вторник, 26 октября 2021 г.

Чему Спунер может научить нас в нашу эпоху неофашизма

 Джейсон Морган

Чему Спунер может научить нас в нашу эпоху неофашизма

Читатели Mises Wire, вероятно, знакомы с американским прото-либертарианцем XIX века Лисандром Спунером (1808–1887). Радикальность вызовов, которые бросает Спунер этатизму, хорошо выражается в названии составленного Ротбардом сборника его лучших произведений: “Отменим правительство”. Спунер был великим американцем, анархистом, приверженным свободному отправлению правосудия, антиколлективизму, и демонтажу рабства. Он пытался предотвратить создание федеральным правительством нового типа общенационального государственного порабощения на руинах измученного войной Юга.

Самая известная работа Лисандра Спунера — “Нет измены”, написанная им после Гражданской войны. Спунер написал эту работу, чтобы доказать, что выход из федерального союза не является преступлением.

В этой работе выделяется раздел 6 “Конституция без власти”. В “Конституции без власти” Спунер подвергает сомнению сами основы федерального правительства — Конституцию. Он пишет, что Конституция — это в лучшем случае контракт, и даже в этом случае — контракт между очень немногими, “достигшими возраста юридической ответственности” людьми, которые жили в то время, и с которыми консультировались по поводу этого документа. Конституция начинается со слов “Мы, народ”. Спунер доказывает, что это просто риторическая фраза, так как “народ” может означать в лучшем случае людей, достигших совершеннолетия и имевших право голоса на момент, когда этот документ был подписан и ратифицирован. И больше ничего.

“Конституция, — пишет Спунер, — поскольку она была контрактом [ горсткой людей, приложивших руку к созданию документа], умерла вместе с ее создателями”. В оригинале выделено все предложение. Чтобы никто не упустил смысл, Спунер начинает раздел своим заключением: “Конституция не создает неотъемлемых полномочий или обязательств”.

Другими словами, нельзя сказать, что кто-то, живущий во времена Спунера, спустя столетие с тех пор, как была выработана и подписана Конституция, действовал неконституционно. Почему? “Потому, что нет никакой Конституции”, — говорит Спунер. Как бы то ни было, конституция закончилась, когда люди, подписавшие ее, ушли со сцены. Авторы конституции “не имели естественной власти или права сделать [Конституцию] обязательной для своих детей”, — пишет он. Американцы не могут и не должны быть связаны контрактами, которые некоторые люди давно заключили между собой.

Короче говоря, “измены” не существует потому, что не существует конституции.

(Спунер не согласен с аргументом, что голосование и уплата налогов являются негласными соглашениями об участии в предполагаемом конституционном режиме. По его словам, люди могут голосовать как без Конституции так и с ней, а уплата налогов сродни грабежу на. большой дороге, на который бы никто не согласился, если бы у него был выбор. Таким образом, ни голосование, ни уплата налогов не подразумевают личной ратификации пергамента 1789 года.)

Новаторские аргументы Спунера против организованного грабежа, известного как централизованное правительство, особенно сильны в наше время. Я хотел бы, например, ознакомиться с оценкой Спунером “выборов” 2020 года и его взглядами на “стимулы”, инфляцию, дефицит, фальшивомонетничество, полиморфную инфраструктуру и империалистические трюки, за которыми благожелательно наблюдает Конституция 1789 года. Я думаю, что Спунер невозмутимо заявил бы из своего Массачусетса: “Нет никакой измены в том, чтобы покинуть это безобразие. Нет причин не делать этого”.

Но если бы Лисандр Спунер был жив и писал свою “Конституцию без власти” сегодня, он мог бы пойти дальше, чем в своей оригинальной работе. Он мог бы продвинуть свои аргументы так далеко, что возник бы своего рода нео-спунеризм. Думаю, этот нео-спунеризм был бы естественным дополнением оригинала. Ибо оборотной стороной отсутствия у Конституции полномочий является тот очевидный факт, что никто, претендующий на то, что он соблюдает Конституцию, на самом деле этого не делает. Мало того, что сам документ недействителен — никто из нас не подписывал его, как подробно объясняет Спунер. Но даже если бы “мы, народ” и подписали такой контракт, он все равно был бы недействителен, потому что контрагент, а именно правительство, давно нарушило все пункты конституции. Конституция недействительна как с формальной стороны, так и ввиду вопиющего и регулярного нарушения.

Спунер узко указывает на это в “Конституции без власти”. Он пишет:

Не будет преувеличением сказать, что в соответствии с Конституцией — не так, как я ее интерпретирую, а так, как она интерпретируется теми, кто претендует на то, чтобы управлять ею, — собственность, свобода и жизнь всего народа Соединенных Штатов безоговорочно передаются в руки людей, которые, как это предусмотрено самой Конституцией, никогда не должны быть “подвергнуты сомнению” относительно того, как они распоряжаются ими. (стр. 22-23; курсив оригинала)

Конституция абсурдна, утверждает Спунер, поскольку этот документ, утверждающий, что защищает наши свободы, делает нас “собственностью” (термин Спунера) правительства. С точки зрения самой Конституции, она делает совершенно противоположное тому, на что она претендует. По словам Спунера, это тоже причина для того, чтобы ее не соблюдать.

Но давайте взглянем на Конституцию и ее применение гораздо шире. Многое изменилось со времен Спунера. Соблюдают ли те, кто претендует на конституционную власть, Конституцию? Законно ли они работают в рамках документа, который, как мы полагаем, дает им право управлять “народом”? Если они этого не делают, то есть если само правительство не следует Конституции, тогда возникает второй мощный аргумент, основанный на первоначальных взглядах Спунера и подкрепляющий их.

Это и есть нео-спунеризм, или аргумент о том, что Конституция не имеет власти как в широком, так и в узком смысле. Мало того, что Конституция терпит фиаско по чисто техническим причинам, озвученным Спунером, например, потому, что никто из ныне живущих не подписал ее, и потому, что правительство, созданное Конституцией, является противоположностью тому, что она утверждает. Но также, что, возможно, еще более ужасно, никто в сегодняшнем правительстве даже не думает соблюдать этот документ. Конституция отменяет сама себя, по результатам рационального рассмотрения и по причине того, что она не соблюдается.

Чтобы проверить реалистичность этого гипотетического нео-спунеризма, выберите наугад любую часть Конституции и посмотрите, добросовестно ли она соблюдается. Например, из Статьи I, Раздел VIII: “Конгресс будет иметь право… собирать и поддерживать армии, но никакое выделение денег на такое использование не должно осуществляться на срок более двух лет”. Этот пункт явно нарушается.

Или из Билля о правах, четвертая поправка: “Право народа на охрану личности, жилища, бумаг и имущества от необоснованных обысков и арестов не должно нарушаться. Ни один ордер не должен выдаваться иначе, как при наличии достаточного основания, подтверждённого присягой или торжественным заявлением; при этом ордер должен содержать подробное описание места, подлежащего обыску, лиц или предметов, подлежащих аресту” А теперь, не заходя далеко, а просто для разминки, вспомним Агентство национальной безопасности, Федеральное бюро расследований и каждого судью, внесенного в список по Акту о негласном наблюдении в целях внешней разведки, для дачи свидетельских показаний.

Или из Восьмой поправки к Биллю о правах: “Не должно быть чрезмерного залога, чрезмерных штрафов или жестоких и необычных наказаний”. Конфискация гражданского имущества кажется почти пародией, специально созданной для издевательства над этой Поправки и духом Конституции в целом.

Этот список можно продолжать довольно долго. Я даже не коснулся Девятой или Десятой поправок, внимательное чтение которых должно привести к тому, что пришлось бы снести большую часть федерального Колосса. Федеральное правительство отслеживает и попирает нашу свободу слова, ограничивает нашу свободу собраний, подвергает нас опасности безрассудным участием в зарубежных войнах, удерживает политических заключенных, устраивает перевороты против действующих президентов, заставляет нас вводить экспериментальные сыворотки и следит за журналистами. Должен ли “народ”, как последний дурак, соблюдать Конституцию, когда “народное правительство” даже и не думает делать этого?

Лисандр Спунер утверждал, что невозможно “изменить” Конституции, потому что она не имеет власти над американцами. Нео-спунеризм должен стать еще одним гвоздем в гроб Конституции и оппозицией неофашизму нашего времени: не существует никакой измены федеральному правительству, потому что федеральное правительство не соблюдает документ, который оно объявляет своим основополагающим авторитетом, для того, чтобы управлять нами.

Оригинал статьи

Перевод: Наталия Афончина

Редактор: Владимир Золоторев

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..