суббота, 18 декабря 2021 г.

Мы скатываемся в средневековье

 

Мы скатываемся в средневековье

Более половины взрослых в США читают на уровне ниже шестого класса (11–13 лет). Чтение книг в упадке. Опрос 2014 года обнаружил, что всего лишь чуть больше половины детей в США читают книги ради удовольствия. В Лондоне отследили 11 тыс. детей рожденных в 2000 до возраста 14 лет и обнаружили, что только 10% читали в свободное время.

Мы скатываемся в средневековье

Photo copyright: pixabay.com

Когнитивные навыки в упадке. Многие американские работодатели жалуются, что трудно найти работника, с которым можно вести содержательный разговор. У более 60% ищущих работу не хватает элементарных навыков общения – современный тинейджер в основном сидит в соцсетях и плохо может общаться “в реале”.

Благодаря соцсетям средняя концентрация (attention span) упала с 2000 года на 50%. С одной стороны упадок грамотности, с другой система образования и литературный истеблишмент ратуют за рост цензуры.

Произошел радикальный перекос: если раньше за запреты на книги выступали консерваторы, то сейчас запреты исходят от профессоров с PhDs и быстро растущих университетских бюрократий, которые убирают классическую литературу из программ и запрещают книги с альтернативной точкой зрения на расу и гендер.

В новом взгляде на мир все прошлое – сплошной расизм и просто слишком сложное для юных умов. Во многих колледжах студентам закрыт или ограничен доступ ко всему написанному до 1990 – Гомер, Шекспир, Мильтон, Токвиль и даже основатели США. Книги осуждаются как написанные усопшими белыми мужчинами, которые повинны в расизме, гнете женщин и массовой бедности. Даже официальные государственные органы, такие как “Национальные архивы”, теперь снабжают исторические документы лежащие в основании страны пометками “вредный язык” (‘harmful language’). Короче, все что подняло Запад с 1500 – разум, рабочая этика, семья, наука – все это уничтожается для сотворения некого “woke brave new world”.

В сегодняшней Плющихе студенты на факультете английского могут обойтись без Шекспира, а на факультете классики без знания древнегреческого и латыни. Неудивительно, что “культурная грамотность” понижается, вместе с интересом к истории среди молодежи.

Мизантропия по отношению к американскому наследию приведет к отвержению базовых принципов демократии. Молодежь – больше, чем их родители – склонна принимать ограничения на свободу слова. 40% выступают за подавление речи, “обижающей меньшинства”.

Итак, мы скатываемся в средневековье. В середине XV века уровень грамотности в Европе был довольно низким – 5% в Англии, хотя намного выше в городах, как в Англии, так и в Нидерландах и Италии. Мало кто из женщин умел читать. Разумеется, все изменилось с изобретением печатного станка: к 1650 уже половина населения Англии могли читать, а в Голландии к 1750 году уже 85%.

Именно грамотное население имело большую возможность требовать права, выступать против несправедливости и организовываться. Как заметил Бен Франклин, именно высокая степень грамотности в Америке позволила среднему классу распространить революционные антимонархические настроения и организовать сопротивление.

Послевоенная культура в США разделялась как элитой, так и средним классом. В 1950-е средние американцы покупали массу классической и современной литературы. Книги Сола Беллоу были бестселлерами! Люди смотрели Шекспира по ТВ; одна программа привлекла аж 50 миллионов зрителей! Росла посещаемость музеев и концертов классической музыки (оба сейчас находятся под ударом “прогресссивов”).

Отрезанные от нашего прошлого, мы дегенерируем и сползаем в средневековье. Если человек не знает принципов, на которых основана наша демократия, включая личную свободу и открытую дискуссию, он не будет ощущать их потерю.

Дальше читайте сами. С цифрами, конечно, можно спорить – опросы вещь мутнее выборов – но с общим трендом не поспоришь. Интересно, что городская культура вызвала подъем культуры и сама же ее хоронит.

Вячеслав Гуревич

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..