воскресенье, 6 мая 2018 г.

БУНТ ЖЕНЩИН В СССР

В 1931 году сотрудники ОГПУ обеспокоились тем, что женщины начали принимать все больше участия в «активных антисоветских проявлениях». По мнению органов безопасности, это было связано с «недостаточной политико-воспитательной и организационной работой среди женщин», а также «излишне снисходительным отношением карательных органов к женщине».

Из справки ИНФО ОГПУ об участии женщин в активных антисоветских проявлениях в деревне по материалам на 5 января 1931 г.
В последнее время участие женских масс в антисоветских проявлениях в деревне становится все более активным. Женщина участвует уже не только в «волынках» (массовых выступлениях), но ее можно встретить и в составе кулацких, антисоветских группировок, среди террористов-поджигателей и среди активных агитаторов на собраниях.
В 1928 г. участие женщин в антисоветских проявлениях в деревне ограничивалось почти исключительно массовыми выступлениями («волынками»). Самые массовые выступления с участием в них женщин в подавляющем большинстве случаев не носили сколько-нибудь ярко выраженного антисоветского характера. Причиной возникновения таких, женских, массовых выступлений, в основном, были испытываемые в то время продовольственные затруднения. Толпы или группы женщин собирались у сельсоветов, РИКов, кооперативных лавок, требовали выдачи хлеба.
В 1929 г. массовые выступления с участием женщин приобретают уже более острый и организованный характер. Значительная часть массовых выступлений представляет собой уже не «волынки», а типично антисоветские выступления, сопровождающиеся насилием над совработниками, разгромом сельсоветов и других общественных деревенских организаций; выступления проходят под антисоветскими лозунгами. Организующая роль антисоветских элементов и кулачества в этих выступлениях заметно возрастает. Выступления в 1929 г. происходили преимущественно на почве хлебозаготовок и на религиозной почве. В то же время участились выступления женщин против коллективизации. К концу года особенно участились массовые женские выступления против репрессирования кулачества и духовенства за невыполнения хлебозаготовок, за а/с работу и т. п.
В 1930 г. — в первой его половине — наблюдается дальнейшая активизация женщин в антисоветских выступлениях. Число массовых выступлений и количество женщин среди участников необычайно возрастает. Женщины уже составляют основной костяк участников в почти всех происходивших в первой половине года массовых выступлениях. За период январь—июнь свыше 32% всех выступлений являются почти исключительно женскими по составу участников. Во всех остальных выступлениях женщины составляют либо большинство, либо значительную часть участников. Наряду с количественным ростом массовых выступлений сами выступления в это время приобретают необычайно резкие формы, выливаясь в ряде случаев в мелкие повстанческие вспышки.
В большинстве своем массовые выступления первой половины 1930 г. носят антиколхозный характер, направлены, в основном, против насильственной и формальной коллективизации (весенние загибы) и выражаются, преимущественно, в самовольном разобобществлении скота, семян с/х инвентаря и т. п. Порядочный процент составляют выступления на религиозной почве (против закрытия церквей и снятия колоколов), выступления в защиту раскулачиваемых и выселяемых кулаков и, наконец, выступления на почве продзатруднений. Из 2897 учтенных выступлений за январь — июнь 1930 г., в которых участвовали женщины, на почве коллективизации имело место 1154 выступления, на религиозной почве — 778, в защиту кулачества — 422, на почве продзатруднений — 336 и т. д.
Следует отметить повторяемость женских «волынок» в одних и тех же селах. Антисоветские элементы и кулачество, рассчитывая на безнаказанность женщин, уделяют большое внимание антисоветской обработке женщин, вовлекая их в активные антисоветские выступления, проводя через них свою линию срыва и торможения всех советских мероприятий в деревне. В некоторых селах почти ни одна кампания (с/х налог, самообложение, хлебозаготовки и т. д.) не проходит без «волынок» или попыток срыва собраний, пленумов сельсоветов, причем активнейшее участие во всем этом принимают женщины.
Участие женщин в кулацко-антисоветской деятельности в деревне во второй половине 1930 г.
Во второй половине года почти по всем видам антисоветских проявлений наблюдается заметное объактивление женщин (все большее вовлечение женщин в деятельность а/с группировок и террористическую деятельность кулачества, участие в массовых беспорядках и выступлениях). Антисоветская активность их проявляется, главным образом, в участии в массовых выступлениях («волынках»), где женщины по-прежнему составляют значительную часть участников. В последние время женщины, кроме того, все больше вовлекаются в террористическую деятельность (поджоги), в состав антисоветских и кулацких группировок; женщины принимают деятельное участие в срыве собраний и кампаний в целом и т. п.
Основными причинами все большего антисоветского объактивления женских масс в деревне являются по-прежнему: а) недостаточная политико-воспитательная и организационная работа среди женщин; б) активная работа антисоветских элементов по вовлечению женщин в антисоветскую деятельность и, наконец, в) излишне снисходительное отношение карательных органов к женщине — участнице того или иного антисоветского проявления. Вынесение несравненно более мягких приговоров женщинам (в том числе зажиточным и кулачкам), нежели мужчинам за одни и те же антисоветские выступления и действия, укрепило мнение как среди женщин, так и вообще в массах о безнаказанности женщины («женщине все можно, женщине ничего не будет»).
Общее ослабление работы среди женщин, нередко и полное отсутствие, способствовало тому, что кулаки, церковники и антисоветские элементы взяли местами под свое влияние женскую массу деревни, используют ее в своих антисоветских целях (массовые выступления, срывы собраний), влияя через женщин и на мужскую часть бедноты ц среднячества. На Украине, Сев[ерном] Кавказе, в НВК и других районах имеется много случаев разложения колхозов кулаками, с помощью женщин. Застращивая через своих жен, через попа, женщин-беднячек и середнячек «ужасами» колхоза, кулаки тем самым удерживали бедняков и середняков от организации колхозов и от вступления в них.
Участие женщин в массовых выступлениях
За вторую половину 1930 г. из 1352 массовых выступлений в 543 женщины составляли подавляющее большинство в составе участников (в 464 случаях выступления были исключительно женскими по составу). Во всех остальных женщины составляли значительную часть участников.
При общем снижении числа массовых выступлений во втором полугодии 1930 г. относительное участие женщин в них, однако, возрастает. В первой половине года массовые выступления с преобладанием женщин среди их участников составляют к общему числу выступлений 32%. Во все последующие месяцы второго полугодия, за исключением июля, процент женских выступлений выше соответствующего процента первого полугодия:
В июле он составляет 30
В августе он составляет 40
В сентябре он составляет 55
В октябре он составляет 54
В ноябре он составляет 50
В декабре он составляет 60
За полугодие в целом 40%
В производящей полосе районов Союза женские выступления составляют 41% общего числа массовых выступлений: в потребляющей — 40% и в восточно-национальных республиках и областях — 32%. В районах производящей полосы и в восточно-национальных республиках и областях наибольшее число массовых выступлений происходило на почве хлебозаготовок. В районах потребляющей полосы — на почве коллективизации.
За вторую половину 1930 г. по Союзу учтено 543 почти исключительно женских по составу участников выступления. В том числе: на почве хлебозаготовок — 195 (36%), на почве раскулачивания, изъятия и ущемления антисоветских элементов и кулачества — 107 (20%); на религиозной почве — 64 (12%); на почве коллективизации — 61 (10%); на почве продзатруднений — 59 (10,7%), прочие — 57 (10,3%). Выступления на почве продзатруднений происходили, главным образом, в июле, и в августе уже прекратились. В октябре из 119 массовых выступлений, в 71 случае (63%) они происходили на почве хлебозаготовок. Из этого числа — 44 массовых выступления на Украине.
Выступления на почве хлебозаготовок (сопротивление описям имущества, изъятия хлеба и т. п.), против изъятия и ущемления кулачества и а/с э[лементов] и на религиозной почве, во многих случаях отличались остротой, сопровождались физическим насилием выступавших над местными совработниками и активистами, разгромами сельсоветов и других общественных организаций и учреждений. Зафиксировано несколько случаев массовых выступлений женщин, вооруженных вилами, кольями, ножами.
В с. Теменское, Колпнянского района ЦЧО 19 декабря толпа женщин в 100 чел. напала на бригаду, работавшую по хлебозаготовкам и мясозаготовкам. Женщины раздевали бригадиров донага и всячески издевались над ними.
В с. Налитово Инзенского района СВК в ноябре к дому злостного несдатчика хлеба, к которому приехала бригада для описи имущества, собралась Толпа женщин в 150 чел., вооруженных палками и железными вилами. Работа бригады в этот день была прекращена.
В с. Топчино Царичанского района (УССР) 16 октября толпа женщин напала на местную активистку-батрачку и избила ее за активную работу по хлебозаготовкам. Когда подстрекатели и участники избиения были арестованы, вновь собралась толпа в 100 женщин, самовольно освободила арестованных, задержала подводы крестьян, свозивших хлеб на ссыппункт и, разгрузив возы, пораскидала мешки по дороге. В тот же день женщинами был разогнан трудпоход школьников.
15 октября в с. Чернеча Слободка Смелянского района (УССР) толпа крестьян, среди которых преобладали и отличались особой активностью женщины и молодежь, — разгромила канцелярию сельсовета, порвала деловые бумаги и освободила из-под ареста кулака, арестованного за сопротивление властям при взыскании с него штрафа за неуплату налога.
В с. Антоновка Н.-Бугского района (УССР) во время выступления избит милиционер; толпа женщин в с. Евгеневка Старо-Кременчикского района (УССР) пыталась учинить самосуд над начальником милиции и уполномоченным РИКа; в с. Нерубьевка Ровеньского района (УССР) толпа женщин набросилась с ножами и вилами в руках на комиссию по проведению хлебозаготовок, не допустив ее к работе. Избиты работники комсодов по хлебозаготовкам и члены сельсоветов: в с. Орехово Успенского района; в с. Богородицком Бердянского района; в с. Борисовка Бердянском района, в ауле № 52 Яны-Курганского района (Казахстан) и др., бросая в них камни.
По далеко неполным данным, за вторую половину 1930 г. зафиксировано свыше пятидесяти массовых выступлений, сопровождавшихся физическим насилием над местными совпартработниками, членами комсодов, представителями РИКов и РПК, милиционерами и местными активистами — бедняками и колхозниками.
В отдельных случаях массовые выступления тянулись по нескольку дней, женщины, участвовавшие в «волынках» проявляли большое упорство в сопротивлении местным властям, особенно во время изъятия имущества у злостных несдатчиков хлеба — кулаков, у неплательщиков налога, во время арестов антисоветских элементов. Были случаи, когда выступавшие женщины организовывали охрану имущества, взятых ими под свою защиту кулаков и а/с элементов, устанавливали непрерывное дежурство и пикеты с тем, чтобы в «случае тревоги» вновь собрать толпу женщин для оказания организованного противодействия властям.
В с. Борисовка Бердянского района (УССР) выступление женщин против изъятия хлеба у злостных несдатчиков хлеба — кулаков длилось 3 дня — с 5 по 7 октября. 5 октября толпа женщин избила членов комсода, не допустив изъятия хлеба у кулаков; 6 октября выступление (500 женщин) повторилось, комиссия вынуждена была прекратить работу, члены сельсовета разбежались; 7 октября волнения продолжались, женщины установили дежурство на улице, уговорившись вновь собрать толпу в случае возобновления работы комиссией. В с. Борисовка Никопольского района (УССР) выступления также длились 3 дня и сопровождались активным сопротивлением властям.
Характерно, что мужчины во время женских «волынок» обычно держатся в стороне, не вмешиваясь в толпу. Суровая кара за участие в массовых беспорядках удерживает мужчин от участия в выступлениях. В то же время, несмотря на явно антисоветские действия, женщины (в том числе иногда и кулаки) обычно оставались безнаказанными. Такое положение лишь укрепляло среди женщин и вообще населения убеждение, что «женщине ничего не будет, женщине все можно». Во время выступления женщин с. Антоновка Н.-Бугского района (УССР) из толпы раздавались крики: «Мы никого не боимся, мы уже были в ГПУ, и нам ничего не сделали и не сделают!»
В с. Балтинка Сердобского района НВК 3 дня происходили женские выступления против репрессирования несдатчиков хлеба. Когда в село явился сотрудник ГПУ для расследования, он был окружен толпой женщин, которые выкрикивали по его адресу угрозы: «Хоть сейчас же в нас стреляйте, все равно хлеба не дадим, всех бригадиров из села выгоним, и за это вы нам ничего не сделаете. К нам весной приезжал отряд в 26 чел. и то мы его выпроводили с барабанным боем, а вы для нас — чепуха». Во время массового выступления против снятия колоколов в с. Красном Никольско-Петровского района СВК из толпы раздавались выкрики: «Бабы, не дадим колокола, нам за это ничего не будет!»
В Кропоткинском районе (СКК) в немецкой колонии Зонненталь 2 дня происходили исключительно женские — по составу участников — массовые выступления. Женщины категорически запрещали мужчинам участвовать в выступлениях, заявляя: «Это наше бабье дело, вам нечего вмешиваться». Кулаки и к/p элементы, учитывая это обстоятельство, все больше в своей к/p работе используют женские массы. В стремлении подчинить их своему влиянию кулаки и а/с элементы умело используют церковь, воздействуя на религиозно настроенных женщин через попа, через группирующихся вокруг церквей приживалок монашек, через пользующихся авторитетом в массах жен кулаков, зажиточных и а/с элементов и т. п. Из среды женщин кулачек и подкулачниц выделяется своеобразный женский актив вожаков, к голосу которых прислушивается вся женская масса деревни.
Выступления в с. Борисовка Никопольского района (УССР) происходили под руководством быв. монашки, дочери зажиточного и дочери быв. торговца. Выступлением в с. Балтинка, Сердобского района (СВК) руководили жены двух зажиточных крестьян; в с. Стрижевке Виницкого района (УССР) тоже жена зажиточного; в с. Борисовка Бердянского района (УССР) выступлением руководила жена кулака; выступлением в с. Евгеновка Старо-Керменчикского района (УССР), длившемся 3 дня, руководила жена раскулаченного и быв. члена Мариупольской земской управы.
В ряде случаев массовые выступления женщин были подготовлены заранее кулацкими группировками; на Украине в Дмитриевском районе массовому выступлению предшествовало распространение антисоветских листовок.
Ликвидация «волынок» и массовых выступлений женщин в большинстве случаев происходила путем разъяснительной работы либо удовлетворения законных требований выступавших. В сравнительно немногих случаях выступления были ликвидированы оперативным порядком (изъятием главарей, подстрекателей, наиболее активных участниц «волынок») и лишь в единичных случаях выступления были ликвидированы вооруженной силой (все без применения оружия).
Из 307 выступлений, относительно которых известны способы их ликвидации, в 213 случаях (68%) они ликвидированы путем разъяснений, в 47 (15,5%) — путем удовлетворения требований женщин, в 40 случаях (14%) — арестом зачинщиков и активных участников и в 7 (2,5%) — вооруженной силой. Последние 7 случаев имели место: на Украине — 5, в ЦЧО — 1 и СКК — 1.
Участие женщин в а/с и кулацких группировках
Наблюдается все большее вовлечение женщин в состав кулацких и антисоветских группировок и организаций. В составе их преобладают женщины — члены кулацких и зажиточных семей, но среди участников религиозно-антисоветских группировок встречается также немало середнячек и беднячек. Женщины — члены кулацких группировок — являются прямыми проводниками кулацкого антисоветского влияния на женскую массу. Кулаки используют женщин для распространения через них всевозможных антисоветских и провокационных слухов, для дискредитирования местных работников и для разложения колхозов. Используют их в качестве связистов между членами группировок и организаций.
В к/p организации, объединявшей Оренбургский, Краснохолмский и Соль-Илецкий районы СВК, участницы группировки — женщины кулачки и зажиточные были использованы для связи (передача сведений) и распространения провокационных и антисоветских слухов. Участницы организации, кроме того, занимались индивидуальной обработкой женщин, могущих быть полезными для организации.
В ликвидированной в Измалковском районе ЦЧО к/p группировке состояли две женщины: учительница и сторожиха школы — дочь кулака. Эти женщины вели среди крестьян антисоветскую агитацию, агитировали против хоз[яйственно-]политических кампаний, распускали провокационные слухи и занимались индивидуальной антисоветской обработкой женщин.
В работе ликвидированной в Усманском районе (ЦЧО) антисоветской группировке принимало участие несколько женщин-середнячек. Эти женщины присутствовали на нелегальных собраниях группировки, где обсуждались планы a/советской работы, намечались объекты террористических актов из числа местных активистов. По заданиям группировки женщины вели обработку колхозниц в целях развала местного колхоза. Накануне перевыборов женщины занимались обработкой наиболее авторитетных бедняков и всячески старались дискредитировать кандидатуры выставленных партячейкой в совет бедняков.
В Ковровском районе ИПО, в с. Истомино существовала почти исключительно женская по составу группировка (в составе ее были беднячки и середнячки). Эта группировка готовилась к организованному выступлению за возвращение высланных кулаков, собирала подписи под одобрительные отзывы кулакам и занималась антисоветской агитацией.
В Буйском районе ИПО, в с. Романцево существовала церковно-антисоветская группировка, в состав которой входили и женщины-середнячки. Группировка под руководством жены быв. председателя церковного совета готовилась к организованной кампании за открытие давно закрытой церкви. На одном из совещаний группировки было решено в случае отклонения местными властями требования об открытии церкви — забить двери дома секретаря партячейки и поджечь дом. По ИПО, ЦЧО и др. районам выявлено несколько группировок, в составе которых участвовали женщины, занимавшиеся разложенческой работой в колхозах.
Крупная сектантско-антисоветская группировка, существовавшая под названием «Истинно-православные христиане», вскрыта и ликвидирована в Бураевском районе (быв. Бирского кантона Башреспублики). Группировка насчитывала 31 чел., из них 16 женщин. Наряду с религиозно-сектантской пропагандой группировка занималась антисоветской агитацией, распространяла религиозную и антисоветскую литературу, изготовленную на собственной пишущей машинке. Группировка занималась активной вербовкой членов в организацию, ставя конечной целью своей деятельности восстание против соввласти.
Заметно участились случаи срыва собраний по хлебозаготовкам, самообложению и др. в результате антисоветских и демагогических выступлений и дебошей, учиняемых женщинами (ИПО, Западная область и др.) Иногда на собраниях, на которых обсуждались контрольные цифры хлебозаготовок, самообложения и тому подобные вопросы, являлись почти исключительно женщины. В некоторых селах мужчины вообще перестали ходить на такого рода собрания, посылая вместо себя женщин — «они понапористее, погорластее».
Участие женщин-кулачек в террористической деятельности
Во второй половине 1930 г. зафиксировано несколько случаев участия в совершении террористических актов (главным образом, поджогов и вредительских действий) женщин — членов семей раскулаченных, арестованных и высланных кулаков.
В с. Алгай Новоузенского района НВК дочерью раскулаченного совершен поджог квартиры сотрудника ОГПУ — в отместку за произведенный у нее обыск с целью обнаружения серебряной монеты. В пос. Назарьевском Буртинского района СВК жена кулака совершила поджог склада кожсиндиката. В с. Никольском Марьевского района СВК жена раскулаченного вместе с сыновьями в подвал с колхозным картофелем насыпала соль с целью порчи картофеля. В с. Зарословом (Западная Сибирь) с 20 мая по 8 октября совершено 8 поджогов. Следствием установлено (обвиняемая созналась), что поджоги совершены беднячкой-колхозницей, подкупленной местным кулаком, уговорившим ту беднячку произвести поджог хозяйств нескольких активистов за 100 руб.

Нач. ИНФО ОГПУ Запорожец
Пом. нач. 1 отделения ИНФО Дубинин
Опубликовано: Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. 1918—1939. Документы и материалы. В 4-х т. / Т. 3. Кн. 1. стр. 544−550.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..