воскресенье, 19 сентября 2021 г.

Дуб одиноких сердец

 

Дуб одиноких сердец

Как ни величай идею об использовании дупла в качестве средства связи, она будет окружена облаком романтики и тайны. С романтикой, особенно в контексте личных отношений, более или менее понятно. А вот держатель дупла – дерево – предстает в нашей истории и почтовым офисом, и сводником, и туристической достопримечательностью, и женихом, плавно переходящим в мужья. Потому что речь идет о не совсем уж простом дереве. О дубе в Додауэрском лесу на севере Германии.

Надежный почтовый ящик

Люди давно сообразили, что дупло может быть ими использовано не только для сбора дикого меда. Задолго до XVI века, когда в церквях Флоренции появились tamburi (деревянные короба для доносов о неблагонадежных согражданах), ставшие прообразом для сбора обычной корреспонденции, письма были содержанием старого башмака или заранее определенного дупла в глухом лесу. Первые почтовые ящики в привычном понимании слова появились век спустя.

В новейшие времена секретные хранилища информации тоже пригодились. К примеру, древний вариант связи использовала группа А.С. Шумавцова, действовавшая в 1942-1943 гг. в Брянских лесах, именно через дупло осуществляя контакт с командованием, что привело к ряду удачных разведывательно-диверсионных операций.

Пионеры «Артека», начиная с открытия лагеря в июне 1925 года, закладывали в дупло заветного дуба на вершине горы Аю-Даг письма будущим обитателям лагеря. По этим письмам впоследствии создавалась история самого престижного в СССР места отдыха детворы. Приверженность дуплу – особенность детей, говорили в ту пору психологи, отмечавшие: это же тайничок, куда можно складывать «личные письма», которые могут заставить подростков помириться, научиться беречь чувства.

Все примеры говорят: дупло одно, цель тоже. Каждый отправитель надеется, что послание непременно должно дойти от адресата и вызвать ответную реакцию.

Вспомним: Пушкин в «Дубровском» запечатлел огромный дуб, в дупло которого брат Маши Троекуровой должен был положить заветное кольцо – зов о помощи. Кстати, 300-летний дуб в бывшем графском парке в Станьково в Беларуси, где еще до войны снимался фильм «Дубровский», здравствует и поныне.

Дубовые вандалы

Станьковскому дубу повезло. Крымскому не очень. Сотни туристов любовались 400-летним дубом в Большом каньоне Голубой долины Крыма. В дупле его по обычаю туристы оставляли письма для следующих путешественников. Они поверяли сокровенные желания и верили, что ожидания здоровья, удачи и, конечно, любви непременно сбудутся. Но в 1981 году шпана из села Соколиного подожгла письма. Сгорели и послания, и дупло, и дерево. Но и сегодня в корневищах дуба-погорельца нет-нет да и мелькнет письмо от искателя счастья.

Как-то у местного лесника спросили, куда деваются послания из лесного почтового ящика. Оказывается, по осени приезжал сюда на своей машине «какой-то в берете», называя себя писателем. «Сидит полдня. А потом выберет, сколько ему надо записок, и уезжает. Радостный. Говорит, что нашел клад человеческих характеров…»

В интернете я отыскал любопытный документ, подписанный так –  от студентов. «Почтовому Ящику в Большом каньоне Крыма. Милый старый Дуб! Ты принимаешь и хранишь человеческие радости. У твоих узловатых корней мы сидели и делились впечатлениями. Говорили о любви. Ты был свидетелем наших разговоров. А когда вдруг пошел сильный дождь, ты склонил свои ветви и укрыл нас. Никто тебя не «очищает» по установленному графику почтамта. Письма опускаются без марок. Но все они доходят до адресата. Доходят потому, что в них столько хорошего, непосредственного».

Карл-Хайнц в роли Насти

Ровно через шестьдесят лет после того, как Пушкин в повести «Барышня-крестьянка» (1830) назвал дупло старого дуба «почтовой конторой», а Настю, служанку Лизы Муромской, – «втайне исправляющей должность почталиона», в Додауэрском лесу на севере Германии была буквально реализована эта идея, причем, на вполне официальных основаниях.

У необыкновенного дуба есть даже свой адрес: Braeutigamseiche, Dodauer Forst, 23701 Eutin. Самая настоящая почтовая контора. Почтальон, правда, не персонально к дубу приписанный, но дуб стороной не обходит, службу несет исправно. Развозя корреспонденцию по городку Ойтину, сворачивает в лес, оставляет у дощатой ограды, которой обнесен дуб, свой велосипед с прицепом-коробом для газет и писем. Затем привычно взбирается по приставленной лесенке к заветному дуплу – в меру глубокому и вместительному отверстию – и извлекает на свет десятки писем и открыток. В пресс-центре Deutsche Post уточняют: по тысяче в год.

В «Барышне-крестьянке» действовала Настя, которая «была в селе Прилучине лицом гораздо более значительным, нежели любая наперсница во французской трагедии». Но и сегодняшний германский вариант Насти вполне надежен. Бравый и почтенный бюргер Карл-Хайнц Мартенс – лицо ответственное. Настроение неизменно добродушное. Велосипед, благодаря которому угадываются черты простоквашинского почтальона Печкина, всегда на ходу.

Чтобы устроить счастье своей хозяйки и подруги Лизы, Насте пришлось поработать считанные недели. 75-летний Карл-Хайнц Мартенс с 1984 года обслуживает дуб зеленый. «Правильней было бы назвать его «дуб одиноких сердец», подшучивает, бывало, Карл-Хайнц, намекая на битловский хит-альбом «Клуб одиноких сердец сержанта Пеппера». Мелодии этого ансамбля, льющиеся из магнитофончика, прикрепленного к велосипедной раме, сопровождают все его поездки.

По заведенному графику, где значится «Дуб. 4.56 утра», он выуживает из дупла ворох любовных посланий. Но ведь это может сделать любой желающий, учитывая, что древо любовных желаний никем не охраняется. Как же тайна переписки?

Иногда действительно так и происходило. Люди есть люди. Интерес к чужой жизни, особенно интимной, всегда привлекает. Но верно и другое. По словам Карла-Хайнца, за многие годы еще не случалось, чтобы письмо не доходило до адресата. Сначала слали послания люди из окрестных городков и деревень. Но чаще всего Карлу-Хайнцу приходится иметь дело с корреспонденцией при зарубежных штемпелях. Пишут из США, Китая, Японии, Ганы… Стран пятидесяти, не меньше.

Конечно, есть опасения, что твоя сердечная тайна станет кому-то известна и вдруг будет обнародована. Ну такая версия вполне уместна, если не знать историю этого дуба. А она весьма необычна. 

Бодался лесничий с дубом

Ныне 600-летнее, 25-метровой высоты и в пять метров обхватом дерево стало почтовой конторой усилиями фройляйн Минны, дочери главного лесничего Додауэрского массива. Она без памяти влюбилась в Вильгельма, сына местного шоколадного короля. Неизвестно, что думал король, но лесник был категоричен: он запретил всякие контакты, боясь, что, свяжись Минна с сыном фабриканта, богатая родня нет-нет да и будет пенять его снохе на простолюдинство.

Влюбленные придумали способ общения – тайную переписку. Минна, часто сопровождая отца в чащобу, знала, что называется, в лицо окрестные деревья и присмотрела роскошный дуб с дуплом. Правда, дупло располагалось высоко. Чтобы добраться до него, дочь лесника вытащила из сарая старую лестницу и приставила к стволу. В самый раз.

Укрыв в кустах лестницу, Минна рассказала обо всем своему возлюбленному. Развернулась оживленная переписка. Через некоторое время лесничий проведал о том, что дочь нарушила его запрет. Он понял, что бессилен против любви. «Дуб одолел», умехнулся лесничий. Он совершенно не удивился, что Минна настояла на проведении свадьбы под кроной дуба. Впрочем, породниться с лесником не возражал и шоколадный король. Свадебную церемонию устроили возле дуба-спасителя 2 июня 1891 года.

Мифотворцы за работой

Ну а дальше пошла работать молва. По округе разнеслась весть, что именно дуб помог страдавшей от одиночества девушке обрести счастье. Ему стали приписывать удивительные свойства. Дескать, стоит девушке в полнолунье трижды обойти дуб, она выскочит замуж в течение года. Условие одно: думать в это время она должна только о своем неведомом любимом, наделяя его теми качествами, которые хотела бы видеть в муже.

И это не единственная легенда, связанная с дубом. Говорят, когда это был еще не дуб, а так, юный дубок, к нему привязали сына кельтского князя. Казнь такая – чтобы заживо сожрали дикие звери. Но он чудесным образом освободился. «Не чудесным, а естественным», поправляли знатоки другой версии легенды. Будто бы выпростала княжеского сына из пут жившая в лесной чаще девушка – по принципу «Она его за муки полюбила». Именно ее христианская вера придала ей сил, чтобы освободить его. Кто-то поправляет: дескать, дело обстояло как раз наоборот. Это юноша-язычник освободил девушку-христианку, а затем и сам крестился.

Местные эксперты считают, однако, что эти байки были придуманы миссионерами для того, чтобы переориентировать дуб с языческой составляющей на христианскую и пополнить местные приходы.

Важно другое. И церковные, и дохристианские представления благополучно дожили до наших дней.

Дубу сегодня и поныне поклоняются – его чтят за то, что помогает соединять одинокие сердца. Не исключено, что дети Минны и Вильгельма были в числе инициаторов продолжить романтическую традицию, создав в 1927 году в Ойтине почтовую контору «Дуб влюбленных» (Brаеutigamseiche в переводе с немецкого «дуб, способствующий помолвке»).

Так он стал первым в мире дубом, имеющим собственный почтовый адрес.

Дуб как туристическая достопримечательность

Сюда, к почтовому бюро у лесной дороги, которая ответвляется от шоссе B76, и куда ведут указатели, вырезанные местными умельцами из дубовной пластины, приезжают ежедневно десятки гостей. Основная их часть – из пансионатов в земле Шлезвиг-Гольштейн, которыми наводнена окрестность, изобилующая живописными озерами.

Да и до моря всего-ничего, считанные минуты езды на машине. Там тоже наслышаны про любовное дупло. Жалуют, кроме курортников, велосипедные группы, пешие путешественники.

Насчет девичьих прогулок в полнолунье неизвестно, но здесь, неподалеку от дерева за специально сбитыми для этого столами, с удовольствием проводят пикники на обочине. Возможно, прогулки и застолья вблизи древа с распахнутой на 30 метров кроной сами по себе сближают людей настолько, что они решают соединить судьбы, даже не поднимаясь к дуплу.

Хорошее дело браком не назовут?

К 2018-му году, как уточняют сведущие люди, благодаря деревянной службе знакомств уже заключено более ста браков. «Думаю, это на уровне предположения, – осторожничает с цифрами господин Мартенс. – Лично мне известны десять. Причем, я присутствовал уже на двух серебряных свадьбах людей, которые познакомились благодаря нашему дубу».

Интересно, а не пытался ли сам Карл-Хайнц использовать свое служебное положение, как говорится, в личных целях?

–  Было дело, – вздохнул он. – Однажды, выступая в одной телепередач, я сдуру ляпнул, что холост. Через несколько дней дара речи лишился, когда увидел, что одно из писем адресовано лично мне. Одна дама из Саарбюкена после передачи настрочила мне письмо на адрес дуба, указала свой номер телефона. И вскоре прямо под дубом произошла наша встреча.

От дальнейшего рассказа почтальон отказался: видно, что-то не заладилось в этой романтической истории.

Но вскоре судьба дала почтальону еще один шанс. Случилось это в 1989 году. Немецкий телеканал делал специальный репортаж о дубе и спросил Мартенса, находил ли он когда-нибудь любовь под его ветвями. Он, не упоминая частности саарбрюкенского варианта, сказал, что нет. Несколько дней спустя, когда Мартенс в очередной раз поднимался по лестнице, заприметил записку от некоей Ренаты, которая обращалась к нему. К почтальону.

«Я хотела бы встретиться с Вами», – говорилось в записке. – Вы мой тип. На данный момент я тоже одинока».

Как Рената определила свой тип, ни разу не видясь и ни минуты не общавшись с ним, остается тайной. Видимо, сработала женская интуиция.

Мартенс не очень заморачивался на таких деталях. Просто позвонил ей, выдавил из себя что-то невнятное. Вскоре они повстречались. Место даже не выбирали. У дуба, разумеется.

«Ну и чем дело кончилось?», спросил как-то зарубежный журналист внезапно замолчавшего почтальона. В ответ он протянул вырезку из местной газеты с сообщением «Свадьба года» и фотографией, на которой он и Рената целуются в день их свадьбы. «Мы поженились в 1994 году и устроили торжество под дубом».

Ну как первая пара в 1891-м. Так что запевная ойтинская история один в один повторилась. Двадцать семь лет вместе. «И ее записка хранится у меня как самый дорогой документ в моей жизни».  Кстати сказать, не исключено, что второй парой, отметившей серебряный юбилей, являются как раз он с Ренатой. Но – тссс, это только догадки автора.

Деревянная свадьба

Если бы не это обстоятельство, мы могли бы утверждать, что опекаемый им почтовый дуб оказался счастливей. Но нет, все сложилось как в классической мелодраме.

История древа получила в новом тысячелетии свое продолжение. Местные краеведы озаботились вопросом. Дуб уже вполне зрелого возраста, может, и ему пора подыскать невесту, не только же чужому счастью радоваться. И, представьте, сыскали ему подходящую пару.

Это – каштановое дерево, растущее в дюссельдорфском районе Himmelgeister. Суженая, правда, была намного моложе, всего-то 150 лет от роду. Ни дать ни взять почти девчонка. Зато необыкновенно красива. И счастьем не обделена: хотели ее однажды спилить, но «зеленые» не дали, сказав, что эту природную диковинку в обиду не дадут. Организовали движение по спасению – Freundeskreis der Himmelgeister Baumgeister, собрали 2,5 тыс. подписей. Вспомнили про ойтинскую реликвию и поняли, что самый оптимальный вариант – выдать дерево замуж. Чтобы все по закону было. Призвали Deutsche Post дать каштану персональный адрес. Так на карте города появилась новая туристическая изюминка: Baumgeist Himmelgeister Kastanie Kоеlner Weg 40589 Duesseldorf.

Получается, дуб «невесту» получил с равноценным приданым, если принять во внимание официально обозначенный адрес. Ну а там и до свадебки было рукой подать. 25 апреля 2009 года их официально «поженили». «Дама сердца» была настолько очаровательна и изящна, что почтовой конторой быть не смогла. По этой причине ящик для писем прибили к ближайшему телеграфному столбу. Ему до рекордов «супруга» – 35–40 писем в день – далеко, но, как говорят, были бы желание и нарастающее внимание – придут и звонкие цифры.

Так образовалась первая в Германии первая «деревянная» семья. В заочном режиме, по понятным причинам. Но формально-то все чин чинарем. Ну а есть семья, пора бы о детках подумать. Тут есть некоторые сложности. Супружескую пару разделяют 503 километра. Но, несмотря на это, потомков у них уже десятки. И в окрестностях городка Ойтин и на юго-западной окраине Дюссельдорфа появились в последние годы десятки новых рощиц. Деревца в них и называют детишками дуба и каштана.

Правда, есть тут один гендерный нюанс. Оба-двое – и «дуб» и «каштан» – в русском языке являются существительными мужского рода, а в немецком – женского. Поэтому что в русскоязычном формате, что в немецкоязычном, брак этот не совсем традиционный, поскольку касается однополых особей. Но в Германии на таких деталях заморачиваться не принято. Давайте, чтобы не сшибаться в  гендерных спорах, скажем так: главное свершилось – самый романтичный дуб в мире обзавелся самой очаровательной каштаншей в мире.

Но этот брак оказался, к сожалению, не столь продолжительным, как Карла-Хайнса и Ренаты.

После шести лет «совместной жизни порознь», как можно обозначить дубово-каштановское единство, жена начала страдать от старости. Ее пришлось срубить, и муж остался вдовцом. Правда, ему вскоре подыскали молодуху. Чтобы не очень грустил и не терял бодрость духа, принимая во внимание ее источающий оптимизм адрес: Himmelgeister (духи небесные).

Но годы брали свое. Дуб сдавать начал. Потребовались тросы, которые удерживали бы ветви от падения. «У нас с ним особая связь, – философский замечает почтальон. – Я ведь тоже в солидном возрасте, стукнуло 75. И тоже не такой здоровый. Так что, полагаю, у нас особая связь».

Несколько лет эксперты обнаружили внутри дуба грибковую инфекцию. Решили отпилить несколько ветвей, чтобы предотвратить ее распространение. Примерно в то же время у Мартенса обнаружили лейкоз. Он горестно замечает: «Да, возраст. Мои кости уже не такие крепкие. – Но я все еще способен подниматься по лестнице, навстречу чужому счастью».

Немецкая идея «дуб – почтовый офис» пустила корни в Соединенных Штатах. В небольшом городке Hometown я увидел тому подтверждение, понимая, что и в пенсильванской глубинке не обойтись без деревянной романтики.

Девушки искать дупло не стали и притачали к стволам обычные почтовые ящики, а, чтобы парни не сомневались, обозначили их назначение пылающими сердечками. И не так уж важно, дуб это, каштан или иное дерево. Чувства-то – они везде одинаково трепетные.

Александр МЕЛАМЕД

Использованы материалы немецких СМИ и ВВС.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..