четверг, 19 сентября 2019 г.

ЭТО ЖЕ КАК НАДО ЖРАТЬ, ЧТОБЫ ВСЮ РОССИЮ ОБЪЕСТЬ


ЭТО ЖЕ КАК НАДО ЖРАТЬ,  ЧТОБЫ ВСЮ РОССИЮ ОБЪЕСТЬ

Юрий МАГАРШАК

 

На Селигере году в восемьдесят каком-то (а может и в семьдесят каком-то, воспоминания слиплись, как страницы мокрой газеты) году мы поехали в баню по-черному. Поехали в смысле погребли. Поехать поехали, а водки не взяли. Не беда: вон на том пригорке продают - сказал инструктор. И пока он разжигал костер, мы гребанули через стрежень к искомой высотке. А там уже сидела очередь. То есть буквально сидела. На травушке-муравушке. Все как один мужики. И как на подбор, косая сажень - не в плечах, как вы могли бы подумать. В глазах. Все с утра уже косые. Бухие. И разморённые.
 А магазинчик - как сейчас помню - сарай. До ужаса напоминавший сортир типа очко. В том числе и размерами. А на сарае типа очко висел амбарный замок. Размером чуть ли не в половину сарая. На таком же толстенном засове. Перепилить который было немыслимо. А значит и обресть вожделенную водку до открытия заведения. Правда, с остальных трех сторон в сарае зияли щели и, подперев ломом, отломать доску ничего бы не стоило. Но не те были люди! Соборные были люди. Которые понимали, что сидение в очереди за водкой не менее свято, чем сама водка.


И вот - как сейчас помню - встает надо мной, как Греческий Бог, закрыв собою, тщедушным, полнеба, мужичок-мужичоночка. Корявый такой. С одним зубом. То есть буквально одним - прокуренным и прогнившим. Встает он, глядя на нас с интересом и вдруг вопрошает, не выговаривая половину букв русского алфавита:
- Вы это откуда такие?
- Он из Москвы. А мы двое из Ленинграда – отвечаю доброжелательно.
- Москва... Ленингад... Знаю знаю. Это там, где обсоры живут.
-Ну почему же обжоры? - удивился я.
- Потому, что в Ваших Москвах-Ленинградах срут с утра до вечера, вот почему.
- Господи, да почему же жрут, да еще с восхода до заката? - всплеснул я, лежащий, (как сейчас помню) руками.
- Почему срут? Да потому и срут, что с утра до вечера обсираются - проговорил мужичонка. До того смачно, что мне показалось, что он не выговаривал букву ж немного намеренно. Как, в прочем, и букву РРР в названии Ленинграда.
- Да почему ж обжираются? С чего Вы взяли? - на безукоризненном университетском наречии (как говорят только в коридоре Двенадцати Коллегий на Набережной Невы) проговорил я.
- С чего взял? - переспросил мужичек - А с того и взял, что кроме Москвы и Ленинграда во всей стране срать нечего.
- На Селигере жрать нечего? Вам, аборигену природы, виднее. Ну и при чем тут ленинградцы и москвичи?
- А пхи том - сказал единозубец, и поднял к небу неразгибающийся палец. - При том, что:



ЭТО ЖЕ КАК НАДО СРАТЬ, ЧТОБЫ ВСЮ РОССИЮ ОБЪЕСТЬ!

Это же как надо жрать, чтобы всю Россию объесть? - задумчиво повторил я, исправляя дефект речи, который придавал словам мужичонки двоякий смысл. Причем второй был не менее сермяжным и судьбоносным, чем первый.

Прошло много лет. Нет, наверно, того магазина типа сортир. Нету, наверно, и замка на том магазин-сарае. И мужичонки этого, наверное, нет. И очередь, наверное, у лабаза типа сортир уже не лежит - изобилие в стране еды включая и водку бесспорно. Ничего, наверное, нет из рассказанного. Только видение есть. Магазин-сарай. Лежащая очередь. Дивное чудо-озеро, напоминавшее реку. И мужичонка с одним зубом, произносящий былинно, подняв несгибаемый & неразгибаемый палец к небу:



Это же как надо жрать, чтобы всю Россию объесть!

Видение на все времена
===============
происшествие, описанное Выше, является одним из наблюдений вошедших в книгу Юрия Магаршака ТУРБУЛЕНТНАЯ РУСЬ
которую можно приобрести - или же прочитать - отыскав оную

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..