вторник, 20 сентября 2022 г.

Свой дом мы строим сами

 "Никола́й Фе́ликсович Уско́в (род. 25 августа 1970Москва) — российский журналист и историк-медиевисткандидат исторических наук. Один из авторов «Православной энциклопедии» и «Большой Российской энциклопедии». В 2003—2012 годах — главный редактор российской версии GQ. С 2016 главный редактор, затем редакционный директор журнала Forbes (Россия), член совета директоров Forbes (Россия)". Википедия

Свой дом мы строим сами

Недавно я рассказал, что воспользовался своим правом на гражданство Израиля. Я-то думал, что сделал алию чуть ли не последним из своих знакомых и фолловеров. Оказалось, что нет; у людей есть масса вопросов и страхов. Постараюсь все здесь прокомментировать.

Итак, говорят, что сроки рассмотрения документов сильно выросли, что «нас не любят» (вечная песня) и всячески дискриминируют, особенно банки, что в Израиле страшно дорого, жара стоит невыносимая, без иврита не выживешь, а работы нет.

Если общаться в городе, достаточно английского, местами даже русского, но, например, онлайн-сервисы все на иврите, в том числе банковские приложения. Репатриировавшиеся утверждают, что учить иврит лучше в языковой среде, а не заблаговременно. Работу я пока не искал, у меня есть работа в Москве. Но, поскольку прежняя жизнь скомкана, не ясно, будет ли где-то хуже. Однажды наш знаменитый ресторатор Александр Раппопорт рассказывал мне, что, переехав из позднего СССР в Израиль, устроился уборщиком в синагогу. Через пару дней его, довольно известного в СССР адвоката, пригласили в глобальную финансовую компанию.

Про банки все так, но это не только в Израиле (в Европе ничем не лучше), хотя успешный опыт перевода денег по договорам продажи недвижимости у знакомых имеется. Остальные пользуются сервисами перевода денег (если в Москве остается один из источников дохода). В сочетании с помощью государства новым репатриантам (корзина абсорбции) можно первое время протянуть, смотря к чему вы привыкли. Если привыкли совсем к другому, то privatebanking работает без проблем. Новые времена привнесли в наш язык новые понятия. Одно из моих любимых - «баблонафт». Это тот, кто за скромное вознаграждение перевозит вам наличность. 

В Израиле в целом не дороже, чем в Москве, хотя квартиры стоят существенно больше. По моим оценкам, возможно, поверхностным, что-то приличное начинается с миллиона долларов. Надеюсь, на меня сейчас набросятся левые и бывалые и выяснится, что «двушку» можно купить «максимум за 300 тысяч». Набрасывайтесь, буду рад рекомендациям. Впрочем, для многих и в Москве собственная квартира – непозволительная роскошь.

Вино дороговато и, как часто случается на крайнем Юге, интенсивное и сочное. Жара действительно непривычна, но к ней следует относиться как к отечественным морозам. Из машины – в помещение. Никто же у нас особенно не гуляет при минус 20-30. Вот и при плюс 35-40 гулять не стоит. Надо только не забывать захватить с собой пиджак или кофту, чтобы пережить кондиционеры. А в остальном климат много комфортнее, чем на севере, к тому же море, бугенвиллея, оливы и прочее Средиземноморье. Сейчас, кстати, в Тель-Авиве много приятнее, чем в промозглой Москве.

Теперь, что касается любви или не любви. Как ни странно, с нелюбовью я столкнулся только со стороны недавних репатриантов из нашего же отечества, но, полагаю, они прихватили свои антипатии из прежнего дома. Россия давно и успешно задыхается от ненависти. Некоторые тащат ее за собой по всему миру и самозабвенно продолжают ненавидеть других мигрантов, а заодно и «тупых» местных. Остальные из тех, кого я встречал, относятся к новичкам с воодушевлением и радостью. Разговорился в одном ресторане в Яффе с хозяином, молодым парнем. Оказалось, он американец, репатриант из Нью-Йорка. Я спросил: «Неужели здесь лучше, чем в Нью-Йорке?» - «В Америке нормально, но здесь человечнее. Переезжай скорее, сам поймешь». А один таксист из Румынии (из всей семьи только его дедушка и бабушка пережили Холокост), узнав, что я по профессии историк, повез меня мимо Тель-Авивского университета и заявил: «Ты будешь здесь работать, даже не сомневайся! Я тебе говорю». Я, конечно, сомневаюсь, но мотивационные установки лишними не бывают. Особенно от таксистов, которые разбираются в этой жизни, как известно, лучше всех.

Теперь по срокам. Прежде всего никогда не верьте слухам. Просто попробуйте. Мой брат, например, все прошел самостоятельно, правда, весной, до начала ажиотажа. Если же слухам верите, боитесь бюрократии, сильно ограничены во времени и привыкли все решать быстро и «без нервов», воспользуйтесь услугами компании-посредника. Я посоветовался с одним из своих друзей – крупным бизнесменом, который репатриировался совсем недавно (сразу, как все э т о случилось). Он рекомендовал мне РИКЦ – Российско-Израильский консультационный центр. Но я решил все-таки попробовать осилить все самостоятельно, благо первый этап – проверка документов, подтверждающих происхождение, - прошел в московском «Нативе» относительно быстро. Сотрудники «Сохнута» даже предложили нам с женой воспользоваться бесплатными билетами в Тель-Авив (отчего я, смутившись, отказался. Все-таки есть люди, которым такая помощь нужнее).

В отменном настроении мы прибыли в Тель-Авив, получив в аэропорту временное удостоверение личности (теудатоле), небольшие, но приятные подъемные и компактный список предстоящих контактов с бюрократией. Затем оплаченное государством такси доставило нас до квартиры, которую мы сняли на пару дней. Выпив после бесконечной дороги (как теперь всегда) белого вина со льдом, вдохнув маслянистый ночной воздух Яффы (давно самый любимый район Тель-Авива), мы были уверены, что со всем справимся. Почему-то мы считали, что закончим все формальности за пару дней, ну проведем на море, хорошо, неделю. Утро принесло отрезвление. Сначала я довольно долго пытался найти информацию на английском (не уверен, что это был вполне английский), а когда нашел, то оказалось, что в моем районе ближайшая запись в МВД – ключевой этап репатриации – возможна где-то в январе. Меня, конечно, предупредили, что Израиль страна небольшая и наверняка в каком-нибудь другом офисе найдется более подходящая дата, но я все-таки сник. И набрал оставленный моим другом, тем самым крупным бизнесменом, телефон РИКЦ. 

«Да, не вопрос, послезавтра, все сделаем примерно до обеда. Пройдем все инстанции, поможем заполнить все нужные формы и заявления». Человек, выросший в Советском Союзе, то есть я, конечно, не поверил. От одного слова «инстанции» веяло очередями и унижениями, тем более что я уже имел запись только на январь. Но случилось все ровно так, как мне и сказали. И через день мы с женой уже в районе обеда обмывали внутреннее удостоверение личности – теудатзеуд. Правда, в одной из тех забегаловок в Нетании, где продают лотерейные билеты, воду и орешки, самым роскошным напитком был капучино. Ну капучино так капучино.

Наряду с Российско-Израильским консультационным центром в тот же холдинг – Alfa Israel Company Group - входит архивный центр «Либертин», где помогают в поиске архивных документов, Alfa Israel Assistance Company - поддержка граждан Израиля по всем вопросам репатриации и даже после нее. Словом, вы точно не будете чувствовать одиночества, столь характерного для любого эмигранта. А я знаком с этим чувством. В 1989 году мой отец и его вторая семья уехали в США по еврейской линии, и прошли весь этот путь. Он занял примерно лет шесть.

Мне обещали доставить паспорт и прочие документы в Москву максимум через три месяца, но фигурировала и опция в месяц (зависит от Израиля). Кстати, не забудьте уведомить российские власти о втором гражданстве, если намерены какое-то время жить в Москве.

Я тут многое мог бы написать о разных грустных думах, меня посещающих, но не буду. В нашей культуре накоплен довольно богатый опыт переживания по поводу эмиграции. Люди, вынужденные в разные времена покинуть Россию и много более талантливые, чем я, все не раз описали. Важно помнить, что свой дом мы строим сами.  

Источник: Facebook

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..