четверг, 19 сентября 2019 г.

МЕЖДУ ЛОЖЬЮ И ПРАВДОЙ

Между ложью и правдой

Армейская радиостанция “Галей ЦАХАЛ” поведала интересную историю взаимоотношений Израиля, ХАМАСа и Катара.
Photo copyright: Eylon Israely. CC BY-SA 2.0
Катарский представитель в Газе Мухаммед аль-Амади сообщил, что его страна на 50% сокращает денежные переводы, которыми оплачивается поставка солярки для электростанции в секторе. Эту солярку в количестве 3 миллионов литров ежедневно доставляют израильские грузовики, и сокращение этого количества наполовину означает, что жители сектора смогут пользоваться домашней электроэнергией всего по шесть часов в сутки. Подпись Хамади о переводе денежных средств до конца года стоит на соглашении с Израилем, однако это не помешало ему нарушить данное обязательство.
Свое сообщение катарский представитель передал в палестинские средства массовой информации и, опасаясь реакции жителей сектора, Исмаил Хания обратился в Катар за разъяснениями. В тот же вечер Амади отступил от своего решения, а, чтобы выйти сухим из воды, объяснил свои действия якобы решением израильского правительства наказать ХАМАС за его последние ракетные обстрелы Сдерота и уменьшить в связи с этим поставки горючего в Газу.
На самом деле, израильская сторона здесь не при чем. Как рассказал корреспондент “Галей ЦАХАЛ”, аль-Амади выразил желание вложить дополнительно несколько миллионов долларов в сектор – для зарплат ли чиновникам хамасовского правительства, для реконструкции ли системы электроснабжения Газы – но получил от властей Израиля отказ. Отказ вполне обоснованный – мы не желаем бесконтрольного поступления в сектор денег, которые лидеры ХАМАСа могут использовать совсем на другие цели.

 
В ОДНОМ ЛИЦЕ: ПОЛИТИК, НАРКОТОРГОВЕЦ, ТЕРРОРИСТ

Впрочем, ложь, представленная палестинцам катарским представителем, – не единственная в цепочке постоянного обмана, которым окружают своих подданных арабские деятели. Еще один недавний пример этому – скоротечный конфликт на нашей границе с Ливаном. Журналист Джеки Хуги опубликовал на эту тему в газете “Маарив” примечательный комментарий.
В то время, пишет он, как провокации “Хизбаллы” на северной границе получают в Израиле достаточно четкий и решительный отпор, лидер организации Хасан Насралла продает своим “бойцам” «рассказки» об “очередных победах над сионистским врагом”. Манипуляция с фактами давно стала оружием организации, превратившейся в страну внутри страны и диктующей свои условия законному правительству Ливана. Ложь и отрицание фактов “при крайних обстоятельствах” считаются в исламе вполне легитимным явлением, а для Насраллы эти “крайние обстоятельства” наступают всегда, когда требуется черное превратить в белое или наоборот.
Это касается не только Израиля. В 2005 году, когда в результате террористического акта в Бейруте был убит видный политический деятель страны, бывший премьер-министр Рафик Харири, выступавший против засилья Сирии в Ливане, Насралла назвал покойного “шахидом” и патриотом, с которым не раз встречался с глазу на глаз, вдали от СМИ. Это лицемерные байки опровергло позже международное расследование, которое подтвердило, что за убийством Харири стояли высокопоставленные люди “Хизбаллы”, и оно было совершено по просьбе Башара Асада и его служб безопасности.
Подобную ложь лидер организации вложил в уши своим приверженцам и в эти сентябрьские дни. Дважды он заявлял в своих видеообращениях на местном телевидении о “маленькой победе над ЦАХАЛом”.
Кто полагает, что Хасан Насралла – только террорист, глубоко заблуждается. Он еще и политик, а политиков, говорящих своему народу только правду, можно найти только в сказках. В шиитских деревнях южного Ливана не найдешь израильских газет, поэтому там можно говорить об Израиле все, что угодно. И, глядишь, Насралла преуспеет в своей “правде”.

УБРАТЬ ИЛИ НЕ УБРАТЬ?

В материале на страницах того же “Маарива” профессор Арье Эльдад напоминает, что спустя несколько часов после того, как американский телеканал “Фокс”, ссылаясь на данные западных разведок, сообщил о строительстве Ираном на сирийско-иракской границе крупного завода по производству высокоточных ракет, пресс-секретарь ЦАХАЛа опубликовал снимки такого же завода на территории Южного Ливана. Иранцы поставили “Хизбалле” соответствующее оборудование и материалы, а также проинструктировали ее “бойцов” и в отношении производства точных ракет, и на предмет модернизации других ракет, имеющихся на вооружении организации.
“Хизбалла” вот уже на протяжении почти четырех десятилетий ведет террористическую деятельность против еврейского государства. В период вынужденного пребывания нашей армии в Южном Ливане мы ежегодно теряли там около 25 своих солдат. В 1999 году, стремясь завоевать сердца избирателей, Эхуд Барак пообещал им накануне парламентских выборов в течение года вывести войска из Ливана. И, победив, вывел их без всякой продуманной программы и условий. Он пытался договориться с “Хизбаллой”, с Сирией, Ираном, но зачем им было идти на переговоры, если и так прозвучало обещание покинуть Ливан?
Уход ЦАХАЛА в мае 2000 года, считает профессор Эльдад, был воспринят в арабском и во всем мусульманском мире как победа “Хизбаллы” – она оказалась единственной силой, заставившей “израильских оккупантов” покинуть Южный Ливан. В одну ночь Барак превратил Насраллу в героя и подлинного властителя страны, в национального лидера, которому сошло с рук даже убийство Рафика Харири и который превратил действующего президента Ливана Мишеля Ауна в свою марионетку.
Под руководством Насраллы “Хизбалла” превратилась в самую мощную и богатую террористическую организацию мира. Этот терроризм проявляется не только в вооруженных действиях. В Южном Ливане налажена целая отрасль по выращиванию и производству наркотиков, создана международная сеть по доставке героина в разные части планеты, организован выпуск фальшивых банкнот, подготовлены банды по краже автомобилей. И все это, не считая четко налаженной структуры подготовки террористов, продуманной организации воинских формирований, включающих в себя практически все рода войск – пехоту, артиллерию, ракетные подразделения, противовоздушную оборону, беспилотные самолеты… “Хизбалла” представляет собой сегодня настоящую и самую крупную террористическую армию мира, способную поставить под ружье около 30 тысяч боевиков, многие из которых имеют боевой опыт.
Эта армия идентична, по сути, формированиям ХАМАСа, и можно только недоумевать, как два наших генерала – Шарон и Барак, одним махом отделившие Израиль от Газы и Южного Ливана, создали, на самом деле, серьезнейшие стратегические проблемы для страны – превратили покинутые территории в крупные очаги террора, то и дело наносящие нам удары и требующие мобилизации ресурсов.
Я написал, говорит профессор Эльдад, немало статей по поводу положения на юге страны. ХАМАС можно раздолбать одним ударом, однако мы не готовы заплатить за это высокую цену. Мощный авиаудар повлечет гибель множества мирных граждан, на что Израиль вряд ли когда-нибудь отважится. Поэтому нам приходится ограничиваться наземными операциями – за счет жизней наших солдат. Но можно ли что-то сделать с нашим врагом на севере?
Конечно, мы можем разгромить иранскую военную базу на границе Сирии и Ирака. Правда, вполне вероятно, что после публикации “Фокса” иранцы скрыли под землей ракетное оборудование или перепрятали его в другое место. Однажды Израиль уже нанес удар по транспортной колонне, перевозившей иранское оружие в Ливан, так что вряд ли Стражи исламской революции будут дожидаться повторения урока. Можно полагать, что мы уничтожим иранские точные ракеты и оборудование для их производства, следующие в сторону “Хизбаллы”. Можно уничтожить и сам завод в Южном Ливане, о котором сообщил на днях пресс-секретарь ЦАХАЛа. Но все эти действия вряд ли способны остановить исламских экстремистов – мы лишь замедляем и без того затянувшийся процесс, не имея возможности кардинальным образом остановить его. Точно так же, как не можем заставить иранцев отказаться от ядерной программы – добились ее некоторого сдерживания в части обогащения урана, но не смогли полностью остановить работу центрифуг.
Согласно разведданным, “Хизбалла” располагает сегодня несколькими десятками точных ракет. Через год их будет больше. Через два года – значительно больше. И в любой момент Насралла – по указке из Тегерана – может проверить их точность на конкретном объекте. То есть, на Израиле. Проблема в том, что даже один выстрел такой ракеты – это не тот “казус”, что произошел недавно с пуском “корнетов”. Точное попадание с человеческими жертвами – это начало войны. А если на нас свалится не одна, а 50 таких ракет? Или сто? Или тысяча? Если мы понадеемся на международное соглашение или международную поддержку в новой войне с Ливаном – это нам вряд ли поможет. В лучшем случае, можем получить поддержку Трампа – если именно он будет находиться у власти. А если нет, нам придется здорово подумать перед тем, прежде чем начинать после ракетного обстрела нашей территории ответные военные действия.
Насралла признан главой террористической организации во многих странах мира – включая США, ряд европейских стран и даже Лигу арабских государств. Эти страны связывают имя Насраллы и с самым крупным потоком наркотиков, распространяющимся по всему миру. В то же время Насралла в глазах многих арабов – символ противостояния с Израилем, единственный человек, который якобы может одержать победу над “сионистским образованием”. Мы знаем, что с этим человеком никогда нельзя будет заключить какое-либо соглашение о прекращения конфликта. И есть единственный путь, который может проложить дорогу к миру на наших северных границах. Этот путь – убить Насраллу.
Многие из нас уверены, что Израиль очень хочет убрать террориста номер 1. А единственным препятствием служит то, что местом его постоянного пребывания является бункер и бетонные стены надежно защищают его. Однако – так ли это? Подобные оправдания вызывают сомнения, поскольку на их памяти – устранение в 1992 году предшественника Насраллы – Абасса аль-Мусави. Тогда, в ответ на это убийство, боевики “Исламского джихада” совершили нападение на израильское посольство в Буэнос-Айресе, в результате которого погибли 22 человека и 242 получили ранения. Скорее всего, подобной реакции опасаются и в Израиле, тем более, неизвестно, не придет ли на смену Насралле еще более экстремистский лидер, который спровоцирует третью ливанскую войну. Так что убрать Насраллу возможно только в самом крайнем случае, когда станет ясно, что иного выхода у нас просто нет, и мы, действительно, готовы к войне.
“Этот человек в Бейруте прекрасно знает, почему он находится в бункере”, – сказал Биньямин Нетаниягу, комментируя недавний обмен огнем на северной границе. Между тем, в те же дни первый канал израильского телевидения представил нам картинки из жизни Насраллы. Если эти картинки верны, то для лидера “Хизбаллы” слово “бункер” – далеко не метафора. Он и вправду, очень осторожен, часто меняет адреса своего пребывания, иногда даже ночует дома, но каждую пятницу приходит молиться в мечеть. В какую – это уже другой вопрос. Она может находиться и в Бейруте, и в Южном Ливане. Во всяком случае, его видят периодически и там, и там. И если мы смогли вынести целый архив из ядерного центра Тегерана, то вряд ли для нас представляет трудность выяснить передвижения Насраллы по сравнительно небольшой территории. И, при необходимости, убрать его. То же самое, впрочем, можно совершить и в отношении Исмаила Хании или Ихье Сануара в Газе. Но тут, как в случае, который нам знаком по курсу молодого бойца: “Хотим, но не можем”. Может, придет время, когда сможем?
Яков ЗУБАРЕВ
“Новости недели”

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..