воскресенье, 26 марта 2017 г.

ЕВРЕИ - КОМБРИГИ

МАРК ШТЕЙНБЕРГ
Все эти комбриги были танкистами, но, в отличие от героев некогда знаменитой песни «Три танкиста, три веселых друга», их было четверо. И составляли они не «экипаж машины боевой», как в песне, а командовали танковыми бригадами на разных фронтах Великой отечественной войны.


2000.jpg

Марк Штейнберг

Судьба, однако, свела их накануне Победы там, куда всю войну стремились попасть эти четыре еврея. Да-да, были эти танкисты чистокровными евреями. К Берлину были устремлены все помыслы наших солдат, офицеров, генералов. Каждый мечтал первым ворваться в город-монстр. Но у этих четырех евреев были личные счеты с нацистами, и шли они к их логову с непреклонной волей и надеждой на успех, ибо вели гвардейские танковые бригады. 
Танковая бригада – соединение особое: более тысячи солдат и офицеров в четырех батальонах на 60 танках и 110 автомобилях и броневиках. Танки средние, в основном Т-34. Их высокая подвижность, маневренность, сокрушительный огонь и броня позволяли умелому и мужественному командиру громить противника с марша, быстро развертываясь для боя и – главное – неудержимо стремиться вперед, не оглядываясь на фланги, не подтягивая тылы. 
Такие высокие оперативные качества танковых бригад давали возможность использовать их как передовые отряды танковых корпусов и армий, ставить во главе мощных бронированных клиньев прорыва. Если вел бригаду доблестный командир, успех был возможен, хотя риск огромен, ибо с врагом танкисты встречались первыми.  
Именно такими бесстрашными и умелыми комбригами были четыре еврея, о которых идет здесь речь. Об этом хорошо знали их командиры корпусов. Потому-то для рывка на Берлин, в передовые отряды своих соединений они поставили танковые бригады Евсея ВайнрубаАбрама ТемникаДавида Драгунского и Наума Секунды.  


ЕВСЕЙ ВАЙНРУБ

3.jpg




Евсей Григорьевич Вайнруб родился в 1909 году в Борисове.
 Войну встретил в июне 1941 года, командуя танковой ротой. С 27 декабря 1944 года – командир 219-й гвардейской танковой бригады 1-го механизированного корпуса. Этим корпусом командовал генерал-лейтенант Семен Моисеевич Кривошеин, сын воронежского еврея. С 15 января по 18 марта 1945 года его корпус прошел с боями около тысячи километров, участвовал в освобождении 47 польских городов, уничтожил более 30 тысяч солдат и офицеров противника. 
А в передовом отряде корпуса неизменно шли танкисты подполковника Евсея Вайнруба. Они отличились в боях при освобождении Польши. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 апреля 1945 года «за умелое командование бригадой и проявленные мужество и героизм в боях с немецко-фашистскими захватчиками» подполковнику Вайнрубу Евсею Григорьевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». И – бывает на войне такое – этим же указом звание Героя было присвоено его младшему брату генерал-майору танковых войск Матвею Григорьевичу Вайнрубу. 
21 апреля 1945 года бригада Евсея ворвалась на северо-восточную окраину Берлина. Это были первые советские танки, оказавшиеся в столице нацистской Германии. Не обращая внимания на шквальный огонь, Евсей вел свои батальоны к центру вражеской столицы. И в эти же дни другие танковые бригады под командованием его брата Матвея наступали на Берлин с Кюстринского плацдарма.

АБРАМ ТЕМНИК

  
12.jpg


...Абрам Матвеевич Темник, офицер легендарного бесстрашия, принял командование 1-й гвардейской танковой бригадой 1-й танковой армии генерала Катукова в 1944 году. Он встал на колено перед строем бригады, поцеловал ее боевое знамя и поклялся отомстить за гибель всех родных и привести своих танкистов в Берлин. И клятву свою этот суровый воин выполнил. Его бригада всегда шла в передовом отряде армии. Она первой вышла к Висле и обеспечила ее форсирование, затем отличилась в боях на Сандомирском плацдарме, а в январском наступлении прорвалась к Познани и 28 января одной из первых вошла в Германию в районе Куммерсдорфа. И вот – Берлин!  
20 апреля 1945 года генерал Катуков вызвал полковника Темника и приказал ему: действуя в передовом отряде армии, прорваться к Берлину и не позже 25 апреля овладеть его восточным предместьем. И Абрам Матвеевич приказ командарма выполнил. Проутюжив страшные Зееловские высоты, сбивая вражеские заслоны, его бригада к исходу 24 апреля ворвалась в пригороды фашистской столицы, а затем, преодолевая сопротивление немцев, вышла к Тельтов-каналу. Темник на головном танке, стоя в люке с боевым знаменем в руках, первым вошел в берлинский район Темпельгоф. И еще несколько дней выпало ему драться во вражьем логове. 27 апреля, находясь в своей командирской машине, комбриг лично повел группу танков к рейхстагу. Увы, на подходах к нему танк наскочил на мину. Темник был тяжело ранен в живот и на следующий день скончался в госпитале. 


ДАВИД ДРАГУНСКИЙ

9.jpg


...Давид Драгунский вступил в первый бой с нацистами в июле 1941 года командиром танковой роты и дрался с палачами народа своего до Победы, с перерывами на лечение после тяжелых ранений. После госпиталя в августе 1943-го Драгунский был назначен командиром 1-й гвардейской механизированной бригады, успешно командовал ею в боях, пока не был ранен осколком в живот. Однако в госпитале не вылежал срока, немного оправившись, выпросился на фронт и принял командование 55-й гвардейской танковой бригадой. Он прославил ее боевыми делами и получил от танкистов прозвище Давид-Вперед, потому что любимой командой его была: «Бригада, за мной, вперед!» Полковник Драгунский всегда добивался, чтобы именно его бригада шла в передовом отряде танковой армии, и на своем командирском танке нередко первым врывался в боевые порядки немцев. Он сражался яростно, не щадя себя. Еще в 1942 году Давид узнал, что немцы истребили всю немаленькую семью Драгунских. Они убили в селе Святка Брянской области около 70 членов его семьи, основанной николаевским солдатом-драгуном. Погибли все: отец, мать сестры, братья и родственники. 
Да и два родных брата Давида тоже пали на фронте. Было за что этому воину-еврею мстить нацистам! В ноябре 1943-го Драгунский снова – в который раз! – был ранен, но остался в строю. Однако уже через месяц его скосило тяжелое ранение, он перенес клиническую смерть, и после выздоровления врачи постановили уволить Давида из армии. Однако командующий 3-й гвардейской танковой армией генерал Рыбалко, ценивший бесстрашие своего комбрига, прислал в госпиталь телеграмму: «Милости прошу Давида Драгунского вместе со мной войну кончать», и врачи уважили знаменитого командарма. 
Давид вернулся в июне 1944 года, сел в головной танк и повел бригаду вперед. За мужество и доблесть, проявленные в боях на Сандомирском плацдарме, полковнику Драгунскому в сентябре 1944 года было присвоено звание Героя Советского Союза. Но открылась старая рана, и он снова попал в госпиталь, опять не вылежал и стал в строй. 25 апреля 1945 года он во главе своей бригады одним из первых ворвался в Берлин и вышел на соединение с танкистами 1-го Белорусского фронта, которых вел другой еврей, Герой Советского Союза полковник Евсей Вайнруб.  


ЕВСЕЙ ВАЙНРУБ


6.jpg
Известно, что Сталин со свойственным ему коварством учредил некое «соревнование» между командующими войсками 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов, не определив на оперативной карте наступления на Берлин разделительной линии фронтов Жукова и Конева. Поэтому танкисты бригад, командирами которых были четыре еврея, наступали на германскую столицу и врывались в нее с разных направлений... Фронтовые друзья считали Наума Марковича Секунду заговоренным. Еще бы! Пройти дорогами войны от Львова до Сталинграда и обратно – до Берлина, как говорится: от звонка до звонка и не получить даже царапины! Хотя был Секунда офицером переднего края и в тылу оказывался лишь по случаю формирования своего соединения, для получения пополнения или новой техники. Некоторые многозначительно указывали на небывалую фамилию этого еврея – СЕКУНДА – и говорили , что его Бог так отметил. 
Так или нет, но служил он в Красной Армии с 15 лет, добавив себе два года, потому что в детдоме его метрики не было, ростом он на 20-летнего тянул и очень хотел в военное училище. Войну встретил капитаном, командиром роты и в ходе нее стал комбатом и комбригом, соответственно – майором и подполковником. Свою 95-ю танковую бригаду, – впоследствии гвардейскую, Бобруйско-Берлинскую, Краснознаменную и ордена Суворова – Наум Маркович сформировал сам весной 1943 года, и все эти звания и награды бригада получила под его командованием. 
Да и сам подполковник Секунда наградами был не обижен: за доблесть, проявленную в Висло-Одерской операции представлен к званию Героя Советского Союза, но награжден орденом Суворова 2-й степени – весьма необычный случай, ибо такие ордена давали ковандирам гораздо более высокого ранга.  
Получив от генерала Кириченко, командира свого корпуса, задачу: действуя в передовом отряде, ворваться в Берлин и, не вступая в уличные бои, продвигаться в направлении Рейхстага, подполковник Наум Секунда эту задачу перевыполнил. Его бригада первой прорвалась к Рейхстагу и приняла участие в его штурме совместно с бойцами стрелкового полка, которым командовал полковник Зинченко. Это имя и этот полк упоминаются в любом описании штурма рейхстага. Нет в этих описаниях лишь Наума Марковича Секунды.  
Согласно приказу Верховного Главногомандующего, командирам частей, которые первыми ворвались во вражью столицу, присваивали звание Героя Советского Союза. Представления к этому званию были своевременно составлены и направлены на подпись командующим войсками фронтов – маршалам Георгию Жукову и Ивану Коневу. Они утвердили представление на полковников Давида Драгунского на дважды Героя и Абрама Темника посмертно, однако не подписали документы на подполковников Евсея Вайнруба (потому что он всего месяц назад получил звание Героя) и Наума Секунду. А Науму-то почему не подписал Жуков? Об этом – его резолюция на наградном листе: «Норма Героев евреям за Берлин выполнена. Наградить орденом Ленина». Это был шестой боевой орден Секунды, полученный им за годы войны.  
Парадоксально, однако, что и на такое, казалось бы, непланируемое заранее человеческой качество, как воинская доблесть, для евреев, и только для них, в годы той страшной войны была установлена процентная норма. Не правда ли, уши режет – процентная норма для еврейской доблести? И не вообще, а, как видим, по категориям должностей и принадлежности к определенным родам войск. Тем не менее даже в таких изуверских условиях евреи-командиры и рядовые на фронтах Великой отечественной показали образцы героизма и боевого мастерства.  
А поскольку здесь речь идет о командирах танковых бригад, поражает сам факт их численности. 

Из 200 танковых и механизированных бригад, развернутых с лета 1943 года, евреи командовали 22. И семь комбригов стали Героями Советского Союза. Одним из самых выдающихся был полковник Семен ДавидовичКремер, принявший 8-ю гвардейскую механизированную бригаду в 1943 году. Он особо отличился на завершающем этапе наступления в Прибалтике, когда со своими танками далеко обогнал пехоту. Взят Шауляй, пала Елгава, когда комбриг получил приказ: совершив 100-километровый бросок, с ходу овладеть Тукумсом и, прорвавшись к Балтийскому морю, замкнуть кольцо окружения немецкой группировки в Прибалтике. В своих воспоминаниях тогдашний командующий 1-м Прибалтийским фронтом маршал Баграмян писал, что, когда 30 июля 1944 года получил донесение о досрочном выполнении приказа, не поверил, хотя и знал Кремера как офицера смелого и решительного. В расположение бригады был сброшен вымпел с приказом: «Набрать в море три бутылки воды, запечатать, а комбригу удостоверить личной подписью, что вода взята из Рижского залива. Бутылки срочно доставить в штаб фронта». Эти бутылки уже на следующий день стояли на столе Верховного в Ставке как вещественное доказательство выхода к Балтике и блокирования Курляндской группировки немцев. Полковнику Семену Давидовичу Кремеру было присвоено звание Героя Советского Союза. 
Но многие комбриги-евреи не получили этого звания, хотя были вполне его достойны. К ним относится и Ефим Евсеевич Духовный, который всю войну командовал танковыми частями, от батальона до бригады. И командовал умело и храбро, ставши впоследствии начальником штабов танковых дивизии и корпуса. Об этом говорят его боевые награды – восемь орденов, в том числе – два ордена Кутузова. Танковой бригадой командовал также Леонид Юделевич Рабинович, награжденный за боевую доблесть и отвагу семью орденами, в том числе – Суворова и Кутузова. А Михаил Григорьевич Рубинов, всю войну командовавший танковыми полком и бригадой, стал в конце 1943 года генерал-майором. Танковыми бригадами командовали также: Абрам Матвеевич Хасин, с 1944 года командир танкового корпуса, БорисИванович Шнейдер, с сентября 1943 года генерал-майор, и Борис Давидович Супрун, ставший генерал-майором в 1945 году. И пусть не стали формально эти воины-танкисты Героями и нет их уже сегодня с нами, но в памяти евреев останутся командиры «стальных бригад» Героями – навечно, навечно, навечно!

1 комментарий:

  1. И моряки и танкисты и лётчики - везде они несли гордо свои имена и фамилии Честь им и слава и память вечная

    ОтветитьУдалить

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..