суббота, 11 сентября 2021 г.

11 сентября и эволюция американских спецслужб

 

Игорь Гиндлер | 11 сентября и эволюция американских спецслужб

В этом году отмечается двадцатая годовщина террористической атаки 11 сентября 2001 года, а также пятая годовщина спецоперации американских спецслужб “Перекрестный Ураган”, более известной как “русское дело” Трампа. Хотя эти события разделены во времени, они служат убедительным подтверждением долговременной коррупции американских спецслужб. Коррупции, которая нанесла неисчислимый ущерб нашей стране.

Речь здесь, разумеется, не идет о коррупции криминальной, ориентированной на извлечение прибыли. Речь идет о коррупции политической, которая предполагает определенный идеологический фундамент.

Точную дату начала коррупционных процессов вряд ли удастся когда-либо установить. Американская разведка не предсказала ни падение берлинской стены в 1989 году, ни развал Советского Союза в 1991 году. Но, как показали события со сбитым рейсом TWA 800, уже к 1996 году ФБР полностью была готова к выполнению политических заказов. Вспомним сагу об оружии массового уничтожения Саддама Хусейна 2003 года или недавний фарс о “вооруженном восстании 6 января 2021 года”.

Холодная война длилась полвека и наложила отпечаток на американское общество. Идеологическая поляризация затронула не только политические партии, но и все общественные институты, и институты государственной власти. При этом благодаря «активным мероприятиям» советских спецслужб ГПУ-ОГПУ-КГБ-ФСБ многие американские институты подхватили вирус социализма. Поэтому эволюция американских спецслужб влево шла параллельно с эволюцией влево американской системы образования, Академии, Голливуда, социальных сетей, бизнесов и армии.

Разумеется, в течение холодной войны спецслужбы Америки тоже не бездействовали и проводили свои «активные мероприятия» как против СССР, так и на постсоветском пространстве.

В результате жесткого противостояния произошел своеобразный «обмен идеологическими вирусами». Российские спецслужбы подхватили вирус американского прагматизма и капитализма, а американские спецслужбы подхватили вирус безалаберности и социализма.

Результаты этого перекрестного идеологического заражения оказались совершенно противоположными.

Американский вирус оказался настолько силен, что спецслужбам России удалось то, о чем мечтали и мечтают спецслужбы других стран – завоевать политическую власть в стране.

Советский же вирус оказался недостаточно силен: если практически вся Демократическая партия оказалась заражена, то американские спецслужбы оказались инфицированы только частично. Другая существенная разница между советским и американским идеологическим вирусом состоит в том, что американский вирус распространялся «снизу вверх», то есть от рядовых советских агентов, живущих на Западе, к вышестоящим московским начальникам. Советский же вирус распространялся «сверху вниз», то есть пост-марксистское мировоззрение насаждалось в Америке путем назначения на ключевые посты политических активистов, доноров и агитаторов Демократической партии и многочисленных левых сателлитов.

Инкорпорация американского прагматизма помогла российским спецслужбам решить стратегическую задачу – переориентировать террористов на операции исключительно за пределами России. Для формирования всемирной армии “полезных идиотов” использовалось стандартное впрыскивание идеологической иглой. В результате большинство хорошо известных в мире террористических организаций имеют под собой базис пост-марксизма. Примеров множество – Мусульманское Братство, Хамас, ФАТХ Арафата, курды, которые подчиняются Коммунистической Партии Курдистана, партия Баас в Сирии и Ираке, Африканский Национальный Конгресс Манделы, и многочисленные “национально-освободительные движения” в Латинской Америке и Африке.

Начиная с XIX века и по сегодняшний день основными статьями экспорта из России являются идеология и терроризм.

Эти статьи экспорта оказались гораздо успешнее экспорта российского леса, мозгов и углеводородов. С этой точки зрения российские спецслужбы явились отцами-вдохновителями теракта 11 сентября, хотя непосредственного участия в его подготовке не принимали. Но именно кремлевские спецслужбы создали неслыханный ранее в мировой истории союз марксистов-атеистов и мусульманских религиозных фанатиков. Так был рожден транснациональный терроризм.

Флиртующие с коммунизмом и подхватившие советский вирус американские спецслужбы оказались не готовы противодействовать своим идеологическим братьями. Конечно, речь идет о высшем эшелоне спецслужб, а не об отдельных агентах, которые выполняли свою работу вполне профессионально, и не только знали о планах террористов, но и предупредили об этом свое руководство. Это привело к серьезному конфликту внутри американских спецслужб. Этот конфликт – не просто война фракций, которая существует во всех организациях. Конфликт внутри американских спецслужб – идеологический, и события 11 сентября были не просто тревожным звонком, а оглушительным провалом.

Вашингтонская бюрократия была занята возведением «стен» для предотвращения обмена разведывательной информацией с 1980-х годов. Рассекреченный отчет Конгресса подтверждает: «До 11 сентября информация неадекватно обменивалась не только внутри разведывательного сообщества, но и между сообществом, другими федеральными агентствами, а также властями штата и местными властями».

Разумеется, были и другие звонки, которые определенно свидетельствовали о том, что внутри американских спецслужб происходит что-то неладное. Больших провалов на разведывательном фронте после 11 сентября не было, но и больших успехов не было тоже. В американском обществе созрело мнение, что львиная доля “террористических заговоров”, раскрытых спецслужбами за последние двадцать лет на территории США, были заговорами, которые сами же спецслужбы и создали с помощью сети тайных агентов-провокаторов.

Очередной звонок прозвенел, когда стал известен список спецслужб тех стран, которые вмешивались в президентские выборы 2016 года – Россия, Украина, Италия, Великобритания, Чехия, и Эстония. И США, разумеется. Отметим при этом, что все эти спецслужбы работали против Трампа, за исключением России, которая работала одновременно и против Дональда Трампа, и против Хиллари Клинтон. При этом операция по вбросу “русского досье” на Трампа, состряпанного российскими спецслужбами, через выборную кампанию Хиллари Клинтон, оказалась весьма удачной. (Подробности фабрикации досье на Трампа описаны в статье “Зачем отравили пенсионера Скрипаля?“).

Последний тревожный звонок прозвенел, когда американские спецслужбы организовали операцию прикрытия политических коррупционных махинаций 2016 года. Слежка за Трампом, его выборным штабом, а затем и за его Кабинетом была всеобъемлющей, но из-за внутреннего идеологического конфликта “активные мероприятия” американских спецслужб на американской земле были лишь частично успешными. Всего несколько человек попались в грубо расставленные ловушки – Картер Пейдж, генерал Флинн, Джордж Пападопулос, Пол Манафорт, Светлана Лохова, и Роджер Стоун.

Как следует из доклада спецпрокурора Мюллера, никто из них, как и никто из окружения Трампа, кремлевским агентом не был. При этом обе противоборствующие внутри американских спецслужб стороны еще до открытия «русского дела» знали, что преследуемые граждане – не преступники, а расходный материал в более крупной политической игре.

Эта более политическая мега игра – трансформация Америки в социалистическую утопию.

То, что американские спецслужбы в 2016 году пошли ва-банк, не оставляет сомнений. Спецслужбы пожертвовали не только своей репутацией. Они не только нагло “сдали” и уничтожили добрую репутацию своего внештатного агента Картера Пейджа. Боссы спецслужб не побоялись испортить репутацию даже своего самого влиятельного внештатного агента – Дональда Трампа (Трамп c 1981 года выступал “наживкой” для привлечения интереса итальянской мафии и русских организованных преступных группировок). С этой точки зрения события 11 сентября запустили процесс, который привел не только к избранию Обамы, но и к кардинальному сдвигу Америки влево.

Экзекуцию Осамы бин Ладена тоже не следует рассматривать как изолированный эпизод. Рейд в Абботтабад состоялся во время президентства Обамы, в 2011 году, а Обама принадлежит к тому лагерю левых, которые не приемлют переворотов, гражданских войн, и террористических атак. Этот лагерь предпочитает медленные, малозаметные изменения в обществе, которые, накопившись за десятилетия, в конце концов принесут долгожданные социалистические плоды (этот подход левых называется градуализмом). Бин Ладен несвоевременным терактом, сам того не осознавая, фактически пошел наперекор долговременным планам американских левых, и поплатился за это.

Забегая вперед, теперь уже очевидно, что Обама оказался прав – ни американским левым, ни уж тем более американским правым не нужен был теракт 11 сентября. Этот теракт нарушил форсированную левыми плавную эволюцию от капитализма к социализму, и левые вынуждены были импровизировать и в спешке корректировать свою стратегию. Байдену при этом приходится выполнять существенно более сложную задачу, чем Обаме – дать Америке эволюционный импульс к социализму, прерванный Трампом.

Усилия Обамы не прошли даром. Террористы поняли, что есть более эффективный путь, обозначенный Обамой – “культурный джихад”, проводимый параллельно с “культурным марксизмом”.

Версия пост-марксизма, которая практикуется у нынешних обитателей вашингтонского болота, представляет собой коктейль из идей Фабианского социалистического сообщества (концепция этого сообщества восходит к древнеримскому полководцу Фабию, который вместо тактики решительных сражений использовал тактику медленного истощения противника), Франкфуртской школы социализма, “культурного марксизма” Антонио Грамши, экономическую составляющую маоизма, а также самостоятельных добавок, отражающих специфику Америки – стратегию Кловарда-Пивена (стратегия принуждения к политическим изменениям через организованный кризис) и элементы “расового социализма” (CRT).

При этом американский “расовый социализм” оказался настолько недвусмысленно похожим на “арийский социализм” Третьего Рейха, что левым пришлось даже создать (точнее – эксгумировать созданный немецким коммунистом Эрнстом Тельманом в 1930-х годах) политический противовес – Антифа. Антифа получилась непропорционально белой, поэтому для баланса пришлось создать еще одно боевое крыло Демократической партии – на этот раз черное, известное как BLM. (Ну, никак не могут демократы отмежеваться от старой и хорошо проверенной ими на практике идеи сегрегации).

Что же конструктивного смогли предложить Америке адепты левой идеологии в качестве ответа на атаку 11 сентября? Левые предложили то, что часто представлялось ими как панацея, и на свет появилась еще одна бюрократическая структура. Созданный в 2002 году Департамент Национальной Безопасности (ДНБ) был призван объединить все 17 разведывательных служб США под одной крышей. Крыша была создана, а объединение – нет. Уровень финансирования новой структуры – астрономический, а впечатляющих результатов нет. И, вероятно, не будет – структура нового разведывательного Левиафана заточена не на это.

Финансирование новой бюрократической структуры ДНБ (примерно 60 миллиардов в год) уже превысило бюджет ЦРУ (примерно 50 миллиардов), то есть ДНБ – всего лишь инструмент для примитивного распила бюджета. Формально, под руководством ДНБ в Америке после 2001 года было предотвращено более 100 мелких террористических атак, но это в основном заслуга ФБР (с бюджетом в 6 раз меньшим, чем ДНБ).

ДНБ выступает очередным ярким примером того, насколько Вашингтонское болото эмулирует финансовые, пропагандистские, и идеологические методы Кремлевского болота.

Доклады Генерального Инспектора Министерства Юстиции США, в том числе недавний доклад о положении дел в ФБР, показывают неприглядную картину коррупции – взятки, закрытие дел, слив информации в прессу, обмен информацией о проводимых следственных мероприятиях за секс, и откровенный сговор с идеологически близкой прессой.

Журналистка Катрин Херридж скомпилировала документ, в котором сравниваются даты сообщений агентов ФБР по “русскому делу” Трампа с публикациями в прессе. Это журналистское расследование наглядно демонстрирует, что ФБР давно уже не является правоохранительным органом – фактически эта организация выступает как политический оператор, как спецназ Демократической партии для тайных операций. С этой точки зрения можно считать доказанным, что преднамеренный слив информации в прессу был одной из составляющих в медиастратегии левых сил. ФБР, по сути, превратилась в государственную политическую полицию, во главе которой стоит группа политических активистов.

Двадцать лет после 11 сентября меня не покидала тревожная мысль, что где-то я уже все это видел. Но никак не мог припомнить, где именно. А потом я понял причину этого политического дежавю: американские спецслужбы просто стали применять многие стандартные методы советских спецслужб, а ЦК Демократической партии стал напоминать Политбюро ЦК КПСС. (С этой точки зрения “русское дело Трампа” было гигантской оговоркой по Фрейду). Другими словами, все это стало напоминать СССР, оккупированный самозванцами-неоаристократами.

Иосиф Сталин ликует в аду – выпускники Гарварда, Принстона, Стэнфорда и Йеля трансформировались в его последователей и постепенно переходят от меньшевистских методов воздействия на массы к большевистским.

Реакция Америки на 11 сентября – яркая иллюстрация идеологической поляризации общества. Правые и левые в Америке, после кратковременных колебаний, заняли в конце концов, как и ожидалось, прямо противоположные позиции.

Для ясности перечислим, кто такие правые в Америке. Список это короткий: консерваторы, частично либертарианцы, и частично республиканцы. Отметим также, что современная Республиканская партия США – это конгломерат консерваторов и республиканцев а-ля-Виши.

Левые в Америке прячутся за множеством разных имен: демократы (частично), социалисты, демократические социалисты, коммунисты, социал-демократы, маоисты, троцкисты, фашисты, зеленые, национал-социалисты, и многие другие. Как точно отметила Маргарет Тэтчер, “Социалисты всегда тратили много времени на поиски новых терминов для своих убеждений, потому что старые версии быстро устаревают и дискредитируются”.

В ответ на 11 сентября, американские правые решили сделать то, о чем мечтали всегда – наказать виновных. При этом слово “наказать” использовалось в существующем уже двадцать лет назад политкорректном смысле. На самом деле имелось в виду уничтожить, сокрушить, истребить бородатых радикалов – причем сделать это как можно громче, чтобы и другим неповадно было.

В ответ на 11 сентября американские левые решили сделать то, о чем мечтали всегда – не упустить возможности, в соответствии со стратегий Кловада-Пивена, использования очередного кризиса в политических целях.

Если в первые месяцы после трагедии 11 сентября американское общество оказалось объединенным под правыми флагами, то затем политическая роза ветров разбросала людей по разные стороны политических баррикад. Правые вернулись к повседневным делам, а левые занялись строительством новой вашингтонской бюрократии ДНБ и строительством нового “демократического” Афганистана. И на то, и на другое ушли миллиарды долларов, но в результате очередной антирекорд оказался побит – уровень влияния бюрократии в Вашингтоне значительно повысился, а уровень демократии в Афганистане – даже до захвата Кабула Талибаном – существенно не изменился.

Ни США, ни Советский Союз, ни Великобритания не смогли “завоевать” Афганистан, потому что такой страны, как Афганистан, не существует. Название “Афганистан” – это географическое название территории, населенной множеством полудиких племен, для которых понятие “страна Афганистан” вообще не существует и никогда не существовало. “Страна Афганистан” – это выдумка, политический мираж американского коррумпированного разведывательного аппарата. (Примерно такая же ситуация с Ираком и Сирией).

В течение 20 лет американский бюрократическо-разведывательный комплекс продвигал иллюзию того, что пост-марксизм способен вытеснить политический ислам в качестве объединяющей идеологии полуфеодального Афганистана. В результате Америка потратила почти триллион долларов на поддержание этого мифа – и теперь миф рухнул. Первоначальный план по выводу 2500 военнослужащих из Афганистана провалился до такой степени, что потребовалось 3000 десантников, чтобы продолжить план вывода 2500 человек.

Уровень индифферентности и некомпетентности администрации Байдена по Афганистану поражает воображение. Но это самое большое стратегическое унижение, которое когда-либо испытывала любая великая держава, готовилось задолго до переезда Байдена в Белый Дом. Поражение Америки готовилось еще с того времени, когда будущий глава ЦРУ Джон Бреннан голосовал на президентских выборах 1976 года за твердолобого сталиниста, кандидата Коммунистической партии США Гесса Холла.

За полтора месяца до захвата Кабула Талибаном (официальное название которого – Исламский Эмират Афганистана), американские спецслужбы утверждали, что Кабул окажется под угрозой не ранее чем через полтора года. За четыре дня до падения Кабула разведка предсказывала, что Кабул может пасть через 90 дней. Сюрреалистичные прогнозы американских спецслужб – это следствие эндемической некомпетентности.

Под командованием Байдена военные начали вывод из Афганистана, бросив все – гражданских, технику, оружие, боеприпасы, и союзников по НАТО. Хаос в аэропорту Кабула стал результатом отмены Байденом – всего за два месяца до падения Кабула – программы Трампа по быстрой и безопасной эвакуации американцев из кризисных зон. Кроме того, американская контрразведка оставила Талибану биометрическую базу данных всех афганцев, которые работали на Соединенные Штаты. Американские спецслужбы способствовали величайшему и наиболее предотвратимому внешнеполитическому позору в истории Америки.

Ошеломляющая некомпетентность американской разведки замешана на левой идеологии вашингтонских фантазеров, которые эмулируют канувших в лету кремлевских мечтателей.

С приходом Байдена левые нашли себе новую цель – “внутренний терроризм”. Любое посягательство или даже намек на посягательство на статус-кво вызывает резкую и гневную реакцию властей (параллели с событиями в России, Белоруссии, Китае и Северной Корее здесь однозначные). Эти страны хорошо известны своей ненавистью к инакомыслящим. Теперь и Соединенные Штаты к ним присоединились.

Байден, псевдосекретный коммунист, который так и не вступил в партию, умудрился даже пригрозить американским гражданам, намекнув на возможность использования против них ядерного оружия. Цитируем Байдена: “если вы считаете, что вам нужно иметь оружие для того, чтобы противостоять правительству, вам потребуются истребители F-15 и, возможно, ядерное оружие”. Согласно Байдену, не джихадисты, а “белые супрематисты” представляют сейчас “самую смертоносную террористическую угрозу” для Соединенных Штатов.

Переориентация американских спецслужб с внешних на “внутренних” террористов (к которым относятся диссиденты, недовольные, и просто критики режима – все они теперь занесены в графу “отечественных воинствующих экстремистов”) стала государственной политикой. В настоящее время в списке около 2 миллионов “неблагонадежных” граждан США. В этом списке столько добропорядочных людей, что уже просто неприлично не быть в нем. Как эпитома некомпетентности, этот список был опубликован в Интернете и удален только через три недели.

Со своей стороны, Байден предложил создать американский вариант советского и нацистского стукачества. Администрация поощряет граждан, сообщающих американским спецслужбам о “неблагонадежных” соседях, членах семьи, и коллегах.

Для того, чтобы попасть в список “неблагонадежных” и тем самым получить путевку в тюрьму Гуантанамо Бей, теперь не требуется отращивать длинную бороду и расстреливать кафиров. Достаточно не подчиниться нынешнему предикату цензуры или высказать сомнения в генеральной линии партии по любому вопросу – например, по вопросу эффективности вакцин от коронавируса.

К концу второго срока Обамы/Байдена американские спецслужбы оказались трансформированы в полностью коррумпированные политические военизированные организации, ориентированные против тех американских граждан, которые подозреваются в политической оппозиции американским левым. Например, генерал Майкл Хейден, бывший директор Агентства национальной Безопасности и ЦРУ, предлагает изгнать политическую оппозицию в ссылку в Афганистан.

Сталин, Путин, и Си не без основания гордятся тем, чего добились Обама/Байден: центр тяжести американских проблем переместился из Москвы и Пекина в Вашингтон, округ Колумбия.

Разумеется, Россия и Китай будут продолжать играть отнюдь не церемониальные роли, но уже сейчас они могут открывать шампанское – такого внушительного контингента своих идеологических сторонников в американских спецслужбах они не имели никогда. Левые еще с середины прошлого века знали, что они находятся в оппозиции к американским спецслужбам. Поэтому во взаимоотношениях со спецслужбами они воспользовались известным советом советской партийной номенклатуры: “Лучший способ контролировать оппозицию – возглавить ее самим”.

Нынешний обитатель Белого Дома выступает ярким доказательством этой трансформации.

Например, в том же 1981 году, когда Трамп начал работу на ФБР, сенатор Байден вел бескомпромиссную борьбу против номинации Уильяма Кейси Директором ЦРУ в администрации Рейгана. Камнем преткновения было желание Кейси отменить ограничения на тайные операции против американских граждан, наложенные Конгрессом после Уотергейтского скандала. Прошло 40 лет, и теперь уже президент Байден возглавляет движение за всеобъемлющую слежку за американскими гражданами, единственная вина которых состоит в том, что они не желают строить социализм.

Американские спецслужбы возглавляют комиссары правящего класса, приверженцы левой идеологии. При этом левая верхушка руководит многотысячной армией рядовых сотрудников спецслужб, большинство которых левую идеологию не разделяет.

Идеологическая пропасть между руководящим идеологически левым меньшинством и большинством идеологически правых рядовых агентов и является двигателем эволюции американских спецслужб.

После переезда Байдена в Белый Дом левые имеют безусловное преимущество. Это следует из того, что, невзирая на многочисленные скандалы, никто из рядовых агентов так и не подал в отставку и не вынес сор из избы. Похоже, они дали присягу не своей стране, а своей пенсии. Это понятно. Непонятно другое – до каких пор мы будем все это терпеть и продолжать финансировать погружение Америки в безумие? Почему мы пропустили тот момент, когда ЦРУ, ФБР и все остальные разведывательные организации Америки превратились в Штази 2.0?

Спецслужбы всегда были микрокосмом общества в целом. При этом известно, что они не приемлют никакого контроля над собой. Чтобы восстановить американскую разведку и контрразведку, мы должны детоксифицировать все общество от идеологического вируса. Мы должны это сделать, потому что под руководством демократов американская разведка получила мат от банды неграмотных зоофилов и педофилов. Мы должны, потому что в то время, когда идеологический вирус захватывает страну, американская разведка парализована. Опять же, мы должны, потому что социальная дезинтеграция и тектоническая трансформация нации представляются неизбежными.

Для этого всем нам, видимо, вскоре придется вспомнить мудрые слова Томаса Джефферсона в Декларации Независимости: “… когда длинный ряд злоупотреблений и насилий, неизменно подчиненных одной и той же цели, свидетельствует о коварном замысле вынудить народ смириться с неограниченным деспотизмом, свержение такого правительства и создание новых гарантий безопасности на будущее становится правом и обязанностью народа”.

Источник

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..