воскресенье, 6 мая 2018 г.

"Эрика берет четыре копии"

"Эрика берет четыре копии" - история диссидентского самиздата "Хроника текущих событий"

Первый выпуск бюллетени "Хроника текущих событий"Правообладатель иллюстрацииINTERNATIONAL MEMORIAL ARCHIVE
Image captionСоставители рисковали попасть под арест за свою деятельность, и очень часто они сами становились героями репортажей о нарушениях прав человека.
Со дня первого выпуска "Хроники текущих событий" - информационного бюллетеня правозащитников и диссидентов времен СССР - исполнилось 50 лет.
В радиоархиве Русской службы Би-би-си есть несколько записей, связанных с одним из первых независимых изданий в СССР.
Этот машиннописный бюллетень издавался с 1968 по 1983 год, и сейчас может многое рассказать об истории диссидентского движения и нарушениях прав человека при советской власти.
За участие в подготовке "Хроники" авторы и составители нередко подвергались арестам, порой невольно становясь героями репортажей о нарушении прав человека.
Всего за 15 лет вышло 63 выпуска "Хроник".
В программе "Севаоборот" 23 августа 2003 года поэт Наталья Горбаневская, ныне покойная, вспоминала, как она редактировала и печатала на машинке первый выпуск "Хроники текущих событий".
Она продолжала издавать бюллетень до своего ареста в декабре 1969 года. В списке обвинений против нее было участие в издании "Хроники". Вот что она рассказала в интервью:
Поэт и правозащитница Наталья ГорбаневскаяПравообладатель иллюстрацииINTERNATIONAL MEMORIAL ARCHIVE
Image caption"Я ее сделала, можно сказать, своими руками, отпечатала на машинке, собрала сведения".
"30 апреля 1968 года датирован ее первый выпуск. Я ее сделала, можно сказать, своими руками, отпечатала на машинке, собрала сведения. Кто-то мне помогал. Начиная со второго выпуска, помощников стало больше. Но в общем, да, выпустила я первой номер "Хроники текущих событий", не зная, надолго ли затеяно это дело. Никакого, конечно, срока я не ставила, но то, что она просуществует 15 лет, я и подозревать не могла. Хотя, если бы меня спросили, а может она просуществовать 15 лет, я бы сказала, ну, а почему нет? Посмотрим".
1968 год был объявлен Организацией Объединенных Наций Годом прав человека. В Советском Союзе этот год начался с судебного процесса над Александром Гинзбургом, Юрим Галансковым, Алексеем Добровольским и Верой Лашковой - одного из самых громких политических дел брежневской эпохи. Большая часть первого выпуска "Хроники" посвящена этому судебному процессу и протестам, которые он вызвал.
Татьяна ВеликановаПравообладатель иллюстрацииINTERNATIONAL MEMORIAL ARCHIVE
Image caption"Если есть новость, передайте ее человеку, который дал тебе последний выпуск "Хроники". Все передавалось из рук в руки".
Группа людей, которые стали называть себя правозащитниками, старалась собирать информацию о закрытых судах, о ссылках, заключениях, пытках, которым подверглись советские диссиденты, чтобы привлечь внимание внешнего мира к правонарушениям в СССР.
Они пользовались теми же каналами и практиками для передачи информации, что и самиздат. Если есть новость, передайте ее человеку, который дал тебе последний выпуск "Хроники". Все передавалось из рук в руки. Составители были анонимными. Они не были профессиональными журналистами, но бюллетень отличался точностью, сдержанностью и беспристрастностью.

"Эрика берет четыре копии"

Стенд из выставки общества Мемориала к 40 летию "Хроники". Москва, 2008 год.Правообладатель иллюстрацииINTERNATIONAL MEMORIAL ARCHIVE
Image captionОружием борьбы с режимом были лишь пишущие машинки и копировальная бумага
В выпуске программы "Английского клуба" Русской службы Би-би-си, посвященной 40 годовщине выпуска "Хроники", приняли участие Александр Даниэль, сотрудник правозащитного и историко-просветительского общества "Мемориал", и Марио Корти, итальянский журналист, бывший глава русской редакции "Радио Свобода".
Александр Даниэль сначала был читателем, затем составителем, а позже исследователем "Хроники". Марио Корти был связующим звеном между авторами бюллетеня и Западом. Он возглавлял отдел Самиздата на "Свободе", а в постсоветские годы стал хроникером издания.
В беседе с ведущими программы "Английского клуба" Натальей Рубинштейн и Лиз Барнс, гости рассказали о людях, которые составляли "Хроники" в эпоху политических репрессий против писателей и правозащитников, для которых единственным способом борьбы с режимом были лишь пишущие машинки и копировальная бумага.
Речь идет о маленькой группе людей, которые по крупицам собирали информацию о политических преследованиях и независимой гражданской активности со всего Советского Союза, проверяли ее достоверность и распространяли ее в СССР и за границей, вопреки арестам и отсутствию свободы слова.
Анатолий ЯкобсонПравообладатель иллюстрацииINTERNATIONAL MEMORIAL ARCHIVE
Image caption""Хроникеров" рано или поздно сажали. Сажали в дом, в лагеря, Толю Якобсона заставили уехать в Израиль"

45 лет "Году прав человека в Советском Союзе"

30 апреля 2013 года ведущий правозащитник диссидентского движения и один из инициаторов и составителей "Хроники" Павел Литвинов поговорил с Севой Новгородцевым в программе "БибиСева" Русской службы Би-би-си.
Он рассказал, что помнит о тех днях, в каких обстоятельствах они работали над "Хроникой", и чем ситуация с правами человека в России во втором десятилетии ХХI века похожа на ту, которой сложилась в 1968 году.
Павел Литвинов: "Мы, те ранние активисты движения за права человека, просто задыхались от количества информации. Тогда появилась идея среди нас, меня, Петя Яира, Наташи Горбаневской, Ларой Богараз - такой у нас был первый круг, - что нужно какой-то бюллетень издавать. Надо было, чтобы кто-то взял и сделал.
Хроника текущих событийПравообладатель иллюстрацииINTERNATIONAL MEMORIAL ARCHIVE
И вот, замечательный человек Наташа Горбаневская, профессиональный литератор, поэт, села и стала это все печатать. И тогда возникла эта обложка, причем на обложке было самое главное слово не "Хроника", а самое главное слово было "Год прав человека в Советском Союзе", потому что ООН объявил 1968 год годом прав человека.
И вот появилось, можно сказать, саркастическое название, я думаю, что его Наташка как раз и придумала.
"Год прав человека в Советском Союзе", а внизу мелким шрифтом написано "Хроника текущих событий": вот как мы в Советском Союзе соблюдаем... и дальше там пошли просто рутинные материалы. Вчера судили такого-то, в лагере таком-то была голодовка, Александра Есенина-Волпина посадили в сумасшедший дом... и такая сухая, скучная информация.
И вдруг неожиданно, никто этого не понимал, вдруг эта информация стала некой убойной силой, потому что гласность - это не Горбачев придумал, это тогда мы придумали. Это слово из XIX века, от Герцена, - она - главное оружие против режима, сила которого в секретности, в тайне.
То есть, они арестовали кого-то, кто-то знает, что арестован, но в общем это тайно.
Кто судит, где судят, куда пошлют... А мы все это стали выводить на чистую воду.
И это было главной задачей, и этим и занималась "Хроника". "Хроникеров" рано или поздно сажали. Сажали в дом, в лагеря, Толю Якобсона заставили уехать в Израиль и т. д.
Александр ЛавутПравообладатель иллюстрацииINTERNATIONAL MEMORIAL ARCHIVE
Image caption"Но все время приходили новые хроникеры и самое замечательное, что "Хроника" была анонимной".
Но все время приходили новые "хроникеры" и самое замечательное, что "Хроника" была анонимной. Никто не говорил, кто этим занимается, и в то же время она практически, на 99% была абсолютно точна. Причем информация шла просто от человека к человеку.
Кто-то рассказывал, кто-то приехал из лагеря. Жена заключенного Ронкина вернулась из лагеря и рассказала, как их там кормят и т. д. Мы выяснили, сколько калорий им дают, в каком режиме их держат, за что их сажают в карцер, и все было точно. То есть, "Хроника" стала достовернейшим источником информации.
Amnesty International стала издавать ее по-английски, потом Би-би-си, потом "Голос Америки", "Свобода" передавала ее обратно в Россию, то есть это стало таким центральным объединяющим моментом…
Сева Новгородцев: Павел, в эту 45-летнюю годовщину я не могу не спросить вас, что вы, находясь в Соединенных Штатах, наверняка обращаете внимание на происходящее в России, и, может быть, находите очень много знакомых примет, которые с тех пор сохранились?
П.Л.: Естественно, меня волнует, то что происходит. И да и нет. Безусловно, то что происходит в России, это отвратительно, преследуются люди за мирные демонстрации. Вот, сейчас это "Болотное дело", уже больше 20 человек посадили, еще возможно посадят. Это все, так сказать, преследование гражданского общества. Причем, идет оно сейчас повсеместно. В этом смысле похоже, но разумеется, количество людей, которые сопротивляются, количество людей, которые готовы идти в тюрьму и публиковать, и наличие интернета, и все-таки какой-то свободной прессы, оно безусловно выглядит лучше чем в наши времена. Но разумеется, вот эти прокуроры, ФСБ и Путин они хотят, чтобы старые времена пришли. Не то, что им нравится Советский Союз, не обязательно, но им хочется, что все сидели тихо, не мешали им, но люди сопротивляются.
Сергей КовалевПравообладатель иллюстрацииINTERNATIONAL MEMORIAL ARCHIVE
Image captionГласность - это не Горбачев придумал. Это слово из XIX века, от Герцена, - она - главное оружие против режима, сила которого в секретности, в тайне.
Сева Новгородцев: Павел, ну если бросить взгляд на Российскую историю, то, начиная от декабристов, есть некая преемственность поколений. И есть преемственность тогочто вы делали. Я не знаю, помнят ли люди,откуда это все пришло и кто им передал эстафету? Но вам это наверняка все видно?
П.Л.: К сожалению, эта преемственность имеет две стороны - преемственность репрессивной власти, российской или царской власти; и в общем, они похоже в своих репрессиях, может быть, более или менее жестокой, но похоже и сопротивление. И я очень его ощущаю, ощущаю связь, особенно с 60-ми годами XIX века, с Александром Герценом. Это наше родное, оттуда мы и приходим.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..