вторник, 6 сентября 2022 г.

Путин и Си Цзиньпин послали Западу «зловещую угрозу»

 6 сентября 2022, 14:06 

Путин и Си Цзиньпин послали Западу «зловещую угрозу»


Маневры «Восток-2022» напрягли «цивилизованный мир», а усиление военной базы РФ в Таджикистане навело на мысль о прорыве границ ЦА со стороны Афганистана.


На американскую «разведку боем» РФ и КНР ответили своей.© Фото с сайта www.kremlin.ru
На американскую «разведку боем» РФ и КНР ответили своей.

В преддверии сентябрьского саммита глав государств Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) США и Россия вошли в довольно напряженную фазу соперничества за влияние в Центральной Азии и в целом на евразийском пространстве. Стимулирующими факторами такого «соцсоревнования» стали, помимо Афганистана, ситуации вокруг Украины и Тайваня со всеми вытекающими геополитическими проблемами.

Напомним, в августе этого года по инициативе Вашингтона в Таджикистане состоялись десятидневные военные маневры США «Региональное сотрудничество — 2022», в которых, помимо самой РТ, приняли участие еще два члена ОДКБ — Киргизия и Казахстан, а также не входящие в организацию Узбекистан, Пакистан и Монголия.

Как писал «Росбалт» в период учений, участие государств ОДКБ в маневрах, инициированных США, вызвало множество неприятных моментов — вплоть до отрицательной реакции на них со стороны правительства Афганистана до сомнений в монолитности ОДКБ. Россия заинтересовалась: а для чего вообще американцам понадобилось проводить учения в Таджикистане?

На это секретарь Совбеза РФ Николай Патрушев ответил, что США нужны военные учения в Центральной Азии, в первую очередь, для ознакомления с потенциальным театром боевых действий, уточнения координат перспективных целей и корректировки карт для высокоточного оружия. Кроме того, на встрече секретарей совбезов государств ШОС он подчеркнул, что Москва рассматривает учения с участием США как попытку американцев договориться с соседями Афганистана о размещении на их территории «временной инфраструктуры в целях осуществления антитеррористических операций».

Патрушев выразил надежду на то, что все страны ШОС осознают, «какие чрезвычайно высокие риски для нашей безопасности представляют эти американские инициативы».

Словом, что-то вроде американской «разведки полубоем» в Центральной Азии, без ответа тех же участников маневров в Таджикистане, а также России и, что главное, Китая и Индии, не осталось: во-первых, с 1 по 7 сентября на семи российских полигонах Восточного военного округа проходят масштабные стратегические учения «Восток-2022», в которых занято более 50 тыс. человек, свыше 5 тыс. единиц вооружения и военной техники, в том числе 140 летательных аппаратов, 60 боевых кораблей, катеров и судов обеспечения. Во-вторых, министр обороны РФ Сергей Шойгу объявил об усилении российских военных баз, дислоцированных в Таджикистане и Киргизии.

Вернемся к маневрам. Совместные действия отрабатывают оперативные группы управления, воинские контингенты и наблюдатели стран ОДКБ, ШОС и других государств-партнеров, в частности, Азербайджана, Алжира, Армении, Белоруссии, Индии, Казахстана, Киргизии, Китая, Лаоса, Монголии, Никарагуа, Сирии, Таджикистана. Одна из задач — отражение массированного ракетного удара условного противника при применении им высокоточного оружия, авиации и средств радиоэлектронной борьбы.

Еще не завершившиеся учения оказались весьма резонансными. Британская газета Daily Express усмотрела в них демонстрацию тесного военного сотрудничества России и Китая, и сочла маневры ответом Москвы на поддержку Западом Украины и Тайваня. «Владимир Путин и Си Цзиньпин посылают зловещую угрозу Западу, собирая 50 тысяч солдат в течение 48 часов», — говорится в статье. Отмечается также, что учения вызвали опасения: уж не создают ли Москва и Пекин официальный военный альянс.

А Bloomberg пишет, что президент России Владимир Путин бросил вызов Западу, пригласив на военные маневры армии Китая и Индии: «Таким образом он противодействует попыткам США и их союзников изолировать Москву из-за украинского конфликта».

В статье отмечается, что Индия не заняла чью-либо сторону в вопросе украинского кризиса, несмотря на давление Запада: вероятно, из-за тесных партнерских отношений этой страны с Россией.

Вообще в западной прессе, и не только в ней, теме проведения Россией учений с участием Китая и Индии уделено очень большое внимание. Белый дом уже выразил свое неодобрение «поведением» Нью-Дели, хотя, как сообщалось ранее, США и Индия проведут в октябре совместные военные маневры. Отметим, что они вполне могут рассматриваться как провокационные, поскольку пройдут менее чем в 100 километрах от границы Индии с Китаем.

Что это — попытка Вашингтона рассорить Нью-Дели с Пекином и/или Москвой; перетянуть Индию на свою сторону, сделать ее пешкой в Индо-Тихоокеанской стратегии США? Вероятно, все вместе. Впрочем, Индия, старающаяся поддержать баланс сил между Россией и США, сохранить свою независимость, вряд ли станет «верной союзницей» исключительно для Вашингтона.

Теперь об еще одной «неприятности» для Запада — усилении Россией своих военных баз в Таджикистане и Киргизии для, как пояснил Шойгу, повышения их боеготовности. Заметим, что наиболее уязвимой из этих двух республик видится первая — протяженность ее границы с Афганистаном — 1 200 км. В ИРА, отметил министр, «активизируются международные террористические организации, такие как „Исламское государство“ и „Аль-Каида“ (обе запрещены в РФ и других странах)».

Он также проинформировал, что в Афганистане «на фоне продолжающегося вооруженного противостояния ухудшается социально-экономическая ситуация, насаждается идеология религиозного радикализма, процветают наркотрафик и трансграничная преступность». Шойгу подчеркнул, что Россия приветствует любые международные инициативы по афганскому урегулированию и одновременно принимает меры по обеспечению безопасности в центрально-азиатском регионе.

Заподозрить главу российского оборонного ведомства в том, что у него «от страха глаза велики», не получается: тревогу на почве афганской угрозы бьют и независимые эксперты. В частности, известный киргизский политолог Марс Сариев в ходе тематического круглого стола в Бишкеке предупредил, что до октября этого года террористические группировки из ИРА могут совершить вооруженное вторжение в Центральную Азию через Таджикистан.

«Войска НАТО, — считает он, — оставили „Талибану“ (организация запрещена в РФ и других странах как террористическая) много оружия и военной техники. При этом у движения нет положительного опыта госуправления и мирного строительства. Думаю, западные стратеги рассчитывают на то, что талибы, не справившись со страной, пойдут воевать в соседние страны. … При этом сейчас в Афганистане идет противоборство западного и евразийского подхода. Россия, Иран, Китай, Казахстан и Узбекистан пытаются договориться с непризнанным правительством страны, простимулировать его на мирное развитие. Потому что нам, в отличие от США, нужен стабильный развивающийся Афганистан».

Страны Центральной Азии и Россия, убежден политолог, «должны выработать единую политику и создать единый мозговой центр для противодействия деструктивному западному проекту»: «Если каждый продолжит проводить свою неконсолидированную политику без выработки единой стратегии, то заправлять в Афганистане будет западный концептуальный центр».

Проблема, однако, и в том, что Таджикистан, в отличие от России и его соседей по Центральной Азии, даже не пытается найти общий язык с правительством талибов, хотя в заданной ситуации во взаимодействии с ними есть критическая необходимость: Душанбе пока только предъявляет претензии к Кабулу без учета того, что чуть ли не половина населения Афганистана — этнические таджики, не всегда лояльные к властям исторической родины или талибам.

Между тем, констатирует российский эксперт Никита Мендкович, «у нас нет другого Афганистана и другого режима в этой стране. Мы вынуждены иметь дело с тем, что есть. Либо мы ведем переговоры с этим проблемным соседом, либо инициируем войсковую операцию. Последнее, конечно, никому не интересно». В заданной ситуации, говорит он, нужно укреплять границы соседних с Афганистаном республик и налаживать дипломатические связи с правительством талибов. Что, собственно, и делают сейчас Россия и государства ЦА, за исключением Таджикистана, то есть идет усиление дипломатии и военных баз РФ в Центральной Азии.

Мендкович говорит о необходимости выработать общую позицию по Афганистану, создать союз государств по защите и укреплению границ от наркотрафика и выстраиванию отношений с талибами. Но, подчеркивает он, эта организация ни в коем случае не должна вмешиваться в вопросы прав женщин и создания инклюзивного правительства в Афганистане.

Отметим, что выработка общих позиций по Афганистану требует от государств региона единого подхода, в первую очередь, к вопросам безопасности, военно-политической устойчивости, сохранения мира и стабильности во всех государствах Центральной Азии. Добавим к этому создание условий для экономического развития, разрешение пограничных споров, без которых стабильность немыслима. А также проведение всеми пятью республиками ЦА политики «здорового» и взвешенного изоляционизма. Последнее крайне важно в условиях почти уже разгара геополитический «игры» за влияние в регионе со скачкообразным увеличением ставок ее участников — России, Китая, Запада и, отчасти, Турции.

Напомним, что в сентябре состоится саммит глав государств ШОС с участием Путина и председателя КНР Си Цзиньпина. Неслучайно на форум приглашен президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган — главу крупнейшего в Европе государства НАТО, вероятно, пытаются привлечь к недопущению в Центральную Азию США и их союзников. Велик ли риск этого для государств ЦА, и вообще — какова цена вопроса?

Ирина Джорбенадзе

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..