четверг, 30 августа 2018 г.

РОССИЯ - СТРАНА "НЕЛЬЗЯ"



Леонид ГозманНовая газета

18 9649


Видео: Кирилл Сахарнов, специально для «Новой газеты»
Нас всех троих, которых задержали сегодня на Красной Площади, довольно быстро выпустили. Инкриминируют 20.2. Суд 19 сентября, будет штраф. Плакат «За вашу и нашу свободу» мы продержали секунды две, он изъят как вещдок. Занавес.
Но есть несколько вопросов.
Изменилось ли что-то за прошедшие пятьдесят лет? Изменилось. Да, хватают сразу, как и тогда, но нам сегодня не грозило почти ничего, а в сравнении с теми, кто был на этом месте 50 лет назад, просто ничего. Они, уходя тем утром из дома, знали, что вернутся при хорошем исходе через годы. А может быть, не вернутся вообще. Почувствуйте разницу.
А зачем задерживают? Что бы случилось, если бы в праздничной гуляющей толпе мы бы постояли с этим плакатом пять минут? Почти никто бы не заметил, а кто заметил, не понял.
Но случилось бы очень важное и опасное для режима — люди бы подумали, что МОЖНО, а они должны знать, что НЕЛЬЗЯ.
Режим понимает, что, в действительности, никаких ресурсов, кроме лжи и силы, у него нет. А ложь работает все хуже. Значит, надо смазывать механизмы насилия и держать порох сухим. Они и держат.

Анна Красовицкая с плакатом, Влад Докшин/ «Новая газета»

А не заржавел ли сам механизм? С одной стороны, вроде, нет. Дефицита автозаков не наблюдается, на разнообразные росгвардии денег не жалеют, и уж точно «хватит и свинца, и стали на душу населения в стране». Но, с другой, не вижу я у самих гвардейцев и их коллег из родственных ведомств ощущения моральной правоты, ощущения Дела, Миссии. Которое, кстати, присутствует у многих западных правоохранителей — мы, мол, защищаем людей, мы предотвращаем хаос. Наши же работают для пенсии, тянут лямку. И свое начальство, и режим в целом, они не любят и не уважают, легко переходят на ненормативную лексику, когда начинаешь с ними говорить про первых лиц государства. А к нам у них отношение странное — зачем вам это, спрашивают, все равно ж ничего не изменишь?
Они, конечно, любой приказ выполнят и на куски разрежут, но без удовольствия — они нас не ненавидят. А значит, могут и предать своих работодателей.
Примеры есть, спросите покойного шаха Ирана.
И, может быть, главный вопрос. Надо ли выходить, когда подавляющему большинству наплевать, а надежд на сколько-нибудь массовый протест, в общем, нет? Мой ответ: нет, не надо, если ты делаешь это для того, чтобы за тобой пошли другие. Но — надо, если ты делаешь это для себя.

Лобное место, Влад Докшин/ «Новая газета»

Это как с мотивацией творчества. Самого большого успеха и самого большого воздействия на мир добиваются, как ни странно, те писатели и ученые, которые думают не об этом, а о самом процессе творчества, которое для них императивно — они просто не могут не писать или не искать истину.
Те герои, которые вышли в 1968 — а кого еще назвать героями, если не их? — не надеялись изменить мир. Но они его изменили.  

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..