понедельник, 4 февраля 2019 г.

КАК ЕВРЕИ СТАРАЛИСЬ ПОЛЮБИТЬ АРАБОВ

КАК ЕВРЕИ СТАРАЛИСЬ ПОЛЮБИТЬ АРАБОВ





11 января 2001 г.
 В Коране сказано о евреях: « И воздвигнуто было над ними унижение и бедность. И оказались они под гневом Аллаха». В суре 4:160 сказано: «И вот за несправедливость тех, которые исповедуют иудейство, Мы запретили им блага, которые были им разрешены, и за отвращение ими многих от пути Аллаха» Согласитесь, трудно полюбить отверженных. Ну, в лучшем случае, пожалеть можно. Об этом хорошо написал, характеризуя отношение мусульман к евреям, романист начала ХХ века Альбер Мемми: « В лучшем случае еврея защищали как собаку, являющуюся частью собственности своего хозяина. Но если он поднимал голову и чувствовал себя человеком, его полагалось бить, чтобы он не забывал, кто он есть».
  Забудем о всей этой ерунде: «оккупированных землях», «правах арабского народа Палестины», «резолюциях ООН». Евреи подняли голову и, вопреки заклятиям ислама, ушли от бедности и унижения. За это в потомков Иакова стреляют и швыряют сегодня камни, обиженные кровно несбывшимся пророчеством слуги Аллаха.  (В тот год я и представить не мог, что вместо камней в города Израиля полетят ракеты).  Почему камни? И здесь все просто: древний обычай. Вот что пишут об этом Прейгер и Телушкин в своей книге «Почему евреи?»: «Среди многих оскорблений, которым постоянно подвергались евреи Йемена, было обыкновение забрасывать их камнями, что всегда делали  м у с у л ь м а н с к и е  д е т и ( разрядка моя А.К.). Это действие освящалось религией. Когда турецкий чиновник…. попросил собрание мусульманских руководителей подумать о том, как прекратить эту практику, старейшины ответили ему, что бросание камней в евреев – это старинный религиозный обычай и запрещать его было бы неразумно».
 Но вернемся к заголовку этой статьи. Евреи, бесспорно, старались арабов полюбить. Всеми силами души, но вовсе не потому, что такие они, евреи, замечательные, а рабы – буки-бяки. Много было арабов, евреев – мало. Из чистой корысти, любя жизнь, хотели евреи и арабов полюбить. В итоге, как говорится, «за что боролись, на то и напоролись». Ну, с «левым» лагерем все понятно: интернационализм, классовая солидарность, дружба народов и прочее. Но и «правому» крылу сионизма были свойственны определенные иллюзии на этот счет.
  Вот что свидетельствовал Владимир Жаботинский перед Королевской комиссией Британии в 1937 г.: « Есть только один путь к компромиссу. Скажите арабам правду. И тогда вы обнаружите, что араб понятлив, араб честен, араб способен понять, что поскольку есть три или четыре, или пять чисто арабских государств, будет только справедливо, если Британия сделает Эрец-Исраэль еврейским государством. И тогда произойдет перемена в отношениях с арабами. Тогда будет место компромиссу, и тогда будет мир».
 Понятно ГДЕ Жаботинский говорил это и ПОЧЕМУ, но все-таки, даже в душе такого человека, ясно сознающего всю сложность арабской проблемы, теплились надежды на здравый смысл, на чувство справедливости и милосердия, свойственное, по мнению большинства интеллектуалов Европы, любому человеческому существу.
 Жаботинский, впрочем, отдавая должное арабам, не позволял себе увлечься пустыми надеждами: « У нас, евреев, с так называемым «Востоком» нет ничего общего, и слава Богу…. Мы  идем в Эрец-Исраэль, чтобы начисто вымести оттуда все следы «восточной души». Что касается тамошних арабов, то это их личное дело; но если мы можем оказать им услугу, то лишь одну: помочь им избавиться от «Востока»».
 Но подобная точка зрения в те годы была достоянием немногих. Европа обижала еврея задолго до ужасов Катастрофы. Сионизм повернулся к ней спиной и распростер объятия навстречу Востоку. Ну, не может быть, чтобы со всех сторон света смотрели на "избранный народ" злобные очи ненавистников. Где-то, по всем законам справедливости, должен быть свет.
 В Азию, Азию, Азию! Итамар Бен-Ави, сын первого энтузиаста иврита Элиазера Бен-Йехуды ( он же Лазарь Перельман из Литвы) писал: « Азиаты мы, потому что не в удел пустынный, одинокий пришли навек, а на землю уже заселенную, где часть населения представляет собой ( здесь нет сомнений) остатки древних иврим, принявших ислам или христианство после разрушения Храма».
 В общем, проблемы нет: евреи возвращаются к евреям. Галутная публика также далека от своих корней, как и «остатки древних иврим». Вот и будем возвращаться вместе к истокам общей, подлинной культуры. Заманчивая идея. Ее сторонников называли «ханаанцами». Исраэль Блинкер, один из самых активных «ханаанцев», писал так: « Нам ясно, что в Эрец – Исраэль мы обнаружим значительную часть сынов нашего народа. Они, правда, перестали вести общую с нами жизнь уже полторы тысячи лет, но остались костью от кости нашей и плотью от плоти нашей…. На основе этих фактов мы определим наше будущее отношение к этому народу. Ясно, что между нами могут установиться только братские отношения. Братские не только в политическом смысле, поскольку история заставит вести нас общую жизнь в одном государстве, но и отношение братьев по расе, детей одной нации».
 Восторженность поэтической речи, романтические иллюзии доброго сердца…. Ну, кто упрекнет в этом поселенцев тех давних лет. Вот еще один образец «любовных заклинаний»: « Когда ты придешь, чтобы наследовать свою Родину, ты не предстанешь здесь притеснителем или врагом, но предложишь мир живущим на этой земле. Не враждебностью и ненавистью воздвигнешь ты дом для себя и своих потомков, а любовью, милосердием, справедливостью и верой. Ненависть порождает раздоры, а любовь смиряет гнев, она сплачивает близких и примиряет дальних. Возлюби живущего на этой земле, ибо он брат твой, плоть от плоти твоей».
 Бен-Гурион, Борухов. Нахум Соколов – все они в первые годы переселенчества были «ханаанцами». Все они верили, что евреи приходят к иврим. Нет арабов. В Палестине живут евреи, которым пришлось несколько измениться, пойти на определенный компромисс, чтобы не покидать свою землю.
 Бен-Гурион в 1917 году писал: « Нет никаких сомнений в том, что в их жилах течет много еврейской крови, крови тех евреев, местных жителей, которые в трудную годину предпочли отказаться от своей веры, лишь бы не быть согнанными со своих земель».
 Когда в ответ на заискивающую улыбку социалисты - сионисты увидели звериный оскал ненависти «братьев по крови», они и здесь, в согласии с марксистской доктриной, вывернулись, обвинив в подстрекательстве к юдофобии и сопротивлению сионизму, арабских помещиков и капиталистов.
 Только после погрома в Хевроне 1929 года отдельные социалисты, в том числе и Бен-Гурион, отказались  от заблуждений «классовой солидарности».
 Особой приверженностью к идеям ведущей роли пролетариата отличались деятели Гистадрута. Были попытки устроить общие профсоюзы с арабами, и даже совместные забастовки организовывались в конце двадцатых годов.
 Сторонники «расового мира» продержались дольше. Общие, семитские корни, вселяли в их души надежду на взаимопонимание с арабами.
 Были, естественно,  противники этой наивной концепции. Атеист и западник Макс Нордау писал: « Мы не должны полагаться на расовую близость, близость по крови, поскольку арабы ее не чувствуют».
 Сам Герцль страстно надеялся на сближение, на единение двух братских народов: « Местные  жители должны понять, что они обретут замечательных братьев, также как султан обретет добропорядочных и лояльных граждан, которые превратят эту землю в цветущий рай».
 Арабы всегда были последовательны и разнообразны в своем неприятии евреев и сионизма. Мне неизвестно ни одно арабское высказывание, содержащее призывы к миру и согласию с евреями. Можно сослаться на прессинг возникшей машины Еврейского государства, но «любовных посланий» арабов евреям не было и раньше, до возникновения Израиля, когда еще сохранялся шанс на создание одного государства для двух народов: еврейского и арабского.  Приведу лишь некоторые из типичных высказываний арабских деятелей той, довоенной, поры.
 Рашид Алхадж Ибрагим: « Арабы никому не позволят отобрать у них часть их естественного достояния и не согласятся променять на что-либо иное свою свободу и независимость…. Что касается евреев, то у них нет здесь никаких прав, кроме разве что туманных воспоминаний о всякого рода бедствиях и несчастьях».
 Ненависть, как правило, иррациональна, но арабы, как и нацисты, всегда стремились обосновать свои «законные» притязания на людоедство. Гамаль Хусейни, выступая перед Британской комиссией по Ближнему Востоку в том же 1937 г., говорил: « Что же касается импортируемых сюда и повсеместно распространяемых коммунистических принципов и прочих идей еврейских иммигрантов, в корне враждебных религии, обычаям и духовным ценностям этой страны, то я не должен тратить лишних слов. Хорошо известно, что эти идеи завезены сюда еврейской общиной».
 Арабские лидеры тех лет клялись в ненависти к сионистам, а не к евреям. Однако, в Хевроне  1929 года от рук погромщиков пали ортодоксальные евреи. Погибли даже те, кто полностью отрицал право евреев на свое собственное государство.
 Слова, слова …. Как-то не принято вспоминать о делах арабов в ХХ веке, предшествующих созданию Израиля. Катастрофа затмила все злодеяния наших братьев. Принято считать, что ислам был гораздо благосклонней к евреям, чем христианство. Не учитывается при этом слабость государственной машины арабов тех лет, а то и вовсе отсутствие таковой. Не имели возможность арабы  провести геноцид евреев с таким же размахом, как в Европе. «Техническая база» отсутствовала.
 Но, несмотря на это, были и дела. Вот несколько примеров: погромы с десятками и сотнями жертв в Марокко ( 1907 г), в Фессе (1912), в Константине, В Алжире (1934 г.) в Адене (1946), в Багдаде, в 1941 году, было убито шестьсот евреев, тяжело ранена тысяча, убивали евреев массами в Триполи (1945 г.), в Занзуре, Зауйе, Фассабере, Зилтане и так далее.
 Надо признаться, что Запад никогда не вникал в подробности арабской ненависти к еврею. «Просвещенная и цивилизованная» Европа внимательно и охотно внимала Хусейни точно так же, как она делала и делает это в наши дни, прислушиваясь к Арафата, проклинающему Израиль за империализм и террор против «кроткого палестинского народа».     
    Расовые обвинения, классовые, экономические…. Евреи, как всегда, были во всем и кругом виноваты. В общем, черти, решившие совратить сущих ангелов. Нацистские эмиссары начали успешную обработку арабского сознание в начале тридцатых. Вот типичное следствие этой обработки.
 Абед ал-Хади: «Евреи – народ ростовщиков в большей степени, нежели любая другая нация. Если шестьдесят миллионов просвещенных немцев не могут вынести присутствия шестисот тысяч евреев, то, как можно ожидать, что арабы потерпят присутствие четырехсот тысяч евреев в куда меньшей стране».
 Иорданская газета «Джерузалем пост» напечатала 24 апреля 1961 года «Открытое письмо Эйхману». Вот его последние строчки: « Мужайся, Эйхман! Находи утешение в том, что этот суд в один прекрасный день увенчается ликвидацией оставшихся шести миллионов, и это будет отмщением за твою кровь».
 Впрочем «Протоколы Сионских мудрецов» были переведены на арабский за десять лет до прихода Гитлера к власти и по сей день подлог этот - любимейшее печатное издание арабских властей и простого народа стран ислама.
 Есть, что естественно, разница между арабским и гитлеровским нацизмом. На разницу эту точно указал один из исследователей современного арабского мира Иегошуа Гаркави: «Само существование евреев не является вызовом исламу,... до тех пор, пока евреи находятся в подчинении и унижении. Но существование еврейского государства несовместимо со взглядом на евреев, как на униженных и проклятых. Призыв к созданию палестинского арабского государства на месте Израиля – это стремление создать государство, где вновь «ислам должен доминировать; и ничто не должно доминировать над исламом».
 Впрочем не станем забывать о других, великих временах, когда арабский хронист 11 века Ибн Саид писал о евреях: « …. еврейский народ, в отличии от всех остальных народов, это лоно пророков и источник апостолов. Большинство пророков, да благословит их Бог и да будет мир им, вышли из этого народа. Этот народ жил в Палестине. В этой стране жили их первый и последний цари, пока не изгнал их оттуда римский император Тит».
 Кто-то мудро заметил, что литература – это лицо нации. Было у арабской нации и такое лицо. Было… тысячу лет назад. 
 А что же евреи? Сегодня ничто не может помочь им в их поисках любви к арабу. Не помогает: «Ты избрал нас», не помогает и стремление «быть такими, как все». В отчаянии один из  упрямых миротворцев Израиля пишет: « Упорное непризнание со стороны внешнего мира обусловило сохранение еврейской исключительности».
 В этом «новейшем» постулате заключен все тот же наивный интернационализм, мечта о неосуществленном строительстве Вавилонской башни.
 Все народы мира «исключительны», и еврейский народ имеет полное право на эту исключительность. Дело не в ней. Дело в извечном и Богопротивном зле ненависти «со стороны внешнего мира».
  Все хитрость «мирного процесса» наших дней заключается в неточности формулировки. Не может быть мира между ненавидящими и объектом ненависти. Разговор идет лишь о временном и краткосрочном перемирии. Дело в том, что главную дорогу к миру с евреями, если она, конечно, возможна, арабы должны пройти в одиночестве. Это их национальная задача: искоренение ненависти, предвзятости, агрессивного психоза.
 Израиль проиграл арабам пропагандистскую войну, так как стеснительно и позорно, под нажимом «левых», не называли вещи своими именами. Евреи, как и прежде, имеют дело с обычной юдофобией, ненавистью, человеконенавистничеством, давней, коричневой чумой нацизма. Вечная  проблема "жестоковыйного племени". Новое в ней только то, что сегодня  у евреев есть возможность сопротивляться погромным убийцам  силой оружия.
 А.Красильщиков.
"Новости недели"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..