воскресенье, 26 марта 2017 г.

"А это смотря какая бабель"

Давид

"А это смотря какая бабель"

О женщинах в армии

В мае 2015 после решения АОИ не открывать для женщин должности танкистов и соответствующего шума в СМИ меня попросили написать об этом отдельный пост. Тогда меня посередине отвлекли другие дела, но сейчас аналогичный шум прошел снова, и меня снова попросили. Поэтому я его дописал. 
Сначала общие положения
1) Задача армии это оборона государства, а не продвижение равноправия, самореализации и т.д. Теоретически с этим обычно согласны, но раз за разом в дискуссиях я вижу, что это каждый раз необходимо подчеркивать, чтобы не забывали. Все за и против нужно рассматривать именно в свете этой задачи. 
2) В плане распределения личного состава это превращается в вопрос его эффективного использования для боеспособности армии. Боеспособность мы понимаем как совокупность характеристик подразделения либо части, включая расходы на достижение требуемых показателей и получаемый на выходе "товар". 
3) Речь идет не про абстрактную армию в вакууме, а про реальную АОИ с ее реальными характеристиками: география, демография, ТВД, метод комплектации, условия службы, способы применения. Отсылки к иностранным армиям релевантны только для конкретных деталей, а не как аналогия в целом.
Зачем вообще женщины в армии? Женщин призывают на обязательную службу в АОИ по одной простой причине: нехватка мужчин для занятия всех должностей и выполнения всех стоящих задач. Женщины составляют треть военнослужащих срочной службы, пятую часть сверхсрочной службы и десятую часть резервной. В данном обсуждении нас интересует главным образом срочная служба. В отличие от большинства других стран, где хватает женщин-добровольцев или обходятся вообще без них, мы вынуждены женщин призывать. Изначально в АОИ это было именно необходимое использование ресурса, от которого мы не можем отказаться: мужчины предназначены в первую очередь для боевой службы, на другие должности их уже не хватает, и там их заменяют женщины. 
Поэтому с начала 50-х женщины служили на тыловых должностях: административная работа, кухонные работы, связь и т.д. Отдельные редкие "реликты" Войны за Независимость, как то женщины-пилоты, в течение 50-х либо уволились либо были переведены с боевых должностей. В 70-е после войны Судного Дня произошло резкое наращивание АОИ, из-за чего нехватка мужчин усилилась, поэтому для женщин были открыты многие прежде закрытые специальности: технические, разведывательные, инструкторские и т.д. Та же тенденция продолжалась в 80-е, для женщин открывались всё новые и новые места. После того, как Элис Миллер в 1995 через Верховный суд добилась, чтобы ее допустили к отбору на летный курс, для женщин открыли и боевые специальности, с учетом конкретной "сути и характера должности", что было закреплено поправкой к Закону о военной службе в 2000. В 2000-е процесс продолжился, и сейчас около 93% всех армейских специальностей открыто для женщин.
Боевые должности, подразделения и войска, где женщины могут служить и служат на 2016: летный состав ВВС, офицеры ВМС, подразделение "Снапир" и подразделение подводных работ ВМС, пограничная стража МАГАВ (МАГАВ относится к полиции, а не к армии, но эта служба важна для сравнительных исследований), ПВО, некоторые должности в артиллерии, кинологическое подразделение "Окец", смешанные батальоны легкой пехоты, батальоны войск боевого сбора (полевая разведка), батальон химзащиты инженерных войск. Для сравнительных исследований иногда рассматриваются также небоевые, но в некоторых аспектах приравненные к боевым спасательные батальоны Командования тыла и батальоны охраны КПП военной полиции. Боевая служба женщин это широко рекламируемый бренд, и израильская публика, и иностранцы очень любят фотографии бравых девушек с автоматами, не особо разбирая, кто там боевой, а кто нет.
Все эти подразделения и войска являются либо подразделениями поддержки, в понятиях АОИ, либо несут охранные и другие вспомогательные функции, либо имеют особые условия службы. 
Важный момент: вопрос боевой службы женщин это не только модная феминистская повестка дня некоторых кругов, в том числе внутри армии, в частности в аппарате советницы НГШ по гендерным вопросам (до начала 2016: советница НГШ по вопросам женщин). Как и в других больших организациях, в АОИ существует феминистское лобби (состоящее не только из женщин), пересекающееся с аналогичными лобби в СМИ и академических и политических кругах, занятое вопросами продвижения женщин, равноправия, дискриминации и т.д., но нужно понимать, что расширение списка должностей для женщин это собственный интерес армии. Мужчин по-прежнему не хватает, и любая возможность эффективно заменять их женщинами это полезное использование ресурса. Тем более это стало важно из-за принятия решения о сокращении срока службы для мужчин начиная с 2015. Сокращение срока службы означает уменьшение числа солдат, поэтому для хотя бы частичной компенсации расширили призыв женщин на уже открытые для них должности, а также усилили проверки, на каких еще должностях женщины могут заменить мужчин. 
Это необходимо помнить, чтобы с одной стороны не отмахиваться от этого самим как от "ненужных феминистских затей", а с другой стороны не подозревать в таком отмахивании армию, которая проводит липовые проверки, лишь бы от этой затеи избавиться. Выяснение, где интеграция женщин реально эффективна, это собственный армейский интерес, и ему уделяется большое внимание.
Напомним еще одну вещь, которая тоже часто теряется в таких дискуссиях: реальная боевая служба в АОИ это не Рэмбо, попадающий белке в глаз в тылу врага, и вообще это не про героизм. Храбрость, мотивация, целеустремленность, патриотизм – это всё хорошо и прекрасно, но боевая служба это в первую, вторую и третью очередь тяжелая физическая работа, тяготы и лишения, а потом уже всё остальное.
Проблемы интеграции женщин в боевых подразделениях, как известные заранее по опыту иностранных армий, так и характерные для АОИ изначально, а также выявленные соответствующими исследованиями уже по опыту АОИ, можно разделить на две группы: психо-социальные и анатомически-медицинские.
В психо-социальном плане в АОИ есть как и общемировые проблемы – влияние женщин на боевой дух солдат, как подразделение, армия и общество переживают смерть, ранение, пленение или изнасилование женщины-военнослужащей на войне, бытовые проблемы совместного проживания и т.д., так и конкретно израильские – высокий процент религиозных солдат, для которых близкий контакт с женщинами представляет больше сложности, чем для нерелигиозных, постоянный действующий военный конфликт, и призывная армия, в отличие от контрактной американской, многих европейских и т.д.
Но если психо-социальные проблемы широкая публика обычно представляет себе лучше, хотя тоже не всегда верно относительно конкретных деталей армейского быта, то насчет медицинских она осведомлена хуже, поэтому остановимся на них подробнее, а к бытовым вернемся потом. 
Медицинские проблемы: разница между мужчинами и женщинами в анатомии, физиологии, биомеханике и метаболизме, и следующая из этого разница в боевой эффективности. Исследования проводились подразделением военной физиологии медицинских войск, центром боевой физподготовки пехотных и десантных войск и другими соответствующими структурами медицинских войск, командования сухопутных сил и т.д., а также гражданскими исследователями.
Согласно этим исследованиям, средний рост женщин на 12 см ниже среднего у мужчин, средний вес на 10 кг меньше, мышечная масса в среднем на 20 кг меньше. В процентах общая масса женщины в среднем на 20% меньше, чем у мужчин, масса мышц и скелета на 40-45% меньше, жировая масса на 20-25% больше. Масса без жира на сантиметр роста – 0.36 кг у мужчин, 0.26 кг у женщин. Величина мышечных волокон у женщин на 35% меньше, количество волокон – на 14% меньше. Мышечная масса верхней части тела у женщин на 50% меньше, чем у мужчин, нижней части – на 30%. Соответственно сила мышц у женщин по изометрическим измерениям это 50% в верхней части и 65% в нижней части, относительно мужчин. Площадь разреза плечевой кости у женщин на 25-35% меньше, бедренной кости – на 15% меньше. Площадь и объем позвонков на 25-30% ниже. Строение ног и таза – у женщин короче шаг, согласно исследованиям с повышением носимой нагрузки женщины, в отличие от мужчин, укорачивают шаг еще больше, увеличивают длительность времени, когда обе ноги на земле и т.д., в целом при ходьбе увеличенная кинетическая нагрузка, что является одной из причин повышенного травматизма. У женщин также кости голени на 12% тоньше и на 42% ниже сопротивление скручиванию.
Важный параметр: плотность костей. У женщин в возрасте призыва плотность костей не намного ниже, чем у мужчин, это обычно проявляется в пожилом возрасте, но в целом женщины в три раза больше мужчин подвержены остеопорозу, а во время боевой подготовки действуют сразу несколько дополнительных факторов: усиленная физическая нагрузка, недостаток кальция и витамина D. Поэтому женщины гораздо больше подвержены стрессовым переломам (они же усталостные переломы - "шиврей маамац" - stress fracture) из-за накапливаемой микротравмы. Стрессовые переломы, особенно стопы и голени – бич боевых солдат, в 80-е годы процент пострадавших иногда достигал 30% от призыва. Проблема стрессовых переломов для службы в том, что при них солдат получает освобождение от физических нагрузок на 2-8 недель, в зависимости от степени перелома, а при высокой степени и больше. Поэтому часто это означает списание с КМБ либо командного курса. Иногда курс можно пройти позже или "догнать" в конце, иногда это невозможно по административным причинам, иногда солдат в результате вообще списывается с боевой службы. Для профилактики необходим достаточный сон и отдых, а также достаточное потребление кальция и витамина D – по всем этим параметрам у солдат серьезный недостаток, особенно у боевых. С этим явлением боролись, и заставляя командиров соблюдать часы сна, и внедрением большего количества молочных продуктов, и постепенно снизили процент до 5-10% у мужчин в боевых войсках в среднем, в зависимости от рода войск. Но у женщин этот процент при равных нагрузках всегда значительно выше, потому что по любой медицинской статистике женский пол это первый фактор риска. И кроме динамической нагрузки, как бег и прыжки, женщины страдают от стрессовых переломов даже из-за длительного стояния, чего не наблюдается у мужчин. Поэтому из-за важности этого параметра он всегда особо отмечается в исследованиях. 
У женщин ниже способность к аэробным и анаэробным нагрузкам – у них в среднем меньше объем сердца и легких, выработка сердца за единицу времени на 20-25% меньше, гемоглобин на 10-15% ниже, максимальное потребление кислорода на 20-25% меньше. По аэробным нагрузкам показатели женщин в среднем на 30% ниже, чем у мужчин, по анаэробным на 25%. Увеличение носимого веса, согласно исследованиям, замедляет выполнение десятикилометрового марша у женщин на 23-28% больше, чем у мужчин: округленно средний мужчина-солдат с максимальной скоростью пройдет 10 км с грузом в 30 кг за полтора часа, а женщина за два часа. 
Есть также статистика о том, что из-за поднятия тяжестей в ходе службы у женщин учащаются случаи опущения матки, но так как это статистика сравнительная с другими женщинами, а не с мужчинами на тех же должностях, то она проходит отдельным параграфом.
Для чего мы приводим все эти цифры? Вроде бы никто не спорит, что средняя женщина физически слабее среднего мужчины, зачем такие подробности. Но если мы хотим говорить о конкретной проблеме в конкретной армии, то надо приводить конкретные цифры по релевантным и замеренным армейским параметрам. А не просто высказывать не основанное ни на чем мнение "вообще", или говорить "а вот в России шпалоукладчицы, а в войну и танкисты-женщины были, а вот штангистки, а вот то и это". Это будет несерьезный разговор. Мы говорим конкретно.
История службы женщин на боевых должностях, в медицинском плане:
С 1995 женщинам разрешено служить на боевых должностях в МАГАВе, с 1998 в ПВО, с 2000 начала действовать первая экспериментальная смешанная рота "Каракаль", в 2004 с расширением призыва роты были сведены в батальон "Каракаль". 
Первичное исследование в 1999-2000 показало, что до половины женщин получили в ходе КМБ "Каракаль" травмы от перенагрузки, большей частью стрессовые переломы. По результатам следующего исследования, завершившегося в 2003, рекомендовано ограничить для женщин марш-броски и максимальный носимый вес относительно мужчин. Это исследование рекомендовало не использовать женщин на боевых должностях в пехоте, танковых войсках, артиллерии и инженерных войсках из-за их физиологической неспособности выдерживать требуемые нагрузки. 
В 2003-2004 подразделением военной физиологии было также проведено два физиологических обследования по четырнадцати боевым и шести техно-логистическим специальностям, для проверки возможности службы на них женщин. Установлено, что женщины в десять раз больше подвержены стрессовым переломам и другим ортопедическим травмам, поставлены антропометрические рамки для службы женщин и рекомендовано провести дальнейшее наблюдение. 
Это долговременное наблюдение велось в 2004-2009 за батальоном "Каракаль". Кроме прочего, исследование показало изначальные различия в гематологии: на момент призыва была установлена анемия у 18% женщин (по уровню гемоглобина), у мужчин 7.7%, и недостаток железа (по уровню трансферрина и ферритина) у 61.4% женщин, у мужчин 10.2%. Соответственно была отмечена разница результатов при аэробных нагрузках. Были подтверждены прошлые результаты по антропометрии и строению костей, а также по ходу КМБ был установлен резкий недостаток потребления кальция - 68% от нормы у женщин и 75% у мужчин, и витамина D – 50% у женщин и 72% у мужчин. Даже при резком снижении нагрузки из-за выводов прошлого исследования и переходе на специально подобранную "шкалу нагрузок" для совместной подготовки женщин и мужчин, 12% женщин страдали от стрессовых переломов, тогда как у мужчин показатель падал до 0%. Кроме того, снижение общего уровня подготовки в "Каракале" привело к тому, что у мужчин физподготовка ниже, чем требуется в боевых подразделениях АОИ. Рекомендовано снизить требования по выносливости (аэробные нагрузки, включая бег) к женщинам на 30% относительно требований к мужчинам, а также максимальный носимый вес. 
В 2006 медицинское подразделение полиции исследовало службу женщин в МАГАВе. Установлено, что из женщин, проходивших КМБ со стандартным снаряжением, у 15.5% обнаружены стрессовые переломы. У женщин с облегченным с 12 до 9 кг снаряжением (включая короткие автоматы и облегченные разгрузочные жилеты) процент упал до 4.7%. Рекомендовано принять облегченный вариант как стандартный для женщин в МАГАВе. 
ПВО – боевая служба женщин с 1998. Первые результаты: призыв март 1999 – 19% женщин со стрессовыми переломами, у мужчин 4%, август 1999 – 21% у женщин, 2% у мужчин, затем введена подобранная для женщин шкала нагрузок, август 2001 – 13% у женщин, 4.5% у мужчин. 
Артиллерия – боевая служба женщин разрешена с 2000. Август 2000 – 21% стрессовых переломов у женщин, ноябрь 2000 – 25%. У мужчин 9%. Дальнейшее введение специальной шкалы нагрузок принципиально не помогло, эксперимент признан неудавшимся, с 2004 женщин перестали брать на боевые должности в артиллерии, кроме подразделений MLRS на должности операторов систем управления огнем, радаров и т.д. В 2014 для женщин также были открыты боевые должности в подразделении артиллерийских БПЛА и спецподразделении Моран.
После многолетних исследований в 2008 командованием сухопутных сил были установлены следующие ограничения физических нагрузок (выборка):
Марш-бросок (полная выкладка – оружие и разгрузочный жилет), скорость:
Обычный - мужчины до 6 км/ч, женщины до 5 км/ч.
Ускоренный – мужчины до 7-8 км/ч, женщины до 6-7 км/ч.
С носилками – мужчины до 4 км/ч, женщины до 3 км/ч.
Марш-бросок, максимальное расстояние:
К концу КМБ уровня 03, 8 недель:
Обычный – мужчины 14 км, женщины 9 км.
Ускоренный – не проводится.
С носилками: мужчины 4 км, женщины 2 км.
К концу КМБ уровня 05, 16 недель:
Обычный – мужчины 56 км, женщины 37 км.
Ускоренный – мужчины 24 км, женщины 18 км.
С носилками: мужчины 12 км, женщины 9 км.
Бег, максимальное расстояние:
К концу КМБ уровня 03, 8 недель:
Обычный – мужчины 2 км, женщины 1.3 км с ограничением до 11 км/ч либо до 8 км/ч с полной выкладкой.
Усиленный – мужчины - больше 13.5 км/ч в спортивной форме, либо больше 10 км/ч с полной выкладкой, либо бег с дополнительным снаряжением (ПАКАЛЬ) – 0.5 км, женщины – больше 11 км/ч и любой бег с полной выкладкой и дополнительным снаряжением – 0.3 км. 
С носилками – мужчины 0.5 км, женщины – не проводится.
К концу КМБ уровня 05, 16 недель:
Обычный – мужчины 8 км, женщины 5 км.
Усиленный – мужчины 3 км, женщины 2.8 км.
С носилками – мужчины 2.5 км, женщины 1.6 км.
Максимальный вес носилок: Мужчины 80 кг, женщины 60 кг.
Максимальный носимый вес:
Полная выкладка: мужчины 15 кг, женщины 12 кг.
С дополнительным снаряжением: мужчины до 30% от массы тела, после КМБ 05 до 40%, после дополнительной подготовки уровня 07 – до 55%. Женщины до 25%, с восьмой недели КМБ до 30%, по окончании подготовки до 40%. 
Любой вес свыше 40% для мужчин и 33% для женщин требует специального разрешения отдела физподготовки.
Максимальное время стояния:
Мужчины: не ограничено.
Женщины, считая любое непрерывное стояние свыше 5 минут и не включая один караул либо одно дежурство по кухне в неделю:
К концу КМБ уровня 03, 8 недель:
40 минут непрерывно либо 1 час 50 минут в сутки.
К концу КМБ уровня 05, 16 недель:
1 час 20 минут подряд либо 3 часа 10 минут в сутки.
Согласно инструкции командования сухопутных сил от 2009: 
Преодоление полосы препятствий: мужчины 13 минут, женщины 19.15 минут. Женщинам также разрешено использовать скамейку при преодолении стены на полосе препятствий. 
Это выборка, в целом за 13 лет инструкции по снижению требований к физподготовке выходили четыре раза. Кроме официальных ограничений, были и неофициальные и местные рабочие решения, как негласное общее снижение уровня физподготовки в подразделении, так и технические приемы вплоть до переноса жилых помещений ближе к столовой, чтобы уменьшить проходимое за день расстояние. Были и варианты типа замены бега на расстояние бегом по кругу, чтобы не было заметно отставание женщин, уменьшение выкладки при тестах на физподготовку и т.д.
Дальнейшие исследования показали, что разница между мужчинами и женщинами в травматизме сохраняется. В 2012-2013 было проведено широкое исследование в батальоне "Каракаль", в артиллерии и в войсках боевого сбора, результаты были подведены в 2015. По результатам, в ходе подготовки и обучения в среднем 46% женщин получили травмы, мужчины – 25%. Из женщин 33% получали травмы неоднократно. Конкретно в "Каракале" травмы у женщин – 40%, в артиллерии – до 70%. Стрессовые переломы у женщин в 2-10 раз чаще, чем у мужчин, в зависимости от подразделения и периода обучения. Боль в коленях у женщин в 3 раза чаще, чем у мужчин, разрыв мениска в 2-10 раз чаще в зависимости от подразделения, рабдомилиоз – в 2-10 раз чаще, также больше вывихов и болей в спине. Процент женщин, списанных с боевой службы из-за медицинских проблем, в 2-5 раз выше, чем у мужчин. По результатам исследования рекомендовано усилить медицинские осмотры женщин перед призывом и в ходе подготовки, а также рассмотреть дальнейшие способы подобрать соответствующую шкалу нагрузок для снижения травматизма. 
Для всей вышеприведенной статистики следует помнить, что на боевые должности женщины, в отличие от мужчин, идут только добровольно. Поэтому если по ходу службы у них и появляется желание "откосить" по медицинским причинам, то изначальная мотивация служить у них высокая, что иногда как раз и повышает травматизм: не желая быть отчисленными, они иногда скрывают медицинские проблемы, пока те не усиливаются настолько, что скрыть уже нельзя.
В общем, медицинские войска АОИ набрали массу статистики, и вся она однозначно показывает в сторону большего травматизма и отчисления и меньшей способности женщин переносить требуемые нагрузки. Проводились также совместные исследования с армией США, которые показали то же самое, с поправкой на американские реалии. Относительно сравнений с США следует помнить, что там армия добровольная, а в Израиле призывная. Женщины, которые идут в Израиле на боевую службу добровольно, проявляют высокую мотивацию, но делают это в условиях "всё равно надо служить, поэтому можно пойти в боевые войска, чтобы показать себя и доказать себе, а не перекладывать в армии скучные бумажки", в отличие от американок, которые делают реально добровольный выбор служить, и еще должны пройти отбор на службу вообще. Кроме того, есть и физические отличия: даже белая средняя американка может отличаться от средней израильтянки по параметрам, а при расовых отличиях разница еще больше: например, у негров другая плотность костей, поэтому они меньше подвержены стрессовым переломам. 
Теперь конкретно о родах войск. Как уже сказано выше, все подразделения и войска, где на боевых должностях служат женщины, являются либо подразделениями поддержки, в понятиях АОИ, либо несут охранные и другие вспомогательные функции, либо имеют особые условия службы. Все женщины на боевых должностях служат столько же, сколько и мужчины. В войсках, которые в АОИ называются "атакующие", то есть в пехоте и танковых войсках, бойцов-женщин нет.
ПВО и те артиллерийские подразделения, где служат женщины, не предназначены к столкновению с противником лицом к лицу, хоть они и боевые. Физические проблемы описаны выше.
Летчики это не просто добровольцы, а штучный товар, высочайшая мотивация, отбираются из сотен претендентов, готовятся три года, служат на стационарных аэродромах со всеми условиями для нормальной службы и т.д. Тем не менее, даже при всей гордости ВВС за политику открытых дверей, процент женщин, успешно заканчивающих летный курс, ниже, чем у мужчин, в частности на 2005 год 5% и 20% соответственно. Существуют также проблемы с допусками к полетам вообще либо самостоятельным полетам на период беременности и т.д. Но в общем и целом из-за штучности и особых условий службы женщины-летчики эффективны. 
Смешанные батальоны легкой пехоты реально выполняют на относительно спокойных границах функции жандармерии, и не предназначены для участия в общевойсковом бою, как "нормальная" пехота. По сути это эрзац-батальоны, главная задача которых это освобождение боевых батальонов для войны либо подготовки к войне. Это не пренебрежительная характеристика, они выполняют очень важную функцию, особенно при сокращении срока службы у мужчин. Постоянно задействованный на оперативном дежурстве кадровый батальон заменяет в год призыв 18 батальонов резервистов, которые оплачиваются гораздо дороже. Они не могут быть на дежурстве непрерывно, у них тоже есть учения, но основную часть службы они дежурят, заменяя собой либо другой кадровый, либо резервный батальон. Именно поэтому это эффективный метод использования женщин на боевой службе, и именно поэтому кроме батальонов "Каракаль", "Барделас" ("Гепард") и "Львы Иордана" сейчас создается четвертый смешанный женско-мужской батальон "Леопарды Мецады". Громкие названия это "реклама – двигатель торговли": армия реально заинтересована в притоке туда женщин. Женщины составляют в этих батальонах около двух третей боевого состава, треть мужчины. Как мы видим, столько женщин бы хватило и на чисто женские батальоны, но для смешанности есть две причины: во-первых, чисто женский батальон трудно рекламировать как "службу на равных с мужчинами", во-вторых, что не афишируется, мужчины там иногда нужны для переноски тяжестей и тому подобного. Это опять же пример эффективного рабочего решения, большинство мужчин там всё равно не подходят по медицинским показателям для "нормальной" пехоты. 
Отдельный вопрос срока службы: надо учитывать, что на боевого солдата заранее рассчитывают и как на резервиста. Женщины на боевых должностях подписывают согласие служить на тех же условиях, как мужчины, включая как срочную, так и резервную службу. Если на тыловых должностях женщин-резервистов (тех, кто вообще служит в резерве) списывают при беременности, то боевые обязаны служить и будучи матерями. Но это формально, а на самом деле по статистике они в среднем служат максимум несколько лет после армии, и при беременности тоже уходят со службы. Летчики статья особая, как для сверхсрочной, так и для резервной службы, в данном случае речь идет о сухопутных. В резерве далеко не везде есть условия, созданные в кадровой армии для совместной службы мужчин и женщин, поэтому многие из отслуживших на боевой должности женщин в резерве переходят на вспомогательные. Поэтому часто женщина "невыгоднее": на ее боевую подготовку тратится столько же, как на мужчину, а служит она на боевой должности в целом, включая резервную службу, меньше. Но это зависит от конкретного подразделения и места службы на срочной службе и в резерве.
Ну а теперь мы добрались и до танковых войск конкретно. 
На самом деле возможность для женщин служить танкистами проверялась и в 2001, и в 2009, и результаты тоже были отрицательные, просто это не привлекло особого внимания. В 2002 в качестве промежуточной меры и эксперимента шесть женщин было допущено на небоевые должности механиков танков в танковой школе. По отрицательным результатам в 2004 приняли решение больше женщин на эти должности не принимать, главным образом из-за проблем с поднятием тяжестей. В 2014-2015 танковые и медицинские войска провели большое исследование, где снова проверяли возможность для женщин служить танкистами. Результаты показали неспособность переносить требуемые физические нагрузки, в первую очередь для заряжающего и водителя, а также невозможность обеспечить нормальные условия службы смешанного экипажа в танке, поэтому решение было принято отрицательное. 
В чем проблемы службы женщин-танкистов?
Кроме обычных проблем смешанных подразделений – жилые помещения, душ, туалет и прочее, специфика танковых войск состоит, как ни странно, в нахождении в танке. В засадах либо в боевых условиях, в частности в ходе последних войн и операций в Ливане и Газе, экипаж может находиться в танке безвылазно и сутки, и двое, и трое суток, а просто "с утра до вечера" это вообще обычное явление. Для малой нужды используются бутылки, для большой – каски с вложенными мешками. О помывке речи нет, это в поле у всех так, не только у танкистов. Постоянный физический контакт, иногда вплоть до лежания друг на друге. В случае смешанного экипажа к этому добавляется возможность менструации. То, что многие противники службы женщин в танках упирают на нежелательную возможность интимной близости - как сказал бывший главный военный раввин Исраэль Вайс: "если мужчину и женщину поместить в танк, то через девять месяцев родится маленький танкист" – ага, "если бы". Это не самая большая проблема. В таких условиях это просто дополнительный источник большого дискомфорта и для женщин, и для мужчин, даже нерелигиозных. В чем-то это даже хуже, чем в подводной лодке, там погружаются на более долгий срок, зато сама лодка гораздо больше. В танке, правда, легче проветрить помещение, но это тоже не всегда помогает. 
Тяжелые физические нагрузки – погрузка снарядов, техническое обслуживание и ремонты, включая натягивание гусениц, заряжание, вождение, такие упражнения, как эвакуация раненого водителя в башню и эвакуация раненого из танка вообще, езда по пересеченной местности в танке и так далее. Проблема именно в постоянных ежедневных нагрузках, а не только в действиях экипажа в бою. Если в пехоте нагрузки это долгие марш-броски с большим весом, то в танковых войсках это постоянное ежедневное ворочание железа в больших количествах, в неудобных местах и вредных для здоровья позах. Плюс мелкий нюанс, что снарядов 105-мм в кадровых бригадах больше нет, только 120-мм, они еще тяжелее. Про ущерб от больших физических нагрузок для женщин мы уже видели обширную статистику выше. Но даже без ущерба, женщина гораздо чаще, чем мужчина, просто не может поднять нужный груз. Если на авиабазах подобные проблемы с поднятием грузов у женщин-техников решаются в том числе покупкой передвижных подъемных мини-кранов, то даже не считая финансового аспекта танкистам часто приходится этим заниматься не на базе, а в поле, и кран туда пригоняют только для грузов, поднять которые вообще не в человеческих силах. 
По всем этим рассмотренным параметрам и было принято решение, что службу женщин в танковых экипажах разрешать не следует. Когда танкисты несут оперативное дежурство на территориях, то это всё неважно, они там не как танкисты, а как легкая пехота, остаются только проблемы жилья и туалетов. Но когда они именно танкисты – решение отрицательное.
Обычное возражение сторонников женского равноправия: "это всё можно решить, было бы желание". Так же недавно выразился и бывший главный офицер танковых войск Игаль Словик, который был инициатором этой проверки в 2014, будучи начальником направления кадров командования сухопутных сил, и сейчас тоже выступил в поддержку идеи: "Если искать, почему женщина не может быть танкистом, то можно найти тысячу причин". Как уже сказано выше, сторонники этой идеи не исключительно женщины. И наоборот: против выступают не только мужчины, в частности полковник Талья Ланкри, начальник отдела обороны в оперативном управлении, которая сказала, что на данном этапе женщинам не место в пехоте и танковых войсках, потому что это помешает армии выполнять ее главную задачу – воевать. 
Мы даже не будем говорить, что "всё можно решить" это во многом "давайте создадим проблему, а потом подумаем, как ее решать". Заковыка в другом: на самом деле вопрос "может ли женщина быть танкистом?" не стоит. Даже если его так иногда формулируют для простоты. Потому что ответ на него тоже очень простой: конечно, может. В том-то и проблема. Это отцом женщина быть не может, потому что сперматозоиды не вырабатывает, поэтому на нет и суда нет. А танкистом может, так же, как премьер-министром, космонавтом или силовым гимнастом. 
И именно потому, что женщина это может, реальный вопрос стоит так: стоит ли это делать? В наших реальных условиях, с нашими реальными потребностями и возможностями. Эффективное ли это будет использование женщин на военной службе? А когда вопрос стоит так, то кроме причин "почему да", просто необходимо проверять и причины "почему нет", хоть их тысяча, хоть не тысяча. Эффективность только так и проверяется: вот плюсы, вот минусы, чего больше.
Весь этот ворох статистики выше о травматизме женщин он не для того приведен, чтобы пожалеть "ах, бедные девочки, давайте их от этого оградим, таких нежных". Эти девочки сами кого хочешь пожалеют, а потом догонят и еще раз пожалеют. Это приведено как медицинский факт, что в качестве боевых солдат женщины в среднем менее эффективны, чем мужчины. Не могут столько носить, столько бегать, столько выдерживать, в таком количестве доходить до конца обучения без списания. В среднем. Можно найти женщину, которая физически заткнет за пояс большинство мужчин. Но статистика показывает, что таких женщин мало, а тех из них, кто еще и захочет идти в боевые войска, еще меньше. А армия работает массами. Если летчики товар штучный, и поэтому женщины там в целом эффективны, то танкисты товар массовый, и проводить туда отбор, как в летчики, только чтобы найти такую редкую женщину, неразумно и нерентабельно. Тем более что травматизм происходит не при отборе, а уже при службе. Кандидаты найдутся, из инструкторш танковых специальностей некоторые правую руку отдадут, чтобы стать танкистами. Но сколько из них подойдут изначально и сколько дойдут до конца? Статистика выше говорит, что мало кто. Чисто физически. И именно поэтому нормальные противники этой идеи, типа бывшего командующего ЦВО Ави Мизрахи, тоже танкиста, упирают на это, а не на патерналистское "предназначение женщины быть матерью, а не танкистом", как сказал геройский танкист Авигдор Кахалани. Чисто физические параметры и статистика. 
У травматизма есть и прямое финансовое следствие: деньги, потраченные на боевую подготовку женщин, которых потом списали с боевой службы по медицинским причинам, оказались потраченными напрасно, и получившие травмы и тем более тот или другой процент инвалидности женщины подают в суд на министерство обороны, требуя законной компенсации и пенсии за ущерб здоровью. И у кого ущерб признают как причиненный службой, тот эти компенсации получает. По имеющейся статистике, женщины подают такие иски в шесть раз чаще мужчин, при том, что они пока не служат в самых тяжелых местах, а если начнут служить, исков и компенсаций будет еще больше. Если женщина на боевой должности в среднем обходится из-за этого настолько дороже мужчины, это тоже надо учитывать. 
Теоретически допустим, что таких физически подходящих женщин мы в каком-то количестве нашли. Проверка 2014-2015 проверяла также и организационные варианты их службы, в трех видах.
Вариант первый: смешанные экипажи
Сложности совместной службы в танке мы привели выше. Заявления "пусть мужчины привыкают, армия есть армия, приказ есть приказ, да и всё" можно развернуть и в другую сторону: "пусть женщины привыкают, армия есть армия, приказ есть приказ, нет и всё". У нас армия призывная, и мужчин там и сейчас больше и будет больше, чем женщин, поэтому не надо вообще бросаться такими заявлениями. Тем более что описанные проблемы женщинам мешают еще больше, чем мужчинам. Мужчина в таких бытовых ситуациях чаще посмеется и реже смутится, чем женщина. Это не патерналистское ограждение женщин, парамедики и прочие женщины, проводившие время в бронетранспортерах, постоянно на это жалуются. В Германии или там Скандинавии и бани общие, поэтому у них и в армии с этим проблем меньше, но мы тут не в Скандинавии. Танкисты не добровольцы, им не скажешь "не нравится – иди гуляй". И мотивация быть танкистом от службы там женщин упадет, это проверенный статистикой интеграции женщин в других подразделениях факт, который тоже надо учитывать. "Пусть упадет, лишь бы женщины служили" – но мы же говорим о боеспособности, а не о равноправии. Само по себе несогласие солдата с чем-то еще не причина этого не делать, но учитывать это при сколачивании подразделений необходимо.
Физиология: раз должности заряжающего и водителя по результатам проверки не рекомендованы, Игаль Словик предложил дать им должности наводчика и командира танка. Ну, тут генерал за столько лет несколько оторвался от земли: это заряжать в бою задача только заряжающего, а грузить снаряды или натягивать гусеницу это все вместе делают. Тест на тренажере для проверки, кто больше подходит как наводчик, конечно, не главный определяющий фактор, всё равно каждый третий танкист должен пойти в наводчики, подходит он там или нет, но факт, что такой тест есть, и вне его назначать туда женщин только из-за пола это непрофессионально. Не говоря уже о назначении кого-то командиром танка только потому, что он физически не может быть обычным танкистом. Это уже не танковые войска, а цирк. Вот к чему приводит даже танковых генералов увлечение идеями.
Вариант второй: чисто женские экипажи
Никак не соответствует физиологическим результатам о заряжающем и водителе. Это уже тормозит дальнейшее рассуждение, но продолжим вариант: могут же перерешить, что всё равно можно. Что командного женского состава сразу не будет, а только после дополнительного обучения, это вопрос временный, не принципиальный. Но для того, чтобы женские экипажи могли нормально функционировать как реальные боевые экипажи, нужно сразу завести женскую роту. Одного взвода и тем более одного танка не хватит, достаточно кому-то уйти в увольнение или заболеть, и присланный на замену мужчина сразу сделает экипаж смешанным, то есть см. пункт первый. Экипажи должны быть избыточны в большей степени, чем это делается сейчас. То есть женщин нужно еще больше, а подходящих и так мало. 
Еще один организационный аспект: будет ли это дополнительная женская рота в батальоне, или одну из мужских заменят на женскую. Если заменят, то это снижение боеспособности: медицинский факт, что женщины подходят меньше, чем мужчины, соответственно подразделение менее эффективно, никто не отменял. Если добавят роту, то это противоречит текущей политике сокращения танковых частей. Главный аспект тут финансовый. Открытие новой роты "легкой пехоты", как в смешанных батальонах, обходится минимально из возможного: обмундирование, питание, расквартирование, администрация, связь, плюс стрелковое оружие и автотранспорт. Бронетехники, минометов свыше 60-мм, противотанкового оружия свыше LAW у них нет. А танковая рота, если ее открывать как настоящую танковую роту, это одиннадцать танков, если все-таки только взвод, то три танка, боеприпасы, ГСМ, моточасы, механики, техники – еще много миллионов сверху. И всё ради чего? Если нужна еще одна танковая рота, то ее надо открыть и так, если не нужна, то все эти миллионы только чтобы была фотогеничная женская танковая рота? Нерентабельно. А все, что нерентабельно, снижает боеспособность – можно было потратить эти деньги с большей для боеспособности пользой.
Вариант третий: обучение женщин как танкистов – КМБ, курс танковых специальностей, курс "экипаж-взвод-рота" – затем сразу курс командиров танков и оставление их в танковой школе командирами на КМБ и курсе танковых специальностей. 
Если обучение женщин смешанное с мужчинами, но женщины потом не пойдут в батальон, а останутся командирами в танковой школе, то это бессмысленное создание бытовых проблем без последующего результата. Но в танковой школе в отличие от батальонов проблемы проживания решаются проще, поэтому это технически возможно. Если женщин обучать отдельно, то это выливается просто в расширенный вариант нынешнего обучения инструкторш танковых специальностей. Отношение к ним как командирам и их авторитет будут соответствующие: нынешние командиры все закончили настоящий курс командиров танков, а у этих будет "специальный женский недокурс". 
Единственная некоторая практическая польза может быть только от того, что женщины таким образом освободят какое-то число командиров-мужчин для боевой службы в батальонах. Но заковыка в том, что во время войны танковая школа воюет как танковая бригада. Если часть командиров танков реально не может воевать как танкисты, то это снижает боеспособность бригады. Если же эти командиры-женщины будут в дополнение к мужчинам, а не вместо, чтобы не снижать боеспособность, то это раздувание штатов, то есть лишняя трата средств, что опять же снижает боеспособность. 
Таким образом мы видим, что женщины-танкисты это со всех сторон неэффективное использование женщин на боевой службе. Минусов много, а плюсов нет. Затевать это ради теоретически возможного малого числа подходящих женщин: овчинка выделки не стоит. Не "кому-то болит, что женщины лезут куда не надо", а не стоит. Неэффективно.
Как уже сказано выше, самый эффективный вариант боевого использования женщин это смешанные батальоны легкой пехоты, и именно поэтому их туда набирают всё больше и больше. В ПВО и артиллерии эффективность середина наполовину, а в этих батальонах эффективность высокая. В армии умеют понимать и реальную пользу: эти батальоны не ослабляют имеющиеся подразделения, потому что существуют дополнительно к ним, а не вместо них, выполняют важные охранные функции, снимая нагрузку с резервистов и с батальонов, которые должны готовиться к войне, и обходятся дешево. А бонусом идет фотогеничность и реклама армии в целом. Много плюсов, а минус только в травматизме по сравнению со службой этих же женщин в тылу. Травматизм это лишние расходы во всех смыслах, и его по мере сил надо снижать, но снизить этот травматизм до тылового уровня всё равно ведь невозможно. Что снижение травматизма происходит за счет снижения уровня физподготовки ниже требуемых стандартов – ну так они же на самом деле не пехота, хотя им это и рассказывают в рекламных целях, и кокарда у них пехотная. Пусть так думают. Мотивация у них высокая, и вообще они молодцы. А реальная польза от этих батальонов есть. В отличие от женщин-танкистов, где пользы нет.
Тем не менее, в этом году вопрос женщин-танкистов начали обдумывать снова. Для женщин уже открыто 93% должностей в армии, и танковые войска это следующий знаковый барьер для борьбы за равенство, поэтому борцы регулярно подходят к этому барьеру и пытаются его преодолеть. На данный момент рассматривается вариант чисто женского экипажа, пока не полноценный боевой экипаж, а "только для оперативного дежурства". В практическом плане этот выдуманный в недрах управления кадров кентавр должен выглядеть как эксперимент, где один либо несколько чисто женских танковых экипажей будут жить под наблюдением "а что из этого получится", без включения в боевой состав, а потом из эксперимента сделают выводы. То есть пока планируется выставочный экипаж, а до реально боевого далеко. Эксперимент может начаться через несколько месяцев, зависит от результатов штабной работы. 
Женщина ведь может быть танкистом, как мы уже сказали. Ну и что, что задача армии это оборона государства, а не борьба за равенство. Есть от этого польза, нет от этого пользы, а есть вред – может ведь. Достаточно дать приказ, и будут женщины-танкисты. Поэтому даже если в этот раз такое решение не примут, то учитывая атмосферу, через год-другой-третий могут и принять. Поэтому предупреждаем заранее: это будет неполезно, но фотогенично. Следите за рекламой.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..