суббота, 27 августа 2022 г.

«Чем они там наверху думали, но это была какая-то авантюра»

 

«Чем они там наверху думали, но это была какая-то авантюра»

29 июля Служба безопасности Украины назвала имена еще четырех военнослужащих 64-й отдельной мотострелковой бригады из Хабаровска, которые, по мнению украинской спецслужбы, причастны к издевательствам над мирными жителями города Буча в Киевской области. С нами связался один из них – Петр Николаевич Данилов из Якутии. Он рассказал, что был уволен из части по статье еще несколько лет назад, и предоставил документы, подтверждающие это. Данилов, бывший сержант 64-й ОМСБр, подробно рассказал со слов нынешних военнослужащих бригады о том, как и почему ее наступление на Киев закончилось катастрофой для российской армии и почему министр обороны Сергей Шойгу врет, когда говорит о том, что Россия замедлила наступление в Украине ради минимизации жертв среди мирного населения.

10 августа Радио Свобода опубликовало разговор еще с одним военнослужащим 64-й ОМСБр, военным врачом Алексеем Асташовым. Асташов выложил во "ВКонтакте" стенд с траурными фотографиями погибших в Украине бойцов бригады и рассказал, что из-за понесенных потерь и "отказников", расторгших контракт, этого воинского подразделения больше фактически не существует. Позже Асташов подтвердил свои слова в большом интервью "Новой газете". Петр Данилов частично подтверждает его рассказ, уточняя, что речь в первую очередь именно о большом количестве военных, отказавшихся воевать в Украине, – в то время как потери убитыми и ранеными также внесли свою лепту в плачевное положение бригады, ставшей символом трагедии в Буче.

Вместе с этим и Асташов, и Данилов утверждают, что ничего не знают о причастности военнослужащих 64-й ОМСБр к убийствам и издевательствам над мирными жителями в захваченных Россией в первые дни войны городах Киевской области. Ранее издание "Важные истории" опубликовало исповедь военнослужащего 64-й бригады Даниила Фролкина, который признался в убийстве мирного украинца и подтвердил, что солдаты его части участвовали в мародёрстве и грабежах. Украинские власти расследуют события в Буче как военное преступление и заочно предъявили подозрения в этих преступлениях нескольким российским военным, которых опознали на фото местные жители.

Радио Свобода уже приходилось сталкиваться с тем, что украинские ведомства публикуют устаревшие списки российских военнослужащих, утверждая, что те участвовали в войне – в то время как при независимой проверке эта информация не находит подтверждений. Петр Данилов прислал корреспонденту Радио Свобода копии документов об увольнении из 64-й ОМСБр – он был уволен в 2018 году по статье за "превышение должностных полномочий", его дело рассматривал суд, который назначил Данилову условный срок. Сейчас он погашен и Данилов мог бы снова подписать контракт, но он предпочел остаться в своем родном Якутске, где нашел работу по гражданской специальности. Военнослужащий утверждает, что не участвовал в военных действиях в Украине и до полномасштабного российского вторжения.

"Я призвался в вооруженные силы в 2012 году, уволился в 2013-м, год был на перерыве, потом подписал контракт в октябре 14 года. Уволен я был по статье в октябре 2018-го – из-за несоблюдения условий контракта с моей стороны. В моем случае это была судимость, связанная с превышением должностных полномочий. статья 286-я, пункт 3, подпункт "а" ("Превышение должностных полномочий с применением насилия или с угрозой его применения"). Уволили меня, как только было возбуждено уголовное дело. Меня осудили, у меня была условка, жил, работал, ходил отмечаться. Эта условка погашена. 34-я статья закона ["О воинской обязанности"] предусматривает, что если гражданин был осужден по статье, но без реального лишения свободы, то он может заключить контракт с Минобороны. Если бы я хотел снова пойти, я бы уже мог это сделать еще год назад, но никакого желания делать это у меня нет, я живу своей жизнью, работаю и смотрю на все со стороны", – говорит Данилов.

После публикации материала Радио Свобода о погибших в Украине бойцах 64-й бригады Институт изучения войны написал со ссылкой на свои источники, что ее могли специально перебросить в район самых горячих боев на востоке Украины, чтобы "скрыть совершенные ее солдатами военные преступления". Петр Данилов отвергает такую возможность, называя это предположение "бредом". Он также утверждает, что еще один человек из списка СБУ, начальник артиллерии 64-й бригады, подполковник Андрей Ермишко также был уволен в запас в 2018 году.

Несмотря на то что Данилов не участвовал в боевых действиях в Украине, он продолжает тесно общаться со своими бывшими сослуживцами, воюющими сейчас в рядах 64-й мотострелковой бригады. Мы расспросили его о том, какие потери понесла 64-я ОМСБр в Украине, из-за каких просчетов окончилось неудачей российское наступление на Киев и почему Сергея Шойгу называют в армии "картонным генералом".

"Призывникам говорили: поедете, пошугаете народ и вернетесь"

В переписке с Радио Свобода военный врач из этой же бригады Алексей Асташов утверждал, что для участия в "специальной военной операции" были отобраны 1500 служащих 64-й ОМСБр. Петр Данилов называет эта цифру завышенной, но подтверждает слова Асташова о больших потерях. По его словам, 44 погибших кавалера ордена Мужества, стенд с которыми сфотографировал и выложил в сеть Асташов, это те военные, которых послали в Украину на "усиление" через месяц-два после начала войны, чтобы "затыкать дыры":

"На данный момент у меня в 64-й бригаде немало товарищей, которые продолжают там служить. Да, очень много "трехсотых", "двухсотых" (раненых и убитых), а также отказников. Больше всего потерь приходится именно на "пятисотых", тех, кто отказался служить дальше, но говорить о том, что вся бригада именно уничтожена, нельзя – погибших на самом деле около 200 человек. 1500 человек поехать в Украину не могло физически. Думаю, что человек, сказавший это, служит в медицинской роте и далек от понимания организационно-штатной структуры пехотных мотострелковых подразделений. На СВО могло отправиться 800, максимум 900 человек. Объясняю почему: в каждой мотострелковой бригаде, как и в мотострелковых полках, существуют батальонно-тактические группы. Это совокупность подразделений, которые являются тактической единицей, способной самостоятельно решать задачи. Как правило, их основа – пехотный батальон, в котором три мотострелковые роты и отдельные взводы прикрытия: гранатометно-пулеметный взвод, пулеметный взвод, взвод обеспечения и так далее. К этому пехотному батальону придается танковая рота, которую еще называют бронегруппой. К этому мотострелковому батальону может также придаваться взвод разведчиков, или огнеметчиков, снайперский взвод, взвод автомобилистов. Штатная численность батальона, таким образом, достигает 500 человек, можно приплюсовать еще экипажи танков, около 30 человек. Таким образом, мы можем выйти на число 800 человек, плюс туда могло еще поехать командование бригады: начальник артиллерии, кадровики, их замы, комбриг, то есть командир войсковой части, его зам, начальники штабов, различные тыловые службы, например, несекретное делопроизводство. Но да, бригада как была недоукомплектованной, так и осталась. Это проблема не только 64-й бригады, это бич всей нашей армии. Такие "дыры" есть во многих частях, даже если взять воздушно-десантные войска или подразделения морской пехоты. В любой войсковой части много вакантных мест и много недокомплекта. С этим связана и ситуация, в которой в начале "специальной военной операции" оказались военнослужащие по призыву: многие из них подписали контракты буквально накануне 24 февраля, идя на поводу у командиров подразделений. Им говорили: поедете, попугаете-пошугаете народ, все разбегутся и вернетесь. На деле все оказалось иначе. Украина проявила характер, ВСУ оказали сопротивление, и эти ожидания провалились. В итоге со всех частей собирали народ и технику усиливать группировки. Если отталкиваться от этого, то да, можно и 1500 человек насчитать. Но в целом сейчас некомплект везде, много "сочинцев" (от аббревиатуры СОЧ, "самовольное оставление части"), кто-то с уголовкой, кто-то болеет. Когда армия была призывная, по штату было положено в пехоте 76 человек, 76 человек стояло в строю. Сейчас же вечные проблемы с людьми".

"Никакого жеста доброй воли не было"

Как и Алексей Асташов, Петр Данилов отрицает причастность военнослужащих 64-й ОМСБр к зверствам в Буче.

"Если я скажу, что это было так, я стану клеветать на товарищей и солдат бригады. Если что-то и было, то это сопутствующий ущерб, и это неизбежно. Потери среди мирных граждан будут всегда. Мне никто в таком не признавался даже в пьяном бреду", – говорит он. Ранее украинское издание "Слiдство Iнфо" утверждало, что как минимум одного солдата бригады, Никиту Акимова, опознали сами жители Бучи, которые вспоминали его беспрецедентную жестокость даже на фоне действий других россиян. Всего подозрения в совершении военных преступлений предъявлены украинскими властями десяти военнослужащим 64-й бригады.

Куда охотнее Данилов рассказывает о том, что происходило в 64-й бригаде в первые дни войны.

"Коротко говоря – это был полный ****** [кошмар]. Все догадывались до последнего, но никто никому не говорил, что будут бить Украину, что будет штурм населённых пунктов. Задач штурмовых не было, в начале операции все шли ускоренным маршем в Киев и другие крупные города. Расчет был на повторение операции "Крым-2014". Этого не получилось, мы получили ***** [сдачи]. Они нас ждали, знали обо всем еще с октября-ноября. Украина на словах всерьез не воспринимала угрозу вторжения, но на самом деле готовилась к худшему сценарию. Из-под Киева мы отступили, потому что российская группировка понесла огромные потери в первые недели. Никакого "жеста доброй воли" там не было, просто командование поняло, что сил не хватает и надо наращивать группировку на восточном направлении, концентрируя силы на одном участке. Изначально же план был разомкнуть украинские силы, отвлечь их на Киевском направлении, на Запорожском, на Херсонщине, чтобы потом уже ударить по Донецкому и Луганскому направлениям. Поэтому с апреля товарищ ВВП уже и не говорил о "денацификации" Украины, задачи и цели поменялись на полное или частичное освобождение Луганской и Донецкой республик. Стараясь не признавать своих ошибок, товарищи сверху "переобулись".

Вообще, с самого начала было негласное правило не применять артиллерию крупного калибра, даже 82-й калибр. Почему? В начале СВО, когда целые сутки долбили Украину, а потом все подразделения шли на высоких скоростях на Киев, цели и задачи были – быстрый охват группировок сосредоточения противника, охват населенных пунктов, повторение молниеносного крымского сценария. Но у противника очень быстро стала работать артиллерия, в том числе мобильная артиллерия на автотранспортных средствах, били минометы по нашим позициям, били и убегали, работали умело и профессионально".

"Все пошло не по плану"

Петр Данилов отвечает на вопрос, понимали ли военные 64-й бригады цели и задачи "спецоперации" и был ли у них энтузиазм для "освобождения Украины от нацистов":

"Когда люди шли 24 февраля, они догадывались, по крайней мере мои товарищи, которые остались служить в 64-й бригаде, но до конца надеялись, что этого [полномасштабного вторжения] не произойдет, что будет какая-то акция устрашения. Среди всех подразделений, которые были подняты по тревоге в местах сосредоточения на юге Белоруссии, на севере Крыма, на востоке, ходили слухи, что сейчас они быстренько пересекут границу, пробудут в Украине 3–4 суток и вернутся домой. Этого не случилось, все пошло не по плану, и "акция устрашения" приняла затяжной характер. Конечно, даже тогда не предполагалось, что она продлится 3–4 дня, как говорили какие-то фанатики безголовые, речь шла о нескольких неделях.

Энтузиазма у товарищей моих не было никакого, я это знаю лично от них. Еще 3–4 марта, когда их подразделения уже стояли в населенных пунктах, целые колонны, командованием уже была допущена большая ошибка. Все говорили, что нельзя стоять на улицах крупных населенных пунктов в городской застройке. Нет, подразделения встали, и украинская артиллерия начала по ним бить. В итоге они понесли большие потери, среди которых оказались мои друзья и старые сослуживцы, которых я знал. С 3–4 марта по 12 марта подразделения Восточного военного округа несли самые большие потери. Так продолжалось уже до самого момента отхода наших сил из-под Киева. Какой там энтузиазм – все уже думали, как бы быстрее ********* [сбежать] домой в Хабаровск. Что-что, а я свою бригаду и людей там знаю, у них не было никакого желания кого-то "освобождать от нацистов", они вообще не знали ничего о том, что им кого-то от "нацистов" придется освобождать. Даже сейчас вот я с одним товарищем разговариваю по телефону часто, ни о каком "нацизме" он не говорит, ни в речах, ни в уме ни у кого этого нет".

По словам Данилова, основными причинами отступления россиян стала хорошая подготовка украинской армии и проблемы с тыловым обеспечением российской армии:

"У них было 8 лет на подготовку. Они 8 дет отрабатывали различные вводные на Донецком и Луганском направлениях. У них есть хорошие офицеры, артиллеристы, потому что есть хорошие артиллерийские училища, которые остались со времен Советского Союза, то же Киевское высшее общевойсковое командное училище, одесское училище. С нашей стороны были просчеты по логистике: где-то поторопились, где-то посчитали нужным ехать без обоза, отправили вперед БТГры и ТГРы (батальонные тактические и тактические группы), на этом моменте противник оказал сопротивление, отрезал основные силы от обоза, по обозу ударила артиллерия – все, обозов нет, артиллерии и боеприпасов нет. В общем, причины носят совокупный характер".

Петр Данилов хорошо понимает, почему многие украинские военные и власти до последнего не верили в реальность полномасштабного вторжения России, оценивая российскую группировку как недостаточно крупную для взятия Киева и других больших украинских городов:

"Правильно делали, что не верили. В любых войнах всегда соотношение атакующей и обороняющейся группировки должно быть 3 к 1, то есть наступающая сторона должна иметь троекратное превосходство, а лучше иметь превосходство в 5–7 раз. На момент начала специальной военной операции российская армия располагала 150–180-тысячной группировкой на всех направлениях – не только Киев, это Харьков, Николаев, Запорожье, Крым и так далее. Этих сил по-любому было недостаточно. Я не знаю, чем они там наверху думали, но это была какая-то авантюра. Может быть, это был просчет разведки или каких-то органов, может, они сказали "нас мало, но сейчас или никогда". В любом случае надо понимать, что при захвате крупных населенных пунктов, особенно городов-миллионников, нужно иметь прежде всего огромное количество живой силы. Это непростая работа, сначала нужно заниматься окраинами, нужен внятный план штурма, нужно брать мегаполис, начиная с окружающих его мелких населенных пунктов, брать город в кольцо, захватывать крупные магистрали, автотранспортные узлы, железнодорожные. И только так, улица за улицей, выставляя блокпосты, бронегруппы, понемножку, монотонно, постепенно. Для этого нужно очень много сил и средств, которых не было. Возможно, думали "авось испугаются", что Зеленский убежит в какую-нибудь Польшу, что вызвало бы волнения. Этого не произошло, и мы получили то, что получили".

"Подписывали контракты уже в Беларуси"

Идея "освобождения Украины от нацистов" была большинству военных не близка, и для многих из них основной мотивацией могла быть финансовая. Петр Данилов скептически относится к войне как к способу заработка.

"Это люди не большого ума. Если у них оторвет руки, или ноги, или детородный орган – они что, за положенные им 2 миллиона рублей купят себе новые? Звучит цинично, но это так. Есть другие способы рассчитаться с долгами, работы в России хватает, по крайней мере, кто ищет, тот всегда найдет. Армия или "ЧВК Вагнера" – это просто кажется многим легким способом быстро заработать. Конечно, есть и те, кто уже стал профессионалом, люди, которые войной живут, занимаются только военным делом. При всем при этом новоприбывшие добровольцы, которых я знаю, жалуются, что их кинули, выплатили деньги не полностью. Хочется спросить у них: чем вы думали-то, когда шли? Тем не менее, если у командира подразделения и отдела кадров работа налажена, боевые платятся исправно. Кто-то может не получать целыми месяцами, по два, по три, по четыре месяца. Могли документы потеряться. Но в конечном итоге приходит проверка, проверяет всех "боевиков", тех, кто участвует в боевых действиях "за ленточкой", и тот, кто отвечает за финансовую часть, получает по башке и делает все, чтобы всем "боевикам" все выплаты были сделаны".

Подтверждает Данилов и информацию о том, что в "спецоперации" участвовали солдаты срочной службы, а многие контрактники подписали контракты буквально в эшелонах по дороге к украинской границе:

"Срочники были в наступлении вначале, да. Накануне командировки в Беларусь, когда в начале января поехали эшелоны, многие прямо там подписывали контракты. Это военнослужащие, которые должны были уже в апреле-мае демобилизоваться. С ними проводили профилактические беседы, воспитательную работу. Собирали, скажем, 40 человек, расселись в центральном проходе, и с ними проводили мотивационные мероприятия, мол, подпишете контракт, приедете с учений и расторгнете. В 16–17 году, в моем случае такое тоже было – просили подписать, потому что командир подразделения несет ответственность за комплектование бригады личным составом. Если некомплект – бригада получает по башке от командующего армией, командующий армией получает по башке от отдела комплектования Министерства обороны. Поэтому командир бригады **** мозги комбату, комбат **** мозги командиру роты, командир роты, соответственно, **** мозги всем офицерам и командирам взводов, чтобы те заставляли людей подписывать контракты. А потом сразу же пишут рапорт на увольнение, то есть они проходят по приказу либо остаются где-то в несекретном делопроизводстве, числятся как контрактники, хотя сами давно уволились из армии. При мне был такой случай, товарищ из Якутска в такую западню попал: подписал контракт, уволился, поехал домой, а спустя определенное время его поставили перед фактом, что он числится в "сочах", "самовольное оставление части". Он: "Как так, да вы охренели?!" А против него в итоге еще умудрились и возбудить уголовное дело".

"Никто в наступление идти не хочет"

По многочисленным свидетельствам, в Буче и других городах Киевской области совершали внесудебные расправы над местными жителями не только мотострелки из Хабаровска или псковские десантники, но и бойцы из Чечни, "кадыровцы", которых в социальных сетях прозвали "тикток-воинами" за их любовь к съемкам постановочных видео и нежелание воевать на передовой. Петр Данилов говорит, что эта черта чеченских военных хорошо известна военнослужащим 64-й бригады.

"В самом начале они шли чуть ли не в самое пекло, хотя и то только во взаимодействии с федералами, то есть с группировками российской армии. Но спустя неделю обороты свои они начали сбавлять, работали на втором, а то и на третьем эшелоне. Тупо заходили в уже захваченные населенные пункты или объекты инфраструктуры уже после их уничтожения. Хвастались якобы захваченными ими трофеями, всячески распространяли видео и фото о том, что они якобы добились каких-то результатов на каком-то направлении. На самом деле это не более чем миф. Серьезных конфликтов с ними не было, но иногда такое случалось на фоне каких-то операций или выполнения каких-то задач. Но такие случаи быстро забывались, потому что все заняты делом, работают, выполняют задачи, быстро становится не до этого".

24 августа министр обороны России Сергей Шойгу уже во второй раз с начала войны заявил, что Россия "сознательно снизила темпы наступления в зоне проведения специальной военной операции", чтобы "снизить число жертв среди мирного населения". В прошлый раз он делал такое заявление в конце мая. По словам Петра Данилова, реальные причины того, что российская армия откровенно буксует в Украине, совсем в другом.

"Нет, это не так. Если говорить "под корень", основная причина – это "пятисотые", отказники, которые отказываются от участия в "специальной военной операции". Никто в наступление идти не хочет. Подразделения как с нашей, так и с их стороны несут большие потери. В частности, наших солдат устрашает работа беспилотной авиации – это и разведывательные квадрокоптеры, и дроны-камикадзе, и ударные беспилотники. Еще один фактор – хорошая работа артиллерии противника, которая бьет на 70 километров. Она вынуждает наших военнослужащих не гореть желанием вообще что-либо делать и там находиться, невзирая на угрозу уголовной ответственности. Просто тупо нет сил и средств наступать. Наступать некем. А чтобы минимизировать жертвы среди мирного населения – это повод для толпы, для таких, как мы с вами. Да, сейчас, можно сказать, некая оперативная пауза, чтобы скопить некоторое количество сил и средств для начала новой фазы наступления, тот же самый 3-й армейский корпус, собранный из добровольческих батальонов из Самары, Саратова и Сибири. Заводы ВПК работают в три смены. Может быть, делают работу над ошибками. Но основной фактор – это "пятисотые".

"Фанерный министр"

Несмотря на в целом комплиментарные оценки украинской армии, Петр Данилов говорит, что и она допустила несколько ошибок в первые дни войны.

"Они, скажем прямо, немножко "проспали" 24, 25 и 26 февраля – потому что до конца не верили, что Россия нападет. Были просчеты и в работе мобилизационного аппарата – по-настоящему мобилизационные мероприятия, кажется, начались только спустя несколько дней. Были у них, конечно, и проблемы с вооружением – в первую очередь с тяжелой техникой, танками, реактивными системами залпового огня. В первые недели все страны боялись им помочь с поставками, но спустя месяц это поменялось и поставки начались. Но тот недостаток, что у них мало собственного производства оружия, никуда не делся. Им стоит в первую очередь налаживать собственное производство. Если в какой-то момент случится так, что западные партнеры перестанут поставлять технику и боеприпасы, те же РСЗО, та, что есть сейчас, просто закончится. А у России еще резервы огромные. Если бы не западная помощь, нынешняя ситуация на фронте была бы уже в нашу пользу, а конечное решение могло бы наступить уже в июне. Те же самые HIMARS’ы очень хорошо поменяли расстановку сил".

Несмотря на это, Данилов не верит в скорое окончание боевых действий, хотя и не вполне понимает, какой может быть цель российской армии на этом этапе войны.

"Замысел уже такой, что если остановиться сейчас, то все наши потери, как людей, так и техники – все было напрасно. Это будет огромный проигрыш для верхушки нашей власти. Для первого человека это будет просто позором. Сейчас целью могло бы быть хотя бы взятие еще одного крупного города, чтобы показать, что потери были не напрасными. Захват всей Украины на данный момент невозможен, да и не несет он никакого здравого смысла. Для этого нужно официально объявлять войну и устраивать мобилизацию всего людского резерва страны, от 18 до 55 лет. Тогда Россия на 100% сможет победить, но в таком случае рискует ввязаться в глобальный военный конфликт. Здравомыслящие люди в нашей верхушке, я думаю, на такое не способны, поэтому захвата всей Украины не будет в любом случае".

При этом, говорит Данилов, Украина тоже вряд ли сможет выбить российские войска на позиции, которые они занимали до 24 февраля.

"Если кто-то это и говорит, вроде диванных экспертов, то сил выбить российскую армию у Украины нет. С нашей стороны достаточно артиллерии, расположенной в районах сосредоточения противника, все районы пристреляны, направления возможного прорыва известны, я думаю, никто с их стороны сейчас решаться идти на прорыв не будет. Чтобы выбить российские силы, нужно иметь огромные запасы боеприпасов для артиллерии, нужен огромный и работающий тыл, нужно топливо и горюче-смазочные материалы. Несмотря на то, что сейчас больше всего решает артиллерия и беспилотники, немаловажную роль играет и пехота, которая идет вперед, и ее техника – БМП, БТРы и так далее. Ударная составляющая, танки. Там где пехота – там нужны танки. Чтобы выбить российские силы, нужно сначала очень сильно накрыть наши позиции артиллерией и пойти на прорыв, но с их стороны людского резерва тоже не хватает, бронированной техники мало, с их стороны это нецелесообразно. Кроме этого, нужно кормить людей, одевать их. Для этого нужны тыловые офицеры, большой обоз, налаженное взаимодействие между ними. Для этого нужно провести очень много мероприятий, времени на которые у Украины сейчас просто нет".

В мае расследовательский проект "Схемы" Украинской службы Радио Свобода опубликовал материал на основе прослушек разговоров российских военных, из которых следовало, что они крайне нелицеприятно отзываются о высшем армейском командовании. Мы спросили у нашего собеседника: что говорят в армии о Владимире Путине и Сергее Шойгу?

"Про первого человека в стране в армии не говорят ничего, о нем речь вообще не идет. А вот о товарище, который стоит на должности министра обороны… могут всячески обзывать и смеяться над ним. "Фанерный министр" – это самое мягкое. Даже среди высшего командного состава. Например, новый командующий южным направлением генерал Суровикин может товарища министра если и не обозвать, то как-то грубо о нем высказаться. Может прилюдно унизить, не постеснявшись в выражениях. Когда он был командующим Восточного военного округа, мы знали его как очень смелого человека".

В завершение нашего разговора бывший сержант 64-й мотострелковой бригады, согласившийся на публикацию этого интервью с упоминанием его имени, фактически выступил с антивоенным манифестом.

"Как человек я бы хотел, чтобы этот конфликт как можно скорее закончился. Это в первую очередь беда для всех, для матерей, для семей, для жен, для друзей. Это потери близких, не каких-то там "нацистов" или, наоборот, "орков". Все это люди, которые могли бы работать, растить и воспитывать детей. Всем уже эта война поднадоела, и война это не есть хорошо, это всегда трагедия".

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..