суббота, 27 августа 2022 г.

Йоске Ярив, израильский Джеймс Бонд

 

Йоске Ярив, израильский Джеймс Бонд

Подготовил Семен Чарный 26 августа 2022
Поделиться175
 
Твитнуть
 
Поделиться

Он руководил операцией по убийству особо жестокого нациста, контрабандой перевозил боеприпасы для молодого Государства Израиль во время Войны за независимость и рассылал врагам конверты со взрывчаткой, пишет журналистка  Ynet Мор Шимони.

Йоске Ярив



Йосеф «Йоске» Ярив, возглавлявший подразделение специальных операций «Моссада», известное как «Кесария», считается одним из самых ярких умов израильской разведки.
Новый документальный фильм «Знай своего врага» исследует биографию этого сложного персонажа, который мог проводить глобальные тайные операции и одновременно шутить с израильской комедийной труппой HaGashash HaHiver.

Гербертс Цукурс прибыл в Бразилию с «послужным списком» своих ужасных преступлений. На родине в Латвии им восхищались как талантливым летчиком. Однако во время Второй мировой войны он превратился в убийцу-садиста и получил прозвище «Рижский палач» после зверств, совершенных против евреев этого города, в том числе поджога синагоги с 20 евреями, запертыми в подвале. 

Бежав в Южную Америку, Цукурс считал, что сможет начать новую жизнь, не понеся ответственности за преступления. В течение 20 лет он действительно вел спокойную размеренную жизнь, занимаясь сдачей в аренду туристических прогулочных лодок. Все изменилось, когда Цукурс встретил Йоске Ярива, возглавлявшего уже названную «Кесарию». 

В 1950-х годах «Моссад» стремился привлечь к ответственности максимум нацистских преступников. Ярив составил список тех, кого он особенно хотел найти. Цукурс оказался в  списке.

Хотя Ярив командовал отрядом, но настаивал на личном участии в казни нацистов от имени еврейского народа. Он инициировал, организовал и руководил операцией по убийству Цукурса. Эта сложная операция включала легенды для прикрытия, подставные организации и поддельные документы. Завершилась она тем, что по прибытии Цукурса на специально арендованную для убийства квартиру в столице Уругвая Монтевидео его встретили агенты «Моссада», в том числе Ярив. Цукурс понимал свое положение, но пытался сопротивляться, почти откусив Яриву палец. Две пули в голову Цукурса оборвали жизнь массового убийцы.

Тело 64-летнего нациста было найдено в деревянном сундуке. Рядом лежала записка с перечислением его преступлений. Записку подписали «те, кто никогда не забудет». Полиция Уругвая немедленно приступила к поиску участников израильской операции возмездия, а средства массовой информации опубликовали имена подозреваемых. Вскоре выяснилось, что это были имена в поддельных паспортах лиц, бежавших из страны. Ярив и его отряд благополучно вернулись в Израиль.

Сундук с телом Цуркуса



Удивительная история Ярива и «Кесарии» рассказана в двухсерийном документальном фильме режиссера Ярина Кимора, который недавно транслировался на HOT8 и ныне доступен на VOD.
Ярив умер в 1998 году в возрасте 75 лет. 

«Трудно снимать такой фильм, когда уже нет героя, — признается Кимор. — Но его личность формируется у зрителя благодаря людям, которые его знали. Фильм включает в себя интервью со множеством лиц из окружения Ярива, в том числе уже умерших. Жена Ярива Захава, бывший глава «Лакам» Рафи Эйтан, поэт и друг главного героя Хаим Гури и пионер израильской разведки, пальмахник  Авраам Дар —  все они дают представление о характере Ярива. В старости все они, кажется, стремились принять участие в документировании собственных деяний и хотели отдать дань уважения своему другу Йоске. Некоторые были очень близки с ним».

Через интервью с пожилыми уже бывшими сотрудниками израильской разведки фильм изображает «Кесарию» как дерзкую и даже изощренную организацию. Помимо преднамеренных убийств нацистов, рассказано о других зарубежных операциях, краже урана для ядерного реактора в Димоне и отправке конвертов со взрывчаткой египетским ученым.

Чтобы получить разрешение на освещение всех этих событий, Кимору необходим был творческий подход.  Так, рассказывая об операции «Моссада» в отношении Алоиса Бруннера, старшего помощника Адольфа Эйхмана, ответственного за депортацию евреев в лагеря смерти, режиссер уточняет: «Я брал интервью у Рафи Эйтана. В то время я не мог сказать, что Израиль отправлял Бруннеру конверты со взрывчаткой. Когда я спросил Эйтана, кто отправил конверты, он лаконично ответил: «Я уверен, что это была не почтовая система». Этот краткий и остроумный комментарий, который ничего не раскрыл, был удален цензурой». «Можно сказать, что проект направлен на изучение того, действительно ли репутация «Моссада» как лучшей в мире разведывательной организации соответствует действительности, и если да, то какие факторы делают ее таковой, — продолжает Кимор. — Я раскрыл некоторые из этих факторов. 

Во-первых, «Моссад» — единственное в мире разведывательное агентство, которое представляет не только страну, но целую нацию, защищая евреев во всем мире. 

Второй уникальный аспект — отношение «Моссада» к неудачам. Если кто-то в «Моссаде» терпит неудачу, организация принимает его и его неудачу. «Моссад» не видит противоречия между совершенством и неудачей и считает, что те, кто не боится неудач, будут более смелыми. Оперативники, которые боятся, вполне могут пойти по тому пути, которого ожидает враг. Неудача в «Моссаде» рассматривается как ступенька к успеху. 

Рафи Эйтан

Третий уникальный аспект в том, что командиры — глава «Моссада» или другой высокопоставленный член организации на уровне Йоске — сами будут в поле. Это как будто начальник штаба вместе с генерал-майором в поле проводят операцию с тремя солдатами. Наконец, различение ролей генералов и командиров. Заимствуя структуру от разведывательного подразделения Генштаба ЦАХАЛ, «Моссад» имеет местного командира, над ним командующего операциями, а над ним – генерала, наблюдающего за всем сверху. Вроде бы это структурное трение должно создавать столкновение самолюбий. Однако на практике это не так: кто-то в системе может иметь разные точки зрения, которые можно интегрировать в операцию, не нанося вреда командирам на месте».

Йоске Ярив хорошо умел учитывать все эти структурные элементы, делая «Моссад» лучшим разведывательным агентством в мире. Фильм изображает его храбрым, смелым, творческим и изощренным командиром, способным на все. Он умел быть в тени, охраняя тайну операций по всему миру. С другой стороны, он был очарован богемной жизнью Израиля и поддерживал дружбу с комедийным трио HaGashash HaHiver. Он любил изобретательность и талант этих людей на сцене. Гаври Банай из HaGashash HaHiver вспоминает: «Он был своего рода интеллектуалом. Понимал наш язык и образ мыслей».

Ярив отличался нестандартным мышлением, что позволяло ему проводить одни из самых творческих и решительных операций в ходе израильских войн. Он сыграл важную роль в  Войне за независимость. В марте 1948 года, когда — без оружия и боеприпасов — положение Израиля казалось почти безнадежным, Ярив и его друзья-пальмахники нашли способ обойти британскую морскую блокаду. Яриву пришла в голову идея прятать чешское оружие внутри сельскохозяйственного оборудования на борту «Норы», маскируя его под законный груз. Благодаря Яриву у каждого солдата было свое ружье. 

Давид Бен-Гурион, первый премьер-министр Израиля, в кадрах из нового фильма комментирует, что чешское оружие спасло Израиль: «Без них мы бы не выжили».

Из операции по убийству Цукурса мы узнаем, что Ярив был «экспертом по убийствам». И не только нацистов. Он и его люди преследовали офицеров арабских армий. 

Ярив имел большой опыт в сборе разведданных и планировании. Его оперативник Натан Рахав готовил взрывчатку. Мустафа Хафез, полковник египетской армии, организовавший проникновение террористических ячеек из сектора Газа в Израиль, был убит в ходе одной из операций Ярива. Хафез погиб, открыв книгу-ловушку, подготовленную Рахавом.

Отдельно следует сказать о том вреде, который в ходе операций случайно мог быть причинен ни в чем не повинным гражданским лицам. В 1962 году израильтяне узнали, что немцы с нацистским прошлым разрабатывали для египтян инновационные ракеты. Эти ракеты имели дальность действия, представлявшую реальную угрозу для юга Израиля. «Моссад» стал действовать против этих ученых, посылая им взрывоопасные, при этом невзрачные на вид конверты. Операция была сложной и включала проникновение в офисы Egyptair в Германии, служившие прикрытием для египетской разведки. Агентам «Моссада» удалось вложить конверты-ловушки в сумку с дипломатической почтой, которая попала к немецким ученым.

Не все пошло так, как планировалось. Конверт, отправленный немецкому ученому Вольфгангу Пильцу, был вскрыт не тем человеком. Его секретарша, думая, что это письмо от жены ее босса по поводу их бракоразводного процесса, открыла конверт, и взрыв ослепил ее. Спустя десятилетия это, кажется, не слишком тяготит совесть участников, учитывая, что их главные цели были достигнуты: египетский ракетный проект удалось остановить. 

Кимор объясняет: «Секретарша оказалась на стороне зла. Это шанс, которым она воспользовалась… Рафи Эйтан говорил об этом: «Я никогда не жалел ни о чем, когда участвовал в операции. Даже когда терпел неудачу. Я заканчивал работу и шел спать»».

Старший оперативник «Моссада» и охотник за нацистами Шайке Далиот говорит в фильме: «Эмоции не являются частью игры». 

Кимор опять-таки поясняет: «Дело не в том, что они люди без чувств, но чувства не считаются значимым фактором. Единственным движущим фактором является приверженность цели и холодная осмотрительность в отношении средств ее достижения. Чувства не могут заставить вас остановиться. Только мораль может заставить вас остановиться. Между ними есть разница.
Я спросил Шайке, как Йоске отреагировал на захват и казнь в 1965 году его подчиненного Эли Коэна за разведывательную деятельность в Сирии в пользу Израиля, был ли Ярив подавлен этим. Шайке ответил: «Для нас нет эмоций». Он ответил намеренно грубо не потому, что эмоций действительно нет, а потому, что эмоции не считаются значимым фактором…»

Так можно ли сказать, что это не то чтобы люди, лишенные чувств, но люди, усмирившие свои чувства?

«Верно, — замечает режиссер. — И я пойду дальше, если скажу, что во всех операциях «Моссада» семейные чувства часто учитываются как фактор. Известно, что глава «Моссада» просил поговорить с четырехлетним мальчиком, который никак не хотел расставаться со своим отцом, когда тот отправлялся на тяжелую операцию. Он мог сказать своему подчиненному во время операции: «Иди домой, к семье». Это делает «Моссад» уникальным. Поддержка семьи считается здесь чрезвычайно важной».

Йоске Ярив

Авраам Дар рассказывает: «Насилие бывало постоянно. Наша часть брала на себя инициативу. Мы действовали жестко. Все, с кем у меня были незаконченные дела, оказались казнены. Единственный, кого я боялся, так это моя жена… Люди спрашивают, как это я выгляжу столь молодо. А я говорю им: моя задница так напряглась от страха, что растянула кожу».
Кимор был удивлен, узнав, что агенты «Моссада» не только выполняли операции для Государства Израиль, но и действовали на службе у других стран в обмен на выгоду для Израиля.
«Была сделка с Францией. Мы снабжали их разведданными и информацией об операциях в Алжире. У нас там не было никаких интересов, но мы зависели от поставок оружия из Франции, поэтому были готовы платить за это выполнением посторонних задач. Они включали отправку батальона ЦАХАЛ на корейскую войну и операции, проведенные разведкой во французской форме в Алжире».

Ярив, звезда фильма, руководивший всеми этими чрезвычайно смелыми операциями и пользующийся в «Моссаде» большим уважением, никогда не был руководителем этой организации. В 1967 году его перевели в Париж на должность представителя «Моссада» в Европе. В 1972 году он ушел из «Моссада».

«Некоторые люди считали его лучшим кандидатом на пост главы. Он, безусловно, был способен на это, но все, как обычно, сводилось к внутренней политике и борьбе за власть…»

Объясняя, почему Ярив так и не стал главой «Моссада», Кимор замечает: «Яриву просто не хватало поддержки, чтобы стать главой. Но он был сделан именно из всего того, что нужно для руководства службой безопасности».

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..