воскресенье, 19 сентября 2021 г.

Лучший мир — без мужчин?

 

Лучший мир — без мужчин?

Выбор сейчас все чаще ставится между полярными точками зрения — или матриархат, или патриархат. Давайте обсудим третий путь — отказ от диктата одного из полов.


Мировую повестку все активнее формирует интеллектуальное и духовное восстание женщин против навязывания стереотипов об их социальной роли.© CC0 Public Domain

Не так давно привлекла внимание любопытная дискуссия в соцсети. Женщина утверждала нехитрую мысль: такого количества мужчин, как сейчас, Земле не нужно. Для поддержания человеческой популяции, в смысле, для размножения, достаточно спермы всего ста тысяч человек. Для поднятия тяжестей уже сейчас можно использовать экзоскелеты. Зато без мужчин на планете будет меньше агрессии, войн, убийств, насилия и так далее.

Логика в таких рассуждениях, безусловно есть, а аргументация, в буквальном смысле смертельная — абсолютное большинство убийств в мире совершается мужчинами, про изнасилования вообще молчим — это почти полная «прерогатива» мужчин.

Про историю лучше вообще не вспоминать. За последние несколько тысяч лет мужчины сильно провинились перед женщинами. Скажем, о случаях массового истребления мужчин женщинами просто потехи ради, практически неизвестно, а вот историй обратного рода хоть отбавляй.

Например, казаки на раннем этапе своего становления регулярно такими убийствами занимались. Поначалу это были исключительно мужские и, как сейчас их бы охарактеризовали со юридической точки зрения, криминальные сообщества. Женщины в них воспринимались как один из видов добычи, причем фактически, одноразового использования.

То есть наши добрые предки-казаки нападали на какое-то поселение и среди прочего добра умыкали женщин, так сказать, фертильного возраста. Попользовавшись ими недолго, несчастных убивали. А дабы скрыть эти неприятные эпизоды, трупы топили. Один из этих заурядных, по тем временам, случаев (убийство персидской княжны) в буквальном смысле воспет — в песне о деяниях атамана Стеньки Разина «Из-за острова на стрежень…». В дореволюционные времена ее прекрасно исполнял великий Федор Шаляпин, а в советскую эпоху она регулярно звучала в эфире и была едва ли не визитной карточкой широкой русской души.

Сколько таким образом было убито женщин, история умалчивает, но вероятно немало. Не забудем «охоту на ведьм» в европейском Средневековье, жертвами которой с XIV по XVII век по разным подсчетам стали 40-50 тысяч женщин. Впрочем, некоторые исследователи, как например, современный медиевист Ольга Тогоева, полагают, что значительную часть осужденных за колдовство в некоторых странах составляли как раз мужчины

Так или иначе, но следует признать, что подавление свободы женщины путем ее полного подчинения мужчине, красной нитью проходит практически через всю историю современной цивилизации.

То, что мы наблюдаем сегодня в политической и информационной среде европейских стран (включая и Россию) и Северной Америки, это интеллектуальное и духовное восстание женщин против мужского диктата, в том числе, против навязывания мужчинами своих стереотипов о социальной роли женщины. И как в любом восстании, без радикальных перекосов не обходится и здесь.

Так что мысль, а попаду ли я в эти избранные сто тысяч особей мужского пола прекрасного мира будущего, промелькнула, вероятно, не только в моей голове. Все-таки жить, осознавая, что лучшую половину человечества ты можешь устраивать только в качестве быка-производителя (а можешь и не устраивать), как-то не по себе. Видимо я несколько лучшего мнения о собственной персоне, хотя и не исключаю, что моя самооценка завышена.

Вообще, идея части феминисток о «прекрасном мире без мужчин» далеко не нова. Еще в древности ее исповедовала та часть женщин, которая считала, что на попытки мужчин подчинить женщин с помощью грубой силы нужно отвечать той же монетой, то есть силой оружия. Отсюда возник феномен амазонок — воинственных «племен» женщин, отказавшихся от совместной жизни с мужчинами. Упоминания амазонок есть уже в «Илиаде» у Гомера (примерно XII век до н. э.). Считается, что они жили замкнутыми сообществами в районе южного побережья Каспийского моря в Закавказье, а также на Северном Кавказе и Причерноморье.

Геродот (V век до н. э.) в своей «Истории» называл Савроматию, которая, по его словам, находилась восточнее Танаиса (Дона), как место племени, «управляемого женщинами». Археологические раскопки погребений женщин с оружием, конским снаряжением и жреческими атрибутами подтверждают сообщения Геродота о наличии матриархата у савроматов.

Помимо этого, Геродот рассказывает интереснейший эпизод о борьбе амазонок за свою свободу, вполне достойный голливудского блокбастера:

«После победоносного сражения при Фермодонте эллины (так гласит сказание) возвращались домой на трех кораблях, везя с собой амазонок, сколько им удалось захватить живыми. В открытом море амазонки напали на эллинов и перебили [всех] мужчин. Однако амазонки не были знакомы с кораблевождением и не умели обращаться с рулем, парусами и веслами. После убиения мужчин они носились по волнам и, гонимые ветром, пристали, наконец, к Кремнам на озере Меотида (Азовское море)».

Затем отчаянные воительницы вышли на берег и угнали табун лошадей, принадлежавшим скифам. Разъезжая на них, они грабили скифов, но в итоге объединились с частью из них, причем, на своих условиях, после чего направились вместе с ними на восток от Танаиса, завоевывать новые земли.

В нескольких древних русских былинах, в частности, о Добрыне Никитиче и полянице Настасье Микуличне, также упоминаются женщины-воительницы, живущие отдельно от мужчин в степи (отсюда и их название — поляницы). Трудно сказать, кем были поляницы — потомками амазонок, савроматов (сарматками) или славянками, но их упоминание в ряде былин говорит само за себя.

Последние сообщения о племенах женщин-воинов на Кавказе относятся к началу XVIII века. Историк Александр Горбовский ссылается на рассказ лейб-медика Петра I Готлиба Шобера, побывавшего на Кавказе и записавшего информацию армянских и татарских купцов об обитающих в горах амазонках.

По данным Шобера, эти женщины господствовали над мужчинами, которым отводилась самая черная работа по хозяйству. Кавказские амазонки запрещали своим мужчинам носить оружие, но в совершенстве владели им сами.

Горбовский полагает, что появление в древности женщин-воительниц было актом сопротивления наступающему патриархату, который сам по себе даже по меркам человеческой цивилизации длится не так уж долго, как кому-то кажется.

Так, на территории современного Азербайджана найдено наскальное изображение женщины с копьем, которое, как считают ученые, было сделано примерно 20 тысяч лет назад. Учитывая, что именно сюда древние авторы помещают родину амазонок, очевидно, что патриархат по историческим меркам победил здесь относительно недавно, вероятно, с приходом авраамических религий — христианства и особенно ислама.

Все это я к тому, что борьба женщин за равные права с мужчинами, за личную свободу ведется уже очень давно. XX и начало XXI века по большому счету стали эпохой женской революции, как морально-психологической, так и политической. Однако реальное равенство мужчин и женщин до сих пор если и достигнуто, то в считанных странах — Германии, Финляндия, Швеции. Про Афганистан, где отец продает дочь по цене одной поездки на такси, или некоторые африканские страны, где за корову платят больше, чем за молодую девушку, которую тоже продает ее собственный отец, вообще говорить в этом смысле не приходится…

Понятно, что подобные факты вкупе с мужским насилием эмоционально подпитывают убеждение части женщин, что мужчин не переделаешь и лучше бы их вообще не было.

В этом смысле дискуссия по этой теме в соцсети мне совершенно не понравилась, потому что свелась к тому, что на одном ее полюсе были сторонницы планеты без мужчин, а на другом — представители все еще сильного пола, которые, как на манну небесную и на последний оплот «настоящих мужиков» надеются на патриархат в некоторых странах Азии и Африки.

Есть еще один момент. Как будет решаться мужской вопрос тем прекрасным царством, которым станут править женщины, его сторонницы сегодня тоже не отвечают. Стерилизацией? Отказом в медицинской помощи? И если так, не будет ли это геноцидом по гендерному признаку? И как отреагируют на это сами мужчины?

К тому же я так и не понял, почему выбор может быть только между этими полярными точками зрения — или матриархат, или патриархат? А почему, как вариант, не рассматривается мир, в котором будут царить взаимное уважение женщин и мужчин? Мир без диктата одного из полов. Как вам такая идея?

Александр Желенин

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..