вторник, 1 сентября 2020 г.

Прорыв из Хартума в Абу-Даби

 


Прорыв из Хартума в Абу-Даби

Сегодня открывается регулярное коммерческое воздушное сообщение между Израилем и Абу-Даби.

Степень сенсационности, почти фантастичности этой фразы может оценить только тот, кто в курсе отношений еврейского государства с арабским миром, а пуще – отношения этого мира к Израилю. Произошло то, чего не могло произойти никогда! Причем не на основе догадок – на этот счет есть вполне однозначные официальные документы, подписанные всеми арабскими странами — членами ЛАГ, Лиги арабских государств: ни за что и ни в коем случае… А вот ведь – полетели.

Боинг 737 авиакомпании Эль-Аль с надписью “Мир” на трех языках на борту и оборудованный, как пишут, противоракетной защитой, пробьет не только небо, но и длившийся более полувека бойкот Израиля со стороны арабских стран. По пути из Бен-Гуриона в Абу-Даби он пролетит над Саудовской Аравией, что представляет собой отдельную сенсацию.

Хотя и не большую, чем состав пассажиров первого лайнера нового маршрута. Две правительственные делегации: израильская — во главе с председателем Совета национальной безопасности Меиром Бен-Шабатом и американская – во главе с советником президента по национальной безопасности Робертом О’Брайеном (в ее составе – зять и советник Трампа – Джаред Кушнер), десятки генеральных директоров израильских министерств, государственных и частных компаний.

Им предстоят двухдневные переговоры с руководством ОАЭ, содержание которых не объявлено, но цель известна: установление дипломатических отношений и начало экономического сотрудничество.

Это прорыв, оценить который можно, лишь оглянувшись назад.

Отношения арабских стран с еврейским государством с момента его образования определялись войнами, первая из которых началась на следующий день после провозглашения Израиля — арабской интервенцией в 1948 г. После Шестидневной войны 1967 г., в результате которой Израиль захватил территории, в несколько раз превышающие собственную, он предложил все их вернуть в обмен на заключение мирного договора.

На конференции в столице Судана Хартуме, состоявшейся по свежим следам, ровно 53 года назад (она закончилась 1 сентября. – Ю.К.), главы восьми арабских стран обсуждали это предложение и приняли резолюцию, определившую отношение к еврейскому государству. Она известна принципом трех “нет”: нет миру с Израилем, нет признанию Израиля и нет никаким переговорам с Израилем.

Первым этот незыблемый принцип нарушил Египет, заключив с Израилем в 1979 г. мирное соглашение, по которому получил весь Синай, где уже были процветающие города и поселки, а также нефтяные месторождения, и регулярную военную и финансовую помощь от США, поступающую и поныне.

Я помню, какое возмущение вызвал это “сепаратный мир” в советской пропаганде. Предателя арабского единства в противостоянии империалистическому сионистскому агрессору — египетского президента Анвара Садата — честили со всех трибун. Вскоре Садат заплатил за свой поступок жизнью. Но благодаря ему Египет с Израилем не воюет вот уже почти полвека и не собирается – ему хватает своих проблем.

Второй арабской страной, заключившей мир с Израилем и установившей дипломатические отношения, была Иордания в 1994 г. Тоже от этого выиграла, продолжает получать выгоды в виде военной и финансовой помощи от США, а от Израиля — питьевой воды, природного газа и весьма существенных для нее гарантий безопасности, что не мешает ей ругать Израиль на всех возможных уровнях.

Остальные арабские страны оставались как бы верны принципу “трех нет”, лишь смягчив формальный срок его действия – не навеки вечные, а до “решения палестинской проблемы”. Но жизнь показала, что это одно и то же. За почти тридцать лет попыток достичь урегулирования с палестинцами не только израильтянам, но и умеренным арабским политикам стало ясно, что это поле никогда не вспахать.

Когда-то именно арабские режимы породили палестинскую проблему и не давали ей ослабнуть – с единственной целью: задушить ею Израиль. Оказалось все наоборот.

Израиль не просто выстоял, но и расцвел. У него есть то, в чем так нуждаются богатые арабские страны: знания, технологии, идеи. Но воспользоваться ими в открытую нельзя – из-за официального образа врага. Более того, за это время главную опасность для суннитских арабских режимов стал представлять Иран – главный враг Израиля. И объединить усилия в противостоянии общему врагу мешает тот же хартумский рудимент. Власти ведущих суннитских стран уже давно бы отказались от этой страшилки, но они опасаются своей улицы, которую сами же воспитали в ненависти к Израилю и фетишу палестинской проблемы.

Вот почему первой из арабских стран, не воевавших с Израилем, решившейся на установление дружеских отношений с Израилем стала ОАЭ.

Во-первых, потому что действительно – не воевали. Как выразился Джаред Кушнер, закулисный повар этой сделки: “Ни один израильтянин не убил ни одного гражданина ОАЭ”.

Во-вторых, в Эмиратах, возникших как государство позже “арабской трагедии” Шестидневной войны, население не было отравлено ненавистью к Израилю. У властей ОАЭ нет того тормоза в виде улицы, который есть в результате их же усилий у властей Саудовской Аравии, Ирака, Кувейта и даже Марокко.

Им незачем было обусловливать нормализацию с Израилем решением палестинской проблемы – решением, которого на уровне палестинского нарратива, — нет. Они отказались от этой устаревшей мантры – и это прецедент, имеющий стратегическое значение.

ОАЭ решились установить отношения с Израилем, сулящие громадные выгоды обеим странам. Судя по тому, что я слышу от своих товарищей в Иерусалиме, там убеждены: ОАЭ – только начало общего урегулирования с арабским миром. Среди тех, кто первыми на очереди, — Судан, в столице которого, Хартуме, 53 года назад был сформулирован принцип “трех нет”, от верности которому не выиграл никто, а отмена его сулит выигрыш всем.

Жаль, что путь от Хартума до Хартума занял больше полувека. Сегодня в Абу-Даби обозначился прорыв к нему.

Источник: "Эхо Москвы"

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..