воскресенье, 6 мая 2018 г.

МАЛЬЧИК ЕВРЕЙСКИЙ, ВОЛОДЯ УЛЬЯНОВ

Мальчик еврейский, Володя Ульянов…

2
Еврейские страницы Ленинианы. Дню рождения В.И.Ульянова посвящается
Валентин ДОМИЛЬ, Акко 

Первым оставившим след в истории представителем еврейской ветви ленинской родни был некий Моше Бланк.
Проживал он в городе Староконстантинове, что на Волынщине.
У Моше Бланка имелось в пользовании питейное заведение — шинок. Ещё он владел участком земли в Новоград-Волынске.
Характер у Моше был преотвратный. Причём с криминальным подтекстом.
Его судили то за кражу сена, то за какие-то винно-водочные махинации, то за оскорбление общинного чина. И, наконец, за поджог.
Конфликт между Бланком и еврейской общиной Староконстантинова зашел настолько далеко, что он был вынужден спешно бежать в Житомир.
Читайте в тему:
То ли в отместку, то ли руководствуясь какими-то идейными мотивами, Моше Бланк отправлял в высшие инстанции многочисленные письма, в которых излагал свои соображения относительно еврейского житья-бытья. И указывал на его коренное несоответствие законодательству Российской империи.
Ещё он что-то рекомендовал. И советовал тоже что-то.
У Моше Бланка и его жены Мирьям было три дочери и два сына — Абель и Сруль.
Абель родился в 1794 году. А Сруль не то в 1801, не то в 1804 году. Первая дата представляется более вероятной.
Вопреки традиции, Моше Бланк отдал детей учиться не в хедер, а в уездное училище. Что было по тем временам явлением из ряда вон выходящим. И обращало на себя внимание.
18 ноября 1816 года в семье Бланков произошло событие, чуть было не обернувшееся катастрофой.
Моше зашел к недавно женившемуся сыну Абелю. Жена Абеля Малка потребовала от Моше денег, обещанных им перед свадьбой, но не выданных. Во время словесной перепалки, кто-то ударил Моше по голове.
На крик Моше сбежались соседи, и некий Янкель Шиманович сказал, что он видел, как Абель подошел к отцу сзади и ударил его.
Оскорбленный Моше обратился в полицию и попросил взять сына под стражу за неповиновение и причинение побоев.
Потом он передумал и взял заявление обратно. Но делу был дан ход.
Под присягой было опрошено 12 житомирских и столько же староконстантиновских евреев. Для того, надо полагать, чтобы иметь представление о личности участников тяжбы.
Житомирские евреи о Моше Бланке и его семье отозвались «одобрительно». Староконстантиновские же утверждали, что «с самого начала знания их Мошки Бланка, оный Бланк был поведения самого худшего, по еврейскому закону подвергал себя неоднократно криминалу, а также был замечен в разных воровских делах и блудодействовании».
Моше Бланк и его сын Абель чуть было, не загремели в Сибирь. Но потом их отдали на поруки «шести житомирским оседлым и ни в чём не подозрительным жителям…»
Сделано это было, как сказано в постановлении Житомирского магистрата, «в целях воздержания их впредь от худых поступков».
Читайте в тему:
Моше Бланку пришлось заплатить в виде штрафа за необоснованное прошение 50 рублей ассигнациями и дать подписку, что он впредь не будет затруднять начальство подобными жалобами.
10 июля 1820 года Сруль и Абель приняли православие.
Восприемником Сруля (Александра после крещения) был действительный статский советник граф Александр Иванович Апраксин.
Восприемником Абеля (после крещения Абель был переименован в Дмитрия) — сенатор, статский советник Дмитрий Осипович Баранов.
В данном контексте отчество Мошевич никак не звучало. И братья Бланк стали Дмитриевичами. Судя по всему, в честь одного из восприемников сенатора Дмитрия Баранова.
000lenin1
Александр Дмитриевич (Мойшевич) Бланк – дед В.И.Ульянова-Ленина по материнской линии
Интересная деталь: приняв в преклонном возрасте православие (раньше он этого не мог сделать из-за противодействия жены Мирьям), Моше Бланк, стал Дмитрием. Хотел, судя по всему, соответствовать приобретенному сыновьями отчеству.
В Центральном государственном историческом архиве Ленинграда хранилось дело под названием «О присоединении к нашей церкви Житомирского поветового училища студентов Дмитрия и Александра Бланковых из еврейского закона».
Дело содержало заявление братьев следующего содержания:
«Поселясь ныне на жительство, в С.-Петербурге и имея всегдашнее обращение с христианами, греко-российскую религию исповедующими, мы желаем ныне принять оную. А посему, Ваше преосвященство, покорнейше просим о посвящении нас священным крещением учинить Самсониевской церкви священнику Федору Борисову предписание… К сему прошению Абель Бланк руку приложил. К сему прошению Израиль Бланк руку приложил».
Наряду с заявлениями о зачислении в академию в деле находились также аттестаты, полученные братьями в Житомирском поветовом училище, и свидетельство о крещении, выданное им священником церкви преподобного Самсония Федором Барсовым.
Ещё там было обязательство братьев Бланк блюсти все требования, предписываемые православием. Не нарушать, так сказать догмы.
* * *
Существуют, по крайней мере, две версии относительно мотивов этого, в общем-то, не типичного для еврейского населения тех лет поступка.
Согласно одной из них, в Петербурге жил брат Моше Бланка Давид. Достаточной успешный и влиятельный купец. Дядя объяснил племянникам, что иудеев в медико-хирургическую академию не берут. И указал им на единственную возможность для поступления: отказаться от иудаизма и перейти в православия.
Он же нашел им крестных отцов. Графа Александра Апраксина, члена влиятельной масонской ложи «Три добродетели». И сенатора Дмитрия Баранова.
Сенатор Баранов был идейным антисемитом. Он в силу мер и возможностей способствовал крещению евреев. Не желавших же креститься, Баранов предлагал выселить в Таврийские степи. Так что возможность стать крестным отцом для двух продвинутых еврейских юношей, была воспринята сенатором Барановым не без удовольствия.
По другой версии, сенатор Баранов в апреле-мае 1820 года был с ревизией в Волынской губернии. И местное начальство представило ему Моше Бланка как образцово-показательного еврея. Как-никак воюет с ортодоксально настроенной еврейской общиной, обучает детей не в хедере, а в уездном училище. И, вообще, на все сто — за царя-батюшку.
И, когда речь зашла об обучении сыновей Абеля и Сруля в медико-хирургической академии, Баранов предложил крестить их. И пообещал взять на себя необходимые хлопоты.
В этом же 1820 году Дмитрий Дмитриевич и Александр Дмитриевич Бланки были приняты в Петербургскую Медико-хирургическую академию волонтерами. В 1824 году братья Бланк успешно завершили курс обучения и приступили к врачебной деятельности.
* * *
000lenin2
Сампсониевский собор, в котором крестились братья Александр и Дмитрий Бланки
Судьба Дмитрия сложилась трагически. Штаб-лекарь Дмитрий Бланк погиб 26 июня 1831 года во время холерного бунта в Петербурге. Толпа обезумевших людей вломилась в помещение Центральной холерной больницы. И выбросила ставшего на их пути врача из окна третьего этажа. Этим врачом стал Дмитрий Дмитриевич. Даже крещенному, пресловутое еврейское счастье не изменило ему…
Александр Бланк успешно работал в провинции и в Петербурге. Его считали знающим врачом. Продвигали по службе и не обходили наградами.
Александр Бланк имеет большие заслуги перед украинской культурой: он спас от смерти молодого Тараса Шевченко.
Весной 1837 года Тарас Шевченко, в ту пору ученик художника Ширяева, тяжело заболел. Его направили на лечение к Александру Бланку, и тот вылечил поэта.
Позднее судьба свела родного дедушку Ленина и великого украинского поэта ещё раз. В Нижнем Новгороде, где после отбытия ссылки Шевченко находился под надзором полиции, поэт сошелся с актрисой Пекуновой, и та заразила его «неприличной болезнью».
Наверное, по старой памяти, Шевченко обратился к доктору Бланку, который практиковал там. И доктор Бланк избавил Тараса Григорьевича от неприятных последствий венерического, судя по всему, заболевания.
В отставку Александр Бланк вышел в чине статского советника. Этот чин делал обладателя потомственным дворянином. Со всеми вытекающими отсюда привилегиями.
Новоиспеченный дворянин переехал в Татарию и в 42 километрах от Казани приобрел по случаю деревню Кокушкино. К деревне прилегал большой земельный участок, около 500 гектаров. Водяная мельница. Ещё там было 39 крепостных крестьянских душ.
Александр Бланк женат был дважды. В 1829 году он женился на дочери купца Анне Гроссшопф. В жилах Анны текла немецкая и шведская кровь. В числе ее шведских родственников преобладали ремесленники и купцы. Среди немецких же были высокопоставленные чиновники, деятели культуры и аристократы.
В числе отдаленных родственников Анны Гроссшопф — президент ФРГ барон Рихард Карл фон Вайцзеккер, крупные историки Карл Лепсиус и Эрнст Купциус. И, как пишут, гитлеровский генерал Модель и писатели-антифашисты Томас и Генрих Манны.
Умерла Анна рано. В 1838 году.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..