вторник, 21 декабря 2021 г.

Робин Гуд американской юриспруденции

 

Робин Гуд американской юриспруденции

К юбилею и годовщине смерти знаменитого американского юриста Луи (Луиса) Брэндайса.

Луи (Луис) Брэндайс

В четырнадцати километрах от Бостона, в юго-западной части города Уолтем (штат Массачусетс) располагается частный исследовательский Университет Брэндайса, входящий в число полусотни лучших высших ученых заведений Соединенных Штатов.

Среди известных его выпускников — физик Эдвард Виттен, общественные активисты Эбби Хофман и Анжела Дэвис, актриса Дебра (Дебора) Мессинг, журналист Томас Фридман и другие. Университет этот, основанный в 1948 году (к слову, в число его соучредителей вошел и Альберт Эйнштейн), чей девиз “Истина, до самой ее сути”, носит имя знаменитого американского юриста еврейского происхождения Луи (Луиса) Брэндайса, которому принадлежит широко известный в США афоризм:

“Конституционные права не должны растрачиваться по мелочам — богаче от этого никто не станет”…

На свет Луи появился ровно 165 лет назад в Луисвилле (штат Кентукки) в семье иммигрантов из Богемии Адольфа Брэндайса и его супруги Фредерики Дембич. Мальчик был младшим из четырех детей в семействе, их детство пришлось на период Гражданской войны в США. Временное убежище семья, оказавшаяся, что называется, “у кромки огня”, нашла в Индиане. Но, всерьез опасаясь за жизни отпрысков, отец в 1872 году принял решение увезти их на время в Европу. А три года спустя Брэндайсы вернулись за океан. Во время пребывания в Старом Свете Луи учился в одной из школ Дрездена. А в Америке он поступил в юридическую школу Гарварда, где вступил в “Pow-Wow club”: речь идет о форме единения молодых людей по интересам, позаимствованной у североамериканских индейцев. Они ввели в практику своего рода “собрания” для изучения своей культуры и веселого совместного времяпрепровождения — с песнями и танцами. Само слово “powwaw” (“пау-вау”) означает “духовный лидер”.

В Гарварде Луи считался самым выдающимся студентом за все время существования юридической школы. Завершив курс обучения, он задержался в “alma mater” еще на год, продолжая углубленно изучать американское право. На жизнь в ту пору зарабатывал репетиторством.

Но, как это было сказано однажды и на века, всему свое время. В 1878 году Луи начал работать в юридической фирме в Сент-Луисе, в штате Миссури. Тогда же он опубликовал в местном журнале свою первую статью — по одной из проблем юриспруденции. Работа в фирме была рутинной, и, кроме того, на сотрудников юридической конторы руководство оказывало давление, фактически вынуждая занимать определенную позицию в спорах между истцами и ответчиками — на предмет выяснения “кто прав, кто виноват”. Так попирались принципы честности и неподкупности, что для молодого начинающего юриста было неприемлемым.

Через несколько месяцев Луи принял предложение своего гарвардского однокурсника Сэмуэля Уоррена открыть совместную юридическую фирму в Бостоне. Но скоро сказка сказывается — оформление документов, связанных с этим начинанием, требовало времени, и Брэндайс решил использовать его, чтобы накопить необходимый для успеха в будущем практический опыт. Он устроился помощником в офис Горация Грэя, главного судьи Верховного суда штата Массачусетс. Стажировка эта продлилась два года и оказалась для Луи весьма полезной. Когда пришло время начинать, вместе с Уорреном частную юридическую практику, Брэндайс был готов к этому, уже обладая широкими знаниями и обозначив свою позицию по защите прав рядовых граждан страны. Многие услуги Луи оказывал обращавшимся к нему бесплатно, не стремясь к наживе, и люди потому между собой стали называть Брэндайса “народным” адвокатом.

К своему делу Луи подходил творчески, и вошедшие с его легкой руки в адвокатскую практику методы, которые он применял, участвуя в судебных разбирательствах, закрепились, их стали использовать и другие юристы. Один из них получил название “бриф Брэндайса” (бриф, в смысловом переводе с английского, определенная, краткая письменная форма документа, содержащая суть вопроса и облегчающая дальнейшее взаимодействие между сторонами, вовлеченными в дело). Принято было считать, что короткие речи адвоката в суде могут создать впечатление, что у него недостаточно аргументов в пользу лиц или организаций, от имени которых он выступает. Вот и Брэндайс, готовясь к обоснованию в суде сокращенного рабочего дня трудящихся женщин, против чего активно возражала администрация крупных предприятий, имел в своем распоряжении многостраничный доклад. Но интуиция подсказала ему, что достаточно сосредоточиться на самом главном и важном, и он зачитал лишь конкретные данные, показывающие негативное влияние на женское здоровье чрезмерно длительных трудовых смен. Дело это было им выиграно.

Впрочем, ничто не ново под луной — достаточно вспомнить призыв крупнейшего древнегреческого историка Фукидида: “Будь краток там, где нет нужды в речах долгих”. Но не так просто было изменить сложившуюся традицию ведения линии защиты в судах. Тем не менее это все же произошло, причем в немалой степени благодаря юридическим инновациям Луи Брэндайса.

“Каковы американские идеалы? Они являются развитием человека для его собственного и общего блага; развитием личности через свободу, демократию и социальную справедливость” — указывал Брэндайс. А законодательство, по его убеждению, как раз призвано содействовать достижению справедливости, и не только устанавливая обязанности граждан, но и закрепляя неотъемлемые их права. Одно из таких прав — на неприкосновенность личной жизни. Нельзя сказать, что личная жизнь не была прежде защищена законом в развитых европейских странах, но справедливости ради следует отметить: формулировки на этот счет были настолько расплывчатыми, что опираться на букву закона в каждом конкретном случае было крайне затруднительно. В заслугу Луи Брэндайсу надо поставить то, что он вместе с одним из своих коллег впервые четко изложил положения будущего американского закона, который сам он называл “правом человека быть оставленным в покое”.

Авторитет Брэндайса в обществе становился все более широким. Но жил он скромно. Так продолжалось и после того, как в 1891 году Луи женился на Элис Голдмарк. Она горячо поддержала стремление мужа служить высоким общественным целям. Молодая чета поселилась на доме неподалеку от Бостона, избегая роскошных приемов. И во время поездок супруги не останавливались в самых престижных отелях. На летний отдых, а порой и на выходные, в хорошую погоду они отправлялись в дачный домик, приобретенный ими в штате Массачусетс. И плавали не на яхте, как многие коллеги Луи, а на каноэ — по реке, которая протекала возле семейной дачи. Причем вовсе не потому, что средства не позволяли: просто эта семья жила в достатке, но без особых излишеств. У Луи и Эллис родились две дочери — Сюзьен и Элизабет.

Со временем Брэндайс стал одним из лидеров прогрессивного движения, провозгласившего закон средством для достижения позитивных социальных изменений в американском обществе. Луи также участвовал в деятельности природоохранных организаций в стране. Став известной фигурой на североамериканском континенте, Брэндайс включился в политическую жизнь, поддержав на президентских выборах 1912 года кандидатуру демократа Томаса Вудро Вильсона, который и стал 28-м президентом США. И, кстати, был в 1919 году удостоен Нобелевской премии — за плодотворные миротворческие усилия, предпринятые им в период и после Первой мировой войны (Вильсон тогда первым из американских президентов посетил Европу с официальным визитом для участия в Парижской мирной конференции).

В каденцию Вильсона Луи Брэндайс был избран членом Верховного суда США, став первым евреем в этой должности. Что не следует понимать упрощенно: мол, Брэндайс помог Вильсону на выборах, а президент назначением Брэндайса отблагодарил того за голоса, которые Луи помог ему собрать во время голосования. Брэндайс был избран в Верховный суд, исключительно по заслугам. К тому же произошло это через четыре года после президентских выборов, и все это время Брэендайс продолжал успешно заниматься адвокатской практикой. На посту судьи Верховного суда он зарекомендовал себя с самой лучшей стороны, и в итоге оставался в этой важной должности вплоть до ухода на заслуженный отдых в 1939 году.

Луи никогда не забывал о своем еврейском происхождении. Причем не только помнил об этом, но и многое сделал для своих соплеменников — как в Соединенных Штатах, так и Европе и на Ближнем Востоке. С начала Первой мировой войны Брэндайс председательствовал в созданном тогда Временном комитете по общесионистским делам, до 1916 года возглавлял американскую сионистскую организацию. Он убежденно поддерживал идею создания еврейского национального очага в Палестине. В 1919 году Луи лично побывал в Эрец Исраэль, а через два года после этого благодаря его авторитету и влиянию Соединенные Штаты поддержали Декларацию Бальфура. Ранее, в 1920-м, Брэндайс принял участие во Всемирной сионистской конференции, которая была организована в Лондоне. Там он предложил продуманный план действий по экономическому развитию Палестины, но эта инициатива, к большому огорчению Луи Брэндайса, не получила одобрения большинства участников форума. С руководителями Всемирной сионистской организации у Брэндайса выявились и другие серьезные противоречия, и результате он самоустранился от сотрудничества с этой структурой. Тем не менее продолжал интересоваться положением дел в еврейских поселениях Палестины: по его инициативе было, в частности, создано Палестинское экономическое акционерное общество, призванное обеспечивать капиталовложениями проекты, которые со временем могли бы стать самоокупаемыми.

Приход к власти в Германии Гитлера в 1933 году вызвал у Брэндайса глубокую тревогу за судьбы соплеменников в этой стране и в других государствах на европейском континенте. В том же году он обратился с письмом в администрацию тогдашнего президента США Франклина Делано Рузвельта, указывая: “По моему мнению, евреям Германии пора принимать решение об отъезде из страны, всем, без исключения, ибо положение там будет только ухудшаться”.

Вторая сторона этой проблемы состояла в готовности (или в неготовности) разных стран мира принять еврейских беженцев. После того же, как в 1939 году Британия опубликовала так называемую “Белую книгу”, установив квоту на въезд евреев в Палестину, Брэндайс стал выступать с заявлениями, суть которых сводилась к тому, что евреи должны на законных основаниях приезжать на Святую землю, причем без каких бы то ни было ограничений.

“Любая попытка ограничить еврейскую эмиграцию в Палестину должна признаваться незаконной самим Соединенным Королевством. Мы, евреи, считаем ее законной. Закон, обрекающий невинных евреев на смерть, не может быть истинно законным”, — говорил и писал Луи Брэндайс.

Известно, что эту точку зрения в Соединенных Штатах разделяли далеко не все, и Брэндайс нажил немало врагов, главным образом в лице пробритански настроенных политиков и общественных деятелей, но это его не останавливало.

Брэндайс недвусмысленно указывал, что сионистские воззрения вполне уживаются в нем с глубокими патриотическими чувствами, которые испытывает по отношению к Соединенным Штатам. Он продолжал активно призывать к принятию экстренных мер по спасению евреев Европы, где уже пылала Вторая мировая война. Беду своих соплеменников в Старом Свете Луи принимал всем сердцем, и оно не выдержало переживаний. 5 октября 1941 года, 80 лет назад, Брэндайс скончался от сердечного приступа в Вашингтоне.

Через семь лет его имя присвоили университету, возле которого ныне высится памятник “Робин Гуду американской юриспруденции”, как его называли друзья и коллеги. В 1973 году Брэндайс был включен в “Зал славы великих американцев”. Это — открытая галерея скульптур выдающихся граждан США, расположенная в Бронксе, которая вписана в Национальный реестр исторических мест Соединенных Штатов и является гордостью страны.

Широкое общественное внимание привлекла демонстрировавшаяся в Нью-Йорке выставка работ знаменитого художника, издателя и режиссера Энди Уорхола “Десять знаменитых евреев”. Одним из героев экспозиции стал Брэндайс. Выставка эта затем отправилась в длительное путешествие по странам и континентам.

Портрет прославленного юриста можно увидеть на красочной марке, выпущенной Почтовым ведомством США. Она представляется символичной: свою марку Луи Брэндайс держал высоко…

Предлагаем вниманию читателей ряд высказываний Луи (Луиса) Брэндайса, которые сохраняют актуальность и сегодня

Те, кто добился нашей независимости, считали, что свобода — это секрет счастья, а отвага — секрет свободы.

* * *

Принцип действия законодательства заключается в том, что самые благородные человеческие произведения — знания, установленные истины, концепции и идеи — после того, как они добровольно сообщены другим, становятся свободными, как воздух, предназначаясь для общего пользования.

* * *

Если мы хотим руководствоваться светом разума, мы должны позволить нашему уму быть смелым.

* * *

Среди нас живет немало людей, которые имели привычку использовать старинное выражение: “Это так же невозможно, как человеку летать”. Революционные открытия в науке, успехи изобретательства подтверждают ценность процесса проб и ошибок. В значительной степени эти достижения, означавшие прорыв в будущее, были результатом опытов и экспериментов.

* * *

Знание должно предшествовать пониманию, а понимание должно предшествовать суждению.

* * *

Для того, чтобы суждения созрели, как плоды, требуются время и подходящие условия. Когда ваш бизнес сильно разрастается, вместе с тем, множатся проблемы, и становится ясно, что человек, стоящий во главе большого дела, все в меньшей степени владеет ситуацией, всеми фактами, и потому неизбежно уменьшаются возможности верно судить о них.

* * *

Шляпа, сделанная человеческими руками, может быть снята.

* * *

Читайте прошлые отчеты, разговаривайте с людьми, изучайте тему, пока не изучите ее досконально. И лишь после этого у вас будет что сказать, и ваш голос наверняка будет услышан, потому что вы хорошо осведомлены. Иначе изменений к лучшему не добиться.

* * *

Солнечный свет — это лучшее из дезинфицирующих средств.

Фрэдди ЗОРИН
“Новости недели”
Источник

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..