воскресенье, 26 марта 2017 г.

К годовщине операции «Несокрушимая скала»

Ури Мильштейн

К годовщине операции «Несокрушимая скала»

(Избранные цитаты из беседы Ури Мильштейна с Салаем Меридором)
  Часть первая: Выступление в Бар-Иланском университете
Я начну с введения — что такое война, каков еврейский взгляд на войну, а потом перейдем к операции «Несокрушимая скала»(«Цук эйтан»).
История войн — это по большому счету и есть история этой цивилизации, «цивилизации продуктопроизводителей». Охотники воевали только с животными… Производство продуктов создало богатство, богатство создало более крупные людские объединения. Людские объединения начали соперничать друг с другом — за влияние, власть, богатство. Для обороны и нападения людские объединения создали особенные подгруппы. Насилие было их специализацией. Армия — это часть политической системы, ответственная за насильственные методы продвижения политических решений. Предназначение армии — НЕЙТРАЛИЗАЦИЯ ВНЕШНИХ И ВНУТРЕННИХ УГРОЗ.
Эта система не является «моральной». Если приходится “умерщвлять” (“лаhарог”), то это не “убийство” (“рецах”)[1]. Система должна нейтрализовать угрозу и одним из способов это сделать — наносить удары по противнику.
Теперь о евреях. Прародитель арабского и еврейского народов Авраам пришел к выводу о том, что Бог нематериален и один. Религия тогда являлась тем, наверное, единственным фактором, который мог объединять большие группы людей. Сегодня на Западе ситуация другая, но на Востоке ситуация пока сохраняется. Идеи Авраама сделали его угрозой для правителей Ура Халдейского. Авраам уходит в Землю Кнаан и создает там некое военно-политическое образование, связанное с его идеей о единстве и нематериальности Бога.
Это образование существовало на территории Эрец-Исраэль, с перерывами, до разрушения 2-го Храма. За все это время все еврейские восстания, кроме Хашмонаим, завершались полным провалом и катастрофой. Наши мудрецы, память о них да будет благословенна (я имею в виду ХАЗАЛь, мудрецов Мишны, более конкретно можно, но необязательно, отметить рабби Йоханана Бен-Закая), пришли к выводу: суверенитет («рибонут») , еврейская политическая независимость (государство), сопротивляющееся Персии, Вавилону, Греции и Риму, — наносит ущерб иудаизму… Вывод был: нам не нужно государство. Этот вывод родился, как уже сказано — в период Мишны, и окончательно стал консенсусом у евреев после того, как Эрец-Исраэль перешла в руки мусульман. Считалось, что еврейская жизнь возможна в Галуте, а Еврейское государство в Эрец-Исраэль стали связывать с “временем Машиаха”, причем многие в то время считали, что Мошиах не придет, т.к. уже приходил в лице царя Хизкияhу.
Вопрос не поднимался до Жаботинского, который видел Еврейское государство как продолжение Царства Шауля — Давида — Шломо.
1600 лет евреи не занимались военным делом — еврейские восстания как-то продолжались до мусульманского завоевания, но потом полностью прекратились.
Это в наших генах: «Наполеон пусть воюет, не мы. Мы должны думать о других вещах…»
Когда началось сионистское движение — об армии тоже не думали. Ни Пинскер, ни Хесс. Говорили, что да — армия нужна, но ничего конкретного не было. Высказывалось пожелание, не переходившее в конкретное планирование. Первыми, кто сказали, что «арабы никогда нас не примут здесь и будут сопротивляться до последнего», были Ахад hа-Ам и Жаботинский. Речь идет о начале 20-го века.
Что сказал Ахад hа-Ам? Он считал, что если арабы будут воевать, то нет смысла создавать государство, которое будет вечно воевать. Что делать? Создать тут «Духовный центр еврейского народа». У мусульман с этим не будет никаких проблем…
Жаботинский возразил: нет, надо создать государство с самой профессиональной армией в мире, которая обеспечит нам «Железную стену» и отвадит арабов от самой мысли на нас нападать. И когда наступит мир? Не тогда, когда арабы «смирятся с еврейским суверенитетом» (они никогда не смирятся с ним), а когда убедятся, что их действия слишком дорого им стоят.
Так считал Жаботинский, но его мнение было отвергнуто.
Почему?
Потому, что те, кто строили тут инфраструктуру, были СОЦИАЛИСТАМИ. Они верили, что причина всех войн лежит в капиталистической системе. Социализм избавит мир от войн, арабы нас (социалистов-евреев) примут с распростертыми объятиями, а потом мы все вместе заживем тихой счастливой жизнью без всяких проблем. Если будут проблемы — например с арабской преступностью — их решит полиция. Другими словами, эта группа, построившая Государство и правившая до 1977 года, не относилась достаточно серьезно к военным вопросам. Посмотрите: военная история Ишува и Государства свидетельствует о том, что евреи всегда были РЕАГИРОВАВШЕЙ СТОРОНОЙ. После Декларации Бальфура началась «интифада 20-21 гг». Евреи были застигнуты врасплох. ТОЛЬКО ПОСЛЕ этого быка создана «Хагана«.
1929 год — очередная «интифада». Созданная «Хагана» не функционировала. По этой причине в ней произошел раскол и появился ЭЦЕЛь.
1936-9 гг — «Великое восстание арабов«. «Хагана» занималсь почти только обороной.
К Войне за независимость Ишув подошел неподготовленным. Мы строили армию уже ВО ВРЕМЯ Войны за независимость.
Господь был милостив к евреям — и арабы Эрец-Исраэль, и арабские армии, вторгшиеся сюда, находились на очень низком уровне в плане боеготовности, навыков и т.д.
Поэтому, несмотря на то, что мы не готовились заранее, а строили армию во время войны, мы смогли НЕЙТРАЛИЗОВАТЬ ОПАСНОСТЬ, грозившую Израилю, т.к. опасность была относительно слабой…
На этом введение завершается и мы сразу переходим к «Несокрушимой скале».
* * *
После серии «регулярных» войн (последняя из которых была в 1973 году), арабы поняли, что обычной войной они своего не добьются. «Партизанские акции» («федаюны», проводившие партизанскую войну против Израиля) были и до 1967 года, но все эти группы («федаюны«, ФАТАХ) были т.с. «на обочине». После Войны Судного дня ВСЕ арабские правители поняли, что «партизанский фронт» теперь становится главным. Я намеренно не употребляю слово «террор», т.к. считаю это литературным излишеством. Упреки в терроре можем бросать не только мы арабам, но и арабы нам — хотя бы вспомним ЭЦЕЛь и ЛЕХИ. Поэтому, важно понять — каждый использует максимум доступных ему средств для достижения поставленной цели. У нас есть самолеты, пушки и танки, у них — нет, а у тех, у кого есть (Сирия, Ирак, Египет) — не очень-то умеют с ними правильно обращаться. Конечно, ситуация никогда не стоит на месте: арабы учатся, пример тому — Война Судного дня, в которой Сирия и Египет показали, что уроки 1948, 1956 и 1967 гг они выучили.
Но в случае с арабами Эрец-Исраэль — главным фронтом, начиная с конца 19-го века, всегда был фронт «партизанский».
Что можно достичь «партизанской войной»? Могут ли арабы сломить Израиль таким путем?
Я думаю, что нет и я думаю, что и они так думают. НО: арабы помнят о войне с крестоносцами! Господа, крестоносцы были изгнаны отсюда во многом благодаря «партизанский войне». Наступление Цалах ад-Дина, сломившее сопротивление крестоносцев, было лишь завершающим аккордом. Можно, в общем, называть такой тип войны — «Война на истощение». Против нас она ведется уже примерно 130 лет.
Война на истощения иногда прерывается короткими «регулярными войнами», но характер противостояния остается прежним — «на истощение»… И вот выясняется, что в нашей «Войне на истощение» верх одерживают наши противники. Возникает вопрос: ПОЧЕМУ?
Одну причину я уже назвал: социалисты, строившие страну, не придавали большого значения военным вопросам, а арабы о войне думают постоянно — уже полторы тысячи лет как минимум. Кстати — «думать» — не значит, что ты умеешь строить армию и управлять ею. Но они завоевали весь Ближний восток, Северную Африку, Испанию.
Социалисты оставались по-сути старыми галутными евреями, ужасавшимися «катастрофой Бар-Кохбы«.
Вторая причина: у Бен-Гуриона и других отцов-основателей была УТОПИЧЕСКАЯ идея — «мир здесь достижим», поэтому, не надо думать об армии. Если будут проблемы, мы будем РЕАГИРОВАТЬ: маленькая проблема — создадим батальон, средняя — бригаду, большая — дивизию… Но все это нельзя назвать «военным мышлением»!
У арабов понятие «партизанская война» («мильхама зеира») существует еще со времен жизни в Хиджазе, Аравийской пустыне… Бедуинская стратегия и тактика была (и есть) — ведение войны маленькими группами (максимум 100 человек). Так вот, выясняется, что арабы здесь превосходят нас. Им удалось этой тактикой сцедить много крови с Израиля и положение имеет тенденцию к ухудшению. Когда я говорю «сцедили кровь» — это не значит, что «погибло много людей».
Убивать — не цель «партизанской войны». Наводить страх на евреев — ВОТ цель. Арабы пытаются убедить евреев в том, что террор будет всегда. Сегодня убили случайного прохожего — завтра очередь может дойти до тебя. «Поэтому», говорят арабы -, «евреям лучше убраться с нашей земли. А пока вы еще не убрались, принимайте постепенно наши требования — создания «палестинского государства», возвращение беженцев и т.д…»
Вот такая война…
«Несокрушимая скала» — часть этой войны. Давайте посмотрим, как эта операция выглядит в вышеуказанном контексте.
* * *
Как все началось? Хамасники в районе Хеврона похитили трех учеников ешивы. Невозможно знать что они в точности хотели — сразу их убить или обменять на террориcтов из израильcких тюрем. Ребят умертвили практически сразу после похищения… Я говорю «умертвили» (hаргу), а не «убили» («рацху»), т.к. это война… Моя точка зрения в Израиле — в меньшинстве, но я считаю, что наши солдаты — не «роцхим», и с арабской стороны — тоже не «роцхим». Как только мы относимся к ним как к преступникам, которых надо ловить, судить и т.д. — это рождает много проблем, которые мы сейчас и испытываем. На войне — как на войне.
Мы относимся к ФАТАХу, как к преступникам потому, что нам непонятен сам характер этой войны. Мы «гуманизируем» эту войну. Но война имеет такое свойство — на ней умирают все кому не лень самыми разнообразными способами…
После похищения и убийства трех ребят последовала наша РЕАКЦИЯ. Вы видите — опять ИНИЦИАТИВА была у ХАМАСа, а мы — РЕАГИРУЕМ. Мы позволяем им быть инициаторами. В итоге мы реагируем, занимаем территории… Это было всегда, м.б. это не совсем относится к операции «Кадеш» и операции «Мир Галилее«, но и тогда перед этими операциями были волны арабского террора. Синайская кампания прекратила явление «федаюнов». Ливанская война привела к уходу палестинского террора, но на смену ему пришла «Хизбалла»… Итак, РЕАКЦИЯ. Это израильская модель — надо обязательно и как-то отреагировать. Как отреагировать?
К тому времени, ХАМАС все больше и глубже внедрялся в Иудее и Самарии. Решили использовать возможность и «вдарить» — уничтожить инфраструктуру ХАМАСа в Иудее и Самарии. Все это назвали Операция «Шуву ахим». Эта операция в итоге не дала результатов — инфраструктура не была уничтожена. Но и ХАМАС в Газе не мог сидеть сложа руки…
Может быть, они сделали ошибку, может быть и не сделали. ХАМАС был вовлечен в это столкновение, но вовлечен своими же собственными людьми. Начались ракетные обстрелы территории Израиля из Газы.
Наше правительство, с Нетанияhу и Яалоном во главе, считалось «правым» и «активным». Как мантра повторялся лозунг «У нас есть самая лучшая армия в регионе и одна из лучших в мире!!!» Откуда это известно? По каким критериям сделана оценка? Неизвестно… Но большинство израильтян с этим согласно. Пусть только ХАМАС что-то посмеет сделать — «мы не Барак с Ольмертом», «мы им покажем что почем, разгромим ХАМАС на мелкие кусочки».
Начало — очень похоже на начало 2-й ливанской войны: похищены наши несколько человек, которые потом оказались убитыми… В 2006 году попытались использовать ситуацию и покончить с «Хизбаллой». Покончить с «Хизбаллой» не удалось — это всем известно.
* * *
Арабов от евреев отличает отношение к смерти. Из-за высоких потерь в Войне Судного дня и 1-й ливанской войне, израильское руководство не готово идти на повторение таких потерь «ради стратегических целей», если, конечно, на нас не нападают (как в 1973-м). ХАМАС обстреливает, ущерб от этого минимальный, а тут наши левые еще добавляют — «дайте им государство и обстрелов не будет».
Стратегия ЦАХАЛа была такая: если ХАМАС (Хизбалла) начнет действовать, наши ВВС ТАК по ним ударят, что им мало не покажется (т.е. возникнет «железная стена» Жаботинского).
Господа, «Хизбалла» после 2-й ливанской войны, со всеми усилиями наших ВВС, стала сильней, чем была до войны. Сегодня у них гораздо больше ракет, чем тогда, эти ракеты качественнее тех, что были у них тогда. Под прицелом «Хизбаллы» сегодня практически вся территория Страны, со всеми нашими стратегическими объектами. «Хизбалла» сегодня грозит нам «невиданным доселе ударом«. Мы им отвечаем: «Наш ответ будет соответствующим». И вот тут возникают две проблемы с нашим «соответствующим ответом»…
Проблема первая. Предположим, в ходе боевых действий у нас погибают 50 человек, а у них — 2000. Я не собираюсь сейчас судить чьей матери больнее — еврейской или арабской. Я хочу сказать об отношении к жертвам в обществе.
Для арабского общества — консенсус — 2000 «шахидов», героев, павших в борьбе с «олицетворением сатаны на земле».
Для израильского общества не все так однозначно. Многие открыто говорят, что 50 человек погибли как «фраера» — «не за что» и в «несправедливой войне»…
Но наши правители (да и вообще правители всего Запада) нашли «патент»: «война без потерь с нашей стороны»…
Смотрите, как США и союзники воюют с ИГИЛ: только авиацией — ведь если пустить пехоту, могут быть жертвы среди солдат, не дай Бог! Пока ИГИЛ не может сбивать западные самолеты, т.к. Запад ОЧЕНЬ превосходит мусульманский мир в плане технологий. В мире идет война «ВЕРЫ» с «ТЕХНОЛОГИЕЙ». Запад считает, что технология способна победить веру. Может быть, когда-нибудь, это будет возможно, но пока это — иллюзия. К сожалению, и Запад и Израиль часто ведут себя так, будто это уже возможно здесь и сейчас.
Да — у нас замечательные ВВС. Может быть — лучшие в мире. Почему? Этому есть две причины: 1) США дают нам лучшее, что у них есть; 2) Наша промышленность делает из этого «лучшего» нечто «еще лучшее»…
Но все же — технология — все еще — НЕ РЕШАЕТ проблему, хоть мы и думаем, почему-то, что решает… И вот — начинается Вторая Ливанская война и все мы убеждаемся — НЕ РЕШАЕТ. «Хизбалла» потеряла 500 человек убитыми — для этой организации эти потери несерьезны. «Хизбалла» вышла из этой войны сильнее, чем была.
Начинается «Несокрушимая скала»… План был такой: с помощью авиации ударить по ХАМАСу так, чтобы они запомнили это навсегда и пошли на соглашение с нами, обязуясь прекратить нападения.
Выяснилось, что МЫ попали в ловушку…
«Элита» ХАМАСа была в туннелях, а у нас пока нет технологических средств их там достать. Те средства, которые могли бы быть эффективными — запрещены разными международными конвенциями. Мы не можем быть государством, которое убивает слишком много «гражданских лиц», т.к. нас весь мир будет бойкотировать. Государство Израиль не сможет существовать в таких условиях.
Это понимают Хизбалла и ХАМАС — каждый убитый «гражданский» идет им на пользу: с каждым убитым «гражданским» портится имидж Израиля. И не только в глазах Эрдогана! Тот, кто говорит «Дайте ЦАХАЛу победить», должен понимать, что сегодня невозможно победить без большого количества убитых «гражданских лиц», а это автоматически превращает «нашу военную победу» в «наше общее поражение».
Наши ВВС любезно предоставили миру соответствующие картинки — даже не надо было, чтобы «гражданских» жертв было много, т.к. современные СМИ из одной случайно разрушенной квартиры сделают такие сюжеты, которые создадут совершенно непропорциональное давление на Израиль. Что и произошло.
Далее выяснилось, что у ХАМАСа есть т.н. «атакующие туннели»… Конечно, мы знали об их существовании (Гилада Шалита похитили с помощью такого туннеля), но им не придали особого значения. К этой тактике врага не готовились. Почему? Ответ: из-за отсутствия «военного мышления», «военной интеллигенции». Из-за этого к туннелям было отношение следующее: «Ну есть туннели и есть! Биг дил! Пока жертв нет, нет и проблемы. Будет проблема — решим…»
Была создана система наблюдения через видеокамеры за территорией, прилегающей к границе Сектора. Но эта система оказалось не так эффективна, как хотелось бы: в самый разгар операции, когда наблюдение, казалось бы, должно было быть намного более интенсивным, группа террористов проникла через туннель на нашу территорию незамеченной, дошла до военной базы, убила солдат и вернулась в Газу. Т.е. — нельзя надеяться на эту систему.
Вдруг выяснилось, что ХАМАС вырыл 36 туннелей. Вернее — 36 туннелей было обнаружено ЦАХАЛем. А если их намного больше? Причем туннели подходили к кибуцам и мошавам. Вы представляете, что было, если бы в праздник хамасовцы проникли в мошав, поубивали несколько сот человек и столько же увели в Газу?!
Да, этого не случилось. Верующие скажут: Бог этого не допустил, Бог специально сделал так, чтобы началась операция «Несокрушимая скала» и мы бы «случайно» нашли эти туннели.
Я скажу так: да, «мегатеракт» не произошел, но он ВПОЛНЕ МОГ произойти. Если враг оказался — даже потенциально — способен на такое, значит «прогнило что-то в Датском королевстве»…
Другими словами — Израиль позволил ХАМАСу подготовить «мега-теракт» и действия против туннелей были предприняты только ПОСЛЕ того, как эти туннели были использованы для акций, в ходе которых погибли солдаты. Только тогда ЦАХАЛ вошел в Сектор — на несколько километров и не для того, чтобы уничтожить ХАМАС, а для того, чтобы уничтожить туннели.
* * *
Теперь о том, какие цели были ДЕКЛАРИРОВАНЫ нами в этой операции. С нашей стороны было сказано: цель — уничтожение инфраструктуры ХАМАСа и достижение ТИШИНЫ без переговоров (мы с ХАМАСом, как известно, не разговариваем:-) ). Мы не можем уничтожить ХАМАС, если палестинцы хотят, чтобы ими правила эта организация, но мы ДУМАЛИ, что будем в состоянии дать им такой удар, который обеспечит тишину тем, что парализует их способность действовать.
Что было в действительности? ХАМАС ДО ПОСЛЕДНЕЙ МИНУТЫ перед «прекращением огня» стреляли ракетами по Израилю. Мы не добились ничего…
Помогли ли наши бомбардировки восстановить жителей Сектора против ХАМАСа — не знаю, но мой опыт говорит: в случае выборов сейчас «арабская партия мира» не победила бы. ХАМАС ничего не потерял: погибло какое-то количество боевиков, причем — не очень высокопоставленных.
Образовался даже некий БАЛАНС СТРАХА (не такой, как в «холодную войну», но все же…) в отношениях между нами.
Теперь выяснилось вот что: Бог не оставил свой Народ и в Египте к власти пришли анти-исламисты, с которыми у нас наладилось какое-то взаимопонимание. До любви там далеко, но все-же это лучше власти организации «Братья-мусульмане», ответвлением которого является ХАМАС. В последние дни египтяне проводят массовые зачистки и разрушения домов вдоль границы с Сектором. Т.е. ХАМАС сейчас оказался в ситуации военного противостояния не только с Израилем, но и с Египтом, а это значит, что крайне усложняется задача доставки боеприпасов и сырья для боеприпасов в Сектор. Однако, невозможно знать будущее. Вполне возможно, что через 5 лет наступит тотальный мир между нами и арабами. Тогда специалисты могут сказать: мир наступил благодаря эффекту, созданному операцией «Несокрушимая скала». Например, мнению «Вторая ливанская была полным провалом» можно возразить «зато 8 лет на границе тихо». Мнению «Вторая ливанская была полной победой» можно возразить «благодаря тому, что Хизбалла увязла в Сирии и ей не до нас».
К операции «Несокрушимая скала» ЦАХАЛ подошел неготовым к конкретному типу боевых действий. Наша регулярная армия не может эффективно бороться с партизанами. Регулярная армия существует для войны с другими регулярными армиями, а последняя такая война была 41 год назад… Что мы могли ожидать от руководителей армии и государства? Мы могли ожидать от них, что за этот 41 год будет найдено какое-нибудь решение, которое поможет ЦАХАЛу эффективно справляться с партизанами. Например — создать специальный род войск, предназначение которого была бы борьба с партизанами и ничто другое.
Вместо этого, 41 год мы били себя в грудь и говорили: «ЦАХАЛ вообще, и Голани с парашютистами в частности, — настолько хорошая армия, что не стоит обращать внимание на всяких насекомых типа ООП, Хизбалла и ХАМАС… С ними справится БАТАШ[2]» Но война показала, что регулярная армия не справляется с задачей победить партизан. Она НЕ ПОДХОДИТ для этой задачи.
ХАМАС инициировал военные действия под землей. Наши ВВС на данном этапе не справились с поставленной задачей. Наверное, они могли бы это сделать, но должной подготовки проведено не было. В ЦАХАЛе, на момент начала операции, не было специальных частей, обученных и подготовленных для «подземной войны».
Следующая проблема: ХАМАС использует «живой щит», т.е. ведет обстрелы из густонаселенных мест и вообще — постоянно там находится. ЦАХАЛ, уничтожая «места, откуда ведется огонь» со всеми его обитателями, сталкивается с осуждением мировым сообществом. Чтобы уничтожить всю огневую мощь ХАМАСа, нам надо будет уничтожить 200.000 жителей Сектора. Поэтому, ЦАХАЛ крайне ограничен в возможностях и средствах подавить хамасовские огневые точки.
Вывод: цели, поставленные нами в начале операции «Несокрушимая скала», достигнуты не были.
Достиг ли ХАМАС своих целей? Тоже нет.
Их целью было — в определенный момент, используя «атакующие туннели», напасть на израильские поселения вокруг Сектора, убивать и брать в плен как можно больше евреев. Похожий план у них был и для вторжение через море — на лодках, с аквалангами и т.д. Все это у них не получилось. «Мега-теракт» совершен не был.
Ракетные обстрелы также не стали чем-то супер-супер-неприятным. Погибли всего несколько человек.
Вы знаете, есть такое мнение, что «Железный купол» причинил только вред и ничего более, т.к., якобы, эта система дала легитимацию нежеланию руководства войти в Газу и покончить с ХАМАСом… Может быть это так, а может и нет — в любом случае, еще раз выяснилось, что Израиль пока не в состоянии СЛОМИТЬ вот такие повстанческие армии-организации.
Возникает вопрос: возможно ли это в будущем? Это будет зависеть от того, смогут ли израильтяне обнаружить и исправить допущенные просчеты и сделать так, чтобы они более не повторялись.
Вопрос из зала: «Вы сказали, что эпизод с туннелями свидетельствует об отсутствии “военного мышления, интеллигенции”, но Железный купол может быть свидетельством того, что такое мышление все же есть?» Я вам скажу что такое “военная интеллигенция”. Представьте себе, что у вас сейчас температура 40 градусов. Для того, чтобы ее измерить — не надо быть врачом. Чтобы быть врачом надо понимать, что надо взять анализы, провести ультрасаунд и т.д. — для того, чтобы понять причину жара. Поняв причину, можно приступать к лечению. Конечно есть вещи, которые всем понятны. Например: с конца 60-х гг у Израиля есть проблема с «ракетной угрозой». Нашу территорию обстреливают 50 лет различными видами ракет. Почему мы ждали 50 лет и не разрабатывали противоракетные системы? Поэтому, IMHO, «Железный купол» — недостаточно эффективное решение, найденное к тому же позже, чем надо было. Недостаточно эффективное — потому, что не решает проблему «кассамов«. Для безопасности поселений вокруг Газы «Железный купол» особо не помог. Более лучшие показатели система обеспечивает при уничтожении ракет, летящих на Ашдод и далее, например. И все это — против очень примитивных ракет, собираемых в подвалах Газы. Против более «продвинутых» ракет, которые, скажем, есть у Ирана, «Железный купол» неэффективен. Есть у нас разработки в области лазерного противоракетного и противоминометного оружия, но идет спор между школой «железного купола» и «лазерниками».
Поэтому, врач никогда не станет ограничиваться реакцией на внешние проявления существующей болезни. Он будет всегда давать профилактические процедуры, но для того чтобы знать против чего давать профилактику — ему необходим тщательный анализ всего происходящего и происходившего в организме, предпринятых в прошлом мер и т.д. Иначе — никто не будет готов к новой угрозе — ни больной, ни врач.

Часть вторая: Интервью в «Маарив». Вопросы задает журналист Эяль Леви

Мы потеряли инициативу, не делаем выводов, не интеллигентны, не учимся на ошибках, как арабы, и все время объявляем себя победителями. Д-р Ури Мильштейн, не перестающий раздражать армию и истеблишмент, возмущен словами начальника генштаба, — кладет систему безопасности на операционный стол и достает скальпель.
Уже много лет Ури Мильштейн кричит «Король голый». Он продолжает «стоять на крыше» и указывать на промахи даже тогда, когда народ хочет Единства и Консенсуса, как например в последней операции «Цук эйтан» («Несокрушимая скала»).
Когда-то Мильштейн был в фаворе — даже преподавал в «Школе штабистов и командиров»(«Бейт-сефер ле-пикуд у-матэ»), но потом, по его словам, он сильно разозлил кого-то на вершине Олимпа, был осужден и изгнан. Сегодня, в возрасте 74 лет, он ведет 3-х летний «курс лидеров» в школе ОРТ в Лоде. «Если этот эксперимент получится, тогда, может быть, присоединятся другие школы ОРТ», — говорит Ури.
- Пока вновь не разозлишь «кукловодов»?
— Ты знаешь какая разница между сегодняшним днем и тем, что было 10 лет назад? Общество уже лучше стало разбираться в этих вопросах. Есть анекдот о двух немецких генералах, обсуждавших во время Первой мировой войны между собой английскую армию. Один сказал, что английские солдаты — «львы», на что второй заметил: «Однако, их командиры — ослы».
- Ты все еще думаешь, что мы не сделали выводов из прошлых войн?
— Мы хорошо провели «Шестидневную войну», но т.с. «пролетели» в «Войну Судного дня». И это против того же Египта? Почему? Потому, что в 1973 году мы готовились к 1967 году. Кто учится на своих ошибках? Тот, кто «пролетел». И не просто «пролетел», но сам же и осознал: «Я — пролетел!» Но этот вариант — не для нас. Мы никогда это не признаём — все время кричим о своей победе. А если мы все время побеждаем — зачем «учиться на своих ошибках»? Арабы осознали свой провал и к 1973 году выставили совершенно новую армию, с новой стратегией и тактикой.
Но наши руководители — интеллигенты…
— В чем суть вопроса? Ишув и Государство были основаны людьми, не считающими войну легитимным действием. Эта идеология сегодня называется «левой». Если ты меня спросишь — почему Бен-Гурион и кампания отвергли и изгнали Жаботинского, то я отвечу так: потому, что он считал, что война будет и надо строить армию. Это — суть конфликта. Столкновение во вопросу войны и мира. Все остальное — маскарад. Приехали сюда люди — противники насилия. Но что выяснилось? НЕВОЗМОЖНО без насилия, т.к. на нас нападают. Что было решено? Решено было следующее: «Можно защищаться, но нельзя нападать». Надо воспитывать пацифистов. Как только пошла промывка мозгов с детского возраста — «надо стремиться к миру» и т.д. — результат не заставил себя долго ждать: появилась группа, управляющая армией, которая понимает только одно — «надо стремиться к миру». Хорошо… но когда идет война, надо понимать нечто другое — но ни они, ни стоящие у руля Государства, этого не понимают.
Нет ни одного праведника в Содоме?
— В каждой армии есть немного интеллигентов, много «средних», остальные — т.с. «совсем не блещут»… Ты о смелости? Смелость — это когда Эйнштейн сказал, что все физики до него ошибались. Обычно, в такие системы, как армия, попадают мало смелых, но много «носорогов». Подумай-ка — сколько генералов написали книгу по теории войн? Возмем Эhуда Барака, про которого говорят, что он «интеллигент» и я с этим таки соглашусь… Но если человек был министром обороны и начальником генштаба, нам было бы интересно ознакомиться с его взглядами на военные проблемы, так? Барак не написал ни одной книги. А что написал Яалон? Биографию — родился, учился, кибуц, анекдоты и т.д… Люди не занимаются теорией…
Можно всё
Доктор Мильштейн неутомим. Если ему не дают телеканал, то он ставит свои выступления в YouTube — всегда острые и злободневные. Он жалит всех. Когда-то он сказал мне, что я и Рабин — одно и то же. Я подумал, что это комплимент, но он добавил: «Вы оба не имеете представления о предмете разговора.»
— «Нерушимая скала» не была нашей инициативой — нас вовлекли… Как вовлекли во Вторую Ливанскую войну. После «Мир Галилее» — 32 года — мы не берем инициативу в свои руки. Только реагируем. Такая ситуация для нас невыгодна, т.к. враг всегда может нас застать врасплох. Мы всегда говорим в таких случаях: «Наша реакция будет в подходящем для нас месте и подходящее для нас время». Но это лишь слова. Враг действует — во времени и на месте. Если бы ХАМАС продолжал обстрелы, а у нас каждый день работал бы «Железный купол», мы врядли бы выдержали, т.к. у наших ресурсов есть предел.
Дела на практике идут под руководством любителей, к тому же не особо одаренных интеллектуально. Что они делают? Создают мифы — «Война Судного дня», «Первая ливанская», и вот сейчас — «Несокрушимая скала».
Были ли мы готовы? Все началось с того, что трех учеников ешивы похитили и умертвили («hаргу»)…
- Убили («рацху»). — Не надо говорить «рацху». ХАМАС и «Хизбалла» не убивают («роцхим») — они умерщвляют («hоргим»). Они воюют с нами. Они — армия.
- Убивают («hоргим») солдат на войне.
— В каких 10-ти заповедях записано, что следует умерщвлять («лаhарог») солдат? Возьми любую войну — только солдаты погибали? Союзники уничтожили Дрезден, где солдат не было. Надо было уничтожить сотни тысяч немцев? Есть война и есть враг. У врага есть дети и старики. Если враг не хочет войны — пусть не будет врагом… Или возьмем Хиросиму и Нагасаки — американцы уничтожили 150 тысяч японцев. Мы за все свои войны не убили столько арабов. На войне каждая сторона воюет соответственно своей культуре и имеющимся средствам.
- Надо вести себя гуманно.
— ХАМАС — это милиция. Врагом ЭЦЕЛь и ЛЕХИ была Англия. Как они с ней боролись? С помощью танков и самолетов? Нет — они боролись с Англией с помощью террора. Также и ХАМАС — борется с нами теми средствами, какие ему доступны. Чтобы обессилить нас, сцедить всю кровь, чтобы мы сами не захотели здесь находиться. Как только начинаешь относиться к ним, как к убийцам и преступникам, убеждая в этом мировые СМИ, ты оказываешься в двусмысленной ситуации: преступников убивать нельзя, их надо ловить и судить…
На войне ты — не судья. Обрати внимание на выражение «невиновные»[3]. Если ты убиваешь «невиновных», то не они убийцы, а ты. В операции «Несокрушимая скала» мы были представлены как убийцы — из-за нас самих и благодаря нашей же глупости, т.к. сказали о «невиновных»: «это все убийцы». Я говорю так: «Они — враги и, если это так, ты убиваешь врага в месте его дислокации».
Всех можно убивать?
— Конечно. Это война — и пока они не перстанут воевать — все они «смертники», но мы делаем ошибку и говорим, что они «преступники», «отбросы» и т.д., т.е. — НЕ СОЛДАТЫ.
Затянувшаяся проблема
Где мы ошиблись во время «Несокрушимой скалы»?
— Что мы увидели? Все генералы по телевизору говорили: «Наши ВВС — лучшие в мире, они разберутся с ХАМАСом так, что тому впредь не повадно будет…». Это было бы так, если бы наши ВВС устраивали ковровые бомбардировки Газы, в ходе которых погибли бы 10 тысяч человек…
Ты думаешь, что надо было так поступить?
— Я этого не сказал… Всегда говорят «ЦАХАЛу не дают победить». ЦАХАЛ не может победить, ибо у него нет для этого инструментов. Думали, что бомбардировки заставят ХАМАС поднять руки. И что? ХАМАС ЗАИНТЕРЕСОВАН В КАК МОЖНО БОЛЬШЕМ КОЛИЧЕСТВЕ ЖЕРТВ. Это играет им на руку. У нас — если погибают люди, правительство оказывается перед опасностью отставки. У них же кричат «Месть!»
Невозможно не обращать внимание на масштаб разрушений, который мы им причинили…
— Ты серьезно? Они вынудили нас использовать авиацию, а сами зарылись в бункеры. С их стороны пострадали рядовые, плюс несколько командиров среднего звена. Мы только под конец стали совершать точечные удары, но это было на 45-й день операции! Если они могут нам противостоять так долго — они победили. Как сказал Мао: если регулярная армия воюет с партизанами и не уничтожает их — партизаны победили. То же самое с «Хазбаллой» — если в 2006 году мы их не уничтожили, это значит, что они победили. Никто же не ожидает, что «Хизбалла» оккупирует Израиль. Если они нам успешно противостоят — это до небес поднимает мотивацию в арабском мире.
И ничего нельзя сделать?
— Первой проблемой было то, что мы не поняли — с 1973 года — что наш противник теперь не регулярная арабская армия, а партизаны. Мы должны готовить армию к войне с партизанами, но вместо этого готовим танки и пушки к войне с Сирией, хотя это государство больше не существует (как и Ирак), и с Египтом, шанс на войну с регулярной армией которого все-таки остается. Если будет война с Ираном — это будет ракетная война. Проблема в том, что мы пренебрегали БАТАШем. Возьмем к примеру 7-ю десантную бригаду: БАТАШ у них занимал один месяц в году. Во Второй ливанской и последующих операциях показатели говорили сами за себя — армия не готовит себя к данному типу боевых действий. Проблема не в солдатах. Проблема в начальнике генштаба, генералах, ответственных за принятие решений.
А ты кто такой?
Как так получается, что только ты видишь это?
— В таких случаях говорят «хороший вопрос», но я бы сказал — «интересная тема».
Вот что говорит мой опыт. ЦАХАЛ бойкотирует меня, но раньше я был у них в фаворе. Я знаю очень много военных — находящихся сейчас на действительной службе или в отставке — которые утверждают, что эта операция была проведена совершенно по-идиотски. Те, чья карьера не зависит уже от ЦАХАЛ, говорят, что «все это было ужасно». Другие — говорят то же самое, но просят не упоминать их имен.
Ты спрашиваешь почему другие не видят? Еще как видят и даже иногда снабжают меня информацией. Например: во время Второй ливанской войны ( и до нее ) существовали проблемы взаимодействия ВВС и сухопутных частей, что приводило к иногда к трагическим последствиям. Понимаешь? Армия получает всякие супер-технические штуки и изобретения, но с элементарной связью солдата и летчика остаются тяжелые проблемы. Телевидение нам сказало, что в «Несокрушимой скале» этой проблемы уже не было. У меня другая информация и я спрашиваю, почему об этом не говорят? Потому, что критиковать изнутри недостатки в «одной из самых лучших армий мира» — означает автоматически из нее вылететь.
Да, но кто ты такой, чтобы критиковать военных, много лет прослуживших в армии?
— Про меня говорят, что я «ефрейтор или сержант», и что это является проблемой. Я закончил службу милуим в звании «офицера академической профессии», что соответствует званию майора ЦАХАЛ. Ты спросишь какой курс я прошел? На это я спрошу тебя: «А какой курс прошел Арик Шарон?» Да никакие курсы он не проходил, но стал генералом и никто про него не скажет, что Арик чего-то не понимает. А про такого, как я, исследующего ЦАХАЛ и пишущего про ЦАХАЛ вот уже более 40 лет, что говорят? «Странный путаник»?
Армия не пытается исправлять ошибки?
— В Израиле нет военной этики. Медицинская — есть. Есть врачи, которые увидев ошибку коллеги, не будут молчать даже в уголовном суде. У военных есть мнение, что не обо всем надо кричать. Зачем обществу что-то такое знать?.. Иногда — случайно — обществу становятся известны случаи, описанные, например в т.н. «документах Харпаза«. Так вершатся дела на «кухне» ЦАХАЛа. Если в доме не проводить уборку, там становится грязно, даже если не сорить… Армейские системы становятся все более сложными и менее упорядоченными.
Ты пытался когда-нибудь обращаться на самый верх?
— Я встречался с премьер-министром и сказал ему все то, что тебе говорю сейчас. Ты говоришь, что «Нет таких, кто думает как я»? Есть премьер-министр, который думает, как я. Третьим в нашем разговоре был Беннет. Нетанияhу согласился со мной и в конце сказал: «Я не смогу провести эту реформу». То же самое сказал мне Шарон. Я писал Бараку и его ответ был аналогичным.
Статистика войны Доктор Ури Мильштейн не дает интервью — он дает лекцию. Его знание военной истории настолько богато, что тяжело следить за всеми данными, которые он приводит: от операций Войны за Независимость через протоколы Шестидневной войны и далее. Можно его записывать на магнитофон сутками.
— Если ХАМАС роет туннели примитивными средствами, мы можем делать то же самое с применением в тысячу раз более эффективных инструментов. Представь себе, что ЦАХАЛ прорыл туннель до госпиталя Шифа в Газе. Начинается война, спецназ генштаба проникает в госпиталь, никого не убивает — только вяжет Ханию и его подручных, сажает в клетку и доставляет в Израиль. Еще пример?
Давай!
— ЦАХАЛ разрабатывает программу «робо-танков», т.е. танков без экипажа. Представь себе следующее: мы посылаем вперед 200 таких танков, каждый из которых начинен 20 тоннами взрывчатки. Если ХАМАС стреляет противотанковыми ракетами — взрыв одного такого танка сносит целый квартал. А у нас никто не пострадал… Нужны специальные группы для мозгового штурма, чтобы придумать как все это делать. Но таких групп у нас нет. А есть лейтенанты, ставшие начальниками генштаба… У них нет необходимого мышления, фантазии. У ХАМАСа — есть. Почему у ХАМАСа есть? Потому, что у них нет нашей иерархии. Нет рамок, в которых каждый кому-то что-то должен. «Туннели? Ну давайте попробуем туннели…»
— Факт, что Садат интеллектуально заткнул за пояс и Голду, и Даяна, и Дадо. То же самое можно сказать и о Насралле, ХАМАСе… Что мы делаем?! Убиваем несколько арабов, других — сажаем в тюрьму, кормим, холим и лелеем, даем им образование. Если они были мало завязаны на терроре — они становятся настоящими профессиональными террористами. Потом мы их освобождаем и они ведут против нас войну. Слепой, сильный и глупый Голиаф — против Давида. «Давид» на сегодня — это они, — и в этом наша главная ошибка, ибо мы глупо надеемся на нашу силу.
Ты не видел проявлений героизма во время прошедшей операции?
— Какой героизм? Огромная армия воюет против горстки террористов — зачем тут нужен героизм? Не смеши меня… Если бы мы воевали с японской императорской армией — я бы еще понимал…
Высокопоставленные офицеры шли на врага впереди строя…
— А почему бы и нет? Пора бы, для этого они и «майоры». Обычно воюют офицеры. Сoлдаты боятся — они же не ненормальные… От комбрига и ниже — все идут впереди строя. Дорон Рубин или «Я-Я»[4] в 1973 году не вели за собой солдат в атаку? Узи Яири, комбриг 35-й бригады, был непосредственно на “Китайской ферме”. Но в 1973 году ЦАХАЛ столкнулся с врагом, который мог организовать «Китайскую ферму»…
Нетрудно понять, почему Мильштейн отлучен от компании официальных историков. Нет такой священной коровы, которую бы он не резал с азартом. Несмотря на его чувство юмора, беседа с ним заканчивается с тяжелым чувством и желанием немедленно эмигрировать в Данию, где руководство, может быть, отвечает его, Мильштейна, стандартам.
— Говорят, что у Хизбаллы есть около 10 тысяч ракет с радиусом действия до 200 км и точностью в 20 метров. Это значит, что если в следующей войне будет участвовать Хизбалла, все стратегические объекты Израиля (ТЭЦ, опреснительные станции) оказываются под ударом. Хранилище брома в Хайфе: взрыв в этом месте может повлечь смерть сотен тысяч людей. Я не говорю, что так обязательно произойдет, но не стоит забывать о «законах Мэрфи». Даже если допустить, что современный ЦАХАЛ и его генералы действительно лучшие, будет все же крайне трудно, IMHO — невозможно, поправить все то, что натворили за последние несколько десятков лет.
Что же нам остается делать?
— Стоящие у руля армии хотят успеха, но они стоят у руля «динозавра» и только думают, что управляют им. Впрочем, им это не так уж и важно, ибо «успех» для них есть «карьерный рост». Они находятся на посту несколько лет и идут дальше наверх. Еще 2 года — еще выше. Скажи мне — что можно успеть за 2 года?
Так как же мы все-таки ухитряемся выжить здесь, ты спрашиваешь?
Арабы пока примитивны, но все мы видим, что арабской мир пробуждается. Представь себе, что ISIS берет под контроль Иорданию, Сирию, Ливан и Синай. Это уже будет совсем другая ситуация… Но есть и основания для осторожного оптимизма: пророки сказали, что перед Избавлением будет «война Гога и Магога», после которой наступит новый мировой порядок. Если объектом террористической войны станет США и Европа, доктрина «гуманизма» ослабнет, легитимация уничтожения врага перейдет на новый качественный уровень. Это сегодня принято считать, что нет врага, а есть некие «преступники», но в будущем, мы, может быть, вернемся к пониманию того, что «врага уничтожают». Наверное, это и станет решением наших проблем.
Примечания:
[1] — в Израиле принято использовать глагол «лаhарог» для обозначения «причинения смерти», например во время военных действий, автомобильных аварий. Глагол «лирцоах» употребляется для обозначения предумышленного убийства, так же, как и в 10-ти Речениях Торы.
[2] — БАТАШ («битахон шотеф») — совокупность действий по обеспечению спокойствия и безопасности на определенной территории и на границах государства.
[3] — на иврите «хафим ми-пеша», — букв. «невиновные в пресуплении», так принято в Израиле называть жертв среди гражданского населения
[4] — генерал Йорам Яир
Перевел Ontario
"" «NRG-Маарив», 19 октября 2014

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..