четверг, 25 января 2018 г.

ЧЕМ КОНЧИТСЯ КРЕСТОВЫЙ ПОХОД МЕДИНСКОГО ЗА ПАТРИОТИЗМ


ПОЛИТИКА

Юлия ЛатынинаОбозреватель «Новой»

2 430


Фото: Артем Коротаев / ТАСС

Минкульт РФ от обороны перешел к наступлению. В век DVD, торрентов, Game of Thrones и пиратских сайтов он взвалил на себя непосильную ношу — кормить широкие народные массы исключительно патриотическим кино типа «Движения вверх», о великой, эпохальной, грандиозной, гремящей в веках победе советских баскетболистов над американскими.
На очереди, видимо, героические фильмы о бессмертном рывке байкера Хирурга на Берлин, эпос об изобличении вредителей в колхозах и сериал про бескомпромиссную борьбу опричников Ивана Грозного с иноагентами.
Рискну предположить, что крестовый поход Мединского может закончиться только одним: разорением частных кинотеатров. Народ просто плюнет втихую, и вместо сериала про героических опричников пойдет скачивать с торрентов Game of Thrones.
И дело не только в том, что 100% патриотических фильмов будет снято с той же целью, с какой в России происходит 100% патриотических действий, — с целью распила казенного бабла.
А в более фундаментальной проблеме. Во все века у всех народов, несмотря на все усилия государства, жрецов и казенной пропаганды, истории о государственниках-патриотах систематически уступали в востребованности историям об одиночках-бунтарях.
Возьмем, к примеру, такой текст, как «Д’Артаньян и три мушкетера». Этот текст может считаться по праву одним из самых популярных у молодежи всех времен и народов. Однако характернейшей его чертой является вопиющий, прямо-таки бросается в глаза антипатриотизм и антигосударственнический настрой.
Д’Артаньян изображен в нем врагом государственно мыслящего патриота Ришелье. Кардинал Ришелье борется с врагами Франции, укрепляет духовные скрепы, выявляет иноагентов в самой верхушке власти и проводит спецоперации с целью устранения их зарубежных хозяев. Более того, без шуток, Ришелье изображается Дюма как действительно великий государственный человек. Но Д’Артаньян и его друзья борются против него! И не из каких-то возвышенных ценностей, а просто потому, что Д’Артаньян волочится за хорошенькой галантерейщицей (на которой он, заметим, никогда и ни при каких основаниях не женится).
Иначе говоря,
из-за того, что его любовница является служанкой королевы-изменницы, Д’Артаньян и К. борются против госинтересов Франции, помогают ее врагам, чуть не срывают спецоперацию против Бэкингема и пр.
Книга Дюма — это гимн индивидуальной взбалмошности дворянства. В ней честь, дружба, прихоть дворянина, наконец, куда весомей государственных интересов.
Насколько это главная привлекательная черта книги, можно убедиться от противного. Несколько лет назад известный российский фантаст-государственник Александр Бушков написал роман-ответ «Д’Артаньян — гвардеец кардинала», в котором все происходит наоборот: Д’Артаньян, по приезде в Париж, становится гвардейцем кардинала, Рошфор и К. становятся его друзьями, Атос, Портос и Арамис — врагами, и т.д. Книга получилась на редкость плоской — не потому, что автор перегнул палку и стал изображать всех врагов Д’Артаньяна извращенцами, шпионками и лесбиянками, а именно потому, что
Д’Артаньян в качестве сотрудника французского НКВД, охотящегося за иноагентами, — не канает.
Возьмем «Илиаду». Все враги ахейцев в ней являются не кровавыми агентами Госдепа, а героями. Если бы они были просто кровавыми врагами, никакого эпоса бы не было. Возьмем романы Фенимора Купера. Они исполнены уважения к индейцам. Возьмем романтическую русскую литературу о Кавказе: она относится к кавказцам, как Купер — к индейцам. Представим себе, что вместо «Мцыри» Лермонтов бы написал что-то вроде опусов Стрелкова-Гиркина, где бравые русские спецназовцы храбро пытают гнусных боевиков. Представили? Стошнило? Ну то-то.
Чтобы не быть голословными, возьмем какой-нибудь классический сюжет, который заслуживает 100 баллов по шкале патриотизма и государственности, и оценим его художественный потенциал.
Я предлагаю в качестве такого сюжета историю героя по имени Кеназ, изложенную в «Библейских древностях» Псевдо-Филона. Библии Кеназ почти неизвестен, но у Псевдо-Филона он называется преемником Иисуса Навина и первым судьей Израиля, непрерывно боровшимся с внешними и внутренними врагами.
Этот Кеназ был избран вождем нации, согласно Псевдо-Филону, по указанию Господа. Первым делом, став вождем нации, он арестовал 6110 человек, которые были изобличены в поклонении чужеземным богам и вообще всяческом отклонении от духовных скреп. Всех этих людей он сжег. После этого у него снова нашлись злопыхатели: эти негодяи говорили, что Кеназ сосет вино вместе с наложницами, вместо того чтобы сражаться против амореев. Кеназ обиделся, попросил у Господа помощи, превратился в ангела, стал неуязвим и в таком состоянии в одиночку, как берсерк, перебил 45 тысяч амореев. Вернувшись после этого патриотического акта на родину, он вызвал к себе арестованных клеветников и спросил: «Ну, что скажете?» Те, разумеется, раскаялись и заявили, что любое наказание против них будет заслуженно. «Ну, — сказал Кеназ, — если вы сами свидетельствуете против себя, то как я смилостивлюсь над вами?» И сжег их тоже.
Перед нами — образцовая государственно-патриотическая сага о героической борьбе вождя народа с внутренними и внешними врагами, которую, за исправлением парочки имен, легко могло бы снять Мединский-ТВ. Однако трудно представить, чтобы такой сюжет вызвал большой прилив зрителей. Мы даже легко можем понять, почему он, ввиду его крайней отвратительности, даже не вошел в Тору, несмотря на то что это не самая либеральная книга на свете.
Я могу с уверенностью предсказать, почему российские государственно-патриотические экзерсисы будут заведомо уступать в зрелищности западным блокбастерам. Дело будет не просто в попиленных бабках и в качестве режиссеров.
Дело в том, что
идея государственно-патриотического фильма предполагает, что Герой старается заодно с Системой. Она предлагает нам Д’Артаньяна, который верно служит в НКВД.
А Д’Артаньян и НКВД — вещи несовместимые.
Герой с Тысячью Лиц — он всегда одиночка. Он всегда против, и прежде всего он против Системы. Не случайно в голливудских блокбастерах Герой почти всегда разоблачает какой-то заговор со стороны Государства, Бюрократии, Военных, Транснациональной корпорации и т.д.
Голливуд в 99% своих фильмов рисует этих Военных, Государство, Корпорации и пр. — куда хуже, чем они есть на самом деле. А если без обиняков, то Голливуд просто паразитирует в своих фильмах на антиамериканских антипатриотических теориях заговора. Не потому, что в Голливуде окопались враги США. А просто потому, что Герой против Системы продается лучше, чем герой, который старается заодно с Системой.
У героя Тысяча Лиц. Но ни одно из этих лиц не является лицом Мединского.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..