расположению на открытом воздухе, посетители бывают так же редко, как редко их не атакуют aнapxиcты с мегафонами. В городе царит постапокалиптическая атмосфера. (То же, как мне достоверно известно, на Манхэттене и в Сан-Франциско).

Газета, основанная в Вашингтоне в 1877-м году, говорит обо всем этом тремя способами: ничего этого не происходит; все протесты мирные и оправданные; хорошо, что Америка наконец-то получает ту порку, которую она заслуживает. Безос мог бы немедленно прекратить эту бесконечную разрушительную пропаганду, если бы захотел. Он не хочет? Или он не обращает внимания? Может быть, не проживая в округе, он не заметил масштабов безрассудства и нечестности Post. Но разве он также не заметил аналогичное разрушение своего родного города Сиэтла и роль в этом разрушении национальных СМИ, в которых он является одним из главных магнатов? Безос стал самым богатым человеком в мире не по глупости. Он почему-то считает, что все это хорошо для него?

Каким бы ни был ответ, тот факт, что весь этот хаос сейчас происходит, и правящий класс не может или не хочет его контролировать, более чем позволяет предполагать, что в случае проигрыша Трампа этого будет гораздо больше.

Темный век белого шума

Правящий класс построил совершенный аппарат для воспитания послушания в народе. Компоненты включают в себя дешевые и легкомысленные массовые развлечения, вездесущие смартфоны и социальные сети, видеоигры, пopнo, нapкoтики, спорт и так далее по всему унылому арсеналу имеющего некоторое отношение к «культуре» в наше время.

Мы должны ожидать больше всего этого. Недавний и непреходящий энтузиазм правящего класса по поводу легализации марихуаны и его полное безразличие к эпидемии oпиoидoв предполагают, что они стремятся наркотизировать как можно больше представителей неэлиты, чтобы пресечь любое потенциальное сопротивление. Скомбинируйте эти факторы с тотальным контролем левых над мышлением, и картина станет действительно мрачной. Времена уже совсем скучные; за несколько десятилетий в литературе, философии, музыке, кино и других искусствах было создано очень мало (если вообще что-то) фундаментального. И тенденция, кажется, к ухудшению.

Но, по крайней мере, у нас все еще есть старые вещи, к которым можно прибегнуть, верно? Не обязательно. Любимые и культовые произведения прошлого также находятся под угрозой с двух сторон. Во-первых, движение, зародившееся в университетских городках более поколения назад, за то, чтобы избавиться от основных учебных программ и переосмыслить в свете левой ортодоксальности те их части, которым позволено остаться, принесло свои плоды. Теперь мы «обучили» поколения студентов, даже (и особенно) элитных, которые либо 1) не знакомы с западным каноном; и/или 2) презирають его как по сути зло; или 3) видят его только с точки зрения левых, что создает впечатление, будто он просто подтверждает текущую ортодоксальность; или 4) верят, что все это «украдено» у других культур. Последнее, конечно, наглая ложь, но она, по крайней мере, косвенно признает, что в традиции есть что-то ценное. Но целью никогда не является побудить кого-либо на самом деле читать книги, а только подтвердить групповую веру. Наши люди, а не ваши, сделали это, и поэтому мы великие, а вы – нет. В результате вся западная традиция находится под угрозой увядания и даже смерти просто из-за незнания и пренебрежения.

Как будто этого недостаточно, левые начинают еще более враждебно относиться к традиции. Кое-кто из элитных интеллектуалов во главе с Донной, сестрой Марка Цукерберга, заметил, что некоторые молодые самоучки стали читать великие книги и слушать классическую музыку. Элиты видят в этом угрозу. Есть серьезные призывы не только следить за тем, как преподается канон, но и атаковать и даже подвергать цензуре его «неправильное использование» «плохими участниками», которые используют его для оспаривания “правильных” вглядов.

Возможно, вскоре Amazon, который фактически контролирует весь книжный рынок, вообще перестанет продавать классику. Или, возможно, возникнет новая индустрия по очистке ее (классики) от всех “неправильных” учений. Худший вариант развития событий, который еще не кажется неизбежным, но который нельзя исключить, состоит в том, что в конечном итоге такие книги будут запрещены.

Гораздо более вероятно и довольно неизбежно в мире, где девятилетний трансгендер – друг Элизабет Уоррен выбирает министра образования, то, что все учреждения, преподающие канон, и ученые, серьезно пишущие об этом, будут подвергнется нападкам из-за мелких и выдуманных проступков. Настоящая цель этих атак – заставить замолчать этих ученых и в конечном итоге закрыть эти институты.

Диапазон приемлимых мнения в стране, и без того очень узкий, сузится еще больше. Необходимость самоцензуры резко возрастет. Основной функцией повествования по-прежнему будет указывать будет вам, что думать (и, что более важно – что не думать), но оно станет еще более тенденциозным, ненавистническим, вездесущим и, значит, намного более громким. Представьте себе экраны телевизоров, на которых транслируется CNN, с громкостью на полную катушку, не только в зонах ожидания аэропортов, но и повсюду – и навсегда.

Продолжение следует…

Игорь Питерский
Источник

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..