вторник, 26 апреля 2022 г.

Европа: весеннее обострение

 

Европа: весеннее обострение

На фоне сообщений о предстоящей фазе путинской войны с Украиной, в особенности о битве за Донбасс, которая должна состояться в ближайшее время, гуманитарная ситуация в Украине ухудшается с каждым днем. Но и антипутинская Россия, взяв чемоданы, пришла в движение. Кто и какие они, новые беженцы, как встречает их Европа, где размещает, кто и как поддерживает, что обещает и не обещает?

На первый взгляд

Две волны неоднородны. По данным ООН, почти 4,8 млн человек бежали из Украины (по состоянию на 22 апреля). Это, в основном, женщины и дети, так как мужчинам в возрасте от 18 до 60 лет не разрешается покидать страну. Десятки тысяч россиян с чемоданами – это не обязательно участники протестных акций, но и в своей массе молодые люди, образованные, деятельные, которые бегут от безысходности, от осознания того, что их знания в путинской России не будут востребованы: такова старинная русская традиция, закрепленная в названии известной пьесы «Горе от ума».

Второй момент. У каждой страны Европы свои возможности и, соответствия, условия приема. Поэтому в Польше, первой сопредельной стране по отношению к Украине, которая и принимает и является транзитной страной, счет беженцам идет на миллионы, в Германии – на сотни тысяч, в Великобритании или Швейцарии – на сотни человек. С миру по нитке, как говорится.

Третий момент. Продолжая «ниточную» мысль, скажем, что рубашка в принципе сшивается. Поскольку нет разногласий в главном: Кремль – агрессор, оккупант, убийца, мародер, насильник. А значит, жертвы этой агрессии, оккупации, насилия и мародерства нуждаются в спасении и защите. Ушедшим, увы, не помочь. Но возможно другое – задокументировать факты преступлений путинской военщины для будущих расследований и суда. Свидетельства беженцев, будь это устные рассказы, видео- и фотоматериалы – важный вклад в создание летописи путинского террора на чужой земле.

Одновременно создается и другой документальный пласт. Он – о людях Европы, которые помогают беженцам (особенно детям) перевести дух, забыть о свисте снарядов и гуле самолетов, из которых сыплются бомбы на мирные города, ощутить уют от самых простых вещей – воды, которую можно пить, теплого одеяла, чистой простыни, горячего обеда, обычной заботы.

«Потому что душа просит», или детский акцент

Лучше всего понимают важность такой работы украинцы, которые волею судьбы оказались в Старом Свете. Один из них – четыре года живущий в Саксонии уроженец Донецка священник Сергей Косяк. У него был опыт: в 2014-м начал заниматься поддержкой пострадавших в военном конфликте в Донбассе, помогая им перебраться в другие регионы Украины. Фактически через считанные часы после российского вторжения в Украину в феврале 2022 года Косяк вместе с единомышленниками создал в саксонском городе Баутцен Украинский центр помощи. Сегодня в нем ежедневно работают до 20 волонтеров из числа украинских беженцев, которым удалось перевезти в Германию из Украины 1500 человек. На месте им помогают с оформлением документов, расселением в квартиры и с решением других повседневных задач.

Значительная часть новых беженцев, которых в ФРГ более 150 тысяч, оказалась в Баварии, а если точнее, в Мюнхене, Нюрнберге, Регенсбурге. Здесь тоже есть немало маяков поддержки, как говорят русскоязычные старожилы, отсылая к совковому выражению «маяки социалистического соревнования». То есть к тем, на кого можно и нужно равняться.

Только здесь, в Германии, труд этот – волонтерский. Не ради славы, почета и денег, а для иного. «Потому что душа просит», объясняют в мюнхенской общественной организации Kulturzentrum Gorod. В первых числах марта на ее сайте было опубликовано объявление о начале уроков для школьников и молодежи из Украины. Идею приняли 45 детей, которые пришли в клуб Gorod осваивать в числе прочих предметов математику и биологию. Причем, занятия идут без перевода: как пояснила руководитель центра Gorod Нина Вишневская, сейчас в Мюнхене находится значительная часть преподавательского состава кафедр биологии и информатики Харьковского университета. Так что преподавание идет на высоком профессиональном уровне. В случае с центром Gorod уместна трансформация известного присловья, которое будет выглядеть так: война войной, а занятия по расписанию. Конечно, оказавшиеся в Мюнхене юные украинцы понимают: им просто повезло – и вдали от войны, и двуязычные (на русском и украинском) педагоги, и иное качество знаний.

Да и большая перемена непохожа на те, что осталась за кордоном. Хочешь – подкрепись: на столах разложены продукты питания. Присмотрись к медикаментам – наверняка отыщешь те, которые тебе на родине прописал врач. Выбери одежду, игрушки, постельное белье. Конечно, вместе с родителями, которые предъявят украинский паспорт. Никаких тебе иных документов, регистраций, контролей за количеством взятых вещей и продуктов.

По баварским законам, начиная с четвертого месяца пребывания в стране, дети школьного возраста обязаны посещать одну из школ, которых тут четыре разновидности: начальная, средняя, реальная и гимназиях. В каждой из них есть (или появятся) специальные «немецкие классы», созданные специально для изучения немецкого детьми-иностранцами. Самое сложное положение у ребят выпускных классов. Они будут учиться до конца баварского учебного года (29 июля), а с сентября или продолжат онлайн-обучение в Харьковском университете, или, сдав сертификационных экзамены по немецкому, в одном из университетов Мюнхена.

«Детское» направление и у проекта Kinderkap Schalom Ukraine, который недавно запущен в мюнхенской Академии Януша Корчака. Успех этого проекта, рассчитанного на украинских беженцев с детьми разного возраста, как пояснила его автор Ольга Котлицкая, в том, «чтобы сосредоточиться на том, что мы можем делать профессионально и лучше всего. Тогда и эффект от такой помощи будет максимальным». Примечательно, что в группе младших детей оказались и их немецко-говорящие ровесники. Это непосредственное общение, которое крепнет в ходе занятий, а заодно помогает быстрее осваивать все языки разом – немецкий, русский и украинский.

Мюнхен оказался богат и на частные инициативы. К примеру, на четвертый день войны женская гимназия Teresia Gerhardinger пригласила девушек 14−17 лет из семей украинских беженцев на занятия в так называемом переходном классе (Überbrückungsklasse) с целью подготовки для поступления в немецкую гимназию. Как говорится на сайте гимназии, решение об открытии украинского класса заняло 10 минут и немедленно принесло результат: 60 запросов в течение суток. Так были созданы сразу два класса, а не один, как задумывалось. «К счастью, быстро были найдены три украинских учителя, которые теперь обучают 48 украинских девочек немецкому и английскому языкам. Кроме того, украинки посещают здесь уроки искусства и спорта, а также некоторые факультативные курсы. Мы надеемся, что сможем предложить девочкам, а они из разных регионов Украины, которые почувствовали неопределенное будущее, попав в Германию, иное качество жизни – достаточную безопасность и упорядоченную повседневность».

«Ну а для начала – посетим самый известный замок в Мюнхене, – сказала однажды фрау Ивонна, которая в числе других педагогов опекает украинок. – Сразу отвечу, почему именно сюда. Не только потому, что здесь расположен самый просторный в 200 гектаров парк, но и по другой причине. Название замка – Нимфенбург, то есть крепость нимф. Так что это то место, где девушкам будет особенно интересно. Там же, в замке, уже более полутора столетий есть уникальная портретная коллекция с привлекательным названием «Галерея европейских красавиц». Их 36 – дам, которым поклонялись в Старом Свете короли и в которых влюблялись поэты… И не думайте, что это только немецкие баронессы-принцессы. Есть и ирландская актриса, и итальянская аристократка и даже дочь мюнхенского сапожника. Ну как, готовы в дорогу?»

Открытие Европы. Оно происходит для юных украинок каждый день.

И, наконец, увидеть: мир прекрасен…

Как сообщает официальные власти Швейцарии, за последние семь недель было зарегистрировано около 37 000 беженцев из Украины (по состоянию на 21 апреля 2022 года). Это много или мало для не самой просторной страны в Европе? С одной стороны, вполне достаточно. С другой стороны, есть еще определенные возможности, если учесть а) федеральные центры для беженцев, б) частные дома, в) знакомых, которые уже годами, а иные десятилетиями живут в стране. Суммарно набирается 61 тысяч койко-мест (к/м), основную часть которых представляют именно частные дома – 45 тысяч к/м.

Единица измерения расстояния вдруг преображается в нечто иное, которое в принципе измерению не подлежит. Речь о сердечном участии швейцарцев в беде, которая постигла Украину. Прежде всего, это касается предпринимателей, которые забирают беженцев (точнее, беженок с детьми) прямо на вокзалах Варшавы или Кракова и везут в арендованном ими транспорте до самой Швейцарии.

«Слышала, что Швейцария вроде как мировой чемпион по шоколаду, часам, сыру». Это Марина из Харькова говорит, поудобней располагая дочку лет 13–14 в кресле в середине самолетного салона.

«… Ну еще по теннису, по точности», – продолжая чемпионские титулы соседка Оксана, киевлянка. «Может быть, – смущается Марина. И замолкает, увидев грозно сдвинувшиеся оксанины брови. – Эй, ты чего?»

Оказывается, «может быть» – самое опасное выражение в Швейцарии. Оно означает бесповоротное «нет». Оксана в курсе таких тонкостей: на третьем курсе писала реферат о нравах и привычках швейцарцев Лет десять с тех пор пролетело, а какие-то детали до сиро пор помнятся.

Пока продолжается полет в Цюрих, Оксана сыплет деталями реферата, в верности которых – ну мало ли чего в соцсетях понапишут! – ей, конечно же, хочется убедиться на месте.

Ни она, ни другие сегодняшние пассажиры не знают, на какой срок они покидают Родину, которая мужеством и духом их мужей, отцов, сыновей сейчас противостоит оркам, как в незалежной часто называют российских агрессоров под водительством шалопая, как иронично назвал Путина военный советник Зеленского Алексей Арестович. Конечно, все украинки отметают мысль, что это – дорога в один конец, все мечтают вернуться в родную хату, даже если от нее остались только фундамент или голые стены. А если швейцарская побывка будет исчисляться неделями?! Но, в любом случае, хочется понять, что это за люди, швейцарцы, что любят, что ценят.

«Да как и все – деньги, – вклинивается в разговор еще один голос – с переднего кресла. Эта дама укутывает потеплей сынишку лет пяти, который изрядно намаялся по дороге в самолет. Автобус стоял в дикой очереди перед польской границей и утыкался в мамину грудь при каждом громком звуке. Последствие попадания ракеты в соседнюю квартиру в Ирпене. Дада, деньги. А кто их не любит?»

– Смотря как ими распоряжаться, – комментирует сопровождающий волонтер. – Вот наш рейс полностью оплачен швейцарским бизнесменом. Человек очень хотел что-то такое сделать, чтобы люди запомнили.

– Гвидо Флури его зовут, – уточняет все та же Оксана. – Краем уха слышала, что он и временное жилье нам подыскал. В кантоне Золотурн, в городке с каким-то мудреным названием, таким, что и не выговорить с первой попытки. Но знаю, что это здание бывшего детского дома, со всем необходимым: столовая, кухня, спальни…

– Это что, у каждого отдельная кровать? – пробуждается уже засыпавшая было маринина дочь.

Оказывается, так и есть, отдельная. Да еще учителя, врачи, переводчики, чтобы и училось, и не болелось, и забылись, если получится, жуткий вой сирен и разлетающиеся где-то совсем рядом стекла окон.

Пока пилот держит курс на Цюрих, в поезде, который спешит к железнодорожной станции Muntelier Löwenberg, сидит Лиза из Краматорска, которой, как она справедливо считает, несказанно повезло. Она не стояла на платформе 8 апреля в тот страшный утренний час, когда по беженцам ударила российская ракета. У Лизы свой маршрут – до городка Мунтилье. Как и у Ирины Росса. Там, на платформе, через полчаса будет ждать ее Людмила Ригерт. Сестра. Она в Швейцарии уже 13 лет. Людмила привезет ее и Лизу в отель Seepark Montilier, который принимает украинских беженцев, и не возьмет с них ни франка. Откуда такая щедрость при том, что средняя цена за ночь в отеле 200 франков? Во-первых, Людмила – украинка. Во-вторых, она администратор отеля.

– А как еще я могла поступить с вами – пострадавшими земляками? – отвечает она на вопрос постояльцев, препровождая только что прибывших в их в комнаты. Почти из каждого открывается вид на Муртенское озеро. Сейчас, весной, его вода кажется еще синей на фоне неба, вспыхивающих бело-розовых облачков на деревьях. Если бы рядом была всеведущая Оксана, она бы, возможно, добавила: «Типично по-швейцарски – просто ходить и любоваться природой». Но пришельцам из истерзанной Украины не до красот. Их преследуют головные боли, они травмированы ужасами войны – кострищами, трупами соседей, безумным страхом из уст детей: «Мама, я тоже умру?»

Сейчас только что прибывшие в Seepark Montilier начнут постигать Швейцарию и ее людей. Возможно, Людмила отучит беженок и их детей спешить, к чему они привыкли бесконечными шараханьями и ночным бегом через две ступеньки в подвалы. Ну да, Швейцария – она такая. Здесь никто никуда не спешит. Видимо, поэтому никогда никуда не опаздывают. «Это как? – оторопело скажут прибывшие. – Чем же заняты швейцарцы, если никуда не спешат?» «Да разными проблемами. Все вокруг вроде замечательно, но народ такой – обязательно отыщут, что где-то что-то не так». «Совсем как мы», возможно, скажет Ирина. Не исключено, Людмила вымолвит что-то вроде «Находить на солнце пятна – общечеловеческая слабость. Но, наверное, простительная и дежурная: солнце-то, несмотря на критику, продолжает светить… А зараз, дівчата, готуємось до вечері».

Ну а после обещанного ужина – курс молодого бойца, говоря языком военной поры. Собственно, курс начнется там же, за столом ресторана. Вопросов много. Дело в том, что значительная часть прибывших не хочет быть обузой для Швейцария, которая и без того много для них сделала.

Она, к примеру, дала украинским беженцам миграционный статус категории S. Такое в швейцарской практике впервые. S был введен в 90-х, когда шла война на Балканах. Но ни во время той войны, ни позже никому не предоставлялся, хотя был прописан в законе. Статус упрощал процедуру приема беженцев, позволяя не вникать в изучение причин бегства из страны. (Видимо, экс-канцлер Ангела Меркель решила скопировать швейцарскую идею, принимая в 2015-м сирийских беженцев, даже несмотря на отсутствие подобных норм в германском законодательстве). Так что украинцы стали первыми в истории страны, кто за последние десятилетия обрел заветную букву S, а с ней и возможности: вид на жительство в течение года, который продлевается, пока длится война. Это означает право на размещение (включая привоз своих семей), социальные льготы, медобслуживание, перемещение в пределах Шенгенской зоны. Правда, есть и ограничения. Беженцы не могут выбрать сами, где им жить: у каждого кантона – а это 26 регионов – свои возможности.

«Я немного владею французским. Вот в поезде услышала: в учреждениях по уходу за детьми дефицит кадров. А ведь профессиональные педагоги, которые есть среди нас, могли бы попробовать свои силы…» За столом одна тема перетекает в другую. Если Людмила не знает ответа, она раскрывает лэптоп, с которым практически не расстается. «Смотрите, видите фонтан…»

Это – кинетический фонтан, построенный в Базеле скульптором Жаном Тэнели. Его называют моделью политической системы: дескать, это только внешне – бессмысленное скопление железок-шестеренок-шайб. Ни малейшего намека на стройность и порядок. Между тем, эта кинетическая машина, которой только нужно время, чтобы начать действовать. Именно так министр юстиции и полиции Швейцарии Карин Келлер-Зуттер представила ситуацию, связанную с наплывом украинских беженцев. Движение нарастать будет постепенно. Сначала ввели специальный вид на жительство категории S, затем разместили их в частных домах, а на очереди – многоэтапное планирование по части регулярных потоков из Украины.

Политинформация, как бы это назвали в совковые времена, прервалась внезапно. Над головой Людмилы нависла бородка мужчины в джинсовом костюме. Из текста на беглом немецком беженки поняли только первые два слова: фрау Ригерт. «Это мой постоянный постоялец», – пояснила она и двинулась к буфетной стойке. Ко всеобщему удивлению, мужчина попросил Людмилу выпить с ним по рюмочке коньяка, причем, за обе рюмки заплатил сам.

«У него торжество, родилась внучка, – пояснила она. – А вообще, если швейцарец заплатил за спиртное, которым угощает, это знак того, что тебя воспринимает, как друга». «Как у нас». «Не совсем, девушки. Алкоголь в Швейцарии необыкновенно дорогой, как у нас говорят, захмарної ціни. А коренные жители, тут надо честно признать, очень не любят расставаться с деньгами. Вот это точно – как у нас».

Кажется, впервые за много дней после 28 февраля украинки улыбнулись. Людмила, увидев их вдруг волшебным образом преобразившиеся лица, подумала: «Хорошо бы помочь им улыбаться почаще. Несмотря на все».

Мигранты или релоканты? Портрет «понаехавших» россиян в Грузию

Грузины – гостеприимные люди, которые вполне здраво отделяют действия режима Путина и отношения между людьми. Но они ведь еще и памятливые, и эмоциональные. То есть способны, жарко семеня руками, рассказать, какой раньше была страна и какой стала после августа 2008 года. Грузия стала для Кремля генеральной репетицией аннексии Крыма и создания Донецколугандонья.

Полномасштабная война Путина в Украине невольно поставила в равное положение ровесников: с одной стороны, насильника в Буче и, с другой, недавнего выпускника российского вуза, до 28 февраля не планировавшего менять ПМЖ.

Так что дружелюбие и приветливость грузин – одно, а грянувший в феврале-марте поток россиян в страну – другое. Актуальный опрос Национально-демократического института (NDI) показал: граждане Грузии считают, что не все русские одинаковы. Да, население ценит русский народ больше, чем российскую власть. Но 85% опрошенных жителей Грузии считают, что Россия представляет угрозу для своих соседей. Исследование было проведено дважды:

3–15 февраля (до начала войны) и 9–20 марта (после ее начала) по телефону. Причем, после вторжения РФ в Украину число тех, кто считает РФ угрозой, выросло. Ну и как могут грузины спокойно реагировать на 25 тысяч граждан России, которые решили переселиться в Грузию…

Кто они, приехавшие, или, используя московскую лексику, «понаехавшие»? С какой целью прибыли и вообще – почему выбрали Грузию?

Вариантов ответа масса. Приводятся весомые причины. Такая, к примеру, как страх. Мужчины боятся призыва в армию, не хотят становиться пушечным мясом Женщины боятся остаться без поддержки, вдовами с детьми и престарелыми родителями на руках.

Эксперты согласны: Грузия должна поддерживать российских диссидентов. Но им может представиться и тот, кто приехал сюда из России уладить свои дела из-за санкций. Другое мнение: может, это не беженцы, а малодушные, сказавшиеся вначале не захотевшими сопротивляться путинскому режиму, а на деле путинские засланцы, задача которых – в нужный момент завопить о том, что русских притесняют. Поэтому понятна логика определенной части грузин, которые считают наличие только что прибывших россиян причиной будущей агрессии Москвы под ее любимым девизом «Спасем русский мир».

Начнем с очевидного. Первое. Грузия – одна из немногих стран, где россияне могут оставаться на год без визы. А как сложится этот год, удастся ли выбрать страну, куда следует отправляться далее? Тем более, что многие грузинские россияне не оставляют мысль о возвращении на историческую родину. Поэтому считают себя не мигрантами, как воспринимают их грузины, а релокантами – временно изменившими место нахождения. Второе. Серия антипутинских санкций значительно усложнила выезд из России. Она оказалась за железным занавесом. Им цивилизация отгородилась от страны, которая, изображая великую державу, не может и дня прожить без обычных, но ввозимых почему-то из-за рубежа гвоздей. Ну вот такая «высокотехнологичная» экономика: нет проволоки, чтобы нарубить гвоздей.

Надо россиянину собраться с мыслями, взвесить свои возможности и определиться с будущим ПМЖ? Надо. Вот таким тихим кабинетом и стала для 25 тысяч россиян Грузия в первые три недели путинской войны. Ну а потом? «Потом» наступило быстрее, чем ожидалось: с 16 марта власти Грузии прекратили передвижение между Грузией и Россией. «Временно», как указывается в сообщении на правительственном сайте. Но, если призвать на помощь совковую память родителей переместившихся молодых россиян, нет ничего более долговечного, чем временное замораживание ситуации.

В любом случае, ближайшее будущее будет разворачиваться по двум сценариям.

Первый – для тех, кто, приглядевшись повнимательней к стране приема, возможно, отыщет нишу для своих способностей. Ведь не всем же лететь в будущее в салоне бизнес-класса. А Грузия – надежный и, что немаловажно, бюджетный вариант отъезда да и, по слухам, не столь уж затратный вариант проживания. Скромная двушка в Тбилиси многим обошлась в $700–750, та же двушка в центре Батуми – $350, правда, плюс 100 лари коммунальных платежей.

Трехкомнатная в центре Тбилиси за $1300. Грузию ценят в том числе потому, что это приятная и комфортная страна, в которой можно найти работу. Тем более, если учесть, что сюда переправляются чаще всего люди от 25 до 40 лет, нередко айтишники, люди из креативной индустрии. Они проводят лекции, показы, антистрессовые выезды в горы, чтобы можно было, как они говорят, отключиться от сумасшедшей военной повестки. Еще один плюс: поскольку Грузия – страна относительно недорогая, приезжим может хватить запаса средств, чтобы какое-то время протянуть, если не получится найти работу быстро. Кто-то уже посещает курсы грузинского, осваивает историю Грузии, записал ребенка в грузинский садик.

Второй – для тех, кто не собирается окончательно эмигрировать, и для начала надо переждать какое-то время, пока путинский режим закончит заворачивать гайки на фоне очевидных провалов в ходе «спецоперации». (Даже после того, что уже натворил кремлевский Окурок, имеются какие-то ожидания по части внезапного озарения главнокомандующего. Что поделаешь: русская логика непостижима). Многие рассматривают Грузию как хаб – кто-то собирается дальше в Дубаи, кто-то в Европу, в Латинскую Америку. Чтобы процесс ожидания проходил эффективней, лучше это делать за границей, но в ближнем зарубежье.

Но вмешался фактор паники и ажиотажа с авиабилетами. Поскольку у России нет прямого авиасообщения, то был избран единственно возможный вариант – сначала лететь в Ереван, а затем до Тбилиси наземным путем. Тех, кто потратил на дорогу из Москвы 2,5 тысячи рублей, счастливчики. То ли дело остальные: перелет взлетел в разы. Спрос вызвал ответную волну в Ереване и Тбилиси на все виды услуг, прежде всего, на жилье. Если учесть, что первыми этот маршрут опробовали (и продолжают осваивать) белорусы, спасающиеся от Батьки (с момента начала войны в Украине их въехало более 15 тысяч), рост цен подстегивается ажиотажным спросом.

Но раз на раз не приходится. Нередко, когда пришельцам отказывают в аренде жилья даже по цене намного дороже, узнав, что у них паспорт РФ. Так что кошелек вкупе с покладистостью искателя жилья не спасают. В ходу инциденты: россиян не пускают в кафе и в бары, им не открывают счета в банках. Одним из решений проблем с деньгами для переехавших в Грузию стала первоначальная остановка в Армении: там работают карты «Мир».

В Грузии тысячи людей подписали онлайн-петицию с требованием к правительству ввести визовый режим для российских граждан и ужесточить правила иммиграции. А пока возникают проблемы, что называется, на ровном месте. К примеру, популярный бар Deda Ena в центре Тбилиси ввел с 4 апреля собственные «визы» для россиян: чтобы обслужили, нужно заполнить анкету из 15 пунктов с осуждением Путина и признанием Крыма украинским. «Ну а как вы, господа, хотели? Приходится пройти экзамен на вшивость. Так ведь говорят на Руси».

Подобный политтест, но уже не на уровне бара, а в ходе беседы с грузинским чиновником, должен подчеркнуть иные причины нежелательности русского потока. Вот снимут «понаехавшие» всю твердую валюту в банкоматах, и курс национальной валюты изменится. Разумеется, не в лучшую сторону. Вопрос: почему за российских переселенцев должны расплачиваться грузинские налогоплательщики?

Жизнь в Грузии необязательно улучшается вместе с российским потоком: ни экономика, ни состояние общества, которое часто выражается однозначно. «Русский – значит разруха, конфликты, война». Само слово «русский» – напоминание о войне 2008 года. И хотя многие из «понаехавших» в ту пору были еще детьми, они все равно вынуждены нести свою долю ответственности за происходившее 14 лет назад. «Ходили вы в школе с георгиевскими ленточками на груди? Ходили. А знаете вы, что этот символ используется Кремлем именно после того, как Россия напала на нашу Грузию?»

Память – штука непростая. Поэтому нередки надписи на заборах домов, где поселились сейчас прибывшие россияне: от «Вы здесь чужие!» до известного посыла от грузинских моряков русскому кораблю.

В соцсетях встречаются разные оценки поведения соотечественников. Вот подборка мнений.

Поощрительные. «Уезжают и это правильно, оставаться «тут» смысла нет. Процесс впадения в маразм начался где-то лет 5 назад и становится все хуже и хуже, каких-либо перспектив я не вижу. Те, кто еще сомневается, могут посмотреть на курс евро и доллара».

Презрительные. «Стада бездельников отираются в близлежащих странах. Одни разговоры, как поменять деньги. Сейчас в этих странах дороже, чем в Питере, стала стоить аренда».

Желчные и несправедливые, с гордостью за псевдовеличие России. «Из страны с населением почти 140 миллионов человек уехало 25 тысяч. Это даже меньше статистической погрешности. Не надо на них обращать внимание. Ни сейчас, ни потом, когда они будут просить забрать их обратно. От гражданства наверняка никто не отказался. Просто уехали переждать тяжелые времена. Хитрые и трусливые людишки».

Напутственные. «Думаю, что молодые, которые хотят в жизни чего-то достичь и прожить ее благополучно, прямо сейчас должны решиться и уехать за границу. Санкции на десятилетия (пример КНДР, Иран, Куба – около 40 лет), и снятие их – процесс очень медленный. Железный занавес опять опустится и придется жить всю жизнь как там. Повезет, если пахан раньше ласты склеит, но неизвестно, кто придет на смену ему».

Александр МЕЛАМЕД. Фото автора

Использованы материалы сайтов swissinfo.ch; euronews.com; rg-rb.de; tggaa.de; fontanka.ru; dw.de; gov.ge

Александр Меламед
Автор статьи
Александр Меламед Журналист, писатель

После окончания факультета журналистика ТашГУ работал в ряде республиканских газет, журналов, редакций Узбекского радио.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..