пятница, 6 мая 2022 г.

Европейский антисемитизм: борьба без конца или осторожные надежды на позитивные перемены?

 

Европейский антисемитизм: борьба без конца или осторожные надежды на позитивные перемены?

Подготовил Семен Чарный 5 мая 2022
Поделиться
 
Твитнуть
 
Поделиться

Новая выставка в лондонской Винеровской библиотеке демонстрирует 150-летние усилия Франции, Германии и Великобритании по борьбе с ненавистью к евреям, пишет журналист The Times of Israel Роберт Филпот. Экспозиция под названием «Борьба с антисемитизмом от Дрейфуса до наших дней» продлится до сентября 2022 года. Среди экспонатов – французские газеты, объявляющие о невиновности Альфреда Дрейфуса, листовки с опровержением антисемитской нацистской пропаганды 1920-х годов,  фотографии, на которых изображены бывшие военнослужащие-евреи, протестующие против фашистских митингов в послевоенной Великобритании…

Винеровская библиотека

В экспозиции подчеркивается удручающая стойкость антисемитизма в Европе и благородные попытки противостоять ему. Но представлены также и некоторые позитивные изменения в этой связи на уровне государств и правоохранительных органов. «Многое из того, что мы знаем об антисемитизме за последнее столетие, является плодами работы тех, кто следил за ним и бросал ему вызов», – говорится в пресс-релизе к выставке.

Решение организовать ее, по словам куратора и руководителя отдела образования Винеровской библиотеки Барбары Уорнок, было частично вызвано опасениями по поводу роста антисемитизма, выявленного Фондом общественной безопасности (CST). 

В феврале CST, который занимается мониторингом антисемитизма в Великобритании и защищает еврейские места, зафиксировал самое большое за всю историю количество инцидентов на почве ненависти к евреям в Великобритании. Эти цифры усугубились распространением антисемитских теорий заговора в интернете во время пандемии.

Выставка, говорит Уорнок, связана также с желанием библиотеки продемонстрировать документы о роли этого учреждения в борьбе с ненавистью к евреям. 

В библиотеке хранится старейшая в мире и крупнейшая в Великобритании коллекция оригинальных архивных материалов о нацистской эпохе и Холокосте. Основа коллекции  была положена в работе Альфреда Винера, проводившего кампанию против нацизма в 1920-1930-е годы и собиравшего свидетельства об антисемитизме и преследовании евреев в Германии. После бегства из Германии с семьей в 1933 году Винер основал Еврейское центральное информационное бюро (JCIO). Оно собирало информацию о нацистах, содействуя различным кампаниям по повышению осведомленности общества об их преступлениях.

Альфред Дрейфус

Документы, впервые представленные библиотекой, это в том числе артефакты, демонстрирующие культуру книгопечатания и издательского дела во Франции во времена дела Дрейфуса. Как сторонники Дрейфуса, осужденного по обвинению в шпионаже и государственной измене на основании ложных свидетельств, так и его противники, которые устроили непристойную антисемитскую кампанию, вели свои сражения с помощью книг, газет и брошюр.

«Дрейфусары» рассматривали свою борьбу как часть более широкой защиты либерализма и французских республиканских ценностей. Журналист и писатель Бернар Лазар в 1897 году заявил: «Именно потому, что он еврей, его судили; именно потому, что он еврей, его осудили».

Дрейфус пользовался поддержкой такой, например, газеты, как L’Aurore, редактором которой был будущий премьер-министр Жорж Клемансо, а Le Petit Parisien опубликовала подробности закрытого военного расследования, в котором был назван настоящий шпион,  предложивший информацию немцам, – майор Шарль Эстерхази.

Тем не менее, большая часть французской прессы потворствовала жестокой риторике и антисемитским карикатурам. Одна из карикатур изображала писателя Эмиля Золя – относившегося к числу самых выдающихся защитников Дрейфуса – в качестве маски для стереотипно еврейской фигуры, которая, в свою очередь, «контролируется» прусским военным.

 

Предвосхищая подъем нацизма

На выставке представлено множество ранее неопубликованных материалов из межвоенной Германии. После поражения страны в 1918 году Винер увидел опасность, исходящую от всплеска антисемитизма в среде немецких националистов. «Есть опасения, что республиканская Германия заработает себе репутацию погромщика в польском стиле», – предупреждал он в 1919 году, за три года до того, как правые убили министра иностранных дел еврея Вальтера Ратенау.

В то время, когда нацисты были еще незначительной электоральной силой, Винер уже определил их как самую большую опасность для немецких евреев. В 1925 году он опубликовал критическую статью о «Майн кампф» Гитлера.

Барбара Уорнок

«Альфред Винер обладал большой дальновидностью и проницательностью в отношении нацистов и той угрозы, которую они собой представляли, – замечает Уорнок. – В какой-то момент в середине 1920-х годов, когда многие другие еще не воспринимали нацистов всерьез, он уже все понимал. Он идентифицировал опасность таким образом, что именно центральное место антисемитизма в нацистских идеях означало, что они представляют собой совершенно уникальную угрозу».

На выставке представлен ряд изданий, выпущенных небольшой полулегальной конторой под названием Büro Wilhelmstrasse («Бюро Вильгельма»), созданной Центральной ассоциацией граждан еврейского вероисповедания (CV), на которую работал Винер. Бюро стремилось отслеживать антисемитизм в Германии, бороться с антисемитскими партиями и политиками, а также распространять антинацистскую информацию и отчеты.

Ханс Райхманн из Büro составил сборник листовок для тех, кто стремился опровергать нацистские утверждения и антисемитскую пропаганду в выступлениях или в прессе. Пропагандист и архивариус Büro Вальтер Гисслинг написал статью Der Anti-Nazi, в которой основное внимание уделял критике нацистских политиков и их политики. За четыре года до того, как в январе 1933 года Гитлер стал канцлером, Гисслинг объехал всю страну, выступая на публичных собраниях: он одновременно осуждал нацистов и дискутировал с ними. Это была опасная работа. Штурмовики часто подвергали его насмешкам и угрозам.

Жертвы и патриотизм немецких евреев в период Первой мировой войны потенциально были сильным противоядием от нацистской пропаганды. Плакат, выпущенный Ассоциацией еврейских солдат в 1920 году, гласил: «За немецкую мать! 12 000 еврейских солдат пали за Отечество на поле чести: христианские и еврейские герои вместе сражались и вместе покоятся в чужой земле».

Плакат, выпущенный Ассоциацией еврейских солдат в 1920 году

У немецких евреев были союзники. Организация «Рейхсбаннер», основанная ветеранами войны, выступала за демократию. Несмотря на то, что доминировали в ней члены левоцентристской Социал-демократической партии, она также получала поддержку сторонников Католической центристской партии и либеральной Германской демократической партии.

В 1924 году организация заявила: «Мы, республиканцы, никогда не забудем, что еврейские солдаты сражались и проливали кровь плечом к плечу с католиками, протестантами и свободомыслящими <…> Этот глупый антисемитизм, который отравляет даже души детей, не только выставляет Германию в смешном свете, но и представляет угрозу как внутри страны, так и на международном уровне». 

В то время как в Коммунистической партии Германии существовали антисемитские элементы, ее яростная оппозиция нацистам также привлекла некоторую поддержку со стороны евреев.

 

Союзники в Германии и за рубежом

Как говорит Уорнок, один из интереснейших элементов выставки – сюжет о сети людей, которые собирали и помогали собирать информацию об антисемитизме в Германии после прихода нацистов к власти.

JCIO Винера был основным центром обмена этой информацией. В 1935 году Фриц Фюрстенберг и Кете Смошевски проехали со своей собакой через всю Германию – от границы с Голландией до Берлина. Их миссия была простой, но опасной. Каждый раз, сталкиваясь с антисемитским плакатом на улице, они фотографировали его. Затем эти фотографии были переданы в JCIO Винера в Амстердаме, который, чтобы защитить Фюрстенберга, утверждал, что фото были сделаны голландским мотоциклистом…

Антисемитская вывеска в Германии. 1935 год

После «Хрустальной ночи» JCIO немедленно приступил к сбору свидетельств очевидцев нацистского нападения на немецкое еврейство. Впоследствии этот материал был опубликован в попытке привлечь международное внимание к преследованиям евреев в Германии. 

Летом 1939 года Винер перевел JCIO, который имел небольшую собственную команду, состоявшую в основном из немецких евреев-эмигрантов, в Лондон.

Британия оставалась в значительной мере невосприимчивой к росту фашизма в межвоенный период, и британские евреи присоединились к другим в организации многочисленных протестов против нацистов. В ответ на печально известный бойкот еврейских предприятий, организованный нацистами чуть более чем через два месяца после прихода к власти, был создан Еврейский представительский комитет по бойкоту немецких товаров и услуг для координации инициатив по всей стране.

Шествие Британского союза фашистов. Лондон, 4 июля 1937 года

Однако положению британских евреев, хотя и не схожему с положением немецких евреев, угрожал рост нападений и преследований, подпитываемых такими партиями, как Британский союз фашистов (BUF) сэра Освальда Мосли. Несмотря на свою незначительность с точки зрения избирателей, его попытки разжечь насилие в еврейских районах Лондона, таких как Бетнал-Грин и Уайтчепел, вызвали реакцию еврейских организаций и британских левых. Так, в 1936 году профсоюзные активисты учредили Еврейский народный совет по борьбе с фашизмом и антисемитизмом. Он проводил уличные антифашистские митинги и стремился мобилизовать британцев против фашистов.

 

Стойкая защита 

Общественные организации рано или поздно также осознали опасность. Совет депутатов британских евреев учредил координационный комитет, позже названный Комитетом защиты евреев. Он собирал данные о фашистских и антисемитских группировках, отслеживал антисемитские инциденты и организовывал выступления ораторов на собраниях. Документы показывают, что он расследовал также источники финансирования фашистских организаций.

Коммунистической партии Великобритании удалось привлечь в свои ряды евреев благодаря готовности членов партии противостоять фашистам в уличных боях и срывать их собрания.

Возможно, самым известным — и прославленным — примером сопротивления фашизму стала «битва на Кейбл-стрит» в октябре 1936 года. После того как министр внутренних дел дал Мосли разрешение пройти маршем по лондонскому Ист-Энду, для защиты фашистов было выставлено 7000 полицейских. Однако огромные толпы участников антифашистской группировки в конце концов вынудили Мосли к унизительному отступлению, марш был отменен.

Выставка бросает вызов некоей мифологии, провозглашающей «битву на Кейбл-стрит» поворотным моментом в разгроме британского фашистского движения. Отмечается, что всего через неделю после того, как Мосли отказался от марша, фашисты появились в населенном евреями доме в Восточном Лондоне и стали запугивать его жителей, в то время как еврейские магазины на соседней Майл-Энд-роуд также подверглись нападению… Количество членов BUF после Кейбл-стрит заметно выросло.

Мосли и многие его сторонники-фашисты были интернированы во время войны. Но поражение нацистов не помешало бывшему лидеру BUF предпринять попытку послевоенного реванша с образованием «Юнионистского движения» в 1948 году. И снова Восточный Лондон стал эпицентром столкновений между сторонниками Мосли и протестующими-антифашистами, которые были полны решимости встретить угрозу лицом к лицу. Ассоциация бывших военнослужащих-евреев запланировала публичные собрания как в окрестностях Лондона, так и в городах по всей стране, включая Дерби, Бристоль и Брайтон.

Нападение на одного из участников марша Британского союза фашистов. Манчестер, 29 июля 1962 года

В то время как Совет депутатов подвергался критике за выглядевшую пассивной реакцию на послевоенную фашистскую угрозу, отчеты Комитета защиты евреев, которые были переданы в библиотеку в 2011 году, раскрывают более сложную картину. Комитет избегал прямой конфронтации с фашистами, которую считал контрпродуктивной, но была начата обширная, незаметная кампания мониторинга. Добровольцев под прикрытием посылали на фашистские собрания, позже они составляли подробные отчеты о том, что видели и слышали. Комитет защиты евреев документировал и сообщал о нападениях на почве антисемитизма, а также о случаях бездействия полиции.

В отличие от подобных методов работы, «Группа 43» была не стеснительна и склонна к прямым действиям против сторонников Мосли. Основанная бывшими военнослужащими-евреями в 1946 году, она срывала собрания «Юнионистского движения», нападала на фашистов и посылала тайных агентов для проникновения в ультраправые движения. Наиболее известной стала история, когда еврейка Дорис Кей и ее парень-католик Джеймс Коттер  сумели проникнуть в «Юнионистское движение», завоевав доверие самого Мосли. На протяжении всего времени они посылали добытые ими сведения в «Группу 43». Группа, кстати, не вызывала особого сочувствия со стороны полиции. Столкновения вокруг Ридли-роуд в Ист-Энде в 1947 году привели к тому, что полиция арестовала в три раза больше антифашистов, чем сторонников Мосли.

Мониторингу Комитета защиты евреев удалось выявить такого деятеля как Колин Джордан еще в 1940-х годах – задолго до того, как он получил известность, основав Национал-социалистическое движение (NSM) в 1962 году. Джордан, бывший школьным учителем в городе Ковентри, потерял работу благодаря тихому лоббированию Департамента образования и местного управления образования со стороны Совета депутатов. Непродолжительному подъему Джордана в начале 1960-х годов противостояла «Группа 62», которая была сформирована более молодыми членами уже распущенной «Группы 43». Митинг NSM на Трафальгарской площади в 1962 году, который привлек значительное внимание прессы, перерос в беспорядки, когда члены «Группы 62» и левых группировок напали на толпу сторонников Джордана.

Митинг против антисемитизма. Лондон, 1948 год

Хотя сама «Группа 62» прекратила свое существование в 1975 году, как раз когда ультраправый «Национальный фронт» начал добиваться ограниченного успеха в политике, ее бывшие участники сформировали ряд антифашистских организаций и изданий, существующих до сих пор: это журнал Searchlight, организация «Надежда, а не ненависть» и CST.

 

Устойчивый антисемитизм в постнацистской Германии и за ее пределами

Возможно, более шокирующим, чем неудавшееся возвращение Мосли в Британию, было то, как антисемитизм продолжал существовать в послевоенной Германии. 

В 1946 году исследование армии США показало, что 18% немцев продолжали быть «радикальными антисемитами», 21% был просто «антисемитами», а еще 22% были «умеренными расистами». Опрос 1947 года показал, что треть немцев не хотели, чтобы евреи жили в Германии. 

Эта картина помогает объяснить более поздние всплески антисемитских нападений: например, в период с 25 декабря 1959 года по середину февраля 1960 года в Германии было зарегистрировано более 800 нападений. А четыре года спустя была сформирована неонацистская партия НДП, которой удалось добиться определенного успеха на местных выборах в 1960-х годах.

Однако с конца 1960-х годов немецкое государство заняло более жесткую позицию в отношении антисемитизма. Канцлер Вилли Брандт, как известно, преклонил колени на месте Варшавского гетто. Позже преуменьшение или прославление преступлений нацистов стало уголовным преступлением.

Канцлер ФРГ Вилли Брандт в Варшавском гетто, 1970 год

Несмотря на случайные победы на местных выборах, крайне правые партии продолжают оставаться на политической периферии Британии, особенно по сравнению с другими европейскими странами, такими как Франция, Италия и некоторые страны Северной Европы. Тем не менее, как и в соседних странах, новые формы антисемитизма, такие как отрицание Холокоста и ненависть к еврейскому государству, создали новые проблемы для тех, кто ведет кампанию против антиеврейской ненависти, особенно с появлением социальных сетей.

Уорнок отмечает, что можно увидеть «общие черты» в том, как на протяжении десятилетий велась борьба с антисемитизмом. Разведывательные усилия были на переднем крае борьбы уже с 1930-х годов. Также предпринимались попытки разоблачения, действовала пропаганда и протест против фашистских и антисемитских движений. В то время как евреи возглавляли борьбу с фашизмом, им удавалось завоевать поддержку и других организаций, за пределами общины, чаще всего левых и профсоюзных активистов (хотя рост крайне левых и антиизраильских настроений в 1970-х годах, а также за последнее десятилетие превратил некоторых бывших союзников во врагов).

Произошел ряд общих сдвигов: например, обширные операции по мониторингу социальных сетей заменили практику стычек, поскольку деятельность ультраправых все больше перемещается в онлайн.

Означает ли стойкость антисемитизма, что попытки бросить ему вызов в значительной мере обречены? Уорнок считает, что в послевоенный период, несмотря на неудачи, произошли позитивные изменения. В Великобритании, например, полиция, которая когда-то считалась равнодушной, если не сочувствующей ультраправым, стала партнером таких организаций, как CST, в борьбе с антисемитизмом. В более широком смысле многие западноевропейские государства стали проявлять большую чувствительность к этим вопросам. Так, президент Франции Эмманюэль Макрон  прошлой осенью открыл музей, посвященный делу Дрейфуса.

Протесты против сотрудничества газеты The Sunday Times с отрицателем Холокоста Дэвидом Ирвингом. Великобритания, 1992 год

Но слова Макрона на открытии — и результаты недавних президентских выборов во Франции, на которых ультраправый кандидат Марин Ле Пен набрала более 40% голосов избирателей, предполагают, что оптимизм должен быть умеренным, крайне осторожным.

А Макрон на открытии музея Дрейфуса заявил: «Я говорю молодежи: ничего не забывайте об этих битвах. В мире, в котором мы живем, в нашей стране и в нашей Республике они еще не закончились».

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..