воскресенье, 17 апреля 2022 г.

ОКЕАН ВОЗМОЖНОСТЕЙ

 

Океан возможностей

Несколько лет назад я говорил, что если бы у меня было только 100 долларов, я бы их целиком вложил в Россию; если же у меня было бы 100 000 долларов, я бы вложил в Россию те же 100 долларов. Сейчас я бы снизил размер своих инвестиций на 100 долларов.

Океан возможностей

Сильно меня все просили написать про открывающиеся возможности бизнеса в России в связи с уходом иностранцев и инакомыслящих. Это очень похоже на знаменитую картину Петрова-Водкина «Новоселье. Рабочий Петроград» (1937 год, на фото) – приглядитесь к ней повнимательнее, к этой вакханалии цинизма, и вспомните про год – подумайте про будущую судьбу въезжающих в «освободившуюся квартиру».

Нет, вру конечно – это больше похоже на открывающиеся возможности занять каюты первого класса на тонущем «Титанике». Картины такой, к сожалению, нет.

Но раз просили…

Некоторые видят голубой океан в уходе «западных» (и многих восточных, чтобы быть точным) производителей и поставщиков, отъезде опытных предпринимателей и профессионалов, лидеров рынка. Л-логика: пока они были, рынок был насыщен их товарами/услугами и мы не могли ничего сделать. Теперь их не будет и остается неудовлетворенный спрос, который мы удовлетворим с прибылью. Логично?

Не логично. В этом рассуждении есть 4 кардинальных ошибки.

  1. Где вы были [«8» зачеркнуто] 30 лет?

Конкуренция в реальности не мешает продавать товар, который лучше и/или дешевле. То есть если вы 30 лет не делали что-то в России, то это либо потому что вы не могли сделать это лучше/дешевле, либо потому что вам мешало что-то нерыночное. На самом деле, конечно, и то и то:

  1. Сделать хорошо и дешево – трудно. Сделать плохо и дорого – тоже. Особенно сейчас

Для этого необходимо (если, конечно, это не микробизнес)

(А) простроить логистику (нужна эффективная логистика вокруг, которой 30 лет не было и неоткуда ей взяться, хуже того, сейчас полетит всё – и авиаперевозки, и ж/д, и системы учета и пр.),

(Б) инвестировать в технологии (вы 30 лет этого не делали, пока ставки кредита были в 3 раза ниже, иностранцы готовы были давать деньги, границы были открыты для экспорта и главное импорта оборудования – как вы думаете, при ставке кредита 30% годовых, рекордных оттоках пассивов банков, уходе нерезидентов, закрытых границах вы сможете это делать успешно?),

(В) нанять работоспособный и мотивированный персонал (вы этого не сделали пока в стране были миллионы мигрантов, обеспечивавших дешевый неквалифицированный труд и миллионы специалистов, готовых обеспечивать высококвалифицированный – как вы это сделаете теперь, когда мигранты тихо едут домой, а высококвалифицированные специалисты десятками тысяч бегут во все стороны света?)

(Г) найти сырье и комплектующие (даже для парикмахерской вам нужно немеряно сырья и комплектующих) – вы этого не сделали за 20 лет открытых границ и свободной конвертации рубля, где вы найдете это теперь, когда в России не производится 40% потреблявшихся продуктов питания, 60% номенклатуры для внутреннего производства и 90% потребления в машиностроении? Обратите внимание – гипотетические производители вашего сырья и комплектующих в России имеют те же проблемы, что и вы, но только поскольку вашего бизнеса еще нет, они не знают, что на их товар есть спрос.

То есть вопрос то простой – почему, когда это было в 100 раз проще, вы этот бизнес не делали, а сейчас – будете? Предлагаемый ответ очевидно один: потому что вы не могли делать продукцию конкурентоспособную с импортом, а теперь импорта нет и будут покупать наше – плохое (если оно было бы хуже импорта раньше, то в нынешних условиях оно будет хуже импорта еще в 10 раз) и дорогое (та же логика – если раньше оно было бы дороже импорта, то теперь с нынешними ставками кредита и подавно). И вот тут я должен вас еще раз разочаровать:

  1. А спрос то где?

Экономика России устроена достаточно просто: есть цикл добычи полезных ископаемых и их экспорта. На вырученные средства можно было купить импорта и продать в России, можно было отложить эти деньги за рубежом себе на старость, можно было покупать активы вне России, можно было инвестировать внутри России во внутреннюю экономику – то есть в перераспределение результатов труда в свою пользу. Можно было даже создавать новые продукты и услуги и их немного тоже экспортировать. Второй цикл – это внутреннее потребление и внутреннее производство. Оно было сильно зависимо от импорта, и в конечном итоге продажи в нем шли «самим себе» или экспортерам – чтобы получить свою долю импорта.

Что происходит сейчас? Сейчас резко сокращается экспорт по всем статьям кроме продаж нефти и газа (пока, они тоже будут сокращаться резко, но немного позже). Параллельно из-за проблем в цепочках поставок импорта резко сокращается внутреннее производство. Ну и, понятно, сокращается импорт из-за санкций. Казалось бы – это же кризис предложения, какое прекрасное время попробовать удовлетворить спрос! Но (1) читайте выше, и (2) главное – сокращение собственного производства — это прежде всего кризис спроса: в России сбережений не много и ставка кредита запретительная, так что упало производство – сократилась зарплата – упал доход – упал спрос. Я уже молчу о таких статьях дохода как дивиденды (забыли) и проценты (по сравнению с инфляцией забыли, да и депозитов стало сильно меньше), а прирост капитала у инвесторов в этом году как сказали бы в России «сильно отрицательный».

Так что – если вы в нарушение законов физики всё-таки произвели что-то стоящее и не запредельно дорогое, вы немедленно встретитесь с упавшим спросом (если это премиум, то сильно, если это дисконт – то возможно еще сильнее, потому что низкооплачиваемые слои населения пострадают больше всех) и (сюрприз!) ваша себестоимость единицы неожиданно еще вырастет из-за малого объема продаж.

Но строго говоря, наверное, будут существовать ниши, в которых и отсутствие импорта можно пережить, и спрос не так сильно упадет, и инвестиции не так важны, и пр., и пр., и в общем можно было бы половить рыбку в пропахшей порохом воде, если бы не главная проблема:

  1. Главная проблема России никуда не делась и стала только больше!

Главная проблема России, из-за которой бизнес в ней не развивался, это риски. Из стихийно бандитской системы управления 90-х экономика России в течение нулевых мигрировала к централизованно бандитской системе управления, в которой права у того, кто ближе к власти, дела возбуждаются по звонку сверху или за взятки, конкуренция в основном идет методом посадки конкурента, местный губернатор или зам начальника ФСБ могут отобрать бизнес или разрушить в любой момент. Эта проблема не сильно касалась сложных бизнесов без существенных активов, работавших на внешний рынок или в виртуальной среде (поэтому толпы IT-шников, инстаграмщиков, инвестбанкиров, основателей стартапов и владельцев платформ не чувствовали на себе проблемы) – но все эти бизнесы пошли сейчас под нож без надежды вернуться. И даже там, где ласковое море IT касалось каменистого берега госзаказа, уже давно могли существовать комфортно лишь «специальные персонажи» типа Ашманова, а список посаженных и сбежавших удлинялся чуть ли не каждый день. Удивление Матвиенко «почему в России гвоздей не делают» имеет очень простой ответ: потому что мало кому охота вложить свои деньги в производство гвоздей, платить дань местным силовикам, а потом сесть за то, что не захотел отдать еще больше.

Так вот, в новой России количество тех, кто готов тебя посадить или должен с тебя получить никак не уменьшится, наоборот – вырастет (чтобы власть беречь их надо всё больше, а сейчас еще и «Союз Ветеранов Украины» наверняка подоспеет, с предложением «защиты» за большие деньги). А кормовая база у них сильно сократится, то есть брать с каждого заработанного бизнесом рубля надо будет больше.

А на этом фоне еще и происходит окончательное разложение понятий собственности или исполнения обязательств: невозможно на уровне государства украсть самолеты у лизинговых компаний и софт у производителей (и гордиться этим), украсть территорию у соседнего государства (и пустить туда своих солдат воровать стиральные машинки), узаконить контрабанду – а другой рукой заставить своих граждан не воровать друг у друга, не отнимать бизнесы, исполнять обязательства и вообще вести себя как подобает для процветания экономики. Бизнес же держится на доверии – к поставщикам и подрядчикам, к клиентам, к регуляторам, к местной валюте, стране в целом. Про это слово теперь в России можно забыть совсем; значит и про бизнес по большому счету можно забыть. Нет, конечно, государство будет что-то заказывать (и не всех подрядчиков сажать); и управлять бизнесом в пользу местного чиновника (а если повезет – в пользу очень большого федерального), наверное, будет возможно; и, разумеется, будут лакуны небольшого размера, которые какое-то время будут жить даже неплохо. Но по большому счету океан возможностей оказывается мелким, бурным, полным мин и мелей – да к тому же и вода в нем дурно пахнет и цвета она не голубого, а красного.

Несколько лет назад я говорил, что если бы у меня было только 100 долларов, я бы их целиком вложил в Россию; если же у меня было бы 100 000 долларов, я бы вложил в Россию те же 100 долларов. Сейчас я бы снизил размер своих инвестиций на 100 долларов. Я и вообще не люблю океаны.

Андрей Мовчан

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..